Дело № 5-О12-96

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-О12-96

от 3 октября 2012 года

 

председательствующего Пелевина Н.П.

при секретаре Волкове A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Дурова В.Б., Дзейгова P.M., Султыгова А.И., Мержоева М.Т., Мержоева Х.М., Шиманского Э.А., потерпевшей С

ковского городского суда от 20 июня 2012 года, по которому

ЦУРОВ [скрыто]Б

[скрыто]) J. на приговор Мос-

ранее судимый 19

декабря 2008 года пост. 161 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 14 января 2010 года по отбытии наказания,

осуждён по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением на основании ст. 53 УК РФ на этот период соответствующих ограничений, по каждому из 4 преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений.

ДЗЕЙГОВ [скрыто]М ^

1 ранее не судимый,

осуждён по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений, по каждому из 3 преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 12 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с возложением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих обязанностей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

СУЛТЫГОВ а И

ранее не су-

димый,

осуждён по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений, по каждому из 6 преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений.

_МЕРЖОЕВ М

судимый,

ранее не

осуждён по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением на этот период на основании ст.53 УК РФ соответствующих ограничений, по каждому из 6 преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений.

1Уи

Ш

МЕРЖОЕВ [скрыто],_' ранее не судимый.

осуждён по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением на этот период на основании ст.53 УК РФ соответствующих ограничений, по каждому из 5 преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ, к 10 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением на этот период на основании ст. 53 УК РФ соответствующих ограничений.

Постановлено взыскать солидарно с Дурова В.Б., Султыгова А.И., Мер-жоева М.Т. в пользу [скрыто] рублей в возмещение имуществен-

ного ущерба.

Дуров В.Б. признан виновным в создании и руководстве устойчивой вооружённой группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а Дзей-гов P.M., Султыгов А.И., Мержоев М.Т. и Мержоев Х.М. - в участии в этой группе и совершаемых ею нападениях; они же признаны в совершении в составе банды разбойных нападений с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в хранилище, а Султыгов А.И. - в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья по эпизоду от 17 августа 2010 года в отношении

ООО и потерпевшего [скрыто]

Осуждённые признаны участвовавшими в разбойных нападениях: Дуров В.Б. - 4, Дзейгов P.M. - 3, Мержоев Х.М. - 5, Султыгов А.И. и Мержоев М.Т. -4 каждый.

Преступления совершены в период с июля по сентябрь 2010 года в г при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осуждённых Дурова В.Б., Дзейгова P.M., Султыгова А.И., Мержоева Х.М., адвокатов Трегуб O.A., Александрова A.B., Артеменко Л.Н., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, потерпевшей [скрыто]., поддер-

жавшей свою кассационную жалобу об оправдании Дзейгова P.M., Мержоева Х.М. и Мержоева М.Т. по эпизоду разбойного нападения на игровой клуб [скрыто] мнение прокурора Митюшова В.П., возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

в судебном заседании осуждённые Дуров В.Б., Дзейгоев P.M., Мержоев Х.М., Султыгов А.И. виновными себя частично признали лишь по эпизоду от

а в остальном они и полно-

21 сентября 2010 года в отношении [скрыто] стью осужденный Мержоев Т.М. виновными себя не признали.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Дуров В.Б. указывает, что приговор является несправедливым ввиду чрезмерно сурового наказания, для назначения которого более мягким имелись основания. По делу были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По эпизоду совершения преступления от 30 июля 2010 года приводит доказательства, дает оценку их противоречивости и допустимости ввиду получения их с нарушениями закона и делает вывод о том, что по данному эпизоду вообще не было причинено ущерба, а [скрыто] потерпевшей признана незаконно, поскольку её не было на месте происшествия и она не имела должностных полномочий, а юридическое лицо потерпевшим не признано. Её показания об обстоятельствах нападения основаны лишь на предположениях, поскольку нападавших она не видела в лицо.

Постановление о принятии дела к производству следователем [скрыто] вынесено тогда, когда он в этой должности не работал, что он объяснил ошибкой. [скрыто] потерпевшей по делу не являлась, и выполненные с её

участием следственные действия не имеют доказательственного значения. По-

терпевшая [скрыто] не видела лиц нападавших в клубе, которые были в

масках, поэтому она не могла опознать их и оговорила их в интересах оперативных работников и из личных интересов, как материально заинтересованное лицо. Показания, уличающие их, она стала давать лишь после их задержания. Вынесенные следователем процессуальные документы прокурору были направлены несвоевременно, что лишало его процессуальных полномочий на производство следственных действий и повлияло на допустимость доказательств, как и заявление о допущенных им технических ошибках. Считает, что все следственные действия с участием Мс [скрыто] не имеют доказательст-

венного значения. Существенные нарушения закона были допущены при проведении его опознания, которое произведено с оказанием морального давления на опознающих. Полагает, что у следователя не имелось процессуальных осно-

ваний для проведения очной ставки его и М поскольку он не давал

никаких показаний. Не дано оценки её непоследовательным показаниям на следствии. Не дано критической оценки показаниям охранника К о нападавших и их действиях в клубе,_который не запомнил примет нападавших. С существенными нарушениями уготюнно-процессуального закона произведено и опознание пистолета, и в итоге [скрыто] не подтвердил участие кого-либо из осуждённых в нападении. Не подтверждают их причастность к нападению и другие доказательства, которые свидетельствуют о самом событии преступления, а не его участниках. Полагает, что его вина в совершении преступления 30 июля 2010 года не доказана.

По эпизоду от 14 сентября 2010 года видно, что ущерб причинён лично Я I показания которого являются противоречивыми, основанными

на предположении, поскольку он не был очевидцем преступления. Необоснованно вынесено следователем постановление о признании потерпевшей [скрыто] I, которой не был причинён физический или моральный вред. Ввиду

незаконности признания щ ци [скрыто] потерпевшими проведённые с

ними следственные действия не имеют доказательственного значения. Необоснованно не приняты во внимание доказательства о его алиби. Незаконным считает постановление следователя о признании потерпевшей а которой не было причинено никакого вреда, а её показания основаны лишь на предположениях, поскольку она не являлась очевидцем. Никто не подтвердил, какой пистолет или макет его использовался при нападении и то, что он кому-то высказывал угрозы. Его опознание произведено без защитника. Органами следствия и судом допущена заинтересованность в исходе дела, ненадлежащую оценку получили доказательства по его обвинению по ст. 209 ч. 1 УК РФ, которая не основана на доказательствах, и к данному преступлению он не причас-тен. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В кассационной жалобе осуждённый Дзейгов P.M. считает приговор незаконным и необоснованным. Отрицает свою причастность к участию в банде и совершение разбойных нападений 5 и 29 сентября 2010 года, частично признаёт противоправность своих действий в отношении потерпевших по эпизоду от 21 сентября 2010 года, связанному с [скрыто] Разбойное нападение на иг-

ровой клуб ООО! было совершено 30 сентября 2010 года, то есть по-

сле его задержания, что исключает его участие в нападении. По данному факту потерпевшая [скрыто] пояснила в суде об оговоре его, но оценки этому су-

дом не дано. Просит по ст. 209 ч. 2 УК РФ его оправдать за отсутствием в деянии состава преступления, а в разбойных нападениях от 5 и 29 сентября 2010 года за непричастностью к ним. Его действия по эпизоду от 21 сентября 2010 года переквалифицировать на ст. 330 ч. 2 УК РФ и наказание назначить с учётом смягчающих его обстоятельств.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Султыгов А.И. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применён уголовный закон. Оспаривает своё участие в разбойных нападениях 30 июля, 17 августа, 14, 25 и 28 сентября 2010 года, и лишь частично признаёт противоправность своих действий в отношении потерпевших ООО [скрыто] 21 сентября 2010 года. С осуждёнными Мержоевыми он познакомился только 20 сентября 2010 года, с Дзейговым виделся от случая к случаю.

По эпизоду от 30 июля 2010 года нападения на клуб ООО! I по-

терпевшие показали о невозможности опознания нападавших, которые лиши в масках. Лишь одна потерпевшая М опознала Мержоева М.Т. и

Дурова В.Б. среди нападавших, а его, Султыгова, как посетителя клуба, сказав, что он был без маски. Показаниям потерпевшей [скрыто] критической оцен-

ки не дано, несмотря на их противоречивость и непоследовательность, в том числе, и по опознанию пистолета, и они не могли быть положены в основу приговора, как и опознание его Дурова В.Б. и Мержоева М.Т. До опознания его она описывала внешность и телосложение другого человека, а его опознала только по волосам и как постоянного клиента клуба.

По эпизоду нападения на клуб 17 августа 2010 года и 30 июля 2010 года суд необоснованно отверг его доводы об алиби, основанные на других доказательствах, не приняты во внимание его доводы об алиби по эпизоду от 14 сентября 2010 года, не дано оценки показаниям заинтересованного свидетеля

[скрыто], оговорившего его. Потерпевшая [скрыто] по эпизоду от 25 сентября

2010 года дала ложные показания об обстоятельствах опознания его и также оговорила его. Судом не принято во внимание отсутствие подписи его на протоколе очной ставки с потерпевшим аЩ [скрыто] который оговорил его.

Судом не принято во внимание заявление потерпевшей Б об огово-

ре всех осуждённых при проведении их опознаний под давлением оперативного сотрудника по имени Д 1л^анные опознания являются недопустимыми

о

доказательствами. При этом Б узнала от потерпевшей

таких нарушениях закона и при проведении опознания осуждённых ею. Суд проигнорировал аудиозапись разговора между ними.

Не учтено, что находясь в Республике [скрыто] он не мог в [скрыто]

вступить в банду и поддерживать тесную связь с остальными её членами, а свидетелям защиты дана неправильная оценка о недостоверности их показаний, которые в отличие от доказательств стороны обвинения не содержат противоречий. Просит оправдать его по всем составам преступлений, за исключением действий от 21 сентября 2010 года, за которые содеянное квалифицировать по ст. 330 ч. 2 УК РФ с назначением более мягкого наказания, или отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе осуждённый Мержоев М.Т. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, его выводы основаны на предположениях. Считает, что осуждён он необоснованно, поскольку никаких преступлений не совершал, его доводы об алиби, основанные на доказательствах, не опровергнуты. [скрыто] он приехал в поисках работы и познакомился с другими осуждёнными, за исключением Мержоева Х.М., которого знает с детства. Никаких разговоров о создании банды или совершении других преступлений они не вели. 20 сентября 2010 года он пришёл в клуб поиграть на автоматах, на которых проиграл около [скрыто] рублей, а затем выиграл [скрыто] рублей, на выплату которых от администратора получил расписку ввиду отсутствия такой суммы в клубе. О выигрыше он рассказал Мержоеву X, который ему не хотят отдавать, попросил его поговорить с администратором. Через некоторое время Мержоев

Х.М. подъехал с Цуровым В.Б., Султыговым А.И. и Дзейговым P.M. Не дожидаясь их разговора с администратором, он из клуба ушёл и уехал к знакомой девушке, а позднее узнал о получении ими денег, которые кто-то передал ему, подробностей ему не рассказывали, деньги он считал своими, ни у кого из них оружия он не видел, у него оружия также не было, во время задержания 29 сентября 2010 года магазины с патронами ему подложил сотрудник полиции [скрыто] - [скрыто]. С постановлением в отношении последнего об отказе в возбуждении уголовного дела не согласен, проверка проведена без его участия, чем нарушены его права, в том числе, право на защиту, а действия [скрыто] не перестали быть противозаконными. Понятым при досмотре он об этом не сказал, боясь избиения, а хотел заявить об этом при допросе в присутствии защитника, что и сделал. В протокол личного досмотра кем-то дописан номер телефона, не принадлежащий ему, заявление [скрыто] о том, что он давал ей этот номер, является ложным.

По сравнению с оружием, патроны были другого калибра и не могли быть использованы им, никто из потерпевших и свидетелей их не видел, и они не могут иметь отношения ни к бандитизму, ни к разбойным нападениям. В ходе следствия к нему постоянно применялись недозволенные методы и шантаж, свидетельствующие о недопустимости полученных с его участием доказательств, в том числе, и при проведении его опознаний. С адвокатом Бариновым он соглашения не заключал и был против его участия в качестве защитника, но суд не признал это нарушением закона и его права на защиту, хотя от участия защитника Булгучева он не отказывался. В материалах дела нет никаких доказательств об организации и существовании сплочённой преступной группы, что является лишь предположениями органов следствия и суда, как и о наличии у них оружия, а доказательства сфальсифицированы органами следствия, что судом не проверялось и оценки не получило, а была поддержана позиция стороны обвинения.

Потерпевшая [скрыто] была незаконно признана гражданским истцом,

не принята во внимание незаконная деятельность [скрыто], не дано

оценки изменению даты совершения преступления с 30 на 29 сентября 2010 года. Полагает, что он осуждён за действия, которых не совершал, при этом он не обязан доказывать свою невиновность. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе осуждённый Мержоев Х.М. считает приговор незаконным и необоснованным. Отрицает своё участие в разбойных нападениях 14, 25, 28 и 29 сентября 2010 года. Частично признаёт себя виновным в совершении противоправных действий по эпизоду от 21 сентября 2010 года в отношении потерпевших [скрыто] которые приводит в своих показаниях. Указывает, что 18 сентября 2-010 года он находился на лечении в Республике [скрыто] и в это время не мог совершать преступлений в г. [скрыто] (, но суд не дал должной оценки доказательствам, подтверждающим его алиби. После 21

сентября 2010 года он вновь уехал из!

что также подтверждено доказа-

тельствами, не принятыми во внимание. Нападение на клуб [скрыто] было совершено не 29, а 30 сентября 2010 года, и он не мог участвовать в нём, находясь в это время под стражей. Потерпевшая [скрыто] подтвердила, что оговорила его и других осуждённых под влиянием оперативного сотрудника. Суд необоснованно не поверил ей, что относительно даты нападения она заблуждалась.

Просит оправдать его по ч. 2 ст. 209 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, оправдать в совершении разбойных нападений за непричастностью к их совершениям, а по эпизоду от 21 сентября 2010 года его действия переквалифицировать на ч. 2 ст. 330 УК РФ и назначить наказание с учётом всех смягчающих обстоятельств.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Трегуб O.A. в защиту осЗждённых Дзейгова P.M. и Мержоева Х.М. указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и чрезмерно суровым. Полагает, что выводы суда в отношении Дзейгова P.M. и Мержоева Х.М. о их вооруженности и участии в разбойных нападениях основаны лишь на предположениях и результатах их опознаний, проведенных с нарушениями закона и являющихся недопустимыми доказательствами. Протоколы данных следственных действий составлялись ненадлежащими должностными лицами, с применением недозволенных методов, нарушениями права на защиту и принципа состязательности сторон путём отказа в удовлетворении ходатайств стороны защиты о невиновности осуждённых и их алиби. При разрешении заявления потерпевшей Б I о совершении в отношении неё должностного преступления сотрудниками правоохранительных органов, принудивших её и других лиц к оговору осуждённых и даче ложных показаний по факту разбойного нападения от 29 сентября, суд вышел за пределы своих полномочий и сам сделал вывод о заблуждении потерпевшей, не исследовав представленные ею доказательства. Выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не дано оценки аморальному поведению потерпевших, как смягчающему наказание обстоятельству.

Без выяснения принадлежности изъятого у Мержоева Х.М. и Дзейгова P.M. имущества суд необоснованно принял решение о его уничтожении. Их показания о непричастности к совершению каких-либо преступлений являются непротиворечивыми и не опровергаются доказательствами по делу. Не доказан факт применения в каких-либо разбойных нападениях обнаруженных у Дурова пистолета с травматическими патронами и осведомлённости о них другими осуждёнными, а поэтому действия Дзейгова P.M. и Мержоева Х.М. ошибочно квалифицированы по ст. 209 ч. 2 УК РФ пари отсутствии признака вооружённости, указанный пистолет для опознания никому не предъявлялся, и о его характерных признаках никто сообщить не мог, приговор в этой части основан на предположениях. Не основан на материалах дела вывод суда о доказанности

наличия преступной группы в составе банды и тщательной подготовки ею к совершению других преступлений, в основу данного обвинения положены недопустимые доказательства, которым даёт подробный анализ в жалобе, как и

незаконным действиях следователя X который был не вправе про-

изводить следственные действия по делу ввиду соединения в одно производство разных дел. В материалах дела отсутствовало постановление о создании следственной труппы, копии которого были представлены в суд, несмотря на возражение стороны защиты. Протоколы опознаний осуждённых не имеют доказательственного значения, поскольку нападавшие были в масках и одежде, скрывающие их индивидуальные признаки. Свидетель [скрыто] является

заинтересованным по делу лицом, и проведённые с его участием следственные действия являются недопустимыми доказательствами. Не дано оценки показаниям потерпевшей Е I об оказанном на неё давлении сотрудником правоохранительного органа при опознании Мержоева Х.М. Кроме того, не принято во внимание её заявление о том, что нападение было совершено не 29, а 30 сентября 2010 года, и суд при изменении даты нападения вышел за пределы своих полномочий. Допущенные судом существенные нарушения уголовно-процессуального закона являются основанием к отмене приговора, который просит в отношении Дзейгова P.M. и Мержоева Х.М. отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, меру пресечения обоим изменить на не связанную с заключением под стражу.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Александров A.B. в защиту осуждённого Султыгова А.И. указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и чрезмерно суровым, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по которому допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона. Полагает, что Султы-гов А.И. необоснованно признан виновным в совершении разбойных нападений в составе организованной группы и участии в устойчивой вооруженной группе (банде). Описательно-мотивировочная часть о правовой оценке содеянного противоречит резолютивной части приговора, выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами. Из показаний потерпевших следует, что, несмотря на наличие у них во время нападений ценных вещей и драгоценностей, нападавшие не требовали их передачи. Судом не установлено и не изложено в приговоре действий Дурова В.Б. по созданию и руководству бандой, а остальных осуждённых по участию в ней. Не нашли подтверждения и доводы суда о постоянстве форм и методов совершения преступлений, и в обоснование этого приводит сравнительный анализ совершённых нападений. Обращает внимание на отсутствие в приговоре признаков устойчивости и организованности банды, недоказанности её вооружения. Изъятый у Дзейгова пистолет потерпевшим на опознание не предъявлялся, выводы суда о его использовании при нападениях являются предположительными, не доказан факт принадлежности Дурова изъятого у него пистолета. Противоречием в доказательствах оценки не дано, имеются явные признаки фальсификации материалов дела.

Считает, что при доказанности совершённых нападений действия их участников могли быть квалифицированы по ст. 162 ч. 2 УК РФ по признаку предварительного сговора, за исключением эпизода от 21 сентября 2010 года. Потерпевшая [скрыто] была вынуждена дать заведомо ложные показания и оговорить осуждённых в результате оказанного на неё давления, при этом показала, что нападение было совершено уже после задержания осуждённых, которые не могли быть причастны к нему, что судом оставлено без внимания, хотя это свидетельствует об алиби. По эпизоду от 30 июля 2010 года нападения на игровой клуб [скрыто] не дано критической оценки показаниям потерпевшей

[скрыто] которые являются непоследовательными, противоречивыми и

не соответствуют действительности. Она не могла различить лица нападавших, находящихся в масках. Следователь [скрыто] _признал её потерпевшей и

гражданским истцом по уголовному делу № [скрыто], которое в тот момент в

производстве у него не находилось, а было приостановлено производством другим следователем, и Ущ [скрыто] был не вправе выполнять по нему следственные действия. Ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона при проведении опознания Султыгова А.И. и по другим эпизодам преступлений.

Статьи законов по Делу № 5-О12-96

УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 330. Самоуправство
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх