Дело № 53-О12-60

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 ноября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 53-О12-60

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 ноября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.
судей Чакар Р.С. и Русакова В.В.
при секретаре Проценко Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Олейниковой С, а также адвокатов Будкевич ВС. и Карпович О.Т. на приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2012 г., которым Дубанос Г М не судимая, признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.ЗО; ч.ч. 4,5 ст.ЗЗ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, а также не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в который являться один раз в месяц для регистрации. Срока лишения свободы исчислен с 3 июля 2012 года; Олейникове С не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.ЗО и п. «з» ч. 2 ст. 105; ч.1 ст.222; ч.1 ст. 22б'УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы: по ч.1 ст.ЗО и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 4 года 6 месяцев; по ч. 1 ст.222 УК РФ - на срок 2 года без штрафа; по ч. 1 ст. 226 УК РФ - на срок 3 года без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно Олейниковсу С. Назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Олейниковсу С. исчислен с 3 июля 2012 года с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с 8 апреля 2011 года по 2 июля 2012 года.

Постановлено взыскать с Дубанос Г М компенсацию морального вреда в пользу Д в сумме рублей.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Этим же приговором осужден Вильчинский Ю.Л. кассационная жалоба в отношении которого в установленный законом срок не подана.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденной Дубанос Г.М. и ее защитника адвоката Шевченко Е.М., осужденного Олейниковса С. и его защитника адвоката Кротовой СВ., просивших об удовлетворении поданных в их защиту кассационных жалоб, мнение осужденного Вильчинского Ю.Л. и его защитника адвоката Чего- дайкина А.Н., не возражавших против удовлетворения поданных по делу кассационных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

как установлено приговором, Дубанос Г.М. склонила Вильчинского Ю.Л. к убийству Д по найму и содействовала ему в этом, а Олейникове приготовился к убийству Д по найму, которое не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам; кроме того, он незаконно приобрел, хранил, перевозил и носил пистолет с глушителем, являющийся огнестрельным оружием, 9 патронов к нему, являющихся боеприпасами, которые, незаконно переместил через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС.

Судом установлено, что преступления совершены в период с сентября 2010 г. по июнь 2011 г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Олейникове С.

высказывает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, а также несогласие с юридической квалификацией его действий по чЛ ст.ЗО и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По мнению осужденного, выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, поскольку у него не было умысла и цели лишить жизни Д Цитируя выдержки из приговора и протокола судебного заседания, осужденный Олейникове С. в жалобе подробно аргументирует свое поведение, утверждая, что это были выдуманные им сценарий и «двойная игра», в основе которых не было реального намерения убить человека. Осужденный также в жалобе высказывает несогласие с протоколом судебного заседания, считая его неполным и искажающим судебное разбирательство в том виде, в котором оно происходило.

В кассационной жалобе адвоката Карпович О.Т., поданной в защиту Олейниковса С, содержится просьба об оправдании Олейниковса С. по ч.1 ст.ЗО и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью его вины и о снижении наказания по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.226.1 УК РФ. По мнению адвоката, судом не приняты во внимание показания Олейниковса С. о том, что он не намерен был лишать жизни Д о чем свидетельствует как поведение самого Олейниковса С. так и обстановка, в условиях которой не было каких-либо объективных препятствий для совершения преступления. Как полагает защитник, Олейникове, получив задание от другого лица на убийство Д сделал все возможное, чтобы предотвратить это преступление.

В кассационной жалобе адвоката Будкевич ВС, поданной в защиту Дубанос Г.М., содержится просьба об изменении приговора, о смягчении назначенного осужденной наказания до условного осуждения, о снижении размера компенсации морального вреда до разумных пределов, об изменении в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ категории преступления на менее тяжкую. Не оспаривая виновности и юридической квалификации действий осужденной, защитник полагает, что назначенное Дубанос Г.М. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Как полагает адвокат, судом не учтены данные о личности осужденной, ее состояние здоровья (в том числе заболевание тяжелые семейные обстоятельства, явившиеся причиной совершения Дубанос Г.М. противоправных действий.

Кроме того, как считает защитник, потерпевший Д действуя в рамках оперативного эксперимента, своим заявлением о разделе принадлежавшей супруге фирмы, фактически «подтолкнул» осужденную на исполнение «заказа», то есть убийства. Анализируя доказательства, адвокат утверждает об ошибочности выводов суда, согласно которым отвергнуты доводы защиты о доведении Дубанос Г.М. до нервного, психического и физического истощения в результате супружеской измены мужа, распада семьи, а также унижений и оскорблений Дубанос Г.М., следствием чего явились ухудшение ее состояния здоровья; Дубанос Г.М. вынуждена была принимать сильнодействующие успокоительные препараты, которые, как утверждает защитник, не позволили ей в полной мере осознавать происходящее. По мнению адвоката, суд в нарушение требований ч.4 ст.271 УПК РФ отказал стороне защиты в допросе в качестве специалиста доцента кафедры нервных болезней, врача К допросив данное лицо как свидетеля; в то же время суд не дал никакой оценки приобщенному к делу заключению данного специалиста, согласно которому следствием душевных переживаний Дубанос Г.М. явилось «развернутое невротическое расстройство, которое усугублялось имеющейся у больной хронической сосудистой мозговой недостаточностью. На этом фоне, очевидно, что у Дубанос Г.М. была существенно снижена возможность критического осмысления своих поступков, она не могла в полной мере оценить степень тяжести и прогноз деяния, которое запланировала. Будучи нездоровой, испытывая постоянные стрессы, и принимая седативные препараты, Дубанос Г.М. не осознавала, что выбранная ею линия поведения является аномальной и ведет к непоправимым последствиям». Кроме того, по мнению защитника, в суде был установлен факт отказа Дубанос Г.М. от совершения преступления в апреле 2011 г., однако данное обстоятельство не принято во внимание судом. Как считает адвокат, денежная компенсация морального вреда, взысканная с осужденной Дубанос Г.М. в пользу потерпевшего Д является завышенной, и не соответствуют требованиям разумности и справедливости.

В письменном обращении, направленном Дубанос Г.М. в Верховный Суд Российской Федерации, до начала судебного разбирательства, осужденная подробно излагает мотивы, побудившие ее к совершению преступления, заявляя, что данное преступление было спровоцировано аморальным поведением ее мужа (Д и «любовницы», то есть женщины, с которой он состоял в интимных отношениях. Осужденная полагает, что своим провоцирующим поведением они хотели привести ее к смерти, преследуя при этом свои корыстные цели, связанные с ее жилищем, имуществом и «бизнесом». Осужденная Дубанос Г.М. просит учесть данные обстоятельства, ее состояние здоровья и смягчить наказание, применив к ней положения части 6 статьи 15 УК РФ, а также статьей 64, 73 УК РФ, или назначить наказание в виде ареста. Полагает, что суд мог бы применить и положения статьи 81 УК РФ, предусматривающей возможность освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью. Взысканную с нее сумму денежной компенсации морального вреда осужденная считает завышенной и просит снизить до «разумных пределов».

Осужденная Дубанос Г.М. также высказывает несогласие с постановлением судьи от 5 сентября 2012 г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания. Осужденная полагает, что в протоколе искажены показания свидетеля С обращавшейся к ней (Дубанос Г.М.) не на «Вы», как указано в протоколе, а на «ты». Кроме того, как утверждает осужденная, «очень важные вопросы и ответы» (какие именно - в жалобе не указано) не занесены в протокол судебного заседания; в протоколе неверно указаны «год событий » и «семейное событие», которые она (Дубанос Г.М.) указывала судье в своих замечаниях на протокол судебного заседания.

На кассационные жалобы адвокатов Будкевич ВС. и Карпович О.Т., а также осужденного Олейниковса С. государственным обвинителем Складаном В.Н. поданы возражения, в которых доводы жалоб он считает необоснованными.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Вывод суда о виновности Дубанос Г.М. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 30, частями 4,5 статьи 33, пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ, а также о виновности Олейниковса С. в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 30 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 1 статьи 222 и части 1 статьи 226* УК РФ, основан на иссле- дованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Доводы Олейниковса С. о том, что он не имел намерения убивать Д аналогичные тем, которые приведены в его жалобе и в жалобе его защитника, судом первой инстанции были проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Суд сделал правильный вывод об умысле Олейниковса С. на убийство Д которое ему не удалось довести до конца на стадии подготовки к данному преступлению по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку его преступная деятельность и деятельность соучастников преступления была пресечена сотрудниками УФСБ России по краю.

При этом суд, отвергая доводы стороны защиты, обоснованно указал, что о намерении совершить убийство Д свидетельствуют действия Олейниковса С, которые носили четкий, спланированный характер.

Так, в октябре 2010г., получив от другого лица деньги, необходимую информацию и оружие, Олейникове, спрятав пистолет с глушителем и патроны в термос, через направился в город остановившись в гостинице в городе В марте 2011 года, приехав в через также соблюдал конспирацию - неоднократно менял места проживания.

Первая поездка была «пробной», поскольку он не менял гостиницы, не поддерживал связь с другим лицом на случай возникновения каких-либо проблем или вопросов, а ознакомился с городом, выяснил места возможного нахождения Д и, не обнаружив его, также сложным маршрутом вернулся в , спрятав оружие и боеприпасы в на случай возвращения.

Во вторую поездку Олейникове также искал Д но уже, поддерживая связь с другим лицом посредством полученного от последнего телефона с сим-картой, зарегистрированной в .

Его доводы о том, что он мог в любой момент найти потерпевшего и убить, если бы преследовал такую цель, судом обоснованно признаны несостоятельны, поскольку, как установлено судом, получалось так, что на момент приездов Олейниковса в Д менял места жительства и по известным Олейниковсу адресам не проживал.

Отрицая наличие умысла на убийство Д Олейникове не смог разумно объяснить, зачем он выстрелами проверял боеспособность пистолета, зачем одевал парик, почему так долго проживал в , как собирался выходить из ситуации, не выполнив задание другого лица, которого, как он утверждал, очень боялся.

Высказанное в суде кассационной инстанции утверждение Олейниковса С. о фальсификации органами следствия уголовного дела является голословным и опровергается материалами уголовного дела, из которого следует, что все доказательства, положенные судом в основу приговора, были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судом также тщательно были проверены и обоснованно признаны надуманными доводы защиты о том, что унижениями и оскорблениями со стороны Д и С Дубанос Г.М., якобы, была доведена до нервного, психического и физического истощения, в результате чего вынуждена была принимать сильнодействующие успокоительные препараты, которые (по версии защиты) не позволяли ей в полной мере осознавать происходящее.

При этом судом, наряду с другими доказательствами, были приняты во внимание телефонные переговоры и просмотренный в судебном заседании видеоматериал, из которых суд сделал правильный вывод о том, что Дубанос Г.М. спокойно, уверенно и со знанием дела, с соблюдением конспирации, хладнокровно предлагала К (оперативному сотруднику УФСБ, действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия и выдававшего себя за Олейниковса) различные варианты убийства мужа. Каких-либо отклонений в ее поведении не выявлено. Более того, в разговорах с Вильчинским и К она вполне осознанно возмущалась тем, что убийство не совершено ранее, настойчиво требовала его исполнения. При этом она заботилась о собственной безопасности, напоминая К о том, что ее следов в этом мероприятии не должно остаться. Вильчинскому она передавала подробные данные о Д и деньги на оплату убийства. Об адекватности Дубанос Г.М. свидетельствует и тот факт, что дочь и зять никаких отклонений в ее поведении не замечали и в рассматриваемый период времени неоднократно надолго доверяли ей сына.

Утверждение стороны защиты о том, что Дубанос Г.М. не могла перенести измену мужа, и это обстоятельство, якобы, повлияло на ее психику при принятии решения об убийстве мужа, судом также проверено и обоснованно отвергнуто в приговоре (листы 30-31 приговора).

Указанные обстоятельства (супружеская измена и конфликты на почве возможного развода и раздела совместного имущества), как обоснованно признано судом, свидетельствуют лишь о неприязни Дубанос Г.М. к Д , послужившей мотивом к совершению преступления.

Доводы кассационной жалобы, касающиеся врача К которую сторона защиты просила допросить в качестве специалиста и приобщить к делу заключение данного лица в отношении Дубанос Г.М., не свидетельствуют о нарушении судом уголовно-процессуального закона.

Согласно ст.58 УПК РФ специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168, 270 УПК РФ.

Заключения и показания специалиста могут служить доказательствами по делу (п.З1 ч.2 ст.74 УПК РФ).

Заключением специалиста - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами (ч.З ст.80 УПК РФ).

Как следует из материалов дела, врач К не участвовала в уголовном судопроизводстве в качестве специалиста в порядке, определенном статьей 168 УПК РФ и не давала заключения в порядке, предусмотренном ч.З ст.80 УПК РФ, то есть по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Как видно из протокола судебного заседания, вопросы психического, физического (в том числе неврологического) состояния обвиняемой Дубанос Г.М., ответы на которые сторона защиты Дубанос Г.М. намерена была получить и довести до суда путем допроса врача-невролога К в качестве специалиста, относятся к компетенции эксперта (ст.57, ч.1 ст.80, п.З ст. 196, ст.204 УПК РФ).

Поэтому у суда не было оснований для удовлетворения ходатайства стороны защиты Дубанос Г.М. о допросе врача К в качестве специалиста.

Вместе с тем, поскольку К как врач-невролог некоторое время наблюдала пациентку Дубанос Г.М. и ей могли быть известны сведения о личности подсудимой (в том числе о состоянии ее здоровья), то суд счел возможным удовлетворить ходатайство защитника о допросе данного врача как свидетеля по делу для выяснения вопросов, которые интересовали сторону защиты (т. 12 л.д. 141-148).

После допроса врача К ходатайств о проведении экспертиз, касающихся здоровья подсудимой, сторонами в судебном заседании заявлено не было.

Таким образом, право на защиту Дубанос Г.М. нарушено не было.

Психическое состояние Дубонос Г.М., как видно из материалов дела, органами следствия и судом выяснялось.

На предварительном следствии в отношении Дубанос Г.М. врачами экспертами краевого психоневрологического диспансера была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, заключение которых исследовалось в судебном заседании и признано допустимым доказательством.

Согласно данному заключению Дубанос Г.М. хроническим психическим расстройством не страдала и не страдает, а обнаруживает признаки органического поражения головного мозга травматического генеза без психических расстройств.

Во время совершения инкриминируемого ей деяния находилась вне какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, ее действия носили последовательный, целенаправленный характер, отсутствовали психопатологические мотивы правонарушения, а потому она могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. Она может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания, а так же самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, участвовать в следственных действиях.

Во время совершения инкриминируемых деяний Дубанос Г.М. не находилась в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном со- стоянии, которое могло оказать существенное влияние на ее сознание и деятельность (т.4 л.д. 143-146).

Поскольку указанное заключение экспертов получено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, дано компетентными экспертами, является обоснованным и не противоречит другим доказательствам по делу, то оно правильно принято во внимание судом при вынесении приговора.

Несостоятельными признаны судом доводы стороны защиты и о том, что в апреле 2011 года Дубанос Г.М. и Вильчинский Ю.Л. отказались от убийства Д а последний, действуя в рамках оперативного эксперимента, якобы, своим заявлением о разделе всего имущества, спровоцировал продолжение исполнения «заказа», то есть убийства.

Данный факт не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства дела. Кроме того, потерпевший в судебном заседании пояснил, что сотрудниками УФСБ ему были даны четкие указания избегать провокаций, что он и делал. Также Д и свидетели Ф пояснили, что делить все имущество он не намеревался.

Из телефонных же переговоров и показаний свидетеля К следует, что Дубанос Г.М. не только не отказалась от убийства Ду но и возмущалась бездействием исполнителя, требовала от Вильчинского Ю.Л. срочно связаться с лицами, выполнявшими ее «заказ», то есть убийство, и поторопить их.

Как правильно установлено судом, об умысле Дубанос Г.М. на убийство Д свидетельствует и тот факт, что она без проблем выделила на это из своего бюджета евро, то есть более рублей и не захотела выделить рублей на приобретение квартиры для потерпевшего.

Действия осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С, связанные с приготовлением к убийству Д а также действия Олейниковса С, касающиеся незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, судом юридически квалифицированы правильно.

Назначенное Дубанос Г.М. и Олейниковсу С. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельствам их совершения и личностям осужденных.

Мотивы принятия судом решения, касающегося наказания осужденных, в приговоре приведены, и у судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции; назначенное Дубанос Г.М. и Олейниковсу С.

наказание является справедливым.

При назначении осужденным наказаний судом учтены все смягчающие наказание обстоятельства, на которые ссылается сторона защиты, в том числе активное способствование раскрытию преступлений и состояние здоровья осужденных.

Оснований для применения статей 64, 73 УК РФ и назначения осужденным других видов наказания, не связанных с лишением свободы, в том числе и условного осуждения, а также об изменении в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ категории преступлений на менее тяжкие не имеется.

В деле также не содержится заключений экспертов о наличии у осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С. заболеваний, препятствующих отбыванию назначенных каждому из них наказаний.

Поэтому доводы осужденной Дубанос Г.М. о том, что суд мог бы применить к ней положения статьи 81 УК РФ, предусматривающей возможность освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью, не могут быть признаны обоснованными.

Вместе с тем, судебная коллегия отмечает, что вопросы, касающиеся возможности освобождения осужденных от наказания в связи с болезнью в соответствии со ст. 81 УК РФ (в случае выявления у кого-либо из них тяжелого заболевания, препятствующего отбыванию наказания), либо отсрочки исполнения приговора в связи с болезнью могут быть разрешены в стадии исполнения приговора в порядке, предусмотренном пунктом 6 статьи 397 УПК РФ и статьями 398, 399 УПК РФ.

Гражданский иск потерпевшего Д разрешен правильно, согласно положениям статей 151, 1101 ГК РФ, а размер денежной компенсации морального вреда, взысканного с осужденной Дубанос Г.М., соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Замечания осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С, а также адвоката Будкевич В.С. на протокол судебного заседания председательствующим судьей Б рассмотрены в порядке, предусмотренном ст.260 УПК РФ, и по результатам их рассмотрения вынесено мотивированное постановление от 5 сентября 2012 г. (т. 13 л.д. 35-39), которое является законным и обоснованным.

Нарушений уголовно-процессуального закона при вынесении постановления судьей не допущено.

Приговор в отношении Олейниковса С. подлежит изменению, поскольку судом неправильно применен уголовный закон при квалификации его действий поч.1 ст. 226' УК РФ.

Судом не учтены положения статьи 9 УК РФ, согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как установлено судом, незаконное перемещение через таможенную границу Российской Федерации огнестрельного оружия и боеприпасов Олейни- ковсом С. совершено 17 октября 2010 г.

При таких обстоятельствах его действия надлежит квалифицировать по части 2 статьи 188 УК РФ, действовавшей в период совершения данного преступления.

Данное деяние не декриминализировано, и ответственность за него в настоящее время предусмотрена ч. 1 ст. 226 УК РФ.

Однако, поскольку санкции данных статей остались прежними, то в силу статей 9, 10 УК РФ применяется закон, в период действия которого совершено преступление.

Наказание за данное преступление в виде 3 лет лишения свободы, которое назначено Олейниковсу С, является справедливым и снижению не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2012 г. в отношении Олейниковса С изменить: переквалифицировать его действия с ч.1 ст. 2261 УК РФ на ч.2 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 N 87-ФЗ), по которой Олейниковсу С. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.ЗО и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст.222 УК РФ, ч.2 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 N 87-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, окончательно Олейниковсу С. назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанный приговор в отношении Олейниковса С а также Дубанос Г М оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 53-О12-60

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 81. Освобождение от наказания в связи с болезнью
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 188. Утратила силу
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УК РФ Статья 226.1. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов
УПК РФ Статья 58. Специалист
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 80. Заключение и показания эксперта и специалиста
УПК РФ Статья 168. Участие специалиста
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УПК РФ Статья 398. Отсрочка исполнения приговора
УПК РФ Статья 399. Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх