Дело № 53-АПУ14-25

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 июля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 53-АПУ14-25

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 июля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткина А. С,
судейФетисова СМ. и Боровикова В.П.
при секретареИвановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Пеньковой А.А., апелляционным жалобам представителя потерпевшей - адвоката Ковальчука О.В., осуждённого Дзугутова Х.К. и его защитника - адвоката Манн Л.В., на приговор Красноярского краевого суда от 5 февраля 2014 года, которым Плиев Х К , не судимый, - оправдан по ч.2 ст.213 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления, в соответствии с ч.1 ст. 134 УПК РФ в этой части за ним признано право на реабилитацию; Он же осуждён: по ч.1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) - на 5 (пять) месяцев исправительных работ лишения свободы по основному месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства; по ч.1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) - на 5 (пять) месяцев исправительных работ лишения свободы по основному месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства; по ч.1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) - на 5 (пять) месяцев исправительных работ лишения свободы по основному месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено - 8 месяцев исправительных работ по основному месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства.

Фардзинов А Б , не судимый, - оправдан по ч.2 ст.213 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления, в соответствии с ч.1 ст. 134 УПК РФ в этой части за ним признано право на реабилитацию; Он же осуждён: по ч.1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) к штрафу в размере 40 000 рублей; по ч.1 ст. 116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) к штрафу в размере 40 000 рублей; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде 80 000 рублей штрафа.

Дзугутов Х К , , не судимый, - осуждён: по ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 8 (восемь) лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 (один) год; по п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок (один) год 1 6 (шесть) месяцев; по ч.1 ст. 116 УК РФ на 4 месяца исправительных работ в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, в районе места его жительства - в г. с удержанием 15% заработка в доход государства.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений окончательно назначено - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 (два) года, в период отбывания которого на него возложены ограничения и обязанности, указанные в приговоре.

Взыскано с осуждённого Дзугутова Х.К. в пользу потерпевшей Г в счёт возмещения ущерба рублей и компенсация морального вреда в размере рублей.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления прокурора Кузнецова СВ., не поддержавшего апелляционное представление и возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, осуждённого Дзугутова Х.К. и адвоката Шевченко Е.М., поддержавших апелляционную жалобу осуждённого и его защитника, с адвокатами Курлянцевой Е.В. и Волобоевой Л.Ю. возражавших против удовлетворения представления и жалобы стороны обвинения, Судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования Плиев Х.К. и Фардзинов А.Б. обвиняются по ч.2 ст.213 УК РФ, а именно в том, что 11 мая 2012 года в период с 2 часов до 3 часов 31 минуты в холле ресторана-бара , в помещении , дома по ул. г. у Плиева Х.К. возник умысел на хулиганство, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору, связанного с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка.

Для его реализации Плиев по телефону попросил Фардзинова А.Б. и Дзугутова Х.К., находившихся в квартире дома по ул.

г. , вооружиться ножом для грубого нарушения общественного порядка в указанном ресторане с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору, с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, на что те согласились.

Встретившись у здания ТРЦ на ул. , , 11 мая 2012 года в период с 3 часов 31 минуты до 3 часов 55 минут, Плиев Х.К. и Фардзинов А.Б. договорились между собой и с Дзугутовым Х.К. на совершение хулиганства, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору, с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка, после чего Плиев Х.К. и Фардзинов А.Б. в холле ресторана-бара совместно с Дзугутовым демонстрировали присутствующим нож и угрожали его применением.

Обжалованным приговором по указанному обвинению Плиев Х.К. и Фардзинов А.Б. оправданы по ч.2 ст.213 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ за их непричастностью к совершению преступления, в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ в этой части за ними признано право на реабилитацию.

Кроме того, приговором признаны виновными и осуждены: Плиев Х.К. - за нанесение побоев и применение насилия к Г , нанесение побоев Д и применение насилия к Б Фардзинов А.Б. - за нанесение побоев Х и применение насилия к Г Дзугутов Х.К. - за нанесение побоев Х покушение на убийство Б и убийство Г в связи с выполнением последним общественного долга.

Судом установлено, что преступления совершены 11 мая 2012 года в городе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде первой инстанции Плиев Х.К. и Фардзинов А.Б. вину свою не признали, Дзугутов Х.К. - виновным себя признал частично.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Пенькова А.А. просит приговор в отношении Плиева Х.К., Фардзинова А.Б. и Дзугутова Х.К. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В обоснование она ссылается на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, уголовный закон применён неправильно - действия подсудимых квалифицированы неверно, приговор является несправедливым в виду чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В представлении государственный обвинитель излагает полученные по делу доказательства и даёт им свою оценку.

Автор представления также указывает, что суд не обосновал - почему в одной части доверяет показаниям подсудимых, а в другой принимает во внимание показания потерпевших и свидетелей. Исследованные доказательства суд оценил неправильно. Суд необоснованно пришел к выводу о том, что инициатором конфликта с Плиевым в ресторане-баре явились помощники администратора Г , Д , В и Х , не обладающие компетенцией по удалению посетителей и прекращению их обслуживания, и не имевшие права на принудительное насильственное удаление Плиева из ресторана, в связи с чем ответные насильственные действия Плиева к Г , Д и Б во время спровоцированного ими конфликта, не могут быть расценены, как совершенные из хулиганских побуждений. Утверждая, что Плиев в ресторане не спал, суд допустил противоречие, указав в установочной части приговора, что Плиев Х.К., оставшись один за своим столиком, сидя на диване, закрыл глаза». Суд не учёл, что свидетель С отсутствовал за столом Плиева в моменты, когда к тому дважды подходил помощник администратора Г Свидетель С указывала на события, не соответствующие действительности. Показания свидетеля А в приговоре искажены, не соответствуют протоколу судебного заседания. Не учтены показания свидетеля А на предварительном следствии, где она указывала иные события, предшествовавшие выведению Плиева из ресторана. Суд не взял во внимание, что факт сна Плиева и нарушение им тем самым порядка, установленного в ресторане-баре , подтверждается показаниями Г Х , Г , а также свидетелем А , показаниям которой не дана оценка. Суд неверно оценил поведение Плиева, так как в судебном следствии было установлено, что он спал, чем нарушил правила поведения в ресторане, следовательно претензии помощников администрации были законными и обоснованными, в связи с чем приговор в данной части не соответствует фактическим обстоятельствам дела. При этом не дана оценка агрессивным действиям Плиева, сопровождающимся нецензурной бранью, последовавшей после просьбы помощников администратора покинуть ресторан, чем Плиев нарушил общественный порядок. Утверждение суда о том, что помощники администратора взяли под руки Плиева и насильно вывели его из зала в холл», не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Действия Плиева в отношении Г и Д , как совершенные из неприязни, квалифицированы по ч.1 ст.116 УК РФ неправильно, поскольку совершались из хулиганских побуждений, что следует из показаний потерпевших и свидетелей. По ч.2 ст.213 УК РФ Плиев и Фардзинов оправданы необоснованно, без учёта показаний потерпевших и свидетелей Г , Д , В , Х , Х , Г , С , видеозаписи событий, детализации телефонных соединений Плиева, показаний обвиняемых во время предварительного следствия. Их вина по данному обвинению, как утверждает государственный обвинитель, в судебном заседании была доказана, как и предварительный сговор между подсудимыми на то, чтобы Дзугутов вооружился ножом и применил его в случае активного воспрепятствования помощниками администратора осуществлению хулиганских намерений. Показания подсудимых в приговоре изложены неверно, не соответствуют протоколу судебного заседания. Не учтено, что показания Дзугутова в судебном заседании противоречат его показаниям на предварительном следствии, которым судом не дана оценка.

Действия Фардзинова в отношении Х и Г действия Дзугутова в отношении Х переквалифицированы судом с п.«а» ч.2 ст.116 УК РФ на ч.1 ст.116 Ф незаконно и необоснованно. Является неправильным утверждение суда о том, что действий Дзугутова по ч.2 ст.213 УК РФ квалифицированы излишне. Незаконно исключены из обвинения Дзугутова квалифицирующие признаки причинения побоев Б из хулиганских побуждений, предусмотренного п.«а» ч.2 ст.116 УК РФ и покушения на убийство Б в связи с выполнением им своего общественного долга по пресечению хулиганства, предусмотренного п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ. При этом полученные в судебном заседании доказательства нарушения подсудимыми общественного порядка и цели пройти в ресторан для совершения противоправных действий не были учтены. Несостоятелен вывод суда о квалификации действий Дзугутова в отношении Г по п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ, т.е. в связи с выполнением общественного долга, лишь на основании того, что потерпевший был одет в футболку с надписью «охрана», которая отсутствовала на одежде Б Поскольку в момент нанесения Дзугутовым ударов ножом по телу Б тот пресекал хулиганские действия Плиева и Фардзинова, а до этого Б одетый в форму охраны - черные брюки и футболку, имевший на груди бейджик с надписью «помощник администратора», встретил Дзугутова вместе с другими охранниками внизу ресторана, то действия виновного должны быть квалифицированы как связанные с исполнением потерпевшим общественного долга. При оценке действий виновных не учтено, что из показаний свидетелей обвинения следует, что Плиева никто не избивал. Данное обстоятельство подтверждается заключением СМЭ об отсутствии у него каких - либо телесных повреждений. Наказание осуждённым назначено без учёта общественной опасности, дерзости и тяжести совершенных преступлений, отношения виновных к содеянному. Исполнение дополнительного наказания по ч.2 ст. 105 УК РФ в виде ограничения свободы Дзугутову является затруднительным, поскольку суд не указал территорию муниципального образования, за пределы которой тот не должен выезжать без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшей Г - адвокат Кавальчук О.В. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В обоснование адвокат ссылается на незаконность и необоснованность оправдания подсудимых по ч.2 ст.213 УК РФ, необоснованность переквалификации их действий с ч.2 ст. 116 УК РФ на ч. 1 ст. 116 УК РФ.

По его мнению, приговор является необоснованно мягким, не соответствующим тяжести преступлений, наступившим последствиям, роли каждого подсудимого при совершении инкриминируемых преступлений, степени общественной опасности совершенных преступлений, не в полной мере восстанавливающим социальную справедливость. При этом не учтены установленные в судебном заседании обстоятельства, свидетельствующие о хулиганских действиях Плиева, Фардзинова и Дзугутова при вооружении последнего ножом для совершения совместных противоправных действий. К показаниям подсудимых об отсутствии у них сговора на совершение хулиганских действий суд отнёсся недостаточно критично, без учёта их непоследовательности и нелогичности. Судом не учтены доказательства предварительного сговора подсудимых по телефонной связи на совершение хулиганских действий и применения насилия к сотрудникам ресторана - видеозапись с камеры наблюдения, из которой видно поведение Плиева, Дзугутова и Фардзинова, сведения о телефонных соединениях между их телефонами. Выводы суда о том, что Г Х и Х при выдворении Плиева из ресторана действовали за пределами своей компетенции, а также об отсутствии в действиях Дзугутова, а также Плиева и Фардзинова признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст.213 УК РФ, являются неправильными. К показаниям Плиева суд отнёсся некритически.

Не учтены показания работников ресторана о том, что Дзугутов достал нож, размахивал им, это происходило в общественном месте, сопровождалось нецензурной руганью и угрозами, нецензурными выкриками всех подсудимых и требованиями им «выдать им этого охранника», из чего следует, что в действиях всех подсудимых присутствовал хулиганский мотив, выражавшийся в открытом, демонстративном вызове окружающим, стремлении противопоставить свои интересы - интересам окружающих.

Адвокат считает очевидным наличие в действиях Дзугутова состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.213 УК РФ и неверным утверждение суда о том, что эти действия охватываются ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Квалифицирующий признак покушения на убийство Б «в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга», предусмотренный п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ суд необоснованно исключил из обвинения Дзугутова. Вывод суда о том, что Б Дзугутовым «воспринимался, как участник драки и ему не было достоверно известно о выполнении им общественного долга», не соответствует материалам дела и опровергается показаниями потерпевших и свидетелей. Является неправильным утверждение суда о применении подсудимыми насилия и побоев к потерпевшим на почве неприязни, вызванной насильственным выдворением из ресторана-бара Плиева, а не из хулиганских побуждений. Суд сделал неполный анализ материалов дела, вследствие чего не установлена последовательность действий подсудимых и неправильно применены нормы материального права. Наказание за покушения на убийство Б , убийство Г назначено Дзугутову чрезвычайно мягкое, без полного учета степени общественной опасности совершенных преступлений и их общественной значимости и лица его совершившего.

Адвокаты Бушмин СИ., Тубольцева О.А. и Манн Л.В., осуждённый Дзугутов Х.К. просят оставить апелляционное представление и апелляционную жалобу представителя потерпевшей без удовлетворения.

В апелляционной жалобе осужденный Дзугутов просит приговор изменить - переквалифицировать его действия с ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст.115 УК РФ, с п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 105 УК РФ, смягчить назначенное наказание и снизить размер возмещения морального вреда.

В обоснование он указывает, что прямого умысла на убийство Б у него не было, применяя нож он хотел лишь утихомирить агрессивных парней и потерпевшего с целью предотвратить избиение Фардзинова. Осуждённый считает, что суд не учел, что других ударов Б он не наносил. Поэтому его действия по данному эпизоду следует квалифицировать по ч.1 ст.115 УК РФ. Осужденный приводит свою оценку произошедшим событиям. Он указывает, что суд не учёл показания свидетелей о том, что охранники не отличались от других посетителей, в ресторане они работали незаконно. Его действия в отношении Г квалифицированы по п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ неправильно, так как он находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного избиением его товарищей Плиева и Фардзинова. Убивать Г он не хотел. Он не знал, что Г имеет какое-либо отношение к ресторану, считал, что тот является посетителем. Наказание ему назначено чрезмерно суровое. Правила ч.1 ст.62 УК РФ не применены незаконно. Размер сумм, взысканных с него в пользу потерпевшей Г в возмещение ущерба и компенсации морального вреда, является несправедливым. При назначении наказания и взыскания ущерба суд не в полной мере учёл его личность, смягчающие обстоятельства.

В апелляционной жалобе адвокат Манн Л.В. просит приговор в отношении Дзугутова Х.К. изменить - квалифицировать его действия в отношении Б 'по ч.1 ст. 115 УК РФ, в отношении Г по ч.1 ст. 105 УК РФ, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 116 УК РФ в отношении Х - Дзугутова оправдать.

В обоснование своих доводов он указывает на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Действия Дзугутова по нанесению Б удара ножом в поясничную область слева, причинившего телесное повреждение в виде непроникающей раны, повлекшей за собой легкий вред здоровью, квалифицированы как покушение на убийство Б неправильно, поскольку суд не учел отсутствие доказательств к этому. Доказательств умысла Дзугутова на убийство Б не имеется. Не учтено, что удар Б был скользящим, не мог быть смертельным, ранение было резаным, а не колотым. При квалификации действий Дзугутова в отношении Г по п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 г.) суд не учёл, что помощники администратора ресторана не могут быть признаны лицами, выполняющими общественный долг, поскольку обеспечение или охрана порядка в заведении, применение мер воздействия к нарушителям входили в их обязанности. Не принято во внимание, что Дзугутов не знал и не мог знать, в связи с чем Плиева удерживают на полу, вследствие чего у него не было умысла на убийство лица, выполняющего общественный долг. Поэтому действия Дзугутова в отношении Г следует квалифицировать по ч.1 ст. 105 УК РФ. Нанесение Дзугутовым одного удара по лицу Х по ч. 1 ст. 116 УК РФ квалифицировано неверно, поскольку это действие не относится к побоям и не образует состав данного преступления.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст.73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Виновность осуждённых в совершении преступлений подтверждается собранными доказательствами, вопреки доводам сторон, полно, всесторонне, объективно исследованными и приведёнными судом в приговоре.

Осуждённые Плиев и Фардзинов не обжаловали приговор и не оспаривают факт совершения инкриминируемых им деяний - побоев и применения насилия к потерпевшим.

В судебном заседании Дзугутов Х.К. показал, что поскольку его друг Плиев сообщил, что его побили, он решил вмешаться в конфликт и пошел в ресторан. При входе он оттолкнул Б , когда поднялся на второй этаж, нанес удар кулаком в лицо преградившему ему дорогу Х Увидев Б , собиравшегося ударить Фардзинова, он достал нож, выкрикнул угрозы и нанес им удар Б чтобы нейтрализовать его агрессию. В зале ресторана он увидел лежащего на полу Плиева. Чтобы помочь ему, одного из навалившихся на Плиева мужчин он взял за одежду, в связи с неприязнью приподнял и ударил своим ножом в сердце.

Потерпевший Х подтвердил суду, что Дзугутов ударил его кулаком в лицо, отчего он упал. Поднявшись он увидел, что в зале ресторана Г Г и другие помощники стали удерживать Плиева. В это время Дзугутов достал нож, которым стал размахивать и угрожать зарезать всех присутствующих администраторов.

Потерпевший Б показал, что вошедшие с улицы Д Плиев, Фардзинов стали требовать выдачи Г Он пытался их остановить, но Плиев его толкнул в спину, а Д ударил кулаком в плечо, после чего они проследовали в ресторан. Их пытался остановить Х , но Д ударил его кулаком в лицо, отбросив к стене. Затем он увидел, что Фардзинов наносил удары руками и ногами двоим администраторам. Поспешив на помощь, он схватил Фардзинова за руку, пытаясь её завернуть. В это время увидел Д с ножом в руке, который шёл к нему и, высказывая угрозу убийством, нанес ему удар ножом. Он попытался увернуться, однако был ранен в левый бок. Затем он увидел, как упал раненый Г .

Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы у Б имелась рана поясничной области слева, непроникающая в забрюшинное пространство и брюшную полость, без повреждения крупных кровеносных сосудов и нервов, повлекшая легкий вред здоровью, которая могла возникнуть от воздействий твердого предмета, обладающего колюще- режущими свойствами (т. 8 л.д.137-139).

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в ресторане-баре , расположенном в г. е на ул. , д. , пом. обнаружен труп Г у которого имелась рана на задней поверхности грудной клетки слева (т.2 л.д. 30-45).

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть Г наступила в результате одиночного проникающего колото- резаного ранения грудной клетки слева с повреждениями нижней доли левого легкого, грудного отдела аорты, сердечной сорочки, задней стенки левого желудочка сердца и межжелудочковой перегородки, осложнившегося развитием острой кровопотери. Экспертом не исключается образование указанного телесного повреждения при обстоятельствах, вменяемых Дзугутову (т.8 л.д.41-47, 70-72).

Кроме того, виновность Дзугутова подтверждается показаниями потерпевших Г Х Г Д и Г свидетелей В С Я Б , Н Б П Ж А А Б Б С А Е и С протоколами: осмотра места происшествия (т.2 л.д.30-45, 47-53, т.5 л.д.110-130, т.7 л.д. 221-231), получения образцов (т.7 л.д. 213-215, 221-231, 235-237, 239-241, 242-246), задержания (т.7 л.д.34-37), выемки (т.2 л.д.139-142, 165-168) и осмотра (т.2 л.д. 143-145, т.8 л.д.3-7, 8-14); заключениями судебных экспертиз: медицинских (т.8 л.д.155-156, 175-177, 196-197, 216-217, 247-248), криминалистической (т. 10 л.д.143-147), медико-криминалистической (т. 10 л.д. 197-203), биологических (т.Ю л.д. 97-106, 122-127), генетической (т. 11 л.д.78-102) и другими материалами дела.

Указанным доказательствам, принятым судом во внимание, дана надлежащая оценка. Противоречий они не имеют, согласуются между собой, дополняются и взаимно подтверждаются, сомнений не вызывают.

Показания обвиняемых и потерпевших, противоречащие изложенным в приговоре доказательствам и установленным обстоятельствам, судом тщательно исследовались и, в соответствии со ст.307 УПК РФ, были отвергнуты с приведением соответствующих мотивов.

Ссылки сторон на неправильное применение судом норм материального права противоречат материалам дела.

Юридическая оценка действиям осуждённых Плиева Х.К. - по ч.1 ст.116, ч.1 ст.116, ч.1 ст.116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), Фардзинова А.Б. - поч.1 ст.116, ч.1 ст.116 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), Дзугутова Х.К. - по ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст.105,'п.«б» ч.2 ст. 105, ч.1 ст.116 УК РФ судом дана правильная.

Как правильно установил суд, участвуя в конфликте Плиева с персоналом ресторана и действуя из неприязни, вызванной выдворением того из ресторана, Дзугутов Х.К. умышленно нанес Х один удар рукой по лицу, причинив ему телесное повреждение в виде ссадины на слизистой оболочке нижней губы, не причинившей вред здоровью.

Затем Дзугутов Х.К. высказал Б угрозу убийством и, действуя из неприязни к нему, вызванной выдворением Плиева из ресторана и применением им насилия к Ф , для лишения того жизни нанес Б удар ножом, попав в поясничную область слева и причинив потерпевшему телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью.

Смерть Б не наступила по не зависящим от Д обстоятельствам, так как Б заметил момент нанесения Д удара ножом и успел от него частично увернуться, а затем отбежать.

Продолжая свои действия, направленные на убийство двух лиц, Д подошел сзади к Г выполнявшему свой общественный долг по пресечению насильственных действий Плиева в отношении работника ресторана, развернул потерпевшего к себе лицом и умышленно нанёс ему ножом удар в область грудной клетки слева, причинив телесные повреждения, от которых тот скончался на месте происшествия.

Поэтому оснований для переквалификации действий Дзугутова Х.К. в отношении Б с ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 115 УК РФ, в отношении Г с п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 105 УК РФ и оправдания его по ч.1 ст.116 УК РФ по действиям в отношении Х , как о том просят в жалобах осуждённый и его защитник, у суда не имелось.

В соответствии с исследованными доказательствами суд верно установил, что Плиев, во время его обслуживания в ресторане - баре не был инициатором конфликта с помощниками администратора Г , Д В и Х , которые не обладали компетенцией по удалению посетителей, прекращению их обслуживания, не имели право на принудительное насильственное удаление Плиева из ресторана и действовали за пределами их компетенции, нарушив личную неприкосновенность Плиева, гарантированную статьей 22 Конституции Российской Федерации, в связи с чем между Плиевым и потерпевшими Г Д и Б возникли неприязненные отношения.

При этом учтено, что согласно должностной инструкции помощника администратора, в случае происшествия последний имел право лишь докладывать об этом старшему администратору (т.2 л.д.202-203) В судебном заседании не опровергнуты подтверждённые иными доказательствами показания подсудимых о том, что Плиев по телефону сообщил Фардзинову о конфликте с охранниками ресторана, просил того приехать и помочь разрешить конфликт, этот разговор слышал Дзугутов, который присоединился к Фардзинову для поездки и оказания ему помощи.

Оценив указанные показания подсудимых, а также показания потерпевших Б Х и Г о том, что при входе в ресторан подсудимые требовали сообщить им место нахождения Г как участника конфликта с Плиевым, содержание видеозаписи встречи Плиева, Фардзинова и Дзугутова у ресторана, их дальнейших действий, суд пришел к выводу об отсутствии между обвиняемыми предварительной договоренности на вооруженное нарушение общественного порядка и наличии у Фардзинова и Дзугутова цели оказания помощи Плиеву в разрешении конфликта с работниками ресторана-бара из личной неприязни к персоналу, а не с целью нарушения общественного порядка и не из хулиганских побуждений.

С учётом этих обстоятельств суд правильно исключил из обвинения Плиева, Ф и Дзугутова в нанесении побоев и применении насилия к потерпевшим квалифицирующий признак совершения этих действий из хулиганских побуждений и оправдал Плиева и Фардзинова по ч.2 ст.213 УК РФ.

Поскольку Дзугутов демонстрировал нож работникам ресторана на почве неприязни к ним, высказывая при этом намерения причинить смерть Б во время покушения на его убийство, суд правильно пришел к выводу о том, что эти действия осуждённого являются составной частью преступления, предусмотренного ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Поэтому доводы государственного обвинителя о неправильности утверждения суда об излишней квалификации действий Дзугутова по ч.2 ст.213 УК РФ не могут быть признаны состоятельными.

По смыслу закона квалификация действий как покушение на убийство в связи с выполнением потерпевшим своего общественного долга по пресечению хулиганства возможна лишь при установлении прямого умысла виновного лица, которое должно осознавать последнее обстоятельство.

Как правильно установлено судом, непосредственно до удара ножом Дзугутов нанес Б побои из неприязни, вызванной выдворением П из ресторана, Б воспринимался Дзугутовым как участник драки, обвиняемому достоверно не было известно о выполнении потерпевшим общественного долга.

С учётом этого обстоятельства суд обоснованно исключил из обвинения Дзугутова в покушении на убийство Б квалифицирующий признак совершения преступления - выполнение потерпевшим общественного долга, предусмотренный п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Ссылка адвоката на то, что нанесение одного удара по лицу потерпевшего не относится к побоям, противоречит ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Доводы стороны защиты об отсутствии у Дзугутова умысла на убийство потерпевших, противоречат обстоятельствам содеянного, характеру, последовательности и направленности его действий, способу и орудию преступления, характеру и локализации причиненных потерпевшему Г телесных повреждений.

При этом правильно учтено, что высказывание Дзугутовым намерения причинить смерть с последующим нанесением потерпевшим ударов ножом свидетельствует о его прямом умысле на их убийство.

Те обстоятельства, что удар Б получился скользящим, а ранение было резаным, не свидетельствуют об отсутствии у виновного умысла на причинение смерти потерпевшему.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что во время совершения преступлений Дзугутов находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, в материалах дела не усматривается.

Исходя из показаний Дзугутова о том, что до убийства потерпевшего он видел на одежде Г надпись «охрана», ссылки осуждённого на то, что он считал потерпевшего посетителем, не могут быть признаны состоятельными.

Утверждение Дзугутова о том, что охранники не отличались от других посетителей, в ресторане они работали незаконно, не влияет на оценку его действий, поскольку для него было очевидно, что потерпевший Г выполнял свой общественный долг по пресечению неправомерных действий Плиева.

Ссылки защитника на то, что Дзугутов, нанося удар ножом Г не знал и не мог знать, в связи с чем Плиев удерживается на полу и, следовательно, у него не было умысла на убийство лица, выполняющего общественный долг, противоречат установленным обстоятельствам.

В силу ст. 17 УПК РФ оценка доказательств по уголовному делу относится исключительно к компетенции судьи, присяжных заседателей, а также прокурора, следователя и дознавателя, которые оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Поэтому ссылки авторов апелляционного представления и апелляционных жалоб на неправильность оценки показаний подсудимых, потерпевших Г Д Х Х Г свидетелей В С , А С А а также иных исследованных доказательств, не могут быть признаны состоятельными.

Вопреки доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе положений ст.307 УПК РФ, влекущих отмену приговора, не допущено.

Как видно из материалов дела, все представленные сторонами доказательства исследованы в полном объёме, им дана надлежащая оценка.

Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с изложенным доводы стороны обвинения о неполноте анализа материалов дела признаются несостоятельными.

Изложенные в приговоре показания участников судопроизводства соответствуют протоколу судебного заседания.

Наказание осуждённым назначено в соответствии с законом, справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, всех обстоятельствах дела.

В силу ч.З ст.62 УК РФ оснований для применения к Дзугутову правил ч.1 ст.62 УК РФ не имеется, поскольку он осуждён за преступления, предусмотренные ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ и п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Назначение Дзугутову дополнительного наказания в виде ограничения свободы в соответствии со ст. 53 УК РФ не может вызвать затруднений при его исполнении.

Размер взыскания с Дзугутова возмещения причинённого ущерба в виде затрат на погребение потерпевшего Г и компенсации его матери морального вреда судом определены в соответствии с требованиями закона, с учётом данных, указанных в апелляционной жалобе.

Иным доводам жалоб и представления в приговоре дана надлежащая оценка.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционного представления и апелляционных жалоб у коллегии не имеется.

Вместе с тем, в соответствии с ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 2 года после совершения преступления небольшой тяжести.

Из приговора следует, что преступления, предусмотренные ч.1 ст.116 УК РФ, в силу ч.2 ст. 15 УК РФ относящиеся к преступлениям небольшой тяжести, Плиев Х.К., Фардзинов А.Б. и Дзугутов Х.К. совершили 11 мая 2012 года, из чего следует, что двухгодичный срок давности истёк в мае 2014 года.

Поэтому на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ коллегия считает необходимым приговор изменить, освободить их от наказания, назначенного: Плиеву Х.К.-поч.1 ст.116,ч.1 ст.116,ч.1 ст.116 УК РФ, Фардзинову А.Б. -поч.1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ, Дзугутову Х.К. поч.1 - ст.116 УК РФ, а также исключить из приговора указание о назначении Плиеву Х.К. и Фардзинову А.Б. наказания по правилам ч.2 ст.69 УК РФ.

13 20 28 Руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 5 февраля 2014 года в отношении Плиева Х К , Фардзинова А Б и Дзугутова Х К изменить: в связи с истечением срока давности уголовного преследования на основании п.З ч. 1 ст.24 УПК РФ освободить от назначенного наказания: Плиева Х.К.-поч.1 ст.116, ч.1 ст.116, ч.1 ст.116 УК РФ, Фардзинова А.Б. - по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ, Дзугутова Х.К. поч.1 - ст.116 УК РФ.

Исключить из приговора указание о назначении Плиеву Х.К. и Фардзинову А.Б. наказания по правилам ч.2 ст.69 УК РФ.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ назначить Дзугутову Х.К. по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст.30 - п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ и п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ, окончательное наказание - 15 (пятнадцать) лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 (два) года, в период отбывания которого на него возложить ограничения и обязанности, указанные в приговоре.

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Пеньковой А. А., апелляционные жалобы представителя потерпевшей - адвоката Ковальчука О.В., осуждённого Дзугутова Х.К. и его защитника - адвоката Манн Л.В. - без удовлетворения.

Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года со дня оглашения определения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 53-АПУ14-25

Статья 22. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 213. Хулиганство
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 134. Признание права на реабилитацию
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх