Дело № 5-О09-360СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 января 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шишлянников Владимир Федорович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О09-360СП

от 25 января 2010 года

 

председательствующего Шурыгина А.П.

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Орехова М.В., потерпевшего [скрыто], представлению государственного обвинителя Мустафаева P.A. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 25 августа 2009 года, которым

Орехов [скрыто]

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ Орехов М.В. оправдан на основании п.п. 2,4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., выступления прокурора Титова Н.П., поддержавшего кассационное представление, представителей потерпевших Крыловой Г.А. и Карповой И.Б. об отмене приговора, адвоката Баранова A.A., поддержавшего кассационную жалобу осужденного и возражавшего против кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Орехов М.В. признан виновным в убийстве [скрыто] на почве личных неприязненных

отношений, возникших в ходе ссоры.

Он же (Орехов М.В.) оправдан по обвинению в совершении убийства [скрыто] за непричастностью к совершению данного преступления.

В кассационной жалобе осужденный Орехов М.В., не соглашаясь с приговором, считает его необоснованным и необъективным, при этом указывает, что суд не учел всех обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, просит изменить приговор.

Потерпевший [скрыто] в своей кассационной жалобе оспаривает

законность, обоснованность и справедливость оправдательного приговора, при этом указывает, что в материалах дела имеется достаточно доказательств вины Орехова М.В. в убийстве [скрыто], перечисляет эти доказательства, указывает, что при

рассмотрении данного дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В кассационном представлении государственного обвинителя Мустафаева P.A. поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение ввиду допущенных судом существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на поставленные перед присяжными заседателями вопросы и ответы на них.

В представлении указывается, что в ходе судебного заседания, в нарушение закона, адвокаты Соломатин, Асанов и подсудимый Орехов, игнорируя замечания председательствующего, доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находилась за пределами их компетенции, в том числе поднимали вопросы процессуального характера, ссылались на процедуру предварительного следствия, стремились опорочить доказательства, которые были признаны допустимыми и исследовались в судебном заседании (показания Орехова М.В. на предварительном следствии, в которых он признавал вину в преступлениях, протокол проверки показаний на месте с участием обвиняемого Орехова М.В.), заявляли о их недопустимости, ссылаясь на применение к подсудимому незаконных методов ведения следствия, насилия со стороны сотрудников милиции и незаконное получение на следствии показаний. В представлении приводятся эти высказывания адвокатов и подсудимого с указанием листов протокола.

Кроме того, по мнению государственного обвинителя, приговор подлежит отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, а именно вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, поскольку при формировании коллегии присяжных заседателей двое присяжных заседателей скрыли информацию о своих близких родственниках, что повлияло на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей. Так, кандидат в присяжные заседатели [скрыто] скрыла информацию о том, что ее сын [скрыто] в 1997 году был судим к 3

годам лишения свободы условно с испытательным сроком на один год по ч. 2 ст. 213, ст. 158 УК РФ. Ю_ I скрыла информацию о том, что ее супруг Ю_ I

в 2008 году привлекался к административной ответственности в виде штрафа в размере [скрыто] рублей.

В представлении указывается, что скрыв сведения о себе, кандидаты в присяжные заседатели лишили сторону обвинения права заявить как мотивированные, так и немотивированные отводы или после формирования коллегии присяжных заседателей в соответствии со ст. 330 УПК РФ заявить ходатайство о роспуске коллегии присяжных в связи с тенденциозностью ее состава.

Кроме того, как полагает государственный обвинитель, присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] принимая участие при рассмотрении дела, могли

повлиять на формирование коллегии присяжных заседателей, а в последующем на содержание их ответов на поставленные судом вопросы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия не находил оснований для отмены приговора.

Согласно ч. 1 ст. 381 и ч. 2 ст. 385 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений норм уголовно-процессуального закона, регулирующих особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей, влекущих отмену приговора, ни органами следствия, ни судом допущено не было.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено, вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, в соответствии с требованиями закона (ст.ст.328-332 УПК РФ), замечаний по этому поводу, а также заявлений о незаконности состава коллегии, о ее тенденциозности, от участников процесса, в том числе от государственного обвинителя, не поступало (т. 5 л.д. 75).

Доводы государственного обвинителя в представлении о том, что при формировании коллегии присяжных заседателей двое присяжных заседателей скрыли информацию о своих близких родственниках, что повлияло на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, являются несостоятельными.

К кассационному представлению государственный обвинитель приложил справки, согласно которым сын присяжного заседателя [скрыто] - [скрыто] в

1997 году был судим к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на один год по ч. 2 ст. 213, ст. 158 УК РФ, а супруг присяжного заседателя [скрыто] - [скрыто] в 2008 году привлекался к административной ответственности в

виде штрафа в размере [скрыто] рублей.

Из представленных государственным обвинителем документов следует, что судимость у сына присяжного заседателя [скрыто] - [скрыто] погашена в

установленном законом порядке, в связи чем он считается несудимым и кандидат в присяжные заседатели [скрыто] не обязана была сообщать информацию о погашенной судимости сына, к тому же вопрос к кандидатам в присяжные заседатели был поставлен председательствующим о наличии у них или их родственников непогашенных судимостей (т. 5 л.д. 63).

Кандидат в присяжные заседатели [скрыто] также не обязана была

сообщать о том, что ее супруг [скрыто] в 2008 году привлекался к административной ответственности в виде штрафа в размере [скрыто] рублей, поскольку законом не предусмотрена обязанность кандидата в присяжные заседатели сообщать сведения о привлечении их и их родственников к административной ответственности, к тому же такой вопрос перед кандидатами в присяжные заседатели не ставился.

Несостоятельными являются доводы потерпевшего в жалобе и государственного обвинителя в представлении о допущенных стороной защиты

существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые повлияли на поставленные перед присяжными заседателями вопросы и ответы на них.

Как видно из протокола судебного заседания и на это указывает государственный обвинитель в представлении, защитник Соломатин П.И. в своем выступлении в прениях сторон заявил: «...данные показания мой подзащитный дал под давлением следствия ...» (т.5 л.д.142), защитник Асанов В.Н. заявил: «Мы видели видеосъемку проверки показаний на месте. Там тоже Орехов давал признательные показания, но необходимо учитывать его моральное состояния в тот момент и давление сотрудников милиции...» (т.5 л.д. 143), подсудимый Орехов М.В. заявлял в присутствии присяжных заседателей: «Я не видел этих детализаций, меня в полной мере не ознакомили с материалами дела ...» (т.5 л.д. 130), «Мне наконец-то дали высказаться за 10 месяцев...», « Да, есть видеозапись проверки показаний на месте, где я признаю свою вину, но факт в том, что Вы видели в какой форме меня туда привезли...» (т.5 л.д. 144).

Данные высказывания адвокатов и подсудимого, вопреки доводам государственного обвинителя в представлении, не могли повлиять на поставленные перед присяжными заседателями вопросы и ответы на них, поскольку председательствующий судья, всякий раз прерывал адвокатов и подсудимого, допускавших указанные высказывания, делал им замечания и обращал внимание присяжных заседателей, чтобы они не принимали во внимание эти высказывания стороны защиты.

Других нарушений ни в жалобах, ни в кассационном представлении не указано.

Судебное следствие, как это видно из протокола судебного заседания, проведено в соответствии со ст. ст. 243, 335 УПК РФ. Председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равенство прав сторон, соблюдение принципа состязательности, создав все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Каких-либо данных об отказе стороне в исследовании допустимых доказательств, имеющих существенное значение для исхода дела, или необоснованного исключения их из разбирательства с участием присяжных заседателей, не имеется. Нет в деле данных и об исследовании недопустимых доказательств.

При постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, судом были выполнены требования ст. ст. 338-339 УПК РФ, вопросы перед присяжными заседателями были поставлены в соответствии с деяниями, в совершении которых Орехов обвинялся, а также с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, они поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках, не требовали от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении вердикта.

Замечаний и поправок к вопросному листу от участников процесса не поступило (т. 5 л.д. 148).

Напутственное слово соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, присяжным заседателям были напомнены как доказательства обвинения, так и доказательства защиты, при этом не было выражено отношение председательствующего к доказательствам как стороны обвинения, так и стороны защиты и стороны не заявили возражений в связи с содержанием

напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности (т. 5 л.д. 149).

Постановленный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует положениям ст. 343 УПК РФ, а приговор отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ, он основан на вердикте коллегии присяжных заседателей.

Юридическая квалификация действий Орехова М.В. дана судом правильно, в соответствии с обстоятельствами дела, как они были установлены судом присяжных заседателей в вердикте.

Доводы потерпевшего [скрыто] в кассационной жалобе о том, что в

материалах дела имеется достаточно доказательств вины Орехова М.В. в убийстве [скрыто], не могут быть приняты во внимание, поскольку в соответствии с

законом (ч. 4 ст. 347 УПК РФ, сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела. Назначенное осужденному наказание соразмерно содеянному и является справедливым. Оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 25 августа 2009 года в отношении Орехова [скрыто] оставить без

изменения, а кассационные жалобы и представление, - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 5-О09-360СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх