Дело № 51-АПУ14-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 51-АПУ14-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 июля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

председательствующего- Шурыгина А.П.
судей- Иванова Г.П. и Шамова А.В.
при секретареАлексеенковой В.Ю.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Половкиной Л.А. на приговор Алтайского краевого суда от 3 апреля 2014 года, которым БЕЛОВ А Б , несудимый, осужден по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, ограничением с свободы на год, 1 по ст. 166 ч.2 п. «а» УК РФ с применением ст. 62 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч.З УК РФ, к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, ограничением свободы с на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

По этому же делу к условной мере наказания осужден Езовских В В , приговор в отношении которого не обжалуется.

По делу взысканы процессуальные издержки и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Белова А.Б. и адвоката Половкиной Л.А. по доводам апелляционной жалобы и прокурора Кутаевой Ж.В., просившей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Белов А.Б. признан виновным в убийстве двух лиц и неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 14 апреля 2013 года в с.

района края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Иванов признал вину частично.

В апелляционной жалобе адвокат Половкина просит изменить приговор, переквалифицировать действия Белова со ст. 105 ч. 2 п. «а» УК РФ на ст. 108 ч.1 УК РФ и смягчить наказание, а по ст. 166 ч. 2 п. «а» УК РФ оправдать. Указывает, что для жизни Белова существовала реальная угроза со стороны потерпевших Д и К поэтому он защищался от их нападения. Давая оценку доказательствам, оспаривает выводы суда о том, что Белов произвел второй выстрел в К , когда тот уже раненый лежал на полу, и утверждает, что в Д Белов выстрелил, когда тот потянулся за лопатой, высказывая угрозы. Поскольку автомобиль М был использован Беловым для сокрытия трупов, в его действиях отсутствует угон.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, Судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Белова в совершении преступления подтверждается собранными по делу, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы апелляционной жалобы о том, что Белов совершил убийство Д и К при превышении пределов необходимой обороны, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, и об этом правильно указано в приговоре, каких-либо активных действий, свидетельствующих о совершении посягательства, представляющего реальную опасность для жизни и здоровья Белова и Езовских, либо о наличии угрозы такого посягательства потерпевшие не совершали.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у Белова и Езовских обнаружены телесные повреждения, которые вреда здоровью не причинили.

Из показаний Езовских, которые он давал на предварительном следствии и фактически подтвердил в судебном заседании, следует, что после конфликта, который произошел между ними и потерпевшими на дороге, Белов сказал ему, что Д и К нужно наказать (т.2 л.д. 102, т.бл.д. 84-85).

Из показаний Белова также следует, что по приезду на территорию , где находилась котельная, он достал ружье из машины, зарядил его тремя патронами и спрятал за бочкой. Он же предложил Д и К пройти в помещении котельной, когда они приехали следом за ними (т.2 л.д. 11, т. 6 л.д. 63,77).

В помещении котельной, как следует из показаний самих осужденных, Д и К насилия к Езовских не применяли.

Белова, когда тот вышел на улицу за ружьем, не преследовали, что подтверждается также видеозаписью с камер наружного наблюдения, просмотренной в судебном заседании и протоколом осмотра данной видеозаписи. Белов возвратился с ружьем, чтобы, как он сам пояснял, успокоить потерпевших, которые, однако, не были вооружены. При этом потерпевший Д согласно заключению судебно-медицинского эксперта, находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, а К во время производства выстрелов, согласно показаниям Езовских, шел за ним в бытовое помещение.

В связи с этим, утверждения Белова о том, что он опасался за свою жизнь, являются надуманными.

Не свидетельствуют о совершении потерпевшими посягательства на жизнь Белова и его показания в судебном заседании о том, что Д и К высказывали ему и Езовских угрозы убийством, поскольку они опровергаются его же показаниями, которые он давал на предварительном следствии в качестве подозреваемого и при проверке их на месте совершения преступления.

Так, из протокола допроса подозреваемого Белова от 16 апреля 2013 года следует, что он произвел выстрелы в Д и К когда реальной угрозы его жизни не было, поскольку оба потерпевших находились от него на расстоянии не менее 2 метров. При этом у К в руках ничего не было, а Д лишь потянулся к лопате.

Согласно заключению ситуационной судебно-медицинской экспертизы, в момент производства выстрела Д находился к Белову спиной (т. 4 л.д. 158-159). Об этом же пояснил в судебном заседании и эксперт Третьяков (т. 6 л.д. 95).

В этом же протоколе допроса Белова указано, что он выстрелил в К который начал выражаться в его адрес нецензурной бранью. После первого выстрела К упал, он подошел к нему и выстрелил второй раз, чтобы тот не мучился (т. 2 л.д. 13).

Из протокола проверки показаний Белова от 19 апреля 2013 года также следует, что расстояние между ним и К в момент производства первого выстрела составляло 4,5 метра. При этом Белов пояснил и показал, что после первого выстрела К упал на пол спиной и стал шевелиться, тогда он сделал два шага в его сторону и произвел еще один выстрел в область груди (т. 2 л.д. 30).

Согласно заключению ситуационной судебно-медицинской экспертизы, в момент причинения огнестрельных ранений потерпевшему К тот по отношению к Белову попеременно находился передней и задней частью грудной клетки. Причем выстрел в область задней поверхности грудной клетки слева К был произведен с более дальней дистанции, а выстрел в область передней поверхности грудной клетки справа был произведен с более близкой дистанции (т. 4 л.д. 150-151).

Тем самым, заключение эксперта объективно подтверждает показания Белова, которые он давал на предварительном следствии в качестве подозреваемого и при проверке их на месте совершения преступления, о производстве им выстрелов в Д и К при отсутствии реальной опасности для его жизни и в этой части они обоснованно признаны судом достоверными.

Ссылка адвоката в апелляционной жалобе на неоднократное применение Д и К насилия к Белову, не угрожавшего его жизни, также не влияет на выводы суда об отсутствии у него оснований для причинения смерти потерпевшим.

Из показаний Езовских, данных им на предварительном следствии, кроме того, следует, что в помещении котельной Д и К насилия к нему не применяли, угроз не высказывали, а просили только не вмешиваться в конфликт с Беловым. Изменению показаний Езовских в судебном заседании суд в приговоре дал правильную оценку, обосновано указав, что оно вызвано его стремлением облегчить положение Белова.

Фактически, как правильно установил суд, Белов совершил убийство Д и К на почве личных неприязненных отношений, возникших в связи с причинением ему ранее телесных повреждений.

Таким образом, действия Белова правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. «а» УК РФ, как умышленное причинение смерти двум лицам, и оснований для их переквалификации на ст. 108 ч. 1 УК РФ, как об этом ставит вопрос в апелляционной жалобе адвокат, не имеется.

Необоснованными являются также доводы апелляционной жалобы адвоката об отсутствии в действиях Белова состава преступления, предусмотренного ст. 166 ч.2 п. «а» УК РФ, поскольку судом установлено и не оспаривается в жалобе, что поездка Белова на автомобиле, принадлежащим М , была произведена им без его согласия, то есть неправомерно.

При этом цель, с которой Белов использовал указанный в приговоре автомобиль - для сокрытия трупов Д и К не влияет на выводы суда о совершении Беловым этого преступления.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Наказание Белову назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в связи с чем, оснований для его смягчения не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Алтайского краевого суда от 3 апреля 2014 года в отношении БЕЛОВА А Б оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий: Судьи:

Статьи законов по Делу № 51-АПУ14-20

УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх