Дело № 5-Д12-100

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-Д12-100

от 25 октября 2012 года

 

председательствующего Старкова A.B., судей Скрябина К.Е. и Шалумова М.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Небрата В.А. на приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 8 июня 2010 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 декабря 2010 г. и постановление президиума Московского городского суда от 15 июля 2011 г.

Указанным приговором

Небрат [скрыто]

[скрыто] не судимый,

осужден:

по ч. 1 ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработной платы;

ч. 1 ст. 161 УК РФ на 1 год лишения свободы;

ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 6 лет лишения свободы;

ч. 2 ст. 162 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 24 ноября 2009 г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 декабря 2010 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Московского городского суда от 15 июля 2011 г. по надзорному представлению заместителя прокурора г. Москвы и надзорной жалобе от 30.05.2011 осужденного Небрата В.А. приговор изменен: действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), по которой назначено наказание в виде 10 месяцев лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено окончательное наказание 6 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2012 г. по надзорной жалобе от 28.06.2012 осужденного Небрата В.А. на указанные судебные решения возбуждено надзорное производство, надзорная жалоба осужденного вместе с уголовным делом переданы на рассмотрение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей жалобу удовлетворить частично, судебные решения в части осуждения по ч. 1 ст. 158 и ч. 2 ст. 162 УК РФ изменить, назначенное наказание по этим статьям и по совокупности преступлений смягчить, Судебная коллегия

 

установила:

 

Небрат В.А. признан виновным в указанных преступлениях, совершенных им 24 ноября 2009 г. [скрыто] при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

В надзорных жалобах от 30.05.2011 и 28.06.2012 осужденный Небрат В.А. указывает на то, что и на предварительном следствии, и при разбирательстве дела в судах первой и кассационной инстанций, нарушались его процессуальные права, в том числе право на защиту, необоснованно отвергнуты его показания об обстоятельствах совершенных преступлений, которые он подробно приводит в жалобах и утверждает, что они являются правдивыми, в то же время необоснованно использованы в качестве доказательства вины его показания на предварительном следствии, полученные под психологическим давлением следствия.

Так, в ходе дознания он 25.11.2009 допрашивался без адвоката, в дальнейшем он видел адвокатов всего несколько раз, а обвинение 8 апреля 2010 г. предъявлено ему в отсутствие адвоката, что свидетельствует, по его мнению, о некачественной юридической помощи и защите его прав. До завершения досудебного производства по уголовному делу он оставался «в неведении» относительно хода предварительного следствия, и поэтому не мог заявить ходатайства о проведении следственного эксперимента и очных ставок с потерпевшими и свидетелями, что повлекло односторонность и обвинительный уклон судебного разбирательства.

Суд не принял во внимание несоответствие показаний потерпевшего [скрыто] о количестве выпитого им и [скрыто] спиртного до встречи с

Небратом сведениям о количестве алкоголя в крови у [скрыто], находившегося, по мнению осужденного, в сильной степени алкогольного опьянения, а сам [скрыто] не был освидетельствован на предмет содержания

алкоголя в крови; наличие множества противоречий в показаниях [скрыто] и [скрыто], указывающих на их стремление скрыть истинные мотивы и

детали происшедшего; место и время преступления - темное время суток, отсутствие уличного освещения, при которых [скрыто] не мог видеть, какой у него нож. Полагает, что суд также необоснованно не учел: показания М I о том, что тот точно не помнит, каким именно словом он

угрожал [скрыто], и угрожал ли убийством, что должно толковаться в его

пользу, а не в пользу потерпевшего; отсутствие у [скрыто] повреждения

внутренних органов, что ставит под сомнение опасность причиненного ему ранения для жизни в момент нанесения; вследствие допущенных нарушений суд неправильно квалифицировал его действия в отношении [скрыто] как

особо тяжкое преступление.

По преступлению в отношении [скрыто] полагает, что ввиду сильной степени опьянения [скрыто] который подтвердил в суде, что ничего не

помнит и показания дает со слов следователя, показания потерпевшего не могут использоваться в качестве доказательства; показания [скрыто] о том,

что он убежал после совершения преступления, опровергаются показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] в то же время показания указанных лиц,

находившихся на службе, не могут использоваться в качестве доказательств его вины. Считает, что суд незаконно, несмотря на его возражения, огласил показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], не приняв должных мер по

обеспечению их явки и не воспользовавшись сведениями об их

местонахождении, которыми он располагал; неправильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

В нарушение ст. 310 УПК РФ приговор был оглашен ему в СИЗО, а копию приговора вручили лишь 23.07.2010, что, по его мнению, также является основаниями к отмене приговора.

Ссылается на то, что суд кассационной инстанции рассмотрел его кассационную жалобу через длительный период времени, спустя 4 месяца после ее подачи, не обеспечил его личное участие в судебном заседании, а из-за плохой видеосвязи он не имел возможности проследить за ходом заседания и заявить ходатайства. Приводит доводы о неправильном отражении отдельных показаний и хода судебного разбирательства в протоколе судебного заседания.

С учетом приведенных доводов просит отменить состоявшиеся судебные решения и направить дело на новое рассмотрение.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы надзорных жалоб, Судебная коллегия находит надзорные жалобы осужденного частично обоснованными, а постановленные судебные решения подлежащими изменению ввиду неправильного применения уголовного закона.

В судебном заседании подсудимый Небрат свою вину в предъявленном обвинении признал частично, не отрицал, что в ссоре нанес ножевые ранения [скрыто] и [скрыто] после чего забрал у [скрыто] куртку, мобильный

телефон и ключи; также не отрицал, что на автобусной остановке в драке с [скрыто] нанес последнему два удара ножом в шею, сорвал с шею цепочку

с крестиком, которую впоследствии отдал М Ь однако не согласен

с юридической оценкой его действий.

Несмотря на занятую им позицию, суд пришел к обоснованным выводам о виновности Небрата в совершении всех инкриминированных ему преступлений, которые подтверждаются достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

В частности, суд проанализировав в приговоре показания потерпевших

[скрыто] и сопоставив их с другими

доказательствами, правильно признал их допустимыми и достоверными доказательствами, не содержащими существенных противоречий, и положил в основу приговора, в связи с чем доводы осужденного о необъективности этих показаний, обусловленной нахождением потерпевших в сильной

степени опьянения и их стремлением скрыть действительные обстоятельства происшедшего, следует признать не основанными на материалах дела.

Вопреки доводам жалоб, суд не ссылался в приговоре на объяснения Небрата, полученные в ходе доследственной проверки, и показания на предварительном следствии как на доказательства его вины. Судом правильно приведены показания потерпевшего [скрыто] о том, что Небрат

перед тем как нанести ему удар ножом, крикнул, что сейчас убьет его. При этом [скрыто] пояснил, что он не помнит только точное слово, которое

говорил Небрат, угрожая ему убийством - «убью» или «завалю» (л.д. 287), что не меняет сути его показаний о высказанном Небратом намерении лишить его жизни и не может быть признано неустранимым сомнением, подлежащим толкованию в пользу подсудимого.

Показания [скрыто] и [скрыто] не содержат существенных

противоречий с показаниями потерпевшего [скрыто] Тот факт, что они

являлись сотрудниками милиции и оказались свидетелями преступления в связи с выполнением служебных обязанностей, при неустановлении по делу их личной заинтересованности в исходе дела, не является основанием для признания их показаний недопустимыми или недостоверными доказател ьствам и.

Оглашение показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто] в

судебном заседании, с учетом сведений о причинах их неявки, в том числе возможном нахождении [скрыто] -1 [скрыто] - за пределами

Российской Федерации, не противоречит положениям ст. 281 УПК РФ.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым принял вышеперечисленные и иные доказательства, положенные в основу приговора, и отверг показания Небрата в свою защиту как обусловленные стремлением смягчить ответственность за содеянное.

Доводы осужденного о нарушениях его процессуальных прав на предварительном следствии не соответствуют материалам дела. Во всех предусмотренных законом случаях защитник в лице адвоката присутствовал на следственных действиях с участием Небрата, в том числе на допросе в качестве подозреваемого 25 ноября 2009 г. (л.д. 41-44), при предъявлении первоначального и окончательного обвинения, ознакомлении обвиняемого с материалами дела, что свидетельствует об оказании защитником надлежащей юридической помощи обвиняемому. 8 апреля 2010 г. Небрату не предъявлялось обвинение, а было утверждено прокурором обвинительное заключение. Каких-либо препятствий для заявления обвиняемым ходатайств о проведении дополнительных следственных действий не имелось.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Приговор оглашен председательствующим в зале судебного заседания в присутствии подсудимого, а не в СИЗО. Вручение Небрату копии приговора через полтора месяца после его оглашения не лишило его возможности реализовать свое право на обжалование приговора в кассационном порядке и не является основанием к отмене приговора.

Замечания осужденного на протокол судебного заседания рассмотрены судьей в установленном порядке и отклонены мотивированным решением, с которым Судебная коллегия не находит оснований не согласиться.

Квалификация действий Небрата на момент его осуждения и с учетом изменений, внесенных президиумом, является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела, а доводы осужденного о недоказанности его умысла на лишение жизни [скрыто] и признаков

причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью, а также неправильной квалификации его действий в отношении [скрыто] не основанными на

материалах дела.

Наказание Небрату по ч. 1 ст. 116 и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60, 66 УК РФ, и является справедливым.

Судом кассационной инстанции дело рассмотрено с участием осужденного (с использованием системы видеоконференц-связи) и его защитника, с соблюдением установленной законом процедуры, при этом Небрат, имея возможность заявлять ходатайства, данным правом не воспользовался. Все доводы, приведенные в кассационной жалобе Небрата, проверены с отражением результатов в кассационном определении.

Вместе с тем, президиум Московского городского суда, пересматривая дело в порядке надзора, не учел, что к этому моменту Федеральным законом № 26-ФЗ от 7 марта 2011 г. внесены изменения в часть 2 ст. 162 УК РФ, улучшающие положение осужденного Небрата, а именно исключен нижний

предел наказания в виде лишения свободы, и не привел приговор в этой части в соответствие с новым уголовным законом.

Кроме того, в соответствии с Федеральным законом № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г. наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 Кодекса, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231 и статьей 233 Кодекса, или только если соответствующей статьей Особенной части Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания. Небрат ранее не судим, совершенное им хищение имущества [скрыто] президиум квалифицировал по ч. 1 ст. 158

УК РФ, то есть как кражу, относящуюся к преступлению небольшой тяжести, отягчающих обстоятельств у него не установлено, в связи с чем ему не может быть назначено за данное преступление наказание в виде лишения свободы.

По указанным причинам приговор и последующие судебные решения в части осуждения Небрата по ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 158 УК РФ подлежат изменению: следует его действия переквалифицировать на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), по которой назначить наказание с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех установленных судом обстоятельств дела и сведений о личности виновного; смягчить наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ, и по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

1. Надзорные жалобы осужденного Небрата В.А. удовлетворить частично.

2. Приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 8 июня 2010 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 1 декабря 2010 г. и постановление президиума Московского городского суда от 15 июля 2011 г. в отношении Небрата [скрыто] А ^ изменить:

переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), по которой назначить наказание в виде 4 лет 10 месяцев лишения свободы;

смягчить наказание по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в ред. от 07.03.2011) до 6 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10 % из заработной платы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116; ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ; ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. от 07.03.2011), путем частичного сложения наказаний назначить окончательное наказание в виде 6 лет 2 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанные судебные решения оставить без изменения, а надзорные жалобы осужденного Небрата В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 5-Д12-100

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 310. Провозглашение приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх