Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 52-АПУ13-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 августа 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 52-АПУ13-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 8 августа 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я., судей Боровикова В.П. и Фетисова СМ., при секретаре Малаховой Е.И

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденной Сандяевой Т.А., адвоката Чегодайкина АН., прокурора Шаруевой М.В., судебная коллегия,

установила:

по приговору Верховного суда Республики Алтай от 17 мая 2013 года Сандяева Т А , ранее судимая: 1) 16 февраля 2009 года Улаганским районным судом Рес­ публики Алтай по ч.2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок три года; 2) 13 ноября 2010 года Улаганским районным судом Респуб­ лики Алтай по ч.1 ст. 112 УК РФ к лишению свободы на срок один год, с применением ч.5 ст.69 УК РФ к лишению свободы на три года шесть месяцев. Постановлением от 19 января 2012 года Дзержинского районного суда города Перми наказание по приговору от 13 ноября 2010 года Улаганского районного суда Республики Алтай снижено 2 до 3 лет 5 месяцев. 13 июля 2012 года освобождена из мест лишения свободы по отбытии срока наказания, осуждена по пп. «а», «в» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 13 лет 3 месяца с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В соответствии со ст.53 УК РФ Сандяевой Т.А. установлены следующие ограничения свободы: не из­ менять место жительства или пребывания, а так же не выезжать за пределы села района без согласия специализирован­ного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуж­ денной наказания в виде ограничения свободы и являться в данный орган для регистрации два раза в месяц.

Согласно приговору, Сандяева Т.А. совершила убийство находящихся в беспомощном состоянии Щ и Ч Преступление совершено 10 августа 2012 года в с.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденная Сандяева Т.А. просит приговор от­ менить и дело направить на новое судебное разбирательство в Верховный суд Республики Алтай. По мнению осужденной, приговор является незаконным и необоснованным, поскольку в нем не приведены доказательства, подтвер­ ждающие ее причастность к инкриминируемому преступлению, а исследован­ ные в судебном заседании доказательства оценены судом односторонне.

В апелляционной жалобе, поданной в защиту Сандяевой Т.А., адвокат Зубина К.Г. просит приговор отменить и вынести в отношении Сандяевой оп­ равдательный приговор. По мнению защитника, суд постановил приговор на противоречивых доказательствах, добытых с нарушением закона. Одним из та­ ких недопустимых доказательств, как считает адвокат, является протокол явки с повинной Сандяевой, составленный в отсутствие переводчика и защитника, тогда как Сандяева была задержана по подозрению в совершении преступле­ ния, и органами следствия было установлено, что она недостаточно владеет русским языком. Кроме того, как указывается в апелляционной жалобе, суд необоснованно признал достоверными показания свидетелей Т С С данные ими в ходе предварительного следст­ вия, отвергнув показания, данные ими в суде; исследованное в судебном засе­ дании орудие убийства - топор не может быть принято в качестве достоверно­ го доказательства, так как не содержит никаких отличительных признаков, сви­ детельствующих о том, что именно данным топором было совершено убийство; на одежде самой Сандяевой и на ее теле отсутствуют следы крови потерпев­ших, что также, по мнению адвоката, свидетельствует о ее непричастности к преступлению и должно трактоваться судом в пользу подсудимой.

Государственным обвинителем Болычевым ЮГ., а также потерпевшим Ч поданы возражения на апелляционные жалобы, которые про­ курор и потерпевший считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

В обращении потерпевшей Б поступившем в Верховный Суд РФ, высказывается сомнение по поводу полноты и всесторонности прове-3 денного по делу предварительного следствия и содержится просьба возвратить дело для производства дополнительного расследования с тем, чтобы привлечь к ответственности других возможных соучастников данного преступления.

В суде апелляционной инстанции осужденная Сандяева Т.А. и ее защит­ ник адвокат Чегодайкин А.Н. поддержали доводы апелляционных жалоб и про­ сили об их удовлетворении.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруева М.В. возражала против доводов жалоб и просила приговор, как законный, обоснованный и справедливый, оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденной и ее защитника.

Вывод суда о виновности Сандяевой Т.А. в совершении инкриминиро­ ванного ей преступления основан на исследованных в судебном заседании до­казательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Из показаний свидетелей Т С С данных в период предварительного следствия, следует, что Сандяева Т.А. в день убийства (10 августа 2012 года) рассказала им, что совершила убийство престарелых Щ и Ч топором в их доме.

При этом она продемонстрировала свидетелям топор, клинок которого был в крови.

Согласно протоколу осмотра от 28 августа 2012 г. спрятанный С (сестрой Сандяевой Т.А.) в земле, а затем перепрятанный Сандяевой Т.А. топор, от которого остался клинок, был обнаружен в ходе предварительного следствия в печи бани, которой пользовались Сандяевы. Данный клинок топора был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства.

Потерпевший Ч (сын убитого Ч подтвердил факт пропажи из дома отца топора. При этом он пояснил, что осмотренный в суде клинок топора (вещественное доказательство) аналогичен топору, который был у отца.

Из заключения экспертов следует, что смерть потерпевших Щ . и Ч наступила в результате обнаруженных у каждого из них открытых черепно-мозговых травм, причинение которых не исключается клин­ком от топора, представленного на экспертизу и являющегося вещественным доказательством по делу.

Из протокола опознания по фотографии следует, что несовершеннолет­ ний свидетель К опознала Сандяеву Т.А. как женщину, которую она видела перелезавшей через забор усадьбы потерпевших Ч и Щ .

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд при­ шел к обоснованному выводу о виновности Сандяевой Т.А. в совершении убийства Щ и Ч Вопреки утверждению осужденной Сандяевой Т.А. и ее защитника адво­ката Зубиной К.Г., в приговоре получили оценку все доказательства, на кото­рых основаны выводы суда в отношении подсудимой, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. 4 Судом первой инстанции были проверены заявления Сандяевой Т.А., а также свидетелей Т С С о применении к ним на предварительном следствии незаконных методов расследования дела, в результате которых они якобы оговорили Сандяеву Т.А. Эти доводы подсудимой и свидетелей обоснованно отвергнуты судом в приговоре с приведением соответствующих мотивов и доказательств.

При этом изменению показаний свидетелей, данных ими на предвари­ тельном следствии и в судебном заседании, судом в приговоре дана надлежа­ щая оценка.

В приговоре также правильно оценены и отвергнуты как недостоверные показания свидетеля Б данные ею в судебном заседании.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда, из­ ложенными в приговоре, поскольку они мотивированы и основаны на исследо­ ванных в судебном заседании доказательствах.

Вопреки мнению потерпевшей Б предварительное след­ ствие по делу проведено полно, всесторонне и оснований для направления дела для производства дополнительного расследования не имеется.

Согласно ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Виновность Сандяевой Т.А. в убийстве Щ и Ч установлена совокупностью приведенных в приговоре доказательств и сомне­ний не вызывает.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Судебная коллегия приходит к выводу о необоснованности ссылки в при­ говоре на явку с повинной Сандяевой Т.А. как на доказательство.

Как следует из материалов уголовного дела, по подозрению в совершении преступления Сандяева была задержана 26 августа 2012 г.

Поскольку органами следствия было установлено, что она недостаточно владеет русским языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, ей 27 августа 2012 г. был назначен переводчик со знанием алтайского языка, и в этот же день она была допрошена в качестве подозреваемой с участием назна­ ченных ей переводчика, а также защитника (адвоката). При этом свою причаст­ ность к преступлению она отрицала.

На следующий день (28 августа 2012 г.) заместителем начальника отдела- начальником полиции МО МВД России по составлен протокол явки с повинной Сандяевой Т.А., на который сослался суд в приговоре как на одно из доказательств виновности подсудимой.

При составлении данного протокола, как следует из его содержания, от­сутствовали переводчик и защитник Сандяевой Т.А. Право не свидетельствовать против самого себя, а также право пользо­ ваться помощью защитника, как следует из протокола явки с повинной, Сан­дяевой Т.А. не разъяснялось.

Таким образом, данный протокол явки с повинной не может быть при­ знан допустимым доказательством, поскольку при его составлении было нару­ шено право Сандяевой Т.А. пользоваться помощью переводчика (ч.2 ст. 18 УПК 5 РФ), а также право пользоваться помощью защитника с момента задержания (п.З ч.4 ст.46, п.З ч.З ст.49 УПК РФ). Поэтому указанный протокол подлежит исключению из приговора.

Исключение из приговора одного из доказательств, признанных недопус­ тимым, не является основанием для отмены приговора, поскольку совокупность других исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре дока­ зательств является достаточной для признания Сандяевой Т.А. виновной в со­ вершении инкриминированного ей преступления.

Топор (его клинок), вопреки утверждению защитника, обоснованно при­ знан вещественным доказательством по делу. Оснований сомневаться в досто­ верности данного доказательства у суда не было. Клинок топора не является единственным доказательством по делу.

Как следует из приговора, решая вопрос о виновности Сандяевой Т.А., суд исходил из совокупности всех доказательств по делу, оценка которым дана в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора (за исключением прото­кола явки с повинной), являются допустимыми, поскольку получены в соответ­ствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Действия Сандяевой Т.А. судом юридически квалифицированы правиль­но.

Наказание ей назначено в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания осужденной судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, су­дебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Алтай от 17 мая 2013 года в от­ ношении Сандяевой Т А изменить: исключить из приговора недопустимое доказательство - протокол явки с повинной. В остальном ука­ занный приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужден­ ной Сандяевой Т.А. и ее защитника адвоката Зубиной К.Г. - без удовлетворе­ ния.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Статьи законов по Делу № 52-АПУ13-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 49. Защитник
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх