Дело № 5-АПУ16-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 февраля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Земсков Евгений Юрьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 5-АПУ16-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 11 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоКулябина В.М.
судейЗемсковаЕЮ., ДубовикаН.П.
при секретареМиняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осуждённых Гапирова А.А., Абдуллаева С.Х., Цукановой М.А. и адвокатов Никитиной М.В., Бахарева Д.С. на приговор Московского городского суда от 14 октября 2015 года, по которому Гапиров А А , несудимый, осуждён по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно Гапирову А.А. назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Абдуллаев С Х несудимый, осуждён по п. «з» ч. ст. 2 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Цуканова М А , несудимая, осуждена по ч. 3 ст. 33, п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступления осуждённых Гапирова А.А., Абдуллаева С.Х., Цукановой М.А., адвокатов Щевченко Е.М., Артеменко Л.Н., Кротовой СВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение представителя потерпевшей Шилова П.В., представителя Генеральной прокуратуры РФ Самойлова ИВ. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

Гапиров А.А. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, в отношении двух лиц (М К ), по найму, а также краже, то есть тайном хищении чужого имущества в особо крупном размере.

Абдуллаев СХ. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку (К )по найму.

/ Цуканова М.А. признана виновной в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в отношении двух лиц (К и К ), по найму.

Преступления совершены 8-9 января 2013 года на территории области в г. и 11 января 2014 года на территории г.

В апелляционных жалобах дополнениях к ним: и осуждённый Гапиров А.А. выражает несогласие с постановленным в отношении него приговором, в обоснование доводов жалобы указывает, что его виновность в убийстве М и краже автомобиля не доказана, ссылается на наличие у него алиби в день совершения указанных преступлений, которое может быть подтверждено свидетельскими показаниями; признает свою вину в убийстве К и раскаивается в содеянном; осуждённый Абдуллаев СХ. просит переквалифицировать его действия на ст. 111 УК РФ и смягчить назначенное наказание, в обоснование доводов жалобы указывает, что спонтанно в ходе ссоры нанёс лишь один удар ножом в шею К , поскольку она оскорбила его, после чего покинул её квартиру, заключением эксперта от 22 апреля 2014 года не установлено, одним ножом нанесены ранения потерпевшей или несколькими; считает, что от нанесённого им ранения потерпевшей не могла наступить её смерть, поскольку из заключения эксперта от 19 февраля 2014 года следует, что после его причинения К могла совершать активные самостоятельные действия в ограниченном объеме в течение небольшого промежутка времени до наступления острой обильной кровопотери; указывает, что предъявленное ему обвинение в совершении убийства по найму в ходе судебного следствия не доказано; осуждённая Цуканова М.А. просит приговор суда отменить, её действия переквалифицировать на ст. 316 УК РФ, а по ч. 3 ст. 33, п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдать. В обоснование доводов жалобы указывает, что в ходе предварительного следствия оперативные сотрудники оказывали на неё давление, склоняя передать им в собственность квартиру её родителей, применяли к ней физическую силу; предварительное следствие проведено с нарушением уголовно- процессуального закона, протоколы судебных заседаний искажены, дело рассмотрено с обвинительным уклоном, доказательства оценены неверно, прокурор оказывал давление в судебном заседании на Гапирова и Абдуллаева; ссылку в приговоре суда на то, что она сообщила Гапирову и Абдуллаеву сведения о месте проживания своих родителей считает несостоятельной, поскольку Гапиров был знаком с её родителями и неоднократно был у них дома, с Абдуллаевым она не могла общаться, поскольку он не владеет русским языком; в основу приговора положены недопустимые доказательства - протоколы первоначальных допросов Гапирова и Абдуллаева в качестве подозреваемых и обвиняемых, в которых они оговорили Цуканову ввиду оказанного на них физического воздействия, кроме того, они фактически были допрошены без участия переводчика, данные о нем лишь формально содержатся в протоколах следственных действий, записей о разъяснении переводчику прав и ответственности не имеется; в ходе очной ставки между ней и Гапировым, Гапирову к применялось физическое насилие; в судебном заседании Гапиров и Абдуллаев показали о её непричастности к совершённому преступлению; из материалов уголовного дела были изъяты протокол допроса водителя такси, а также медицинские справки об освидетельствовании Гапирова и Абдуллаева, в которых имелись сведения о наличии у них телесных повреждений, что подтверждает факт применения к ним насилия со стороны оперативных сотрудников; умысла на организацию убийства родителей у неё не было, она совместно с матерью планировала передать свою несовершеннолетнюю дочь ей под полную опеку, а сама прекратить отношения с Гапировым из-за совершённого им убийства М и переехать в другое место; от воспитания дочери она не уклонялась, материально её содержала, опека была оформлена для того, чтобы её мама могла представлять интересы дочери в школе и поликлинике, где она наблюдалась в связи с инвалидностью, кроме того, Цуканова передавала на хранение денежные средства К с которым после рождения дочери у неё были очень хорошие отношения; на просмотренной ею в ходе предварительного следствия записи с камер наблюдения она не опознала Гапирова и Абдуллаева, поскольку находилась в состоянии шока; полагает, что Гапиров не признавал свою вину в убийстве М с целью оградить своих близких от упрёков родителей потерпевшего, проживающих по соседству с ними; считает, что Гапиров совершил убийство её родителей с целью сокрыть ранее совершённое преступление, поскольку она рассказала матери о том, что он убил М обращает внимание, что Гапиров неоднократно приносил ей свои извинения в связи со смертью её матери и отчима, что свидетельствует о её непричастности к организации их убийства; указывает, что показания свидетеля М о том, что у Цукановой был конфликт с родителями из-за того, что они не позволяют ей проживать в квартире бабушки, являются недостоверными, намерений проживать в указанной квартире у неё не было; в удовлетворении её ходатайства о вызове в судебное заседание и допросе дочери, свидетелей А и соседей, которые 11 января 2014 года находились с ней и отмечали день рождение, необоснованно отказано, считает, что дочь не была допрошена в судебном заседании по вине П , который заверил её, что приходить в процесс не нужно; телефонами Д и К она воспользовалась для совершения звонков по поводу похорон, поскольку на счете находящего в её пользовании телефона закончились денежные средства; выводы суда о том, что ею были изменены изначальные показания, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, свои показания она в ходе предварительного и судебного следствия не меняла, а лишь дополняла новыми подробностями; считает, что досудебное соглашение о сотрудничестве с ней было расторгнуто незаконно; в ходе предварительного следствия был изъят ноутбук её дочери, который не приобщён к делу в качестве вещественного доказательства и до настоящего времени не возвращён; фактически она была задержана 16 января 2014 года, в то время, как во всех процессуальных документах указано о задержании 17 января 2014 года; при выполнении ст. 217 УПК РФ врученное ей обвинительное заключение было заменено на другое, в котором содержалась иная квалификация её действий; адвокат Данишевский А.В. в ходе предварительного следствия ненадлежащим образом осуществлял её защиту, в связи с чем, она обратилась с жалобой на его действия, однако суд необоснованно не усмотрел в этом нарушения её права на защиту; адвокат Никитина М.В. просит приговор суда изменить, Цуканову оправдать в связи с её непричастностью к совершенному преступлению. В обоснование доводов жалобы указывает, что её виновность не доказана; доказательства по делу оценены необъективно, дело рассмотрено с обвинительным уклоном, приговор суда основан на предположениях; вывод суда о том, что Цуканова приискала исполнителей убийства К за денежное вознаграждение, опровергается её показаниями и показаниями Абдуллаева о том, что именно Гапиров предложил убить мать и отчима Цукановой, пообещав за это ему заплатить долларов США; вывод суда о том, что имело место обсуждение плана убийства К ничем не подтвержден; решение суда в части удовлетворения гражданского иска П не основано на законе, поскольку ее личные неимущественные права осуждёнными нарушены не были; адвокат Бахарев Д.С. просит приговор суда изменить, действия Гапирова переквалифицировать на ч. 1 ст. 108 УК РФ или ч. 1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить более мягкое наказание. В обоснование доводов жалобы указывает, что показаниям потерпевшей М о том, что её супруг (потерпевший М ) был физически крепким мужчиной, имевшим вес около 100 кг., занимался кикбоксингом, и Гапиров, более слабый физически, не мог его убить, не дано надлежащей оценки; судом не учтено, что имея травму руки (перерезанные сухожилия) Гапиров не мог перетащить труп М из дома во двор, после чего удалить обивку с дивана и обои со стен; не учтены показания Гапирова о том, что он фактически не умеет управлять автомашиной и имеет в этом незначительный опыт, в связи с чем не мог похитить и впоследствии управлять автомобилем потерпевшего М считает, что квалифицирующий признак убийства - по найму не был доказан в ходе предварительного и судебного следствия; указывает, что с учётом данных о личности Гапирова, не судимого, положительно характеризующегося, признавшего свою вину в убийстве К и раскаявшегося в содеянном, назначенное ему наказание подлежит смягчению.

Также по делу поступила жалоба осуждённой Цукановой (поименованная как возражения), в которой она просит об отмене постановления судьи Московского городского суда от 2 ноября 2015 года, которым замечания Цукановой на протокол судебного заседания, содержащиеся в апелляционной жалобе, отклонены.

В своих возражениях на апелляционную жалобу адвоката Бахарева Д.С. осуждённая Цуканова указывает о необоснованности изложенных в ней доводов, сообщает, что Гапиров имеет водительское удостоверение и на протяжении длительного времени управлял принадлежащим ей автомобилем.

Утверждает, что показания свидетелей М и М являются ложными, даны ими с целью оказания помощи Гапирову избежать ответственности за содеянное.

По делу также поступили возражения государственного обвинителя Мыц Я.А. и представителя потерпевших Ш в которых они указывают на несостоятельность приведенных в жалобах доводов и просят оставить их без удовлетворения, а приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все имеющиеся по делу доказательства, анализ и содержание которых подробно приведены в приговоре, и, оценив их в совокупности, пришёл к правильному выводу о доказанности вины осуждённых в преступных деяниях, указанных в приговоре.

Судебная коллегия, отмечая, что все решения суда по заявленным в ходе судебного следствия ходатайствам принимались судом в предусмотренном законом порядке, а принимаемые решения являлись необходимо мотивированными и соответствовали требованиям закона, в том числе, о признании ряда доказательств недопустимыми и о вызове для допроса свидетелей, считает необоснованными доводы жалоб о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона, принципа состязательности и проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, поскольку они противоречат материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья и государственный обвинитель каких-либо наводящих вопросов свидетелям не задавали, в отношении осуждённых не допускали высказываний, способных их склонить к даче определённых показаний или оговорить друг друга.

В связи с заявленными ходатайствами копии протоколов судебного заседания были направлены осуждённым.

Поступившие замечания осужденной Цукановой на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ, с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Как установлено судом, протокол судебного заседания по данному уголовному делу изготовлен полно и правильно.

Судебная коллегия находит выводы суда, в силу которых отклонены замечания, обоснованными и мотивированными, оснований для отмены постановления судьи от 2 ноября 2015 года и удовлетворения в данной части жалобы осуждённой не имеется.

По итогам судебного следствия судом первой инстанции установлено, что именно Цуканова предприняла меры по приисканию лиц, которые могли бы совершить убийство её матери и её супруга, обещав за это им вознаграждение и предоставив информацию о наиболее благоприятном времени для совершения преступления.

Как в ходе предварительного и судебного следствия, так и в апелляционной жалобе и дополнениях к ней Цуканова отрицает свою причастность к организации убийства К , ссылаясь на отсутствие у неё мотива к причинению им смерти, наличие хороших доверительных взаимоотношений с матерью и отчимом, оказанную ими помощь в воспитании несовершеннолетней дочери А 2001 года рождения, являющейся инвалидом, а также наличие у Гапирова самостоятельных мотивов к их убийству. В качестве таковых мотивов Цуканова приводит следующие: наличие у К задолженности перед Гапировым за выполненные ремонтные работы, опасение, что К может сообщить в правоохранительные органы о совершённом им ранее убийстве М , а также желание помочь Цукановой избежать лишения родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери, поскольку ему было известно, что К имели намерение инициировать такую процедуру.

Согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Вопреки доводам Цукановой, все признаки, по которым суд признал её организатором убийства К , подробно приведены в приговоре и соответствуют содержанию исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, будучи допрошенным в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 5 л.д. 23-28, 54-56) непосредственно после совершения преступления и до последующего ознакомления с позицией защиты Цукановой по делу, Гапиров сообщил, что 8 января 2014 года в г. приехал его друг Абдуллаев, которого он познакомил с Цукановой. В процессе совместного общения Цуканова предложила им за денежное вознаграждение в размере долларов США совершить убийство её матери и отчима, на что согласился Абдуллаев. При этом, он также выразил своё согласие, поскольку испытывал неприязненные отношения к К .

Осуждённый Абдуллаев, также допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 6 л.д. 19-23, 45-48, 49- 52) сообщил, что 8 января 2014 года по приглашению Гапирова приехал в г. на заработки. Гапиров познакомил его со своей сожительницей Цукановой, в процессе общения с которой Гапиров сообщил, что её отчим плохой человек и он намерен его избить, на что Цуканова предложила не избить, а убить К вместе с её матерью К , за что пообещала им денежное вознаграждение в размере долларов США. Поскольку Абдуллаев нуждался в деньгах, он согласился убить К совместно с Гапировым.

Потерпевшая М которая являлась супругой М ранее сожительствовавшего с Цукановой, показала, что Цуканова неоднократно высказывала М намерение убить К , поскольку между ними имелся затяжной конфликт ввиду его несогласия с тем, чтобы Цуканова проживала в квартире его умершей матери, кроме того, К и его супруга (мать Цукановой) предъявляли ей претензии по поводу уклонения от воспитания и содержания её несовершеннолетней дочери.

Потерпевшая П (сестра К ) показала, что отношения между К и Цукановой были сложными в связи с тем, что Цуканова не занималась воспитанием своей дочери, материально ей не помогала. При этом, каких-либо денежных взаимоотношений между К и Гапировым не имелось, задолженностей у К перед кем-либо не было.

Свидетель Т являвшаяся близкой подругой К , показала, что между К и её дочерью Цукановой были сложные взаимоотношения, совместно с К они осуждали её образ жизни, были намерены лишить родительских прав и оформить опекунство над её несовершеннолетней дочерью-Ц которая с рождения проживала с ними.

Свидетель С показала суду, что у К были плохие взаимоотношения с дочерью Цукановой, которая воспитанием своего ребёнка не занималась, постоянно сожительствовала с узбеками, не работала и не давала денег на содержание дочери. Свидетель предлагала К поговорить с Цукановой по поводу её поведения, на что К попросила её ни о чём с Цукановой не говорить, поскольку они могут убить.

Таким образом, доводы осуждённой Ц об отсутствии прямых доказательств организации ею убийства полностью опровергаются показаниями как осуждённых Гапирова и Абдуллаева - непосредственных исполнителей преступления, так и потерпевших и свидетелей, допрошенных в судебном заседании, не испытывавших каких-либо неприязненных отношений к Цукановой и сообщивших конкретные сведения, свидетельствующие о наличии у неё мотива к организации убийства матери и её отчима.

Как видно из протокола судебного заседания и содержания апелляционной жалобы осуждённой с дополнениями к ней, доводов о недостоверности показаний свидетелей С Т и П Цуканова не заявляла. Вместе с тем, показания указанных свидетелей о характере взаимоотношений между Цукановой и К согласуются между собой и подтверждают выводы суда об обоснованности предъявленного ей органами предварительного следствия обвинения в части возникновения у Цукановой на почве длительных личных неприязненных отношений со своей матерью К и К а также в связи с высказанными ими намерениями забрать несовершеннолетнюю дочь Цуканову А.В., умысла на причинение им смерти.

Учитывая обусловленность убийства К Гапировым и Абдуллаевым обещанием Цукановой выплатить за его исполнение денежное вознаграждение в размере долларов США, вывод суда о наличии в действиях осуждённых квалифицирующего признака убийства по найму, Судебная коллегия находит правильным и соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Оспаривая приведённые выводы суда, осуждённая Цуканова в апелляционной жалобе и дополнениях к ней заявляет о недопустимости положенных в основу приговора доказательств, в том числе, протоколов допросов Гапирова и Абдуллаева в качестве подозреваемых и обвиняемых, в которых они изобличали её в организации убийства К , а также протокола очной ставки, проведённой между нею и Гапировым. В обоснование доводов о недопустимости данных доказательств Цуканова указывает, что в отношении Гапирова и Абдуллаева оперативными сотрудниками применялось физическое насилие, при формальном указании об участии в следственных действиях переводчика, его реальное участие обеспечено не было, записи о разъяснении ему прав и ответственности в процессуальных документах отсутствуют.

Из протокола судебного заседания и содержания описательно- мотивировочной части приговора видно, что указанные доводы являлись предметом исследования и проверки суда первой инстанции.

Так, в судебном заседании 28 сентября 2015 года после допроса осуждённого Гапирова ввиду наличия существенных противоречий в содержании данных им в судебном заседании показаний относительно обстоятельств дела с показаниями, данными в ходе предварительного следствия, по ходатайству государственного обвинителя были оглашены показания осуждённого, данные им на предварительном следствии, содержащиеся в т. 5 л.д. 23-28 - протокол допроса подозреваемого Гапирова А.А. от 17.01.2014 года, л.д. 29-42 - протокол проверки показаний на месте Гапирова А.А. от 17.01.2014 года, л.д. 54-56 - протокол допроса обвиняемого Гапирова А.А. от 17.01.2014 года.

Аналогичным образом в судебном заседании были исследованы и оглашены показания Абдуллаева, содержащиеся в т. 6 на л.д. 19-23 - протокол допроса подозреваемого Абдуллаева С.Х., л.д. 24-35 - протокол проверки показаний на месте от 17.01.2014 года, л.д. 45-48 - протокол допроса обвиняемого Абдуллаева СХ. от 17.01.2014 года., л.д. 49-52 - протокол дополнительного допроса обвиняемого Абдуллаева СХ. от 17.01.2014 года, л.д. 53-56 - протокол очной ставки от 17.01.2014 года в части показаний Абдуллаева С.Х.; л.д. 91-96 - протокол допроса обвиняемого Абдуллаева СХ.у от 8.04.2015 года, в т. 19 л.д. 143-146 - протокол допроса обвиняемого Абдуллаева СХ. от 4.06.2015 года.

Выслушав пояснения Гапирова, Абдуллаева и их защитников о том, что оглашенные показания были даны ими на предварительном следствии ввиду оказанного на них давления со стороны оперативных сотрудников, сопоставив эти доводы с содержанием материалов уголовного дела, суд обоснованно признал их несостоятельными.

При этом, судом верно было установлено, что все представленные в деле процессуальные документы, о недопустимости которых утверждает сторона защиты, содержат сведения о присутствии в ходе следственных действий защитников, а также переводчика, личные данные которых подробно указаны следователем в отведённых для этого графах процессуальных документов, присутствующим лицам разъяснялись их права и обязанности, а также ответственность, кроме того, протоколы составлены уполномоченными на то лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Вопреки утверждениям осуждённой Цукановой, в материалах уголовного дела представлены сведения о разъяснении принимавшим участие в следственных действиям переводчикам их прав, обязанностей, а также ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод (т. 6 л.д. 8, т. 5 л.д. 20), а также имеются письменные заявления осуждённых Гапирова и Абдуллаева на родном (узбекском) языке о том, что им разъяснено право на отвод переводчиков, принимавших участие в следственных действиях по уголовному делу, указанным правом они воспользоваться не желают, претензий к переводчикам не имеют, выполненный устный и письменный перевод им понятен (т. 19 л.д. 122, 147).

Исследовав протоколы проверок показаний осуждённых на месте, суд установил, что Гапиров и Абдуллаев подробно воспроизводят обстановку и обстоятельства исследуемых событий, без какого-либо постороннего вмешательства и наводящих вопросов указывают на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, демонстрируют на манекене каким образом они совершили убийство К , при этом видимых телесных повреждений они не имеют.

Из заключений экспертов № , от 15 апреля 2014 года, № от 30 апреля 2014 следует, что при проведении судебно- медицинского обследования Гапирова, Абдуллаева и Цукановой каких-либо повреждений, а также следов их обратного развития (заживления) не обнаружено (т. 9, л.д. 200, 201, 215, 216, 230, 231).

По ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании к материалам уголовного дела были приобщены копии постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям осуждённых от октября 1 2015 года и 7 августа 2015 года, а также копия заключения по результатам проверки по обращению Цукановой М.А. от 25 сентября 2015 года о неправомерных действиях сотрудников полиции, связанных с причинением ей телесных повреждений и вымогательством имущества.

Из содержания указанных документов следует, что фактов умышленного причинения телесных повреждений, а также оказания психологического воздействия с целью получения показаний от Гапирова, Абдуллаева и Цукановой установлено не было.

Таким образом, совокупность перечисленных обстоятельств позволила суду прийти к обоснованным выводам о добровольности сообщённых Гапировым и Абдуллаевым в ходе предварительного следствия сведений об убийстве ими К и причастности к этому Цукановой, а также и допустимости представленных стороной обвинения доказательств.

Судебная коллегия также полагает необходимым отметить, что изменил свои показания Гапиров лишь 10 июля 2014 года, сообщив, что оговорил себя в первоначальных показаниях, так как испугался, впервые попав в такую ситуацию. Вместе с тем каких-либо заявлений относительно физического или психологического воздействия на него со стороны сотрудников полиции в целях получения необходимых показаний, он не делал, замечаний к протоколам следственных действий не имел (т.5, 67-61). Не делали подобного рода заявлений Абдуллаев и Цуканова, несмотря на то, что также неоднократно были допрошены в ходе предварительного следствия.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, как следует из протокола судебного заседания, председательствующий неоднократно предлагал осуждённым пояснить ввиду каких обстоятельств заявления о применении в отношении них психического и физического насилия не были сделаны ими своевременно, а также не делались соответствующие записи в протоколах следственных действий при их подписании. Однако каким-либо образом объяснить данные обстоятельства осуждённые не смогли.

Установив, что протоколы допросов осуждённых получены органами предварительного следствия без каких-либо нарушений норм уголовно- процессуального законодательства и они были подтверждены и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 307 УПК РФ, обоснованно в приговоре привёл эти протоколы в числе других, в качестве доказательств вины Цукановой, Гапирова и Абдуллаева в совершенных ими преступлениях.

Доводы Цукановой о том, что в судебном заседании не были допрошены свидетель А и соседи, приглашенные на день рождения 11 января 2014 года, а также ее дочь, не свидетельствуют о неправосудности приговора, поскольку по обстоятельствам дела указанные лица очевидцами преступления не являлись. Цуканова, Гапиров и Абдуллаев, как следует из вышеприведенных доказательств, обсуждали убийство К наедине в отсутствие указанных лиц.

В апелляционной жалобе осуждённый Абдуллаев указывает, что нанёс лишь один удар ножом в область шеи К , после чего покинул её квартиру. Ссылаясь на заключения экспертов о том, что потерпевшая некоторое время после причинения ранения могла совершать активные самостоятельные действия, осуждённый просит переквалифицировать его действия на ст. 111 УК РФ.

Однако версию Абдуллаева о причинении потерпевшей телесных повреждений, от которых наступила её смерть, в иное время и иным лицом Судебная коллегия признаёт несостоятельной, поскольку она полностью опровергается материалами уголовного дела, надлежащая оценка которым дана в приговоре.

Так, из заключения эксперта № от 18 апреля 2014 года следует, что у К обнаружены множественные колото-резаные ранения шеи, груди, живота и левой верхней конечности с повреждением по ходу раневых каналов сосудов, левой доли печени, желудка, которые образовались от не менее 23 ударных воздействий плоского, колюще-режущего однолезвийного предмета, каким мог быть нож. Признаков, указывающих на причинение ранений разными предметами, не обнаружено (т. 11, л.д. 164-189).

В то же время, из заключения эксперта № от 19 февраля 2014 года следует, что все повреждения причинены К незадолго до смерти, в небольшой промежуток времени, последовательно одно за другим, от воздействия колюще-режущего предмета (предметов) типа плоского односторонне острого клинка ножа. При этом, по признаку опасности для жизни указанные ранения квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Таким образом, оценив выводы, содержащиеся в заключениях экспертов о причинении потерпевшей не менее 23 повреждений одним ножом последовательно одно за другим, в короткий промежуток времени, состоящих в прямой причинной связи с её смертью, в совокупности с другими доказательствами по делу, Судебная коллегия приходит к выводу, что доводы жалобы Абдуллаева о том, что после полученных ранений потерпевшая могла в течение некоторого времени совершать активные действия, не дают оснований для квалификации совершённого им деяния по ст. 111 УК РФ.

Доводы осужденной Цукановой о допущенных на стадии предварительного расследования нарушениях норм УПК РФ, в том числе, её права на защиту, материалами уголовного дела не подтверждаются.

4 апреля 2014 года в связи с ходатайством осуждённой ей был предоставлен адвокат Данишевский А.В. (т. 7 л.д. 28-29), от услуг которого на протяжении всего следствия Цуканова не отказывалась, жалоб к нему не предъявляла. Адвокат Данишевский принимал участие в производстве следственных действий, проводимых с участием Цукановой, поддерживая позицию своей подзащитной и принимая все предусмотренные законом меры по защите её интересов. Материалы дела не содержат каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о ненадлежащем исполнении адвокатом Данишевским своих обязанностей.

Более того, 17 июля 2015 года Цуканова совместно с указанным адвокатом была окончательно ознакомлена с материалами уголовного дела, о чём был составлен соответствующий протокол, в котором Цуканова письменно привела свои доводы о несогласии с ходом и результатами расследования по данному уголовному делу, адвокатом Данишевским позиция осуждённой была полностью поддержана. Каких-либо жалоб на действия адвоката Цуканова не предъявляла (т. 20 л.д. 249-253).

Нельзя признать состоятельным довод апелляционной жалобы осуждённой Цукановой и об отсутствии в материалах дела части ранее имевшихся документов, поскольку после окончания предварительного расследования осуждённой и её защитнику были предоставлены все материалы дела. После ознакомления с ними Цуканова и её адвокат заявлений об отсутствии каких-либо материалов не сделали.

Ознакомление всех осуждённых и их адвокатов с материалами уголовного дела, разъяснение им их процессуальных прав, разрешение заявленных ими ходатайств осуществлено в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 217 УПК РФ, о чём, в частности, свидетельствуют и соответствующие протоколы, составленные в предусмотренном законом процессуальном порядке (т. 19-20).

Утверждения Цукановой в жалобе о неправомерных действиях сотрудников полиции, связанных с изъятием в ходе обыска ноутбука её дочери и не приобщением в последующем его к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства, являются несостоятельными.

Из протокола допроса несовершеннолетней Цукановой А.В., 2001 года рождения, следует, что в 20 числах января 2014 года совместно со своим опекуном П она приезжала в квартиру К по адресу: г.

за вещами, при этом ею было установлено отсутствие ноутбука и украшений бабушки (т. 3 л.д. 123-127).

Из протоколов осмотра места происшествия от 13 января 2014 года (т. 2 л.д. 3-13) и дополнительного осмотра места происшествия от 17 марта 2014 года (т. 2 л.д. 49 - 54), составленных с участием понятых, следует, что ноутбук из квартиры К по адресу: г.

, не изымался.

Оснований полагать, что в ходе осмотров места происшествия были изъяты предметы и вещи, не указанные в протоколах, не имеется.

Кроме того, в судебном заседании исследовались доводы Цукановой о незаконности расторжения с ней ранее заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве.

Из материалов уголовного дела следует, что 10 апреля 2014 года осуждённой Цукановой было подано ходатайство о заключении с ней досудебного соглашения о сотрудничестве, в рамках которого она обязалась сообщить органам предварительного следствия подробности убийства М (т. 7 л.д. 40).

17 апреля 2014 года с обвиняемой Цукановой заместителем прокурора Северо-Восточного административного округа г. Москвы было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве (т. 7 л.д. 46).

29 мая 2015 года решением прокурора Северо-Восточного административного округа г. Москвы досудебное соглашение с обвиняемой Цукановой расторгнуто с указанием следующей причины: обвиняемая Цуканова не выполнила взятые в рамках заключенного досудебного соглашения о сотрудничестве обязательства, а именно необходимость в ходе допросов и иных следственных действий давать признательные, правдивые и полные показания. Прокурор указал, что Цуканова вину в инкриминируемом преступлении признала частично, от дачи показаний в части убийства К отказалась, свою причастность к убийству К отрицала (т. 19 л.д. 24-26).

В судебном заседании председательствующий выяснял, были ли понятны осуждённой обязательства, которые она должна была выполнить в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Отвечать на указанный вопрос Цуканова отказалась, сославшись на положения ст. 51 Конституции РФ.

Вместе с тем, поскольку в рамках данного соглашения о сотрудничестве Цуканова сообщила подробности произошедшего 8 января 2013 года убийства М а также сокрытия его тела на участке, где расположен её дом в г.

, указанные обстоятельства были расценены судом как активное способствование раскрытию и расследованию преступления в отношении М и в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ данное обстоятельство учтено в качестве смягчающего при назначении ей наказания.

Как следует из приговора суда, Гапиров, кроме убийства К по найму, был признан виновным и в убийстве М , а также краже в особо крупном размере.

В апелляционных жалобах Гапиров и его защитник - адвокат Бахарев Д.С. утверждают о непричастности осуждённого к указанным преступлениям, ссылаясь на наличие у него алиби и травмы руки в день совершения преступления, а также на отсутствие навыков управления транспортными средствами.

Вопреки доводам осуждённого и его защитника, Судебная коллегия считает, что приведенные в приговоре доказательства в обоснование выводов суда о виновности Гапирова в убийстве М и краже автомобиля, сомнений в своей достоверности не вызывают, они являются последовательными и непротиворечивыми, по обстоятельствам дела дополняют друг друга и отражают хронологию рассматриваемых событий сначала по насильственному лишению жизни М Гапировым, а после - по завладению Гапировым автомобилем, на котором приехал потерпевший, стоимостью рублей (что установлено из справки 0 0 0 « » о стоимости автомобиля на 9 января 2013 года), с его последующим сокрытием на территории района в г. и дальнейшей реализацией в феврале 2013 года неустановленным лицам.

В связи с этим, приведенные судом в приговоре мотивы, как при оценке доводов стороны защиты о том, что Гапиров не мог совершить убийство Матазимова и кражу автомобиля ввиду наличия у него травмы руки и отсутствия навыков вождения транспортного средства, так и в обоснование вывода о доказанности вины Гапирова в указанных преступлениях, Судебная коллегия считает объективными, с ними согласна, и не находит оснований к их переоценке по доводам жалоб осуждённого Гапирова и его защитника - адвоката Бахарева Д.С. Доводы Гапирова о наличии свидетеля, который может подтвердить его непричастность к убийству М , а именно лица по имени А являющегося соседом Цукановой, Судебная коллегия не считает заслуживающими внимания, с учетом пояснений Цукановой об отсутствии в числе ее соседей лица с таким именем и ввиду наличия достаточных доказательств, подтверждающих виновность Гапирова в убийстве М .

Таким образом, дав оценку всем доказательствам по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности Цукановой в организации убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, в отношении двух лиц, по найму, исключив из предъявленного ей органами следствия обвинения ссылку на ч. 5 ст. 33 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за пособничество в совершении преступления, а также из обвинения Цукановой, Гапирова и Абдуллаева квалифицирующий признак, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - совершение убийства группой лиц по предварительному сговору (по преступлению в отношении К ). Из обвинения Абдуллаева судом обоснованно был исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п.

«а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку он принимал непосредственное участие только в убийстве К .

С учётом изложенного, действия Гапирова судом квалифицированы по п.

«а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Абдуллаева по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Цукановой по ч. 3 ст. 33, п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мотивы указанной судом квалификации подробно изложены в приговоре и Судебная коллегия с ними соглашается, не усматривая оснований для переквалификации действий осуждённых.

При назначении Гапирову, Цукановой, Абдуллаеву наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности каждого осужденного и обстоятельства, имеющие значение для назначения справедливого наказания каждому из них, в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Оснований к смягчению наказания, о чем содержатся просьбы в апелляционных жалобах, Судебная коллегия не находит, поскольку при назначении наказания были учтены все данные о личности осужденных и фактические обстоятельства по делу.

Вид исправительного учреждения осуждённым судом определен правильно в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

Доводы осуждённой Цукановой о неверном исчислении ей срока отбывания наказания с 17 января 2014 года, в то время, как фактически она была задержана 16 января 2014 года, Судебная коллегия признаёт несостоятельными. Как видно из материалов уголовного дела, 14 января 2014 года осуждённая Цуканова была допрошена следователем в качестве потерпевшей по данному уголовному делу (т. 2 л.д. 153-155), 17 января 2014 года следователю поступил рапорт оперуполномоченного по ОВД, осуществлявшего оперативное сопровождение по данному уголовному делу о том, что в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий была получена информация о причастности Цукановой к организации убийства К (т. 7 л.д. 1), в связи с чем, 17 января 2014 года в адрес Цукановой было направлено уведомление заместителя руководителя следственного управления об отмене постановления следователя о признании её потерпевшей. Согласно протоколу задержания подозреваемого от 17 января 2014 года, Цуканова была задержана 17 января 2014 года в 15 часов 40 минут (т. 7 л.д. 8 - 11), данных о том, что фактически задержание Цукановой было произведено 16 января 2014 года, в материалах уголовного дела не имеется.

При разрешении исковых требований П о возмещении морального вреда суд надлежаще мотивировал свои выводы о размере взыскания денежной компенсации морального вреда в пользу потерпевшей.

Как видно из приговора, суд, определяя этот размер, исходил из положений ст. 151, 1099-1101 ГК РФ, а также учитывая требования разумности и справедливости. Судом были учтены обстоятельства совершения преступления, характер причинённых потерпевшей нравственных страданий, а также материальное положение виновных. Судебная коллегия соглашается с выводами суда в части разрешения гражданского иска П и их обоснованием.

Таким образом, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, при этом нарушений уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, допущено не было и, с учётом изложенного, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора суда, в том числе и по доводам апелляционных жалоб.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ,

определила:

приговор Московского городского суда от 14 октября 2015 года в отношении Гапирова А А Абдуллаева С Х Цукановой М А оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённых Гапирова А.А., Абдуллаева С.Х., Цукановой М.А. и адвокатов Никитиной М.В., Бахарева Д.С. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 5-АПУ16-2

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх