Дело № 5-АПУ15-52СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 июля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Шмотикова Светлана Анатольевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-АПУ15-52СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 июля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСкрябина К.Е.,
судейШмотиковой С.А. и Эрдыниева Э.Б.,
при секретареБагаутдинове Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жачобы осужденных Никитенко А.В. и Никитенко К.В., адвокатов Арутюнова А.А., Улищенко М.Б., Гришиной ТВ. и Махова В.И. на приговор Московского городского суда от 21 января 2015 года, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, по которому НИКИТЕНКО А В родившийся года в г. ранее несудимый, осужден к лишению свободы по п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ) сроком на 17 лет; по п.п. «б, в» ч.З ст. 162 УК РФ (в той же редакции закона) на 11 лет.

На основании ч.З ст.69 УК (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ) по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; НИКИТЕНКО К В родившийся в г. , ранее несудимый, осужден к лишению свободы по п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ) на 16 лет; по п.п. «б, в» ч.З ст. 162 УК РФ (в той же редакции закона) на 9 лет.

На основании ч.З ст.69 УК (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ) по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденным исчислен с 21 января 2015 года, с зачетом времени содержания под стражей : Никитенко А.В- с 13 апреля по 23 августа 2005 года и с 11 декабря 2013 года по 20 января 2015 года включительно; Никитенко КВ.- с 13 по 16 апреля 2005 года и с 11 декабря 2013 года по 20 января 2015 года включительно.

Приговором разрешены вопросы о судьбе вещественных доказательств.

Взыскано с осужденных в долевом порядке в счет компенсации морального вреда потерпевшим: в пользу Ш с Никитенко А.В. - рублей, с Никитенко К.В. - рублей; в пользу Ш с Никитенко А.В. - рублей, с Никитенко К.В. - рублей.

В счет возмещения причиненного материального ущерба взыскано с осужденных в солидарном порядке в пользу К рублей.

Заслушав доклад судьи Шмотиковой С.А. об обстоятельствах дела, содержании приговора и доводах апелляционных жалоб, выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Никитенко А.В. и Никитенко К.В., адвокатов Арутюнова А.А., Улищенко МБ., Гришиной ТВ. и Махова В.И., поддержавших доводы жалоб, а также прокурора Локтионова Б.Г. об отсутствии оснований для изменения или отмены приговора, Судебная коллегия

установила:

Никитенко А.В. и Никитенко К.В. по приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на потерпевшего Ш совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с целью завладения имуществом в крупном размере и в убийстве потерпевшего, совершенном по предварительному сговору группой лиц, сопряженному с разбоем.

Преступление совершено в период времени с 22 часов 28 марта до 01 часа 29 марта 2002 года.

В апелляционной жалобе осужденный Никитенко А.В., не соглашаясь с приговором, указывает не тенденциозность председательствующего в судебном заседании, нарушении им принципов уголовного судопроизводства, выразившемся в оказании давления на подсудимых, свидетелей защиты, необоснованных отводах вопросов адвокатов. Указывает, что председательствующий судья совместно с государственным обвинителем доводили до сведения присяжных заседателей ложные, порочащие подсудимых сведения в целях формирования у них обвинительного уклона при вынесении вердикта.

Обращает внимание, что председательствующий не отреагировал на действия государственного обвинителя, который, выступая в прениях, вышел за пределы предъявленного подсудимым обвинения, вопросы, поставленные перед присяжными, составлены с грубыми нарушениями ч.1 ст.339 УПК РФ и фактически предопределяли ответы на них, предварительное следствие и последующая передача дела в суд произведены незаконно. В совокупности эти нарушения повлекли вынесение присяжными необоснованного и несправедливого вердикта, а судом - постановления незаконного приговора. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному разбирательству.

Осужденный Никитенко К.В. в жалобе указывает на необоснованное изменение состава присяжных заседателей, некорректную формулировку вопросов перед присяжными заседателями в вопросном листе, существенные нарушения уголовно-процессуального закона, ограничения его права на защиту, несоблюдение процедуры судопроизводства, которые, по его мнению, повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Дополнительную апелляционную жалобу осужденный Никитенко К.В мотивирует также тенденциозностью председательствующего судьи, что, по его мнению, повлекло формирование у присяжных мнения о виновности осужденных. Искажение судьей смысла показаний основных свидетелей и доводов защиты, ограничение обвиняемых в праве представлять доказательства, оказание давления на присяжных посредством предоставления им искаженной и не соответствующей фактическим обстоятельствам дела информации сориентировало их на вынесение обвинительного вердикта.

Обращает внимание, что судом не обсуждался вопрос о порядке исследования доказательств, неправомерно и с нарушением установленного порядка, с целью оказания влияния на мнение присяжных, обозревалась видеозапись разговора свидетеля К полученная с нарушением требований закона, предоставленная потерпевшими, при этом возражения защиты против этого не отражены в протоколе судебного заседания, вопрос о допустимости этого доказательства судом не рассмотрен. Вопреки позиции в судебном заседании защиты, по ходатайству гособвинителя исследовалась справка из кооператива « », а председательствующий высказал присяжным свою оценку данного документа, что также не было занесено в протокол судебного заседания.

Вместе с тем, ходатайство защиты об исследовании и приобщении к делу выписки из ЕГРЮЛ по вышеуказанному кооперативу, полученной в установленном порядке, судом необоснованно было отклонено, как и ходатайство о допросе в присутствии присяжных заседателей свидетеля М , которая была допрошена в судебном заседании 15.12.2014 года в отсутствии присяжных заседателей.

Выступая в прениях, государственный обвинитель вышел за пределы предъявленного обвинения и ссылался на обстоятельства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, искажал фактические обстоятельства, установленные в судебном заседании, на что председательствующий не реагировал, в то же время, нарушая принцип состязательности сторон, обращался к присяжным с просьбой не принимать во внимание ряд обстоятельств, установленных в судебном заседании, на которые ссылалась в прениях сторона защиты, а также высказывал необоснованные претензии в адрес адвокатов и неоднократно прерывая их выступление в прениях, не принимал доказательства, свидетельствующие о невиновности осужденных (их собственные показания, а также свидетелей, в том числе, А ). В нарушение положений ч.З ст.340 УПК РФ в напутственном слове судья не сослался на показания последней, в то же время, акцентировал внимание на доказательствах, представленных стороной обвинения, в частности, видеозаписи разговора К , предлагая оценить их в совокупности с показаниями, данными этим свидетелем в ходе предварительного следствия и в суде, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей.

Заявленные защитой возражения на напутственное слово председательствующего не отражены в протоколе и остались без разрешения, мнение подсудимых по этому вопросу судом не выяснялось.

Утверждает, что Никитенко А.В. был лишен права выступить с последним словом, что также повлияло на формирование мнения присяжных.

Просит приговор отменить ввиду допущенных фундаментальных нарушений норм УПК РФ и Конституции РФ, дело направить на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Адвокат Арутюнов А.А. в апелляционной жалобе, поданной в защиту интересов Никитенко К.В. указывает, что судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, лишившие либо существенно ограничившие право Никитенко К.В. на защиту.

Указывает на несоответствие поставленных судом перед присяжными вопросов положениям ст. 339 УПК РФ, поскольку в них, помимо описания деяния, указано на причастность к нему братьев Никитенко, что по мнению адвоката, предрешило вопрос о их виновности. При этом, возражения стороны защиты на формулировку вопросов не отражены в протоколе судебного заседания.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Арутюнов А.А. ссылается на нарушения, аналогичные указанным в апелляционных жалобах осужденного Никитенко КВ.: нарушение председательствующим принципов состязательности, объективности и беспристрастности, ведение процесса с обвинительным уклоном, непринятие мер реагирования к государственным обвинителям, которые в нарушение положений ст.252 УПК РФ ссылались на обстоятельства, которые не были установлены и вменены осужденным, искажали фактические обстоятельства, одновременно ограничивал защиту в праве на представление доказательств невиновности подзащитных, прерывая их (в том числе - многократно - в ходе прений, в частности, при изложении обстоятельств обнаружения трупа потерпевшего, при анализе выступления государственного обвинителя, где обращалось внимание на искажение им фактов), высказывание председательствующим перед присяжным заседателям мнения по исследуемым доказательствам.

Кроме того, указывает, что в протоколе судебного заседания не полностью отражены возражения стороны защиты на напутственное слово председательствующего, в части оценки показаний К , высказывания мнения о виновности осужденных и несостоятельности их алиби, возражения защиты на напутственное слово председательствующего не были разрешены, осужденные об этом не опрашивались. Полагает, что несоблюдение судом процедуры судопроизводства, повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Адвокат Улищенко М Б . в апелляционной жалобе, поддерживая жалобу осужденного Никитенко А.В. ставит вопрос об отмене приговора ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе, ст.335 УПК РФ, неправильного применения уголовного закона и его несправедливости.

Указывает на нарушение судом принципов состязательности и равенства процессуальных прав сторон, гласности судопроизводства; тенденциозность председательствующего и ограничение защиты на представление доказательств; лишение Никитенко А.В. возможности дать дополнительные показания, а также, выступить в прениях и с последним словом. Оспаривает уличающие братьев Никитенко в убийстве Ш показания свидетеля К , как не соответствующие фактическим обстоятельствам, данные из мести на почве неприязненных отношений, сложившихся между семьями ( её и осужденных). Указывает, что суд не принял представленные защитой сведения, опровергающие показания этого свидетеля, в том числе, отказал в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля М в присутствии присяжных заседателей, приобщении к делу документов (свидетельства о смерти отца К , свидетельства о её рождении, подтверждающие, что в момент совершения преступления М находилась в в связи с похоронами отца и не могла знать об обстоятельствах, сообщенных ею на стадии предварительного расследования).

Полагает, что судом не должным образом проверены доводы осужденного Никитенко А.В. о наличии у него алиби. В обоснование факта нахождения Никитенко А.В. в момент убийства потерпевшего в ресторане « » вместе со свидетелем К стороной защиты заявлялось ходатайство об исследовании и приобщении к делу выписки из ЕГРЮЛ на кооператив общественного питания «С », а также справки о регистрации телефонного номера на К для возможной проверки телефонных соединений между ними, которое было безосновательно отклонено председательствующим судьей.

Считает незаконными постановление руководителя СУ по ЮЗАО ГСУ СК России по г.Москве Шершакова Д.Н. об отмене постановления о прекращении уголовного дела в отношении Никитенко А.В. по этому обвинению, а также постановление следователя М о возобновлении производства по делу (как вынесенное некомпетентным лицом, не имеющим полномочий по отмене решения руководителя следственного органа и в связи с не нахождением уголовного дела в его производстве на 01.06.2011 года- дату возобновления производства.

Указывает, что тем самым нарушен принцип презумпции невиновности, а суд необоснованно отказал в удовлетворении заявленного в связи с этим ходатайства защиты о возвращении уголовного дела прокурору.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Улищенко М Б , повторив вышеприведенные доводы, указала, что в ходе судебного разбирательства исследовались недопустимые доказательства (материалы по розыску Никитенко А.В., протокол обыска в жилище А в ходе которого были обнаружены осужденные, другие, компрометирующие последних сведения), при этом председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что эти обстоятельства не должны ими учитываться при вынесении вердикта; суд неправомерно удовлетворил заявленное потерпевшей Ш 03.12.2014 года ходатайство о проведении судебного заседания в закрытом режиме, не приняв возражения защиты, а по окончании судебного следствия вновь продолжил судебное разбирательство в открытом судебном заседании. В нарушение принципа гласности, родственники и близкие подсудимых в зал судебного заседания допущены не были.

Считает, что состав первой коллегии присяжных заседателей был незаконно расформирован ввиду необоснованного отстранения четверых из них по мотиву необъективности.

Ссылается, что государственный обвинитель во вступительном заявлении вышел за пределы предъявленного подсудимым обвинения с целью формирования у присяжных заседателей предубеждения к ним, а также, указывает на искажение стороной обвинения фактических обстоятельств дела, ссылается при этом на показания и выступление в прениях потерпевшего К в том числе, на его высказывания, порочащие подсудимых, а также высказанное им предположение об обстоятельствах пропажи ряда вещественных доказательств из дела, причинах изменения показаний свидетелем К , мотивах убийства (с целью завладеть долей потерпевшего в ООО « »). Несмотря на наличие существенных противоречий, не были оглашены показания потерпевшего К и свидетеля Б данные ими в ходе следствия.

Председательствующим не дано должной оценки допущенным государственным обвинителем в ходе судебного следствия и на стадии прений нарушениям положений ст.252 УПК РФ и не принято мер, предусмотренных ст.258 УПК РФ,.

Судом исследовались письменные доказательства, представленные стороной обвинения, и игнорировались доказательства, представленные защитой в обоснование невиновности осужденных (записка, обнаруженная в кармане брюк потерпевшего).

Полагает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства об исследовании с участием присяжных заседателей детализации телефонных переговоров Никитенко А.В., заключения судебно- медицинской экспертизы по трупу Ш протокола осмотра сведений с сайта ФНС РФ в отношении ООО « , согласно которым, на момент прекращения его деятельности 04.03.2007 года его учредителями с равной номинальной стоимостью долей были потерпевший и Никитенко А.В., необоснованно отказано в допросе С о финансовом состоянии ООО « » и взаимоотношениях между её подзащитным и потерпевшим Ш Кроме того, утверждает, что следователем не была предоставлена возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела (не в полном объеме предъявлена амбулаторная карта Никитенко А.В.). Никитенко А.В. без достаточных оснований был удален из зала судебных заседаний, а в последующем лишен возможности участия на стадии дополнения судебного следствия и в прениях, при этом, ходатайство защиты об обеспечении его участия в судебном заседании 18.12.2014 года судом не было разрешено.

В прениях участники процесса со стороны обвинения оказывали давление на присяжных заседателей.

Указывает на нарушение председательствующим принципов беспристрастности и объективности в напутственном слове, по мнению адвоката, оно было обвинительной направленности.

Просит приговор в отношении Никитенко А.В. отменить и прекратить производство по уголовному делу в отношении него.

Адвокат Гришина ТВ. в апелляционных жалобах (основной и дополнительных), поданных в защиту интересов Никитенко А.В., не согласна с приговором, ссылаясь на нарушение судом права осужденного на защиту, выразившееся в несоблюдении принципа презумпции невиновности, поскольку имеющиеся, по ее мнению, неустранимые сомнения в виновности Никитенко А.В. должны были быть истолкованы в его пользу.

Полагает, что отсутствует событие преступления, поскольку не установлено место хищения денежных средств, т.к. в вопросном листе не конкретизирован адрес гаража, номер ГСК, гаражного бокса, из которого по утверждению обвинения были похищены деньги. Кроме того, считает, что судом не установлен фактический размер ущерба, причиненного К , ссылаясь при этом на разницу курса доллара на 28 и 29.03.2002 года.

Обращает внимание, что в судебном заседании с позволения председательствующего судьи исследовались доказательства и обстоятельства за пределами предъявленного подсудимым обвинения, в том числе, выяснение у свидетелей и потерпевших компрометирующих братьев Никитенко данных, что в последующем вызвало у присяжных заседателей предубеждение к осужденным.

Считает, что судом неправомерно отказано в удовлетворении заявленных защитой ходатайств в подтверждение алиби осужденного. Также полагает, что судом были нарушены требования закона при исследовании доказательств в присутствии присяжных заседателей. По ходатайству стороны обвинения изучались данные о личности обвиняемых, не имеющие отношения к фактическим обстоятельствам дела, выяснялось наличие компрометирующих сведений, что вызвало предубеждение у присяжных заседателей относительно виновности Никитенко А.В. в совершении преступления. Действия государственного обвинителя при этом не пресекались председательствующим судьей.

Просит приговор в отношении Никитенко А.В. отменить, производство по делу - прекратить.

Адвокат Махов В.И. в апелляционной жалобе в защиту интересов осужденного Никитенко А.В. считает приговор подлежащим отмене как постановленный с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при постановке вопросов перед коллегией присяжных заседателей, необоснованностью выводов суда, изложенных в приговоре, а также, в связи с неправильным применением уголовного закона при квалификации действий осужденных. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Семененко М.Э. и потерпевший К находя приговор законным, обоснованным и справедливым, просят оставить его без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Никитенко А.В. и Никитенко К.В. в совершении преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу судебной коллегией не установлено.

Доводы жалоб о необоснованной отмене постановлений о прекращении уголовного дела в отношении Никитенко А.В. и Никитенко К.В., о том, что производство по уголовному делу 01.06.2011 года возобновлено неправомочным должностным лицом, а также о нарушении прав обвиняемых на защиту, выразившемся в ознакомлении с материалами уголовного дела не в полном объеме, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Постановление следователя по ОВД прокуратуры ЮЗАО г.Москвы от 12 мая 2005 года о прекращении уголовного дела в отношении Никитенко К.А., а также постановление того же следователя от 12 октября 2005 года о прекращении уголовного преследования в отношении Никитенко А.В. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления были отменены мотивированными постановлениями руководителя Следственного Управления по ЮЗАО ГСУ СК по г. Москве от 1 июня 2011 года, о чем были уведомлены, в том числе обвиняемые. Таким образом, процедура отмены решения о прекращении уголовного преследования в отношении Никитенко А.В. и К.В. соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в том числе ст. 39 УПК РФ.

В ходе судебного разбирательства стороной обвинения представлены доказательства, подтверждающие полномочия следователя М на день возобновления производства по делу - 01.06.2011 года (т. 12 л.д.ЮО).

Из протокола от 27.05.2014 года об ознакомлении с материалами уголовного дела усматривается, что Никитенко А.В. ознакомился с материалами уголовного дела совместно со своим защитником - адвокатом Улищенко М.Б. в полном объеме, без ограничения во времени. Заявленные ими при этом ходатайства: о приобщении к материалам дела протоколов опросов Ку К и прекращении уголовного преследования в отношении Никитенко А.В., следователем рассмотрены в установленном порядке и сроки (т. 10, л.д.133-153). Кроме того, при поступлении дела в суд и в ходе судебного заседания в случае необходимости, осужденные и их адвокаты имели возможность заявить ходатайство о дополнительном ознакомлении с отдельными материалами дела.

Уголовное дело поступило в Московский городской суд для рассмотрения с обвинительным заключением, утвержденным заместителем прокурора г.Москвы, что опровергает доводы жалоб о незаконности его направления в суд.

Как следует из материалов уголовного дела, при выполнении требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, на заявленное обвиняемыми ходатайство о рассмотрении уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей, им были разъяснены порядок и особенности рассмотрения дела этим судом, а также пределы обжалования приговора судебного решения, принятого на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Вопреки утверждениям, изложенным в жалобах осужденных и их защитников, судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей, существенных нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом не допущено.

Ходатайства адвокатов, заявленные в ходе предварительного слушания по делу, в том числе о возвращении уголовного дела прокурору, рассмотрены судьей в порядке, предусмотренном главой 34 УПК РФ, в материалах дела имеются мотивированные постановления судьи. Право обвиняемых на доступ к правосудию, на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки, как об этом указывается в жалобах, нарушены не были, возможность постановки вопросов об исключении доказательств, признания их недопустимыми стороной защиты была использована в ходе рассмотрения дела по существу.

Доводы о неправомерном роспуске первого состава коллегии присяжных заседателей несостоятельны, поскольку судом были установлены предусмотренные ч.З ст.329 УПК РФ обстоятельства, проверив которые, суд постановлением от 15 сентября 2014 года признал состоявшееся судебное разбирательство недействительным. Отстранение присяжных заседателей произведено правомерно, при наличии обстоятельств, указанных в ч.2 ст.ЗЗЗ УПК РФ (высказывание присяжными заседателями № 2, 9, 10, 13, своего мнения по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, о чем до сведения суда было доведено рапортом судебного пристава и в ходатайстве потерпевшего ( т. 12 л.д.112, т. 13 л.д. 56-58, т. 13 л.д.215-217), а также, в связи с неявкой присяжного заседателя под №15 в судебное заседание). Вопрос об отстранении указанных присяжных заседателей от участия в рассмотрении дела разрешен в установленном порядке, после обсуждения сторонами поступивших сведений. Решение о признании состоявшегося судебного разбирательства недействительным и роспуске коллегии присяжных заседателей принято председательствующим судьей на основании ч.З ст. 329 УПК РФ.

Нарушений закона при формировании нового состава коллегии присяжных судом не допущено. Коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Мотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели сторонами не заявлялись. Право на заявление немотивированных отводов сторона защиты реализовала, согласовав позицию с обвиняемыми.

Доводы апелляционных жалоб о необоснованности вердикта, об отсутствии доказательств совершения преступлении, об оспаривании отдельных обстоятельств дела, о несоответствии выводов суда исследованным доказательствам, о неправильной оценке достоверности доказательств не могут быть приняты во внимание и являться основанием для отмены приговора суда, поскольку виновность осужденных установлена вердиктом коллегии присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ, ставить под сомнение запрещается.

Доводы о тенденциозности председательствующего, нарушении им принципов равноправия сторон и состязательности судебного процесса, нельзя признать обоснованными.

Как усматривается из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено с соблюдением требований закона, версия защиты о непричастности осужденных к инкриминируемым им преступлениям была доведена до сведения коллегии присяжных заседателей, сторонам предоставлялись равные права в представлении доказательств, отказ в удовлетворении части заявленных стороной защиты ходатайств не свидетельствует о предвзятости председательствующего судьи и обвинительной направленности процесса.

Возражения на действия председательствующего после обсуждения сторонами приобщены к материалам дела. Изучение их показало, что указанные в них обстоятельства не подтверждаются материалами дела.

Действия председательствующего не противоречат положениям ст. 243 УПК РФ, а судебное разбирательство проведено им с учетом особенностей производства в суде с участием присяжных заседателей.

Заявления об отводе председательствующего, поданные стороной защиты, обоснованно отклонены, поскольку оснований, предусмотренных ст. 61, 63 УПК РФ, исключающих участие судьи Т в производстве по уголовному делу, не установлено.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований процессуального закона с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренных статьей 335 УПК РФ.

Во вступительных заявлениях государственным обвинителем изложено существо обвинения и, вопреки утверждению в жалобах, предложен порядок исследования доказательств, сторона защиты высказала свою позицию, согласованную с обвиняемыми о непричастности к предъявленному обвинению и не возражала против предложенного обвинителем порядка представления доказательств, что подтверждается протоколом судебного заседания ( 14 т. л.д.227-228).

Все ходатайства сторон об исследовании доказательств рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, при отклонении ходатайств судом вынесены мотивированные решения.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства. Данных о том, что в их присутствии исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых и относимых к установлению фактических обстоятельств дела доказательств, в материалах дела не имеется.

Ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми ряда доказательств, на которые имеются ссылки и в апелляционных жалобах: уличающие осужденных показания свидетеля К в ходе предварительного следствия (по причине оговора ею братьев Никитенко в связи с возникшими неприязненными отношениями), доказательств, связанных с аудиозаписью разговора К (протокола осмотра и прослушивания фонограммы, заключения эксперта в связи с утратой оригинала), и видеозаписи её разговора с потерпевшим Ш , как полученные непроцессуальным путем, справки из кооператива « », материалов по розыску Никитенко А.В., протокола обыска в жилище А в ходе которого были обнаружены осужденные, и других, рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, решения об их отклонении являются обоснованными и мотивированными (т. 13 л.д. 18-20).

Вопросы о допустимости представленных доказательств проверялись председательствующим каждый раз с учетом доводов обеих сторон. При этом, поскольку оценка допустимости доказательств не входит в компетенцию присяжных заседателей, данные вопросы в соответствии с ч.б ст.335 УПК РФ рассматривались в их отсутствие.

Ходатайства стороны защиты о допросе свидетелей в защиту осужденных: А , М , Ш , М , и других, также разрешены судом с вынесением мотивированных и обоснованных решений.

С учетом того обстоятельства, что Никитенко А.В. содержится под стражей, судом принималось решение об оказании ему содействия в вызове свидетелей защиты в судебное заседание (т. 13 л.д.78), что в совокупности с другими сведениями, содержащимися в протоколе судебного заседания, опровергает доводы апелляционных жалоб о предвзятости председательствующего и его тенденциозности. Действия председательствующего, когда он прерывал выступления и отводил вопросы защитников и подсудимых, касающиеся обстоятельств, не подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей, а также, за пределами ограничений, установленных по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, не противоречат требованиям закона.

Судебная коллегия считает необходимым отметить также, что судом в этой связи прерывались выступления и отводились вопросы, поставленные не только стороной защиты, аналогичные меры принимались председательствующим и в отношении государственных обвинителей, потерпевших, в случае нарушения ими указанных ограничений (т. 13 л.д.83), а также отклонялись заявленные гособвинителями ходатайства (т. 12 л.д.52- 54). Из протокола судебного заседания усматривается, что за нарушение регламента судебного заседания замечания председательствующим объявлялись обеим сторонам.

Показания, данные подсудимыми, потерпевшими и свидетелями во время производства предварительного следствия, оглашались сторонами в необходимых случаях, с соблюдением требований ч.1 ст. 276 и ч.З ст. 281 УПК РФ и с учетом особенностей компетенции присяжных заседателей.

Несостоятельными являются доводы жалоб о нарушении права подсудимого Никитенко А.В. на защиту, выразившиеся в лишении права на его дополнительный допрос и не предоставлении выступить с последним словом.

Как следует из протокола судебного заседания после неоднократных замечаний о недопустимости нарушения порядка в судебном заседании и игнорирование требований председательствующего Никитенко А.В. был удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон, что соответствует положениям части 3 ст. 258 УПК РФ. В то же время, вопреки доводам жалоб, он не был лишен права выступить с последним словом. Как усматривается из протокола судебного заседания, право на выступление с последним словом после стадии прений до постановки вопросов перед присяжными и после вынесения вердикта осужденному Никитенко А.В. было предоставлено и он его реализовал. Удаление же его из зала судебного заседания в связи с пререканиями с председательствующим в процессе выступления с последним словом, предоставленным в порядке ч.5 ст. 347 УПК, не нарушает его права на защиту, и не влечет безусловную отмену приговора.

Вопреки доводам жалоб, государственным обвинителем не допускалось нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, в том числе, при допросе подсудимых.

В тех случаях, когда государственный обвинитель касался вопросов, не входящих в компетенцию присяжных заседателей, председательствующий разъяснял присяжным заседателям, что указанные обвинителем сведения не следует принимать во внимание, снимал вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела.

Вопреки доводам жалоб, нет оснований полагать, что государственным обвинителем оказывалось какое-либо незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, повлиявшее на формирование у них обвинительного уклона по делу. В соответствии с протоколом судебного заседания государственным обвинителем реализованы предусмотренные законом полномочия прокурора в состязательном уголовном процессе, представление доказательств в подтверждение своей позиции о виновности осужденных в совершенном преступлении является его профессиональной обязанностью и не может расцениваться как незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено. Изложенная постановка вопросов и их содержание позволяла присяжным заседателям всесторонне и полно оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденных в инкриминированных им преступлениях. Каких либо существенных замечаний и предложений, за исключением разделить первый вопрос на два самостоятельных, от стороны защиты не поступало ( т. 17 л.д.24).

С учетом изложенного, доводы жалоб о том, что вопросы в вопросном листе поставлены таким образом, что заранее предопределяли виновность осужденных, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Нарушений закона при выступлении председательствующего судьи с напутственным словом не допущено. В связи с чем, согласиться с доводами о несоответствии напутственного слова председательствующего, отражение в нем только доказательств, уличающих осужденных, и игнорирование доказательств, представленных в их оправдание, а также о том, что судьей давалась собственная оценка собранным доказательствам, Судебная коллегия не может.

Из материалов дела усматривается, что напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, при этом, мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных, судьей не высказывалось (т. 14 л.д. 170-179). Судебная коллегия отмечает также, что вопреки доводам авторов жалоб, председательствующий правомерно указал в напутственном слове о необходимости оценки показаний, в том числе, свидетеля К не только данных в судебном заседании, но и в ходе предварительного расследования, что не противоречит положениям ч.З ст. 340 УПК РФ, в соответствии с которой, председательствующий в напутственном слове напоминает об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающего его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них, разъясняет присяжным заседателям правила оценки доказательств в их совокупности.

Как видно из текста напутственного слова, председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что им следует учитывать не только те сведения, которые сообщили им допрошенные в судебном заседании лица, но и те, которые были сообщены в ходе следствия и оглашены в суде, а также сведения, содержащиеся в протоколах следственных действий, заключениях экспертов, иных документах, оглашенных в судебном заседании. Данное разъяснение не содержит в себе оценки доказательств и не может быть расценено как незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Разъяснения председательствующего, касающиеся правил оценки показаний подсудимых, соответствуют требованиям п.п 5,6 ч.З ст. 340 УПК РФ, в них не содержится мнение об их правдивости или ложности.

Вынесенный присяжными заседателями вердикт соответствует требованиям ст.343 УПК, является ясным и непротиворечивым.

Согласно вердикту коллегия присяжных заседателей пришла к единодушному мнению о том, что вина Никитенко А.В. и Никитенко К.В. в предъявленном им обвинении доказана.

Не может Судебная коллегия согласиться и с доводами адвоката Гришиной ТВ. о не установлении судом места совершения преступления. И в вердикте коллегии присяжных заседателей и в приговоре суда указано, что убийство Ш было совершено осужденными в квартире дома по ул. в г. , а деньги, принадлежащие К похищены из гаража, расположенного также в г. по ул.

Исходя из установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, судом дана правильная правовая оценка действиям Никитенко А.В. и Никитенко К.В. по п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ и п.п. «б,в» ч.З ст. 162 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ), с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах о том, что суд нарушил принцип гласности судебного разбирательства, принимая решение о проведении частично судебного заседания в закрытом режиме и о недопущении в зал судебного заседания матери осужденных Никитенко, а также и супруги Никитенко А.В., Судебная коллегия находит несостоятельными.

Председательствующим судьей было принято решение о проведении части судебного заседания в закрытом режиме, учитывая ходатайство потерпевшей Ш об оказании на нее давления и требований изменить показания. Таким образом, данное решение принято судьей в целях обеспечения безопасности участника судебного разбирательства, что соответствует п.4 ч.2 ст. 241 УПК РФ.

Отказ судьи допустить в зал судебного заседания родственников осужденных, мотивирован возможностью последующего их допроса в судебном заседании в качестве свидетелей, поскольку данные лица были заявлены стороной защиты в качестве свидетелей защиты ( т. 11, л.д. 111), что также соответствует требованиям уголовно-процессуального закона ( ст. 262 УПК РФ).

После устранения обстоятельств, послуживших основанием к закрытию судебного заседания, судебное разбирательство было продолжено в открытом судебном заседании, что нашло свое отражение как в протоколе судебного заседания, так и во вводной части приговора суда.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, соответствующим требованиям уголовного и уголовно- процессуального закона, оснований для удовлетворения жалоб осужденных и адвокатов Арутюнова А.А., Улищенко МБ., Гришиной ТВ. и Махова В.И. не имеется.

При назначении наказания осужденным суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, роль каждого из осужденных в совершении преступлений, влияние наказания на условия жизни их семей, данные о личности виновных, признав в качестве смягчающего обстоятельства наличие у обоих осужденных малолетних детей и отсутствие отягчающих обстоятельств по делу.

Согласно вердикту присяжных заседателей осужденные не заслуживает снисхождения.

Судом также не установлено каких-либо исключительных обстоятельств, существенно снижающих степень общественной опасности совершенного преступления или личности самого осужденного, дающих основания для применения положений ст. 64 УК РФ. Вывод об этом мотивирован в приговоре, с ним соглашается и Судебная коллегия.

Таким образом, наказание Никитенко А.В. и Никитенко К.В. как за каждое из преступлений, так и по совокупности, назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости.

Гражданский иск о компенсации морального вреда и о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением разрешен судом с соблюдением требований ст.ст. 1064, 1080, 151, 1099-1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 21 января 2015 года в отношении Никитенко А В и Никитенко К В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных, адвокатов Арутюнова А.А., Улищенко МБ., Гришиной ТВ. и Махова В.И- без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 5-АПУ15-52СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 39. Руководитель следственного органа
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 241. Гласность
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 262. Проверка явки в суд
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 389.13. Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх