Дело № 56-О11-59

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 56-О11-59

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 июля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.
судей Ведерниковой О.Н., Зеленина С.Р.
при секретаре Никулищиной А.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., адвокатов Китаева А.М. и Левина Л.С. на приговор Приморского краевого суда от 21 марта 2011 года, которым Шатуло С В , несудимый,- осужден к лишению свободы по: • пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на срок 15 лет; • ч.З ст.30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на срок 12 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Шатуло СВ. наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Шинкаренко С А несудимый,- осужден к лишению свободы по: • пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на срок 17 лет; • ч.З ст.30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на срок 12 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Шинкаренко С.А. наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет с отбыванием первых 2 лет в тюрьме, а остального срока - в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Шатуло СВ. в пользу К рублей, в пользу М - рублей.

Взыскано с Шинкаренко С.А. в пользу К рублей, в пользу М - рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., осужденных Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи, адвокатов Чегодайкина А.Н. и Кротову СВ., поддержавших доводы кассационных жалоб осужденных, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Шатуло СВ. и Шинкаренко СА. признаны виновными в том, что, действуя группой лиц, совершили умышленное убийство М и К а также покушение на убийство В и О Преступления совершены 09 марта 2009 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах: • осужденный Шатуло СВ. выражает несогласие с приговором, считает, что в приговоре отсутствуют доказательств его причастности к смерти М и К а также к причинению вреда здоровью В . и О Указывает, что у него не было умысла отомстить лицам, избившим П и Ж и не было договоренности об этом с Шинкаренко, никакого оружия ему он не передавал, однако его действия по передаче оружия суд квалифицировал как предварительный сговор группой лиц с Шинкаренко, направленный на убийство двух и более лиц и покушение на убийство. В связи с этим считает, что в приговоре есть противоречия, утверждает, что он стрелял вниз, в ноги, причиненный им М и В вред расценивается как легкий вред здоровью. По его мнению, в приговоре не дана оценка противоречиям в показаниях потерпевших и свидетеля К , не указано, почему суд отдал предпочтение тем показаниям, которые приведены в приговоре, не установлено, кто еще стрелял из травматического оружия, ссылается на показания потерпевших В и О а также свидетеля К указывает, что смерть потерпевших М и К наступила не от повреждений резиновыми пулевыми зарядами.

В дополнении к жалобе указывает, что суд не отразил в приговоре содержание всех материалов уголовного дела, оглашенных в судебном заседании, и не дал оценки оглашенным доказательствам, в том числе, показаниям П М , К , П, О , С , В . Утверждает, что приведенные в приговоре показания участников судебного заседания не согласуются с протоколом судебного заседания, при этом ссылается на показания в судебном заседании свидетелей П К и К , которые, по его мнению, не подтверждают вывод суда о том, что до начала совершения преступлений им было известно, что П увезли в больницу, а также показания свидетеля О , который в судебном заседании заявил, что не видел у него в руках оружия, однако это не нашло отражение в приговоре. Указывает, что суд не дал оценки противоречиям в показаниях О и В , а также показаниям К в описательно- мотивировочной части приговора есть противоречия, ссылается на заключение баллистической экспертизы, которое по его мнению, опровергает вывод суда о том, что стреляли только он и Шинкаренко. Указывает, что применял травматическое оружие в целях самообороны, утверждает, что стал жертвой судебной ошибки или судебного произвола.

Также, указывает о незаконном изъятии из материалов уголовного дела органом предварительного следствия доказательств, которые сторона защиты могла использовать в ходе судебного разбирательства. Сообщает о нарушении требований ст.217 УПК при составлении обвинительного заключения от 17.08.2010 г., нарушении требований УПК, касающихся обстоятельств, исключающих участие следователя в производстве по делу, о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, а также о неправильной квалификации его действий, отсутствии доказательств того, что резиновые пули, извлеченные из тела М , были выстреляны им, а не кем-то другим, считает приговор чрезмерно суровым, утверждает, что причинил легкий вред здоровью М и К Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона и уголовного закона, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии предварительного слушания.

•осужденный Шинкаренко С.А. считает приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Утверждает о нарушении его права на защиту при выполнении требований ст.217 УПК РФ, которое выразилось в том, что он ознакомился с 4 томами дела из 7, существовавших 17 августа 2010 года. При выделении данного уголовного дела из него были изъяты процессуальные документы, содержавшие сведения, которые шли вразрез с версией следователя. Подписи в протоколах ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов выполнены от его имени, но не им; незаконные действия следователя нарушили его право на защиту и привели к нарушениям требований УПК при составлении обвинительного заключения, что исключает возможность постановления приговора судом на основе данного заключения. Сообщает, что следователи по данному делу Д и Г были лично заинтересованы в исходе дела, поскольку находились в отношениях свойства, что является нарушением ст.61 УПК РФ, а также нарушением ст. 6 Конвенции о защите прав человека, что делает произведенные ими процессуальные действия незаконными, доказательства, полученные ими - недопустимыми, а приговор, основанный на таких доказательствах- незаконным. Также, указывает, что заключения экспертов получены с нарушениями УПК, приговор постановлен на основе доказательств, собранных неуполномоченным лицом, допущены нарушения УПК при соединении уголовных дел.

Кроме того, указывает на неправильное применение уголовного закона, выразившееся в том, что суд не признал смягчающим обстоятельством факт противоправного и аморального поведения потерпевших, хотя в приговоре имеются доказательства данного факта. В связи с этим утверждает о несправедливости судебного разбирательства, сообщает, что суд отказал его защитникам в проведении стационарной психолого-психиатрической экспертизы, вывод суда об отсутствии у него аффекта считает основанным на предположениях, поскольку наличие у него состояния физиологического аффекта экспертами не определялось. Считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Утверждает, что в судебном заседании не было установлено, из какого оружия были произведены выстрелы, причинившие смертельные ранения М и К не было проведено экспертное исследование предметов, извлеченных из трупов потерпевших. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение иным составом суда.

• адвокаты Китаев А.М. и Левин Л.С. в защиту интересов осужденного Шинкаренко С.А. выражают свое несогласие с приговором в виду отсутствия доказательств того, что смерть М и К наступила именно от действий (выстрелов), произведенных Шинкаренко С.А., выводы суда в этой части они считают основанными на предположениях, показания потерпевших В и О , свидетеля К являются противоречивыми, мотив мести за избиение Ж и П установлен судом необоснованно, поскольку осужденные не состояли с ними в дружеских или родственных отношениях, вывод суда об отсутствии у Шинкаренко физиологического аффекта не соответствует полученным доказательствам и показания эксперта Ф данный довод не опровергают, суд необоснованно отказал в проведении стационарной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Шинкаренко, заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы не является объективным. По их мнению, квалификация действий Шатуло по ч.2 ст. 105 УК РФ является неверной, поскольку резиновой пулей из оружия самообороны убить никого не возможно, экспертная оценка в этой части отсутствует. Защитники не согласны с назначением Шинкаренко отбывания части срока в тюрьме, а мотивировку такого решения суда считают не основанной на законе. Просят приговор в отношении Шинкаренко отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., адвокатов Китаева А.М. и Левина Л.С. государственный обвинитель С.Н.Маркина, потерпевшие К М О и В считают приговор законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Фактические обстоятельства содеянного Шатуло СВ. и Шинкаренко С. А. правильно установлены судом первой инстанции на основе совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Обстоятельства совершенных деяний подтверждены показаниями в судебном заседании самих осужденных, показаниями потерпевших М ., К В и О свидетелей К П Г К О П Ж и других; протоколами проверки показаний на месте; протоколами очных ставок, протоколами осмотра места происшествия; протоколами выемки, заключениями экспертиз, другими, изложенными в приговоре доказательствами.

Согласно заключению эксперта № 234 от 22. 05. 2009 смерть М наступила в результате обильной кровопотери, развившейся вследствие полученного одного сквозного дробного огнестрельного ранения передней поверхности шеи (том 2, л.д. 7-16).

Из заключения эксперта №239-240-мк от 03.07.2009 г. следует, что огнестрельное повреждение на трупе М у основания шеи причинено выстрелом из гладкоствольного оружия, свинцовым снарядом (т.2, л.д. 22- 26).

Согласно заключению эксперта № 237 от 22. 05. 2009 смерть К . наступила в результате разрушения жизненно - важных органов (сердца, легких) вследствие полученного одного слепого дробного огнестрельного ранения (том 2, л.д. 33-40).

Из заключения эксперта №4 - МК от 14.01.2010 г. следует, что слепое проникающее дробовое ранение грудной клетки у К образовано выстрелом из гладкоствольного оружия (т.2, л.д. 231- 240).

Заключениями экспертиз подтверждается также причинение тяжкого вреда здоровью В и вреда средней тяжести - здоровью О Утверждение осужденных, адвокатов Китаева А.М. и Левина Л.С. о непричастности Шатуло и Шинкаренко к совершению данных преступлений, а также об отсутствии в материалах дела доказательств, что именно от их действий наступила смерть М и К и причинение вреда здоровью В и О опровергаются показаниями потерпевших и свидетеля К которые прямо указали на них, как на лиц, которые их расстреливали, пояснив при этом, что видели как Шинкаренко и Шатуло производили выстрелы.

Сами осужденные, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании подтвердили, что стреляли в потерпевших. Данные обстоятельства объективно подтверждаются протоколами проверки показаний на месте потерпевшего В осужденного Шатуло, заключениями судебно-медицинских и баллистических экспертиз, проведенных по делу, анализ которых дан судом в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о том, что показания потерпевших и свидетеля К непоследовательны, противоречивы и не могут являться объективными и достоверными, в приговоре не дана оценка содержанию оглашенных показаний данных лиц и имеющимся в них противоречиям, необоснованны.

Судя по протоколу судебного заседания, судом в полной мере устранены противоречия в показаниях потерпевших и свидетеля, и в основу приговора были положены их показания, данные в судебном заседании после оглашения показаний на предварительном следствии и устранения всех противоречий. При этом существенных противоречий в показаниях потерпевших и свидетеля по обстоятельствам произошедшего не усматривается.

Утверждение Шатуло о том, что приведенные в приговоре показания участников процесса не соответствуют их пояснениям в суде и не согласуются с протоколом судебного заседания, не соответствует действительности, поскольку непосредственно опровергается протоколом судебного заседания, с которым осужденные и их защита были ознакомлены, замечаний не принесли.

Доводы кассационных жалоб о том, что судом неправильно установлен мотив совершения преступления - месть за избиение П и Ж несостоятельны.

Указанный довод опровергается показаниями в судебном заседании потерпевших В и О свидетелей П К , К Г Приговором суда установлено, что содеянному Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А. предшествовал конфликт и драка, произошедшие возле кафе « к» между потерпевшими и П Ж После чего, желая отомстить за избиение указанных лиц, Шинкаренко С.А. и Шатуло СВ. приехали к кафе «», Шатуло СВ., подойдя к микроавтобусу, в котором находились потерпевшие, передал Шинкаренко С.А. гладкоствольное ружье, из которого Шинкаренко С А. стал производить выстрелы в потерпевших. В это время, Шатуло СВ., действуя одновременно с Шинкаренко С.А., стал производить из травматического пистолета выстрелы в салон микроавтобуса, где находились М О , К и В Доводы жалоб Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., о том, что умысла на причинение смерти К М О В они не имели, опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, свидетельствующих о наличии прямого умысла у Шатуло С.А. и Шинкаренко СВ., направленного на лишение потерпевших жизни.

Совокупностью обстоятельств, свидетельствующих о наличии прямого умысла у подсудимых на лишение жизни К М О В суд обоснованно признал: способ и орудие преступления, характер и локализацию телесных повреждений у потерпевших.

Установив на основе исследования доказательств, что Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., одновременно производили с близкого расстояния выстрелы из разных видов оружия в потерпевших, находившихся в микроавтобусе, суд пришел к верному выводу об умысле каждого из них на причинение смерти, при этом действия подсудимых охватывались единым умыслом, были направлены на достижение единой цели - умышленное причинение смерти, т.е. убийства.

Также правильно суд установил, что причинив смерть М и К довести до конца умысел на убийство О и В осужденные не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку О спрятался от выстрелов под сидение салона микроавтобуса, а В упал на сиденье, потеряв сознание, а затем потерпевшим была своевременно оказана медицинская помощь.

Доводы жалобы Шатуло о том, что телесные повреждения могли быть причинены потерпевшим иными лицами и применении им оружия в целях самообороны, не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах и получили надлежащую оценку в приговоре.

Ссылки осужденных о нарушении требований уголовно- процессуального законодательства при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, составлении обвинительного заключения и в целом в ходе предварительного следствия необоснованны.

Согласно представленным материалам, после ознакомления с материалами дела от обвиняемых Шатуло и Шинкаренко каких либо ходатайств, заявлений о дополнении предварительного следствия, проведении дополнительных следственных действий (допросов свидетелей, проведения очных ставок, назначения экспертиз), а также заявлений и замечаний о каких либо нарушениях, допущенных органом следствия в ходе собирания доказательств, не поступало.

Утверждение Шинкаренко, что подписи в протоколах ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов объективно принадлежат не ему, ничем не подтверждаются. С указанными документами Шинкаренко знакомился в присутствии защитника. В ходе судебного следствия об этом не заявлял.

Утверждение осужденных, что в ходе предварительного следствия имело место нарушение ст. 61 УПК РФ, так как заместитель руководителя отдела Г и следователь Д являются родственниками, не соответствует действительности.

В материалах дела имеются документы, опровергающие данные утверждения осужденных.

Судя по материалам дела, нарушений при соединении уголовных дел органом предварительного следствия не усматривается.

Доводы жалоб осужденных о том, что проведенные по делу судебно- медицинские и баллистические экспертизы являются недопустимыми доказательствами, и подлежат исключению, не могут быть приняты во внимание, так оснований, предусмотренных ст.75 УПК РФ, для признания их недопустимым доказательствами не имеется.

Заявление Шинкаренко о том, что он находился в состоянии аффекта объективно по делу ничем не подтверждено.

Согласно выводам судебно-психиатрической экспертизы № 166 в момент инкриминируемых деяний Шинкаренко способен был осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими, в принудительных мерах медицинского характера он не нуждается. Эксперт Ф суду пояснила, что паталогического аффекта, опьянения и сумеречного сознания у Шинкаренко установлено не было.

Оснований сомневаться в выводах комиссии экспертов у судебной коллегии не имеется.

Доводы осужденного Шинкаренко и его защитников о наличии у Шинкаренко в момент совершения преступления т.н. физиологического аффекта, рассматривались судом первой инстанции и не нашли подтверждения в судебном заседании.

Ходатайство о проведении дополнительной психолого-психиатрической экспертизы в отношении Шинкаренко, заявленное в ходе судебного заседания, рассмотрено судом в установленном законом порядке и обоснованно отклонено.

Доказательства, того, что в момент совершения преступления Шинкаренко находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, в материалах дела отсутствуют.

Согласно материалам дела, осужденные покушались на жизнь людей, совершивших противоправные действия в отношении П и Ж , с которыми Шатуло СВ. и Шинкаренко СВ. не находись ни в родственных, ни в дружеских отношениях; кроме того, между дракой с участием потерпевших и покушением на их жизнь со стороны осужденных прошел значительный промежуток времени.

В то же время, судебная коллегия признает обоснованными доводы жалоб о неверной квалификации судом действий Шатуло, в результате выстрелов которого из травматического пистолета не могла наступить смерть М и К Согласно заключениям экспертиз, смерть М а и К наступила в результате огнестрельных ранений, произведенных из ружья.

Приговором суда установлено, что указанные ранения, приведшие к смерти потерпевших, были причинены Шинкаренко в результате выстрелов из ружья, которое ему передал Шатуло.

В результате выстрелов из травматического пистолета Шатуло причинил легкий вред здоровью М . Причинение им каких-либо ранений К приговором суда не установлено и результатами экспертизы не подтверждено.

Как обоснованно указывают в своих жалобах защитники, в материалах дела отсутствуют заключения экспертиз о возможности причинения смерти в результате выстрелов из травматического пистолета, из которого стрелял Шатуло.

При таких обстоятельствах осуждение Шатуло по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ является необоснованным, поскольку в результате его действий смерть потерпевшим не была причинена и, кроме того, сама возможность причинения смерти в результате выстрелов из травматического пистолета осталась судом недоказанной.

Выводы суда о виновности Шатуло в умышленном причинении смерти двум лицам, совершенном группой лиц, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Кроме того, суд не учел результаты экспертиз о причине смерти потерпевших, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

В силу чч. 1-3 ст. 380 УПК РФ указанные выше обстоятельства являются основаниями изменения приговора в кассационном порядке.

В то же время, судебная коллегия считает, что установленные приговором суда обстоятельства содеянного свидетельствуют о совершении Шинкаренко убийства М и К в соучастии с Шатуло, который, не являясь непосредственным исполнителем убийства, принимал участие в совершении данного деяния в роли пособника.

Судя по материалам дела, Шатуло содействовал причинению смерти М и К передав орудие совершения преступления Шинкаренко, а также производя одновременно с Шинкаренко СВ. выстрелы из травматического пистолета в лиц, находившихся в микроавтобусе.

В результате, судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Шатуло с пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему более мягкое наказание.

Признавая Шатуло пособником Шинкаренко в причинении смерти Ми и К судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии в действиях Шатуло и Шинкаренко группы лиц, поскольку при такой квалификации содеянного Шатуло он не является исполнителем преступления, что требует переоценки действий по причинению смерти потерпевшим обоих осужденных и изменения приговора.

Руководствуясь изложенными выше мотивами, судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Шатуло в отношении О и В рассматривая их как пособничество в покушении на их жизнь, и внести соответствующие изменения в приговор, исключив при этом из осуждения Шатуло и Шинкаренко п.»ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Кроме того, судебная коллегия находит обоснованным довод жалобы Шинкаренко о неправильном применении судом уголовного закона, выразившемся в том, что суд не признал смягчающим обстоятельством факт противоправного поведения потерпевших, хотя в приговоре имеются доказательства данного факта.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что факт противоправного поведения потерпевших установлен в ходе судебного заседании, о чем имеется подтверждение в самом приговоре (лист приговора 13).

Согласно постановлению следователя от 01.04.2009г. в отдельное производство выделены материалы уголовного дела, содержащие сведения о совершении К К М С От В В П преступлений, предусмотренных ст. 11.1. 116, 213 УК РФ (т.2 л.д. 293-294).

Факт совершения потерпевшими противоправных действий в отношении П и Ж подтвержден показаниям в судебном заседании потерпевших О и В свидетелей С П Т и других, нашедшими отражение в приговоре.

Кроме того, факт совершения потерпевшими противоправных действий, установлен самим приговором, в его описательно - мотивировочной части, согласно которой мотивом данного преступления явилась месть Шатуло СВ. и Шинкаренко СВ. за избиение П и Ж С учетом изложенного, вывод суда о том, что он не может признать указанные обстоятельства как противоправное или аморальное поведение потерпевших, послужившее поводом к совершению преступлений подсудимыми, поскольку между указанными событиями прошел значительный промежуток времени, нельзя признать обоснованным.

Судебная коллегия считает, что установленные в судебном заседании обстоятельства содеянного осужденными и приведенные в приговоре доказательства дают основания для признания того, что поводом для совершения преступления Шинкаренко и Шатуло явилось противоправное поведение потерпевших.

С учетом данного обстоятельства и положений п.»з» ч.1 ст.61 УК РФ назначенное осужденным наказание подлежит смягчению, а приговор - изменению.

Кроме того, судебная коллегия полагает необходимым изменить приговор в отношении Шинкаренко в части назначения осужденному вида исправительного учреждения.

Назначая Шинкаренко наказание, суд учел не только тяжесть совершенных им особо тяжких преступлений против жизни и здоровья, но также пояснения Шинкаренко о нахождении в период судебного разбирательства в карцере, что назначается при допущении нарушений режима содержания в следственном изоляторе.

На этом основании суд пришел к выводу о том, что исправление Шинкаренко СА. возможно только в условиях максимальной изоляции и назначил ему отбывание первых двух лет лишения свободы в тюрьме (лист приговора 21).

Судебная коллегия полагает такое решение суда незаконным и необоснованным.

Согласно ч. 3 ст.60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Нарушение режима содержания в следственном изоляторе не может являться основанием для назначения отбывания части срока наказания в тюрьме, поскольку наказание назначается за преступление, а не за действия виновного после его совершения.

В ряде случаев, указанных в ст. 61 УК РФ, постпреступное поведение может быть признанно обстоятельством, смягчающим наказание виновного, однако в число отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, нарушение режима содержания в следственном изоляторе не входит.

Посткриминальное поведение может характеризовать личность осужденного и в этом качестве учитываться при назначении наказания.

Однако суд в приговоре не сослался на личность виновного при назначении осужденному вида исправительного учреждения, а указанные в приговоре мотивы решения суда о назначении Шинкаренко отбывания части срока наказания в тюрьме судебная коллегия рассматривает как необоснованные.

В результате, судебная коллегия полагает необходимым исключить из приговора указание об отбывании Шинкаренко С.А. первых двух лет лишения свободы в тюрьме.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского краевого суда от 21 марта 2011 года в отношении Шатуло С В и Шинкаренко С А изменить: переквалифицировать действия Шатуло СВ. с пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет.

переквалифицировать действия Шатуло СВ. с ч.З ст.30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30 п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.ЗЗ п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Шатуло СВ. наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

переквалифицировать действия Шинкаренко С.А. с пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет.

переквалифицировать действия Шинкаренко С А. с ч.З ст.30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.З ст.30 п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Шинкаренко С А. наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора указание об отбывании Шинкаренко С.А. первых двух лет лишения свободы в тюрьме.

Признать обстоятельством, смягчающим наказание Шатуло СВ. и Шинкаренко С.А., противоправность поведения потерпевших, явившегося поводом для совершения преступления.

В остальном этот же приговор в отношении Шатуло СВ. и Шинкаренко СА. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 56-О11-59

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 213. Хулиганство
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх