Дело № 53-АПУ14-39СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 октября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Русаков Владимир Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 53-АПУ14-39СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 октября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоРусакова ВВ.
судейБоровикова В.П. и Фроловой Л.Г.
при секретареМачульской Е.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осуждённого Идрисова СБ. и адвоката Толстиковой Е.А. на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 19 мая 2014 года, по которому ИДРИСОВ С Б осуждён по ч.2ст.228УК РФ(в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 года) с применением ст.64УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч.Зст.229- 1УК РФ( в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года) с применением ст.64УК РФ к девяти годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Идрисову СБ. назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 13 мая 2014 года Идрисов признан виновным и осуждён за незаконные приобретение, хранение и перевозку наркотических средств в крупном размере; за незаконное перемещение через Государственную границу РФ с государствами членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в крупном размере.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В, мнение прокурора Митюшова В.П, полагавшего судебное решение в отношении Идрисова СБ. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним: - осужденный Идрисов СБ. просит отменить приговор и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство, считая, что обвинение его по преступлению, предусмотренному ч.З ст.229* УК РФ, предъявлено с нарушением его конституционного права на защиту, а приговор постановлен с нарушениями норм УПК РФ.

В частности, осужденный Идрисов СБ. указывает на то, что в ходе судебного заседания им было заявлено ходатайство о признании недопустимым доказательствами его показаний, данных в качестве подозреваемого 17 декабря 2011 года и в качестве обвиняемого 22 декабря 2011 года, а также 1 марта 2012 года (т.1 л.д.115-119, 126-129, 133-140), в доказывании его вины по преступлению, предусмотренному ч.З ст.229 УК РФ, поскольку они были получены до возбуждения уголовного дела по указанному преступлению. Изначально уголовное дело было возбуждено по преступлению, предусмотренному ч.2 ст.228 УК РФ, и только по истечении пяти месяцев по п. «б» ч.4 ст.229 УК РФ, на основании тех же доказательств, которые послужили поводом для составления рапорта об обнаружении признаков преступления, считает незаконным соединение уголовных дел в части того, что доказательства, собранные по уголовному делу, возбужденному по ч.2 ст.228 УК РФ, послужили доказательствами и по обвинению в преступлении, предусмотренном п. «б» ч.4 ст.229 УК РФ; по мнению осуждённого, обвинительный вердикт присяжные заседатели вынесли, исследовав такой объем доказательств, которого на предварительном следствии было недостаточно для возбуждения уголовного дела и предъявления ему окончательного обвинения, в связи с изложенным осужденный Идрисов просит оправдать его по преступлению, предусмотренному ч.З ст.229 УК РФ.

Также осужденный утверждает, что по делу нарушен порядок возбуждения уголовного дела, поскольку постановление о возбуждении уголовного дела вынесено 17 декабря 2011 года (т.1 л.д.1), в то время, как согласно постановлению о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности они были предоставлены в Следственную службу 19 декабря 2011 года, что влечет признание всех последующих процессуальных действий не имеющими юридической силы.

Довод суда о том, что в книге учёта происшествий был зарегистрирован рапорт об обнаружении признаков преступления, осужденный считает необоснованным, поскольку в таком случае имело место двойное нарушение, поскольку рапорт был зарегистрирован в указанной книге без рассекречивания, а уже затем направлен постановлением руководителя оперативной службы в следственную службу для разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела. Таким образом, присяжным заседателям были представлены доказательства, добытые в рамках незаконно возбужденного уголовного дела, что влечет отмену вердикта коллегии присяжных заседателей и приговора.

Также осужденный считает незаконным оглашение перед коллегией присяжных заседателей заключения наркологической экспертизы № (данное письменное доказательство не указано в обвинительном заключении), которое осужденный считает недопустимым доказательством, полученным с нарушением положений п.З ч.2 ст.75 УПК РФ, поскольку эксперту не разъяснялись его обязанности, с постановлением о назначении экспертизы он был ознакомлен после её производства.

Кроме того, осужденный указывает на не соблюдение процедуры судопроизводства, поскольку государственный обвинитель изменил обвинение в судебном заседании в присутствии коллегии присяжных заседателей, ограничив тем самым его право на снисхождение коллегии присяжных заседателей. На незаконное оглашение в судебном заседании показаний свидетеля Б , данных им 24 апреля 2012 года (т.1 л.д.106-108) вопреки его (осужденного) возражениям, поскольку показания указанного свидетеля строятся на предположениях, без указания источника осведомленности свидетеля, а часть их не относится к фактическим обстоятельствам, подлежащим исследованию в присутствии присяжных заседателей, вызвав тем самым предубеждение присяжных заседателей в отношении него; - адвокат Толстикова Е.А. в интересах осужденного Идрисова СБ. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, мотивируя тем, что по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку в судебном заседании 18 марта 2014 года, после выступления государственного обвинителя с вступительным словом перед присяжными заседателями и выступления защиты с позицией подсудимого, из которого следовало, что Идрисов СБ. не согласен с предъявленным ему обвинением, государственный обвинитель заявила ходатайство об исследовании письменных доказательств по делу, в том числе заключения наркологической экспертизы на Идрисова С.Б в части выводов на л.д. 75-76 т.№1. Несмотря на возражение защиты, председательствующий удовлетворил ходатайство государственного обвинителя, ссылаясь на то, что заключение наркологической экспертизы в данном случае так же подлежит оглашению, поскольку в соответствии с ч.8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются, если они необходимы для установления фактических обстоятельств дела, а по настоящему делу Идрисов обвиняется в незаконном обороте наркотических средств в целях личного употребления.

Однако, ч.8 ст.335 УПК РФ запрещает исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а так же иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

Заключение наркологической экспертизы, согласно которой у Идрисова имеется употребление каннабиноидов с вредными последствиями, в нарушение требований ст.335 УПК РФ, было оглашено перед присяжными, что изначально, еще до исследования всех доказательств по уголовному делу, сформировало предубеждение присяжных заседателей в виновности Идрисова Кроме того, в судебном заседании 8 мая 2014 года, после выступления перед присяжными заседателями в прениях, в репликах, подсудимый Идрисов обратился к председательствующему о предоставлении ему времени в течение 1-2 суток для подготовки к выступлению с последним словом перед присяжными заседателями. Председательствующим было отказано в предоставлении необходимого для подготовки Идрисова времени, в связи с чем Идрисов не смог выступить с последним словом, чем было нарушено его право на защиту.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, по мнению адвоката, существенно повлияли на вердикт коллегии присяжных заседателей.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Пенькова А.А. просит оставить приговор без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осуждённого Идрисова и адвоката Меркушевой Л.В, поддержавших доводы жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Идрисова, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Как следует из материалов дела, Идрисову судом разъяснялись особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, юридические последствия такого рассмотрения дела и после неоднократных консультаций со своим защитником Идрисов настаивал на рассмотрении данного дела судом с участием присяжных заседателей.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами, изложенными в апелляционных жалобах о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия каких-либо ходатайств от участников процесса не поступило (т. 3, л.д. 49).

Доводы осуждённого Идрисова о незаконности состава суда, по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными, поскольку в соответствии с п.1ч.Зст.31УПК РФ(в редакции Федерального закона от 2 ноября 2013 года №302-Ф3, действующий до 1 января 2015 года) уголовные дела о преступлении, предусмотренном ч.4ст.229-1УК РФ подсудны краевому суду.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами апелляционных жалоб осуждённого Идрисова о незаконности постановления о возбуждении уголовного дела от 17 декабря 2011 года по следующим основаниям. В соответствии с требованиями ст.НОУПК РФ поводом для возбуждении уголовного дела является заявление о преступлении, а также сообщение о совершённом или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, которое оформляется рапортом, согласно ст. 143УК РФ. Данный рапорт был составлен 17 декабря 2011 года и в тот же день был зарегистрирован в книге учёта преступлений дежурным по органу наркоконтроля, тем самым правоохранительный орган был поставлен в известность об обнаружении признаков преступления. Таким образом, следователь К после получения информации о совершённом или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции, установленной уголовно-процессуальным законодательством обоснованно приняла решение о возбуждении уголовного дела. То обстоятельство, что результаты оперативно-розыскной деятельности направлены после возбуждения дела, не ставит под сомнение законность принятого следователем решения о возбуждении дела, поскольку данные результаты использованы в доказывании вины Идрисова по данному уголовному делу, связанному с незаконным оборотом наркотических средств.

Доводы апелляционных жалоб осужденного и адвоката о недопустимости в качестве доказательства по делу заключения судебно-наркологической экспертизы и о том, что её представлением присяжным заседателем нарушены требования ч. 8 ст. 335 УПК РФ, являются не состоятельными, поскольку комиссия экспертов в составе психиатра-нарколога А и нарколога К при проведении данной экспертизы были предупреждены по ст. 307 УК РФ, также им разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, о чем свидетельствуют их подписи во вводной части экспертизы. Предусмотренных ст.62 УПК РФ оснований для отвода экспертов, проводивших экспертизу, стороной защиты не приведены.

На предварительном следствии Идрисов и его адвокат были ознакомлены как с постановлением о назначении экспертизы, так и с заключением экспертов, дополнительных вопросов, несогласий с выводами экспертов, не поступило, в виду чего права стороны защиты, предусмотренные ст. 198 УПК РФ не были нарушены.

Кроме того, наркологическая экспертиза - это доказательство которое отражает фактическую сторону обвинения Идрисова, так как Идрисов органами предварительного следствия обвинялся в совершении преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков с целью личного употребления, что следует из предъявленного обвинения. Кроме того, из позиции Идрисова в ходе судебного следствия следовало, что наркотическое средство он приобрел с целью личного потребления. В связи с этим, нарушений требований ч. 8 ст. 335 УПК РФ судом при удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении в судебном заседании заключения наркологической экспертизы в отношении Идрисова не было допущено.

Доводы стороны защиты и осуждённого Идрисова о том, что государственный обвинитель вышел за рамки, предъявленного Идрисову обвинения, так как данное письменное доказательство не указано в обвинительном заключении, не состоятелен. Данное доказательство получено органами предварительного следствия в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства и доказывает виновность подсудимого. Подсудимый в порядке ст. 217 УПК РФ был ознакомлен с материалами уголовного дела, в том числе и с данной экспертизой, о чем свидетельствуют его подписи в вышеуказанном протоколе, а также в протоколе об ознакомлении с выводами судебно-наркологической экспертизы.

Также несостоятельны доводы защиты о недопустимости в качестве доказательства - протокола допроса свидетеля Б Данный протокол допроса свидетеля, исследовался в части сообщения свидетелем сведений, фактов, которые ему стали известны в ходе общения с Идрисовым. В части высказывания предположений свидетеля, показания свидетеля Б не оглашались. Данные показания свидетеля Б получены на предварительном следствии в соответствии с нормами УПК РФ. Свидетель в ходе судебного следствия пояснил, что протокол его допроса составлялся следователем с его слов, каких-либо нарушений его прав в ходе допроса не установлено. Не подтверждение в ходе судебного следствия свидетелем показаний, данных им на предварительном следствии, не является основанием признания данного доказательства недопустимым.

Несостоятельным и необоснованным является довод стороны защиты о недопустимости в качестве доказательств показаний Идрисова, данных им на предварительном следствии 17.12.2011, 22.12.2011 и 01.03.2012, в виду того, что данные показания Идрисов давал, будучи подозреваемым и обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, и на тот ! момент уголовное дело по п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ не было возбуждено, в связи с чем, он не знал, что подозревается и обвиняется по данной статье УК РФ.

Данные доказательства были получены в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, с участием защитников, что и не отрицал сам подсудимый Идрисов в судебном заседании.

Из материалов уголовного дела следует, что на момент проведения указанных допросов Идрисов подозревался и обвинялся только по ч. 2 ст. 228 УК РФ. При допросах в рамках возбужденного уголовного дела по ч. 2 ст. 228 УК РФ следователь был в праве выяснять, в том числе сведения об источнике приобретения наркотических средств, что и было им сделано. В дальнейшем в ходе предварительного следствия по делу, в том числе и из показаний самого Идрисова, были получены данные, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела в отношении него по п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела по п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ следователем допущено не было.

Уголовное дело возбуждено с соблюдением требований ст.ст. 140-146 УПК РФ в тот момент, когда полученные в ходе предварительного расследования сведения были расценены как достаточные данные, свидетельствующие о ! наличии признаков преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 229 УК РФ, что было изложено в рапорте следователя послужившем поводом для возбуждения уголовного дела (т.1 л.д. 27).

Также, несостоятелен довод стороны защиты о том, что изменением обвинения государственный обвинитель нарушил регламентирующий порядок рассмотрения уголовного дела судом присяжных, изменив обвинение, чем ограничила право подсудимого Идрисова на снисхождение коллегии присяжных заседателей.

В связи с изменениями в уголовном законодательстве, на момент рассмотрения уголовного дела, в сторону улучшения положения подсудимого, государственный обвинитель обязана была изменить квалификацию. Об изменении обвинения гособвинитель, в соответствии с требованиями закона обязана была сообщить присяжным заседателям, что было и сделано при выступлении в прениях.

Как видно из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Также несостоятелен довод стороны защиты о том, что судом были нарушены права подсудимого на защиту, так как ему не было представлено достаточно времени для подготовки к выступлению с последним словом перед присяжными заседателями.

Из материалов дела видно, что судом неоднократно Идрисову разъяснялась необходимость подготовиться к выступлению в прениях и к последнему слову, предоставлялось достаточное время для этого, что нашло своё отражение в протоколе судебного заседания, так, 25 апреля 2014 года сторонам было предоставлено время для подготовки к прениям и к последнему слову подсудимого до 6 мая 2014 года. После выступления в прениях прокурора, стороне защиты была предоставлена возможность выступить в прениях 8 мая 2014 года, то есть в общей сложности на подготовку было предоставлено 12 дней. При таких обстоятельствах, отказ Идрисова выступить с последним словом, суд обоснованно расценил как злоупотребление процессуальными правами.

Наказание назначено Идрисову в соответствии с требованиями, стст.60;64УК РФ, соразмерно содеянному им, с учётом целей наказания, установленных ч.2ст.43УК РФ и всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, из материалов дела не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.З89-13,389-20; 389-28; 389- ЗЗУПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 19 мая 2014 года с участием присяжных заседателей в отношении Идрисова С Б оставить без изменения, апелляционные жалобы осуждённого Идрисова СБ. и адвоката Толстиковой Е.А. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 53-АПУ14-39СП

УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 229. Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
УПК РФ Статья 57. Эксперт
УПК РФ Статья 62. Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх