Дело № 57-О08-16

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 57-О08-16

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 октября 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.
судей Батхиева Р.Х и Кондратова П.Е.,
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании 28 октября 2008 года с участием переводчика Примова А.Р. кассационную жалобу осужденного Халикова Н.И. и адвоката Бородаенко В.Н. в защиту Халикова Н.И. на приговор Белгородского областного суда от 15 апреля 2008 года, по которому Халиков Н И судимый 11 июля 2006 года по ч.

1 ст. 111 УК РФ к 1 году лишения свободы в колонии общего режима, освобожден условно- досрочно 27 февраля 2007 года на 1 месяц 24 дня, осужден по п. а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Судом постановлено взыскать с Халикова Н.И.: в порядке компенсации причиненного преступлением морального вреда в пользу потерпевших С ., Л и К . по рублей; в счет возмещения материального ущерба в пользу С . - рублей; Л - рубля; К - рубль.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е., выступление в режиме видеоконференц-связи осужденного Халикова Н.И. и выступление его защитника адвоката Чиглинцевой Л.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Халиков Н.И. признан виновным в том, что 23 сентября 2007 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре, совершил умышленное убийство трех человек, после чего сложил трупы в бытовом помещении станции технического обслуживания автомобилей, облил легковоспламеняющейся жидкостью и поджег.

В кассационной жалобе Халиков Н.И. просит отменить приговор как незаконный и необоснованный, переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ и назначить с учетом этого более мягкое наказание. В обоснование своих просьб ссылается на то, что с первых же дней производства по уголовному делу сотрудники правоохранительных органов применяли в отношении него незаконные методы расследования, включая физическое насилие. Подчеркивает, что был задержан по подозрению в совершении преступления 23 сентября 2007 года, хотя во всех документах указано, что задержание произведено 24 сентября 2007 года. Утверждает, что руководитель следственной группы не допустил к участию в деле защитника, приглашенного его отцом, принудительно получив его согласие на вступление в дело адвоката по назначению. Полагает безосновательным отказ в назначении стационарной психолого-психиатрической экспертизы. Указывает, что наносить удары потерпевшим топором начал после угроз и оскорблений со стороны С и Л Адвокат Бородаенко В.Н. в кассационной жалобе настаивает на признании приговора незаконным и необоснованным, считая, что в действиях Халикова Н.И. имеется состав преступления, предусмотренного не ч. 2 ст. 105, а ч. 2 ст. 107 УК РФ. Полагает, что умысел на убийство возник вследствие противоправного и аморального поведения потерпевших и длительной психотравмирующей ситуации. Указывает на то, что в нарушение уголовно-процессуального закона постановления о привлечении в качестве обвиняемого и о возбуждении ходатайств о продлении срока предварительного следствия и срока содержания под стражей, а также обвинительное заключение выносились не руководителем следственной группы М , а старшим следователем Г Полагает недопустимыми доказательствами протоколы следственных действий с участием Халикова Н.И., т.к. проведены эти действия были с участием ненадлежаще назначенного адвоката-защитника. Отмечает, что проверка показаний на месте должна быть признана незаконно проведенной, т.к. проходила она в ночное время, а выводы пожарно- технической экспертизы основаны исключительно на показаниях самого обвиняемого. Утверждает, что проверка заявления Халикова Н.И. о применении к нему работниками милиции физической силы была поверхностной и необъективной. Заявляет о безосновательном отклонении судом ходатайств о проведении судебно-фоноскопической, судебно- автороведческой и стационарной психолого-психиатрической экспертиз.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Цапков ОН. и потерпевшие Л , С , К настаивают на законности и обоснованности приговора и справедливости назначенного осужденному наказания.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений государственного обвинителя и потерпевших, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Халикова Н.И. в инкриминируемых ему преступлениях основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Виновность Халикова Н.И. в умышленном лишении жизни троих человек подтверждается оглашенными в судебном заседании показаниями самого Халикова Н.И., данными им при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте, а также показаниями, данными им в судебном заседании, из которых следует, что ночью 23 сентября 2007 года он участвовал в праздновании дня рождения одного из своих знакомых на станции технического обслуживания автомобилей . После ухода большинства гостей он остался на станции с К , с которой по обоюдному согласию вступил в половую связь. В это время из соседнего помещения вышли спавшие там Л и С , с которыми возникла ссора, в результате которой он нанес к них, а также К удары топором по голове.

Причинение Халиковым Н.И. смерти Л С и К подтверждается также: - протоколом осмотра места происшествия - помещения станции технического обслуживания автомобилей, в котором были обнаружены три трупа с повреждениями костей черепов, а также топор и футболка с пятнами вещества бурого цвета, которая, как впоследствии выяснилось, принадлежала Халикову Н.И.; - протоколом осмотра с участием Халикова Н.И. места происшествия - местности, на которой он указал выброшенную им одежду; - актами судебно-медицинских экспертиз, установивших, что причиной смерти Л С и К явились причиненные им черепно-мозговые травмы; - актами судебно-криминалистических экспертиз, подтвердивших возможность причинения телесных повреждений Л и С топором, найденным в помещении СТО.

- актами генотипических судебных экспертиз, установивших наличие следов крови человека на обнаруженных во время осмотров мест происшествия принадлежащих Халикову Н.И. футболке, джинсах и ботинке, а также смешение крови Л С и К . на топоре; - актом судебной пожарно-технической экспертизы, согласно которому пожар на СТО не мог возникнуть вследствие причин технического характера, а явился следствием поджога с использованием легковоспламеняющихся или горючих жидкостей в комнате, где находились трупы; - показаниями свидетелей Л , Т ., К ., М , сообщивших, что в праздновании 22-23 сентября 2009 года в помещении СТО дня рождения Т участвовал узбек по имени «Н », который оставался там дольше других; - показаниями свидетелей Я . и ., указавших, что 23 сентября 2008 года Халиков Н.И. куда-то ушел из помещения, в котором они жили, но поздно ночью вернулся, снял с Н спортивные брюки и снова ушел; - другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Судебная коллегия не находит оснований доверять показаниям Халикова Н.И. в судебном заседании о том, что телесные повреждения он нанес потерпевшим в состоянии аффекта, вызванного аморальными и противоправными действиями Л , . и К которые нецензурно ругались в его адрес, оскорбляли и унижали его, высказывали угрозы. Эти показания опровергаются показаниями, данными им в ходе предварительного следствия и оглашенными в суде, согласно которым после совершения им с К . полового акта в техническое помещение СТО вошел Л который стал выгонять его, обзывая нецензурными словами, на что он очень обиделся и вышел из помещения. Во дворе увидел инструменты, среди которых был топор, взял его и с ним вернулся в комнату отдыха СТО. Когда находившиеся там Л и С вновь стали оскорблять его, он нанес удары л ора Л , потом С , а затем и К , боясь, что она все расскажет.

То обстоятельство, что, согласно исследованным судом доказательствам, убийство было совершено в комнате отдыха, а не в техническом помещении СТО, где Халиков Н.И. был застигнут с К и где происходила ссора, свидетельствует о правдивости именно тех показаний, которые были даны на предварительном следствии.

Достоверность изложенных в этих показаниях обстоятельств совершения преступления и причин нанесения телесных повреждений потерпевшим подтверждается и установленным судом, в том числе на основе показаний Халикова Н.И., последующим развитием событий.

Как установлено в приговоре, после убийства потерпевших Халиков Н.И. сложил на их трупы одежду и одеяла, облил их и диваны найденным здесь же растворителем, поджег и выбежал из помещения. На трассе он остановил сначала маршрутное такси белого цвета, а затем водителям которых сказал, что горят люди, и просил вызвать милицию, пожарных и скорую помощь. Сам же пошел в помещение, где жил, снял и выбросил одежду и обувь, в которой находился, и надел снятые с Н спортивные брюки и тапочки. Все это было сделано непосредственно после совершения преступления, что свидетельствует не о наличии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а об осмысленном и целенаправленном характере поведения Халикова Н.И., отдающего себе отчет в общественной опасности совершенных действий, стремящегося уничтожить следы преступления, отвести от себя подозрения, а также искусственно создать доказательства своей непричастности к гибели людей.

Такой вывод подтверждается актом судебной психолого- психиатрической экспертизы от 11 октября 2007 года № , согласно которому Халиков Н.И. во время совершения инкриминируемых ему действий хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, равно как мог руководить ими. По мнению экспертов, в поведении Халикова Н.И. в этот период отсутствовали признаки болезненно-искаженного восприятия действительности, он не находился в состоянии физиологического аффекта, а действовал последовательно, хотя и в состоянии простого алкогольного опьянения, обострившего его негативные личностные особенности.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств совершенного преступления действия Халикова Н.И. правильно квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлекли ограничение процессуальных прав осужденного или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не установлено.

Доводы осужденного о применении в отношении него незаконных методов расследования тщательно проверялись в ходе судебного разбирательства, однако подтверждения не получили. Не было получено данных о совершении оперативными работниками и следователем в отношении Халикова Н.И. насильственных действий и в ходе назначенной судом прокурорско-следственной проверки, по результатам которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Не нашло своего подтверждения и заявление Халикова Н.И. о том, что он фактически был задержан не 24 сентября 2007 года, а 23 сентября 2007 года. Само по себе то, что он 23 сентября 2007 года привлекался к проведению осмотра места происшествия, еще не дает оснований для вывода о том, что в этой ситуации он выступал в качестве подозреваемого и как подозреваемый реально ограничивался в свободе. Документов или иных доказательств, указывающих на факт задержания 23 сентября 2007 года, в деле не имеется; не говорил о такой дате задержания при составлении протокола задержания и при допросах в ходе предварительного следствия и сам Халиков Н.И. Рассмотрев доводы осужденного и его адвоката о нарушении в ходе предварительного следствия права Халикова Н.И. на помощь защитника, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения. Каких- либо сведений о том, что отцом Халикова Н.И. было заключено соглашение об оказании юридической помощи с конкретным адвокатом и сам Халиков Н.И. с этим был согласен, в материалах уголовного дела не содержится, поэтому не имеется оснований утверждать о лишении подозреваемого и обвиняемого возможности воспользоваться помощью выбранного защитника. Адвокат Путинцев В.П. был допущен к участию в деле в качестве защитника на основании ордера, выданного областным филиалом межтерриториальной коллегии адвокатов в соответствии с запросом следователя. Путинцев В.П. является членом названного адвокатского образования и зарегистрирован как член Адвокатской палаты области, в связи с чем не возникает сомнений в его про й компетентности. То же, что этот адвокат, как утверждается в кассационных жалобах, был назначен защитником Халикова Н.И. с отступлением от порядка, принятого в Адвокатской палате области, не является свидетельством незаконности его всту овное дело, т.к. этот порядок действует только в отношении членов этой адвокатской палаты.

Поскольку, таким образом, адвокат Путинцев В.П. участвовал в уголовном деле на законных основаниях, и Халиков Н.И. не возражал против его участия, судебная коллегия не считает обоснованным заявление адвоката Бородаенко В.Н. об исключении из дела как недопустимых доказательств протоколов следственных действий, проводившихся в отношении Халикова Н.И. с участием адвоката Путинцева В.П. Доказательств ненадлежащего исполнения адвокатом своих функций суду не представлено.

Не подлежит удовлетворению жалоба адвоката Бородаенко В.Н. и в той ее части, в которой оспаривается законность процессуальных решений, принятых по уголовному делу старшим следователем Г ., не наделенным, по мнению адвоката, соответствующими полномочиями.

Действительно, постановлением руководителя следственного органа от 23 сентября 2007 года руководителем следственной группы был назначен не Г , а М , однако уже 29 октября 2007 года уголовное дело в установленном законом порядке было передано от М . Г ., который в тот же день принял его к своему производству и в силу этого был вправе выносить по данному делу ключевые решения, в том числе постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение.

Судебная коллегия полагает неприемлемыми доводы жалобы адвоката о признании недопустимым доказательством протокола проверки показаний на месте. Это следственное действие проводилось на следующий день после совершения преступления, непосредственно после задержания Халикова Н.И. и получения от него, как от подозреваемого, первых показаний. В такой ситуации безотлагательное проведение проверки показаний на месте было обусловлено настоятельной необходимостью выявить «по горячим следам» как можно больше деталей совершенного преступления и спланировать на этой основе проведение других неотложных следственных действий. С учетом этого не имеется оснований для вывода о нарушении следователем требований ч. 3 ст. 164 УПК РФ.

Кроме того, фактически проверки показаний на месте в ночное время не было, поскольку проводилось это следственное действие с 20-30 часов до 22-07 часов 24 сентября 2007 года; ночным же согласно п. 21 ст. 5 УПК РФ признается время с 22-00 до 6-00 часов. В ночное время осуществлялся лишь просмотр видеозаписи.

Безосновательными являются утверждения адвоката Бородаенко В.П. о том, что акт пожарно-технической экспертизы не имеет самостоятельного доказательственного значения, т.к. оно целиком основано на показаниях Халикова Н.И. Между тем из текста заключения эксперта со всей очевидностью усматривается, что все выводы базируются прежде всего на объективных данных: интенсивности горения, степени обгорания тел, различных предметов, веществ и материалов, состояния электрооборудования, локализации огня и т.д. Ссылка же в заключении на показания Халикова Н.И. дана лишь как свидетельство согласуемости между собой различных данных.

Отклонение судом ходатайств защитника о назначении фоноскопической, автороведческой и стационарной психолого- педагогической экспертиз основано на правильной оценке совокупности собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, в связи с чем принятыми на этот счет решениями права Халикова Н.И. нарушены не были.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения постановленного в отношении Халикова Н.И. приговора и удовлетворения принесенных в его защиту кассационных жалоб.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Белгородского областного суда от 15 апреля 2008 года в отношении Халикова Н И оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 57-О08-16

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 5. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх