Дело № 5-О10-23СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 февраля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О10-23СП

от 19 февраля 2010 года

 

в составе:

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 19 февраля 2010 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Пустынникова В.И. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 24 декабря 2009 года, которым

ЗАКУВАЕВ [скрыто]

оправдан по ст. 290 ч. 4 п. п. «а, в, г» УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 4 УПК РФ.

КОРШУНОВ [скрыто]

оправдан по ст. 290 ч. 4 п. п. «а, в, г» УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 4 УПК РФ.

За оправданными Закуваевым Н.И. и Коршуновым A.B. признано право на реабилитацию.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Башмакова A.M., полагавшего приговор суда отменить по доводам кассационного представления, оправданных Закуваева Н.И. и Коршунова A.B., адвокатов Гервиса Ю.П., Слепенчук A.B. и Кица А.Н., заявивших возражения и полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при изложенных в обвинении обстоятельствах, Закуваев Н.И., начальник [скрыто] таможни, и Коршунов A.B., исполняющий обязанности начальника этой таможни, обвинялись в получении в июле-августе 2007 года по предварительному сговору, сопряжённой с вымогательством взятки в крупном размере в виде денег на общую сумму [скрыто] долларов

США, что по курсу ЦБ РФ составляло не менее [скрыто] рубль [скрыто] копеек, от представителей [скрыто]» (склад временного хранения) за беспрепятственное таможенное оформление и выпуск декларированных транспортных средств импортного производства седельных тягачей в свободное обращение в зоне деятельности указанного таможенного поста, а также за общее покровительство в дальнейшем.

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей по делу в отношении Закуваева Н.И. и Коршунова A.B. постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель Пустынников В.И. просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии отбора коллегии присяжных

заседателей. По мнению автора представления, на вынесение вердикта повлияли существенные нарушения уголовно-процессуального закона при судебном разбирательстве дела. Многократно нарушались требования ч. 7 ст. 335 УПК РФ, в присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства, доказанность которых не относится к их полномочиям, предусмотренным ст. 334 УПК РФ. Стороной защиты ставились под сомнение допустимость доказательств, законность действий органов предварительного следствия, заявлялось о провокационных действиях в отношении подсудимых, а председательствующий не принял всех мер воздействия, предусмотренных ст. 258 УПК РФ. Во вступительном заявлении адвокат Кица А.Н. в защиту подсудимого Коршунова A.B. систематически злоупотреблял своими процессуальными правами, выходил за рамки своего отношения к предъявленному обвинению, оказывал на присяжных заседателей запрещённое законом воздействие, ставил под сомнение законность, полноту и компетентность проведённого расследования, входил в оценку неисследованных доказательств, сказал о том, что никогда, никаких задержек грузовиков не было, что таможенное оформление осуществлялось ранее установленных сроков, что склад хранения ЗАО [скрыто]» являлся нелегальным, занимался провозом

контрабанды, что свидетели говорят неправду, а на неоднократные замечания председательствующего адвокат не реагировал. При допросе свидетеля [скрыто]. адвокат Гервес Ю.П. задал вопрос,

который не соответствует требованиям ст. ст. 252, 335 ч. 7 УПК РФ, а именно о том, в связи с чем свидетель инициативно требовал личной встречи с подсудимым Закуваевым Н.И. и вёл с ним разговор о даче взятки. При допросе свидетеля [скрыто]. адвокат Слепенчук A.B. задала вопрос о работе свидетеля с нарушением законодательства, а Коршунов A.B. заявил этому свидетелю, что не надо вводить в заблуждение суд. При своём допросе подсудимый Закуваев Н.И. заявил, что, наверное, была провокация. Председательствующий нарушил требования ч. 5 ст. 246 УПК РФ о праве государственного обвинителя на представление доказательств, необоснованно признал недопустимыми доказательствами и отказал в просмотре

вещественного доказательства CD-диска № о встрече

подсудимого Коршунова A.B. и свидетеля [скрыто] 26 июля

2007 года, и в исследовании протокола осмотра предметов от 21 марта 2008 года. Адвокат Слепенчук A.B. нарушила требования ч. 8 ст. 335 УПК РФ, запрещающей исследовать данные о личности подсудимого, выступая в прениях в защиту подсудимого Закуваева

H.И., заявила, что у подсудимых есть семьи и дети. Кроме этого заявила, что тех доводов, которые есть на сегодняшний день, недостаточно, чтобы людей лишать свободы. Подсудимый Коршунов A.B. в последнем слове заявил, что его вина в том, что он недооценил коварство работников ФСБ.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Гервис Ю.П., Слепенчук A.B. и Кица А.Н. указывают о своём несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений, судебная коллегия не находит оснований к отмене оправдательного приговора суда с участием присяжных заседателей в отношении оправданных Закуваева Н.И. и Коршунова A.B.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор суда, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в кассационном представлении государственного обвинителя не указано, и по делу не установлено.

Судебная коллегия не может также согласиться с доводами в кассационном представлении государственного обвинителя о нарушении при судебном следствии требований ст. ст. 246, 252, 334, 335 УПК РФ, о неприменении председательствующим необходимых мер воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, предусмотренных ст. 258 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 252, 335 УПК РФ, определяющих пределы судебного разбирательства, особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Нет также данных

о нарушении требований ч. 5 ст. 246 УПК РФ, том, что было ограничено право государственного обвинителя на представление доказательств.

В судебном заседании с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства разрешены

председательствующим в установленном законом порядке. Председательствующий поставил на обсуждение сторон вопрос о возможности окончания судебного следствия, стороны заявили, что не намерены представлять иных доказательств, дополнений к судебному следствию не поступило, в связи с чем председательствующим было объявлено об окончании судебного следствия и по просьбе стороны обвинения объявлен перерыв для подготовки к прениям (т. 9, л.д. 31).

Указывая в кассационном представлении о том, что в ходе судебного разбирательства многократно в присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства, доказанность которых не относится к их полномочиям, что стороной защиты ставились под сомнение допустимость доказательств, законность действий органов предварительного следствия, заявлялось о провокационных действиях в отношении подсудимых, государственный обвинитель никаких конкретных данных не приводит.

В протоколе судебного заседания также нет никаких записей о подобных обстоятельствах.

Поэтому указанные доводы государственного обвинителя в кассационном представлении не могут быть приняты во внимание и служить основанием к отмене приговора суда.

Несостоятельны также доводы государственного обвинителя в кассационном представлении о том, что во вступительном заявлении адвокат Кица А.Н. в защиту подсудимого Коршунова A.B. систематически злоупотреблял своими процессуальными правами, выходил за рамки своего отношения к предъявленному обвинению, оказывал на присяжных заседателей запрещённое законом воздействие, ставил под сомнение законность, полноту и компетентность проведённого расследования. Эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Согласно ч. 3 ст. 335 УПК РФ защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и о порядке представленных им доказательств.

Указанные требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый Коршунов A.B. заявил, что обвинение ему понятно, и он вину не признаёт (т. 8, л.д. 142).

Адвокат Кица А.Н. во вступительном заявлении в защиту подсудимого Коршунова A.B. сказал, что всё сказанное государственным обвинителем не соответствует действительности, обвинение голословно.

Преждевременные заявления адвоката Кица А.Н., на которые имеются ссылки в кассационном представлении, о том, что никогда, никаких задержек грузовиков не было и таможенное оформление осуществлялось ранее установленных сроков, что при рассмотрении дела участники судебного разбирательства убедятся в том, что склад являлся нелегальным и занимался провозом контрабанды, и что свидетели говорят неправду, председательствующий сразу же прерывал, предлагал адвокату ему не входить в оценку не исследованных доказательств, просил присяжных заседателей не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 8, л.д. 140-142).

При этом судебная коллегия отмечает, что заявлением о том, что никогда, никаких задержек грузовиков не было и таможенное оформление осуществлялось ранее установленных сроков, адвокатом Кица А.Н. было высказано отношение к обвинению, отражённому в обвинительном заключении по этим обстоятельствам. В частности, в обвинении указано о том, что осужденные давали указания об искусственном создании препятствий и в затягивании процесса приёма и таможенного оформления, что в ходе встреч с представителями ЗАО выдвигали требования о даче взятки под угрозой создания последующих препятствий в приёме и таможенном оформлении (т. 7, л.д. 321).

Из протокола судебного заседания следует, что во вступительном заявлении государственный обвинитель изложил

существо предъявленного подсудимым обвинения, содержащегося в обвинительном заключении (т. 8, л.д. 140).

Кроме этого, в дальнейшем при судебном разбирательстве дела каждый из подсудимых был подробно допрошен сторонами по предъявленному обвинению, были определены конкретные позиции сторон, которые были доведены до присяжных заседателей и в прениях, в последнем слове, а также эти позиции были изложены председательствующим в напутственном слове.

С учётом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что во вступительном заявлении адвокат Кица А.Н. допустил нарушения ч. 3 ст. 335 УПК РФ, служащие основанием для отмены оправдательного приговора суда.

Судебная коллегия также находит, что свидетели обвинения [скрыто]., консультант ЗАО [скрыто]», и [скрыто].,

заместитель директора [скрыто]», на которых имеются ссылки государственного обвинителя в кассационном представлении, были допрошены в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ (т. 8, л.д. 177-193, 194-204).

Из протокола судебного заседания следует, что вопрос адвоката Гервеса Ю.П. к свидетелю Д [скрыто]. о том, в связи с

чем свидетель инициативно требовал личной встречи с подсудимым Закуваевым Н.И. и вёл с ним разговор о даче взятки, был снят председательствующим. При этом, председательствующий также обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта (т. 8, л.д. 182).

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что до допроса стороной защиты, свидетель [скрыто] на вопросы

стороны обвинения пояснил об обстоятельствах его встреч с подсудимым Закуваевым Н.И., в частности о том, что он неоднократно созванивался с подсудимым Закуваевым Н.И., а также об обстоятельствах встреч с подсудимым Коршуновым A.B., в частности о том, что через друзей узнал телефон подсудимого Коршунова A.B. и записался к нему на приём, потом созванивался и с ним (т. 8, л.д. 179-181).

При допросе свидетеля [скрыто]. адвокат Слепенчук

A.B. задала вопрос следующего содержания: «Значит Вы работали с

нарушением законодательства?». На этот вопрос свидетель ответил: «Нет». После этого председательствующий напомнил адвокату особенности судебного следствия, обратился к присяжным заседателям не принимать во внимание при вынесении вердикта последнее высказывание адвоката (т. 8, л.д. 198).

Подсудимый Коршунов A.B. задал свидетелю [скрыто]. вопрос о том, были ли случаи нарушения сроков хранения товаров на складе, на который тот ответил утвердительно, при этом пояснил, что в таком случае таможенный пост составляет протокол. После этого ответа Коршунов A.B. начал говорить о том, что не надо вводить суд в заблуждение. Председательствующий сразу же прервал Коршунова A.B., разъяснил требования закона относительно судебного следствия, обратился к присяжным заседателям не принимать во внимание при вынесении вердикта последнее высказывание Коршунова A.B. Затем свидетель [скрыто] заявил, что он хочет пояснить о том, что

таможенный пост составляет протокол административного правонарушения когда приезжает комиссия, а в другом случае обычно протокол не составляется. После такого уточнения свидетеля [скрыто]. никаких заявлений о несогласии с его

показаниями по указанным обстоятельствам ни от кого из участников судебного разбирательства, в том числе от подсудимого Коршунова A.B., не поступило (т. 8, л.д. 201-202).

С учётом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что при допросе свидетелей [скрыто]. и [скрыто] были допущены нарушения уголовно-

процессуального закона, служащие основанием для отмены оправдательного приговора суда.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами государственного обвинителя в кассационном представлении о том, что при допросе подсудимый Закуваев Н.И. оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей, поскольку таких данных в материалах дела нет.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый Закуваев Н.И. был допрошен сторонами с соблюдением требований ст. 275 УПК РФ. В начале допроса адвокат Гервис Ю.П. предложил подсудимому рассказать о происшедшем, после этого подсудимый Закуваев Н.И. дал показания в свободном рассказе. Во время дачи

показаний он сказал, в частности, о том, что свидетель [скрыто] передал ему I ¦ долларов США для передачи подсудимому Коршунову A.B., он поехал к Коршунову A.B. и передал ему эти деньги, а Коршунов A.B. этому сильно удивился, он сказал Коршунову A.B., чтобы с К I разбирались сами, деньги

оставил на столе в кабинете Коршунова A.B. Это наверное была провокация (т. 9, л.д. 18).

Из изложенного следует, что при допросе в судебном заседании подсудимый Закуваев Н.И. пояснил о своей версии относительно предъявленного обвинения, в частности об

обстоятельствах передачи денег свидетелем КЩ . для

подсудимого Коршунова A.B., предположил о провокации, когда Коршунов A.B. выразил удивление относительно передачи ему денег К

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что председательствующий остановил допрос подсудимого Закуваева Н.И., дополнительно разъяснил ему требования закона о судебном следствии, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание при вынесении вердикта последнее высказывание подсудимого (т. 9, л.д. 16-22).

С учётом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что при допросе подсудимого Закуваева Н.И. были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, служащие основанием для отмены оправдательного приговора суда.

Несостоятельными также являются доводы в кассационном представлении государственного обвинителя о том, что председательствующий нарушил требования ч. 5 ст. 246 УПК РФ о праве государственного обвинителя на представление доказательств, необоснованно признал недопустимыми доказательствами и отказал в удовлетворении ходатайства о просмотре вещественного доказательства CD-диска № [скрыто] о

встрече подсудимого Коршунова A.B. и свидетеля Д Щ. 26

июля 2007 года, и об исследовании протокола осмотра предметов от 21 марта 2008 года, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Согласно ч. 1 ст. 73 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы, не могут положены в основу обвинения, использоваться для доказывания обстоятельств дела. В соответствии с ч. 5 ст. 335 УПК РФ судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в судебном заседании.

Из протокола судебного заседания следует, что эти требования уголовно-процессуального закона

председательствующим по делу выполнены.

Оснований для признания указанных доказательств допустимыми, и для их исследования с участием присяжных заседателей, у председательствующего не было. В судебном заседании сторона обвинения не представила доказательств правомерности осуществления записи 26 июля 2007 года, не представила сведений о правомерности ОРМ. При этом, на записи, кроме голосов двух мужчин не видно их изображений, и суд лишён возможности проверить запись на относимость к конкретным лицам. Обоснованные выводы председательствующего об этом мотивированы в постановлении. При окончании судебного следствия сторона обвинения также не представила каких-либо новых данных (т. 8, л.д. 232, т. 9, л.д. 30).

Прения сторон, последнее слово подсудимых соответствуют требованиям ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ.

Доводы в кассационном представлении государственного обвинителя о том, что адвокатом Слепенчук A.B. в прениях и репликах были исследованы данные о личности подсудимого Закуваева Н.И., являются несостоятельными, поскольку эти доводы противоречат протоколу судебного заседания.

Высказанное в обобщённом виде адвокатом Слепенчук A.B. о том, что «у подсудимых есть семьи, дети», не может служить основанием для вывода о том, что исследовались данные о личности. Кроме этого, председательствующий сразу же остановил адвоката Слепенчук A.B., напомнил требование закона, обратился к присяжным заседателям не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта (т. 9, л.д. 46).

Что касается заявления адвоката Слепенчук A.B. в реплике, на которое также имеется ссылка государственного обвинителя в кассационном представлении, о том, что с точки зрения адвоката позиция обвинения крайне слабая, что тех доводов, которые есть на сегодняшний день, недостаточно, чтобы людей лишать свободы, то это высказывание не касалось данных о личности, а лишь в целом определяло позицию по делу адвоката Слепенчук A.B., заявлявшего о том, что подсудимый Закуваев Н.И. не виновен (т. 9, л.д. 47, 50).

Также не является исследованием данных о личности высказанное в последнем слове подсудимым Коршуновым A.B. о его недооценки «коварства сотрудников ФСБ» (т. 9, л.д. 51).

Кроме этого, председательствующий останавливал выступавших, обращался к присяжным заседателям не принимать во внимание указанные обстоятельства при вынесении вердикта.

Об этом также председательствующий сказал в своём напутственном слове, просил присяжных заседателей вынести вердикт лишь на основании исследованных в судебном заседании доказательств (т. 8, л.д. 99-112).

С учётом изложенного, судебная коллегия находит, что указанные обстоятельства не могут служить основанием для вывода о нарушении уголовно-процессуального закона, влекущего отмену оправдательного приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым оправдательный приговор суда в отношении оправданных Закуваева Н.И. и Коршунова A.B. изменить в части основания оправдания.

Согласно ч. 2 ст. 302 УПК РФ, оправдательный приговор постановляется в случаях, если: 1) не установлено событие преступления; 2) подсудимый не причастен к совершению преступления; 3) в деянии подсудимого отсутствует состав преступления; 4) в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

По смыслу закона в оправдательном приговоре суда с участием присяжных заседателей председательствующий должен сделать ссылку на п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК для констатации того факта, что оправдательный приговор постановлен на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, а не на основании решения самого председательствующего об оправдании подсудимого в случае, предусмотренном ч. 4 ст. 348 УПК, когда обвинительный вердикт не препятствует председательствующему постановить оправдательный приговор, если он признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Указание в оправдательном приговоре суда присяжных в соответствующих случаях пунктов 1, 2 или 3 ч. 2 ст. 302 УПК само по себе является последующей юридической квалификацией оправдания подсудимого, которую проводит председательствующий на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей. Юридическая квалификация оправдания подсудимого, проводимая председательствующим, зависит от того, на какой из трёх основных вопросов в своем вердикте коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ.

Из вердикта следует, что в отношении каждого из подсудимых вопросы были сформулированы в соответствии с ч. 2 ст. 339 УПК РФ, определяющей возможность постановки в вопросном листе одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в ч. 1 этой статьи.

На такие соединённые вопросы № 1 и № 3 в отношении соответственно подсудимых Закуваева Н.И. и Коршунова A.B. присяжные заседатели дали отрицательные ответы, каждого из них признали невиновным (т. 8, л.д. 113-117).

Поскольку присяжные заседатели в этом случае одновременно отвечали на все три вопроса, указанные в ч. 1 ст. 339 УПК, где первым в порядке очередности стоит вопрос о доказанности деяния, то основанием оправдания подсудимых является не установление события преступления, то есть п. п. 1,4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Статьи законов по Делу № 5-О10-23СП

УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 275. Допрос подсудимого
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх