Дело № 56-О11-62

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Чакар Рита Сояновна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №56-О11-62

от 4 августа 2011 года

 

председательствующего Зыкина В.Я.,

при секретаре Никулищиной A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Колесникова С.А., Иванова К.В., защитников Гуцалюк Т.В., Егоренкова СБ. на приговор Приморского краевого суда от 29 апреля 2011 года, которым

Колесников [скрыто] с [скрыто]

осужден по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.»в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 17 лет 4 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Иванов К В

I

осужден по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по п.»в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима

Колесников С.А. и Иванов К.В. признаны виновными и осуждены за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, и разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов. Используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления совершены 5 Ноября 2007 года в [скрыто]

[скрыто] при установленных судом обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Чакар P.C., объяснения осужденных Колесникова С.А., Иванова К.В., защитников Гцалюк Т.В., Егоренкова СБ., Карпухина СВ., Реброва Н.И., мнение прокурора Курочкиной Л.А., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила: В кассационных жалобах:

осужденный Колесников СА. просит оправдать его, утверждает, что он не совершал преступлений, а в деле отсутствуют достаточные доказательства, подтверждающие его виновность. Ранее на предварительном следствии к нему были применены незаконные методы ведения его, вследствие чего он дал показания с признанием вины, при этом оговорил и себя, и Иванова К.В. Позже он отказался от оговора, но затем вновь после применения незаконных методов ведения следствия оговорил себя и Иванова К.В. Считает, что его доводы об этом подтверждаются тем, что при повторном допросе участвовал не тот адвокат, с которым был заключен договор, а другой. В настоящее время ему известно, что адвокат Буженко А.Н. в это время пытался встретиться с ним, однако не смог;

В дополнениях к кассационной жалобе осужденного Колесникова СА. защитник Любарская Э.А. просит отменить приговор в отношении подзащитного и дело прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступления. Считает, что приговор не основан на достоверных доказательствах, выводы суда основаны на предположениях, на неправильной оценке доказательств. Добытые на предварительном следствии доказательства опровергаются данными в суде показаниями подсудимых, свидетелей, понятых, эксперта. Этим доказательствам прокурором не дана оценка. Заявления подсудимых в судебном заседании о получении их показаний на следствии при применении незаконных методов ведения его оставлены судом без внимания, не был вынесен документ, на основе которого началась бы проверка их

доводов. О применении к ним незаконных методов ведения следствия давали показания в суде свидетели [скрыто] и В- [скрыто] Показания о том,

что при допросах на них оказывалось давление, высказывались угрозы, дали и другие свидетели. При изъятии ножа допущены нарушения закона: в протоколе не указаны все действия, связанные с его изъятием, нож не описан, нет данных о том, что пакет опечатан, нет подписей понятых и лиц, у которых произведен обыск. Судом отклонено ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола обыска и постановления о приобщении к делу вещественного доказательства. Детализация телефонных переговоров является доказательством невиновности осужденных, так как на момент совершения преступления они разговаривали по телефону. Противоречия истолкованы в пользу обвинения, при этом в приговоре не указано, почему одни из них положены в основу приговора, а другие отклонены.

осужденный Иванов К.В. просит отменить приговор, дело направить на новое рассмотрение. Утверждает, что не совершал преступления, был вынужден оговорить себя на предварительном следствии в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, о чем он сообщил суду. Обращает внимание на то, что и им и Колесниковым С.А. были допущены ошибки при проверке их показаний на месте происшествия, которые заключаются в том, что они неточно показали место расположения трукупа и автомобиля. Зная о задержании Колесникова С.А., обвиняемого в убийстве, он пытался избавиться от ножа. После окончания расследования дела он заявил, что нож не принадлежит ему. При изъятии ножа были допущены нарушения закона, пакет не был опечатан, понятые на нем не расписывались. Приводит доводы об отсутствии доказательств, подтверждающих его вину, ссылаясь на те же обстоятельства, что и защитник Гуцалюк Т.В., оценку доказательств считает неправильной,необъективной;

защитник Гуцалюк Т.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит отменить приговор, направить дело на новое рассмотрение. Считает, что приговор постановлен лишь на показаниях самого Иванова К.В., которые были даны на предварительном следствии, от которых он отказался в судебном заседании. Вызывает сомнение возможность причинения некоторых телесных повреждений сидящему за рулем автомобиля потерпевшему. Судом отказано в удовлетворении ходатайства защиты о проведении повторной экспертизы и следственного эксперимента не устранены противоречия в этом вопросе. Полагает, что не установлено происхождение на теле потерпевшего ножевых ранений с длиной раневых каналов в 13 см с учетом длины клинка ножа, исследованного как орудие убийства. Считает, что постановлению суда была проведена обычная экспертиза, а не комиссионная ситуационная медико-криминалистическая. Вызывают сомнения и выводы экспертизы кожных препаратов с учетом размеров раны и ширины обуха исследованного как орудие преступления ножа, однако судом отказано в проведении повторной экспертиз. Препараты кожи получены с нарушением закона, участие при этом

понятых вызывает сомнения. Нож был изъят спустя два года после происшествия, согласно показаниям Иванова К.В. он был вымыт в реке, согласно показаниям [скрыто] он иногда им пользовался. Кроме того,

имеются показания свидетелей [скрыто] о том, что был

изъят другой нож. Вывод суда о том, что показания Иванова К.В. подтверждены показаниями при проверке на месте, не соответствуют фактическим обстоятельствам, само следственное действие проведено с нарушением закона. Невиновность осужденных подтверждается детализацией телефонных переговоров, согласно которым они в момент происшествия находились в городе [скрыто] При проведении дактилоскопической экспертизы эксперт не располагал подлинными образцами следов пальцев рук и ладоней с места происшествия. Не были судом оценены и другие обстоятельства, в частности, связанные с наличием у потерпевшего телесных повреждений на лице, наличии крови на заднем сиденье автомобиля и его кузове;

защитник Егоренков СБ. просит отменить приговор в отношении Иванова К.В., дело прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступлений. В судебном заседании не было добыто доказательств, неопровержимо подтверждающих вину Иванова К.В. в совершении преступлений, выводы суда основаны на предположениях. Согласно приговору потерпевший занимался частным извозом, в судебном заседании его мать показала, что сын не занимался этим и она показаний об этом не давала. Не добыто доказательств того, что [скрыто] в этот вечер был в кафе [скрыто]

[скрыто]». Приостановленное дело было возобновлено в мае 2009 года, 22 июня 2009 года задержан Колесников С.А., и, несмотря на отсутствие уличающих его данных, а на следующий день появляется заключение дактилоскопической экспертизы, что ставит под сомнение это доказательство с учетом показаний свидетелей о незаконных методах ведения следствия. Обстоятельства получения данных экспертизы, наличие дактило^тсарты Колесникова С.А. в базе данных с 2003 года, утрата дактилопленок с места происшествия, и другие вызывают сомнения. Полагает, что доводы Иванова К.В. о применении незаконных методов ведения следствия заслуживают внимания с учетом показаний об этом свидетелей. Фактически он был задержан 30 сентября 2009 года, а не 1 октября 2009 года согласно протоколу задержания. Из показаний [скрыто] и Сщ [скрыто] известно, что он выглядел опрятно, на нем не

было следов побоев, что подтверждает и его мать. В акте ИВС он пояснил, что ушибы и ссадины ему ранее были причинены неизвестными лицами на улице. Данные протокола проверки показаний на месте вызывают сомнения в связи с нестабильностью, последующие показания не полностью соответствуют предыдущим, показания Иванова К.В. и Колесникова С.А. разнятся, они ошибаются при указании места расположения трупа. Приводит показания свидетелей, считает, что их нельзя приводить в качестве доказательств вины осужденных. Принадлежность приобщенного к делу ножа вызывает сомнения, так как факт изъятия ножа из-за допущенных при этом процессуальных нарушений вызывает сомнение, суду был представлен другой нож, при

выполнении требований ст.217 УПК РФ Иванов К.В. заявил, что нож не его. Полагает, что другие доказательства не доказывают вину И Г~^.., а ставят

под сомнение версию обвинения, в частности данные детализации телефонных переговоров. В приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из доказательств и отверг другие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению кассационных жалоб и отмене приговора.

Вопреки доводам кассационных жалоб приговор является законным и обоснованным, содержит мотивированные выводы суда по всем существенным для установления фактических обстоятельств дела предусмотренным законом положениям, в том числе оценку доказательств, как признанных достоверными, так и отвергнутых как не нашедших своего подтверждения.

Приведенная в приговоре совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, допустимость, достоверность, а вместе в целом и достаточность которых для разрешения уголовного дела по существу, правильно оценена судом первой инстанции и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывает.

Выводы суда о виновности осужденных Колесникова С.А., Иванова К.В. в содеянном основаны на показаниях самих осужденных., данных ими при допросах, в том числе при проверке их показаний на месте происшествия и на очных ставках, выводах судебно-медицинской экспертизы о локализации, механизме образования и давности причинения, обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений, причине его смерти, данных протоколов осмотра места происшествия, обыска, выводах судебно-биологической экспертизы, данных протоколов выемок и осмотра, показаниях свидетелей и других доказательствах, подробно приведенных в приговоре при оценке судом совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

В судебном заседании Иванов К.В. и Колесников С.А. признали, что в тот вечер вместе находились в кафе [скрыто], однако уехали оттуда

порознь и больше в эту ночь не виделись, при этом Колесников С.А. полагал, что след пальца его руки на кузове автомобиля [скрыто] мог образоваться в

тот момент, когда он облокотился на этот автомобиль, выходя из кафе на улицу.

В показаниях на предварительном следствии, обоснованно признанных судом допустимыми, каждый из них подробно изложил обстоятельства происшествия с описанием своих действий и действий другого, при этом каждый из них, в частности на очной ставке, утверждал о более активной роли

другого, утверждая, что преступление совершено по предложению друг8ого, который и руководил его действиями.

Судом подтверждающиеся другими доказательствами показания осужденных обоснованно положены в основу приговора.

Доводы о применении на предварительном следствии незаконных методов ведения следствия судом проверены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. При принятии решения по приведенным в судебном заседании доводам об этом, аналогичным указанным в кассационных жалобах, суд учел то, что доводы об этом были проверены при рассмотрении сообщения и заявления [скрыто] которой Колесников С.А. приходится дядей, с

вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом судом принято во внимание то, что допросы Колесникова С.А., Иванова К.В. на предварительном следствии проводились с соблюдением уголовно-процессуального закона с разъяснением им всех предусмотренных законом прав, с участием защитников, а при проверке показаний на месте происшествия - защитников, понятых и другие лиц, при этом производилась видеосъемка, что исключало какое-либо незаконное воздействие на них, кроме того, никто при этом не заявлял о незаконных методах ведения следствия, оснований к оговору ни у Колесникова С.А., ни у Иванова К.В. не имеется.

По мнению суда, то обстоятельство, что при проверке показаний на месте происшествия Колесников С.А., Иванов К.В. долго искали место совершения преступления, только подтверждает достоверность их показаний о том, что в момент происшествия они находились в состоянии алкогольного опьянения, в пользу этого свидетельствует и то, что с момента происшествия прошло значительное время, они слабо знали местность, место убийства и место утопления автомобиля им заранее не подыскивалось. Оснований не согласиться с обоснованностью такого вывода материалы дела не содержат, а в кассационных жалобах не приведено обстоятельств, ставящих его правильность под сомнение.

Доводы о необоснованности решений суда по заявленным стороной защиты ходатайствам нельзя признать состоятельными, так как все ходатайства были рассмотрены и разрешены в соответствии с законом, в том числе ходатайства о признании недопустимыми доказательствами и исключении из числа доказательств протокола обыска, протокола осмотра ножа, постановления о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства ножа, протокола выемки срезов подногтевого содержимого и трех кожных лоскутков с трупа, заключения дополнительной экспертизы вещественных доказательств, заключения комиссионной ситуационной медико-криминалистической экспертизы, о которых имеются аналогичные доводы в кассационных жалобах. Постановления по итогам рассмотрения ходатайств о признании доказательств недопустимыми и исключении их из числа

доказательств в каждом случае надлежащим образом мотивированы, нарушений уголовно-процессуального закона при проведении следственных действий, назначении и проведении экспертиз, вопреки доводам кассационных жалоб, не установлено.

Судом обоснованно отвергнуты как недостоверные показания свидетеля [скрыто] о ноже и признаны достоверными ее ранее данные на

предварительном следствии показания о том, что изъятый при обыске в ее квартире нож-бабочка принадлежит ей, ножом пользовался ее сын Иванов К.В., которые подтверждаются показаниями свидетелей К( Щи [скрыто]

[скрыто]. о том, что при них [скрыто] осмотрела изымаемый нож, показала, что

он принадлежит ей, был привезен из [скрыто], показаниями самого Иванова К.В. о том, что он причинил водителю ранения изъятым из его дома при обыске ножом-бабочкой, показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто] о том, что

Иванов К.В. пользовался ножом-бабочкой.

Доводы о том, что в качестве вещественного доказательства в суде исследован не тот нож, который изымался при обыске в доме Ивановых, опровергаются показаниями свидетелей [скрыто] об обратном, данными заключения экспертизы о поступлении на исследование вещественного доказательства - согласно пояснительной надписи «ножа, изъятого в ходе обыска 20.07.09» в упакованном виде без нарушения его целостности, с подписями следователя и двух понятых.

Показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] о том, что

Колесников С.А. всю ночь находился вместе с ними, суд обоснованно отверг со ссылкой на показания самого Колесникова С.А. на предварительном следствии о том, что он просил свою сестру и подругу при допросе подтвердить, что в

ночь убийства потерпевшего [скрыто] он находился вместе с ними, как и

показания об этом свидетелей [скрыто] которые являются

знакомыми [скрыто] которые, как и друзья, родственники

Колесникова С.А. заинтересованы в благоприятном для него исходе дела.

Обоснованно отвергнуты как несостоятельные доводы о том, что была проведена не комиссионная ситуационная медико-криминалистическая экспертиза, так как судом установлено, что экспертиза была проведена комиссией экспертов, а не одним из них, что подтверждается наличием подписей экспертов, несмотря на технические погрешности, допущенные при оформлении заключения экспертизы.

О том, что при определенных обстоятельствах длина раневого канала может быть больше длины клинка ножа, свидетельствуют выводы основной и дополнительной ситуационной медико-криминалистической экспертизы, показания эксперта [скрыто] о том, что большая длина раневого канала

относительно длины клинка образуется вследствие прогиба грудной клетки

потерпевшего в момент нанесения удара, и это связано как с силой удара, как вдохом-выдохом и движениями потерпевшего, кроме того невозможно точное определение глубины раневого канала, эта величина всегда примерна. Изложенные данные подтверждают несостоятельность доводов кассационных жалоб, основанных на сравнении длины клинка ножа и раневых каналов.

Исследованы и обоснованно отвергнуты и доводы о том, что данные детализации телефонных переговоров подтверждают нахождение Иванов К.В. и Колесников С.А. не на месте происшествия, а в городе [скрыто] i так как

правильно указал суд, время совершения преступления установлено как период с 01.00 часов до 02.00 часов, небольшое расстояние между местом происшествия и городом [скрыто], как и доводы о наличии в базе данных

органов следствия следов пальцев рук Колесникова С.А. с 2003 года и несовпадении их со следами пальцев рук с автомобиля потерпевшего, наличии телесных повреждений у Иванова К.В. при доставлении его в ИВС УВД по городу [скрыто] 1.

Приведенные в приговоре выводы суда не вызывают сомнений в правильности, так как они основаны на допустимых доказательствах, совокупность которых достаточна для разрешения уголовного дела.

Доказательства, представленные сторонами в состязательном процессе, вопреки доводам защитника, получили оценку в соответствии с законом, мотивы, по которым признаны достоверными одни и отвергнуты другие доказательства, приведены в приговоре, обстоятельства, относящиеся к объективной и субъективной стороне состава преступления, как и, связанные с ними, доводы в защиту Колесникова С.А., Иванова К.В., исследованы, установлены и подробно изложены в приговоре.

Действия каждого осужденного квалифицированы правильно, в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела. Оснований к изменению правовой оценки содеянного не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом, оно индивидуализировано, учтена тяжесть содеянного каждым из них, отсутствие у обоих отягчающих наказание обстоятельств, наличие у Колесникова С.А. смягчающих наказание обстоятельств, по виду и сроку назначенное наказание отвечает требованиям об его справедливости. Оснований к смягчению наказания не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Приморского краевого суда от 29 апреля 2011 года в отношении Колесникова [скрыто], Иванова

[скрыто] > оставить без изменения, кассационные жалобы

удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 56-О11-62

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх