Дело № 60-АПГ12-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 декабря 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, апелляция
Категория Административные дела
Докладчик Калинина Людмила Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 60-АПГ12-5

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 декабря 2012 г.

 

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пирожкова В.Н.
судей Калининой Л.А., Ерёменко Т.И.
при секретаре Тихонове М.Д.

рассмотрела дело по апелляционным жалобам Законодательного Собрания и Губернатора Камчатского края на решение Камчатского краевого суда от 9 июля 2012 года о частичном удовлетворении заявления заместителя прокурора Камчатского края о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления решения суда в законную силу отдельных положений Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края», а именно пункта 4 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере не менее 16,67 процентов оклада денежного содержания»; пункта 7 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере 20,83 процентов оклада денежного содержания»; строки 4 раздела X приложения 1 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001), строки 3 приложения 8 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» с установлением размера должностного оклада 8492, денежным поощрением в размере 1,92 и ежемесячной надбавкой к должностному окладу за особые условия краевой гражданской службы в размере 200 процентов; а также об отказе в удовлетворении заявления заместителя прокурора Камчатского края о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим пункта 7 статьи 29 Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей решение отменить в части, в остальной части оставить без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

заместитель прокурора Камчатского края обратился в суд с заявлением о признании недействующими со дня вступления решения суда в законную силу отдельных положений Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» (в редакции Закона Камчатского края от 4 июня 2012 года № 49) (далее по тексту - Закон Камчатского края № 56), а именно (с учётом уточнённых требований) пункта 4 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере не менее 16,67 процентов оклада денежного содержания»; пункта 7 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере не менее 20,83 процентов оклада денежного содержания»; пункта 7 статьи 29; строки 4 раздела X приложения к данному Закону Камчатского края в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001); строки 3 приложения 8 к данному Закону Камчатского края в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае», с установлением размера должностного оклада 8 492, денежным поощрением в размере 1,92 и ежемесячной надбавкой к должностному оклад; за особые условия краевой гражданской службы в размере 200 процентов.

В обоснование заявления прокурор ссылался на противоречие оспариваемых положений статьям 4, 6, части 5 статьи 50 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», статье 191 Трудового кодекса Российской Федерации, указывая на то, что правовое регулирование установлено с превышением компетенции законодательного (представительного) органа Камчатского края. Полагал, что определение размера ежемесячной премии за выполнение особо важных и сложных заданий, определение порядка ежемесячной выплаты государственным гражданским служащим Камчатского края материальной помощи за счёт средств фонда оплаты труда гражданских служащих является прерогативой представителя нанимателя По мнению прокурора, требованиям федерального законодательства противоречит и пункт 7 статьи 29 Закона Камчатского края № 56, поскольку в силу предписаний пункта 2 статьи 3, пункта 1 статьи 969 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определённой категории составляет предмет регулирования гражданского законодательства; отдельные положения Реестра должностей государственной гражданской службы, утверждённые приложением 1 к Закону Камчатского края № 56, а именно строка 4 раздела X приложения к Закону Камчатского края № 56 в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001) противоречит разделу 20 Реестра федеральной службы, в соответствии с которым указанная должность не предусмотрена.

Представители Законодательного Собрания Камчатского края Шмаева Е.В. и представитель Губернатора Камчатского края и Правительства Камчатского края Курасова Т.Б., полагая требования прокурора необоснованными и не подлежащими удовлетворению, указывали на то, что оспариваемые прокурором нормы приняты законодателем Камчатского края в пределах предоставленных ему полномочий, и направлены на обеспечение правовой и социальной защищенности государственных служащих Камчатского края; установленный минимальный предел возможности установления размера средств, направляемых на выплату премии за выполнение особо важных и сложных заданий, не противоречит федеральному законодательству; поскольку на федеральном уровне размер ежемесячной материальной помощи и периодичность не установлены, то предусмотренный законом Камчатского края размер ежемесячной материальной помощи не может противоречить федеральному законодательству; не приняты на федеральном уровне и нормативные правовые акты, утверждающие типовые должности государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации и определяющие соотношение должностей между должностями федеральной государственной службы и должностями государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации, следовательно, при отсутствии федеральных норм, регулирующих данные правоотношения, субъект Российской Федерации вправе включать должности, не предусмотренные реестром должностей Федеральной государственной гражданской службы, в реестр должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации.

Решением Камчатского краевого суда от 9 июля 2012 года заявление заместителя прокурора Камчатского края удовлетворено частично, признаны противоречащими федеральному закону и не действующими со дня вступления решения суда в законную силу следующие положения Закона Камчатского края от 5 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края»: пункт 4 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере не менее 16,67 процентов оклада денежного содержания»; пункт 7 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере 20,83 процентов оклада денежного содержания»; строку 4 раздела X приложения 1 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001), строку 3 приложения 8 к Закону Камчатского края «О государственной гражданской службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» с установлением размера должностного оклада 8492, денежным поощрением в размере 1,92 и ежемесячной надбавкой к должностному окладу за особые условия краевой гражданской службы в размере 200 процентов. В удовлетворении требования прокурора о признании противоречащим федеральному закону и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункта 7 статьи 29 Закона Камчатского края от 5 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» отказано.

В апелляционных жалобах Законодательное Собрание и Губернатор Камчатского края просят отменить решение Камчатского краевого суда от 9 июля 2012 года в части удовлетворённых требований, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, и принять в этой части новое решение.

Относительно доводов, изложенных в апелляционных жалобах, помощником прокурора Камчатского края поданы возражения.

Изучив доводы апелляционных жалоб, проверив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам полагает решение в той части, в которой признана противоречащей и недействующей строка 4 раздела X приложения 1 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001), подлежащим отмене с вынесением в этой части нового решения.

Признавая учреждённую субъектом Российской Федерации должность заместителя Уполномоченного по правам человека противоречащей федеральному закону, суд первой инстанции исходил из того, что такая должность в разделе 20 «Перечня должностей в рабочем аппарате Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации» Реестра федеральной государственной гражданской службы не предусмотрена, что делает невозможным сопоставление группы и категории должности, установленной Реестром края, с соответствующей должностью, предусмотренной Реестром федеральной государственной гражданской службы (утверждён указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 года №1574).

Судебная коллегия находит суждения суда первой инстанции о необходимости утверждения Реестра должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации с учётом положений Федерального закона «О государственной гражданской службе», а также структуры государственных органов, наименований, категорий и групп должностей государственной гражданской службы Российской Федерации, установленных Реестром должностей федеральной государственной гражданской службы (утверждён указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 года № 1574), основанными на правильном толковании норм Федерального закона от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации», Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», которыми определяются основные принципы построения и функционирования государственной гражданской службы Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также предусматриваются единая классификация должностей гражданской службы по категориям и группам и единые квалификационные требования для замещения должностей государственной гражданской службы, а также порядок присвоения классных чинов государственной гражданской службы.

В силу статьи 10 названного Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ утверждение законом или иным нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации реестров должностей государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации действительно осуществляется с учётом структуры государственных органов, наименований, категорий и групп должностей государственной гражданской службы Российской Федерации, установленных Реестром должностей федеральной государственной гражданской службы (утверждён указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 года № 1574).

Согласуется вывод суда и с правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2012 года по делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 10 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Камчатского края, в силу которой самостоятельность субъекта Российской Федерации при учреждении должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации не исключает право федерального законодателя требовать, исходя из конституционно значимых целей, рационального единообразия в правовом регулировании должностей государственной гражданской службы на федеральном уровне и на уровне субъекта Российской Федерации. Необходимость такого единообразия (в том числе за счёт требований к содержанию реестра должностей гражданской службы субъекта Российской Федерации) объективно обусловлена значимостью соответствия между должностями государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и должностями федеральной государственной гражданской службы, поскольку исполнение аналогичных функций предполагает, по общему правилу, отнесение лиц, замещающих соответствующие должности к одним и тем же по наименованию, категориям и группам должностям государственной гражданской службы. Следовательно, по крайней мере, должности государственной гражданской службы, учреждаемые субъектами Российской Федерации в органах исполнительной власти, по своим функциям аналогичные должностям в федеральных органах исполнительной власти, должны иметь наименования, а также относиться к категориям и группам, которые установлены Реестром должностей федеральной государственной гражданской службы (пункт 3.2 постановления).

Однако, принимая во внимание, что Реестр должностей федеральной государственной гражданской службы по своей юридической природе является отражением системы и структуры потребностей именно Российской Федерации в конкретных должностях государственной гражданской службы и тем самым исключает возможность полной унификации должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и должностей федеральной государственной гражданской службы, а в Федеральном законе от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» отсутствуют чёткие, недвусмысленные и соответствующие конституционно значимым целям критерии, которые позволяли бы определять содержание реестра должностей государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации с учётом системы органов государственной власти данного субъекта Российской Федерации, установленной им самостоятельно, впредь до внесения в правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из постановления поименованного выше постановления Конституционного Суда Российской Федерации, считать учреждённую законодателем Камчатского края в аппарате Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае должность «Заместитель Уполномоченного по правам человека», отнесённую в связи с этим Реестром должностей государственной гражданской службы Камчатского края к высшей группе должностей категории «руководители», и отсутствующую в Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы, считать соответствующей федеральному закону.

Что же касается решения суда первой инстанции в остальной его части, Судебная коллегия полагает его законным, обоснованным и поэтому не подлежащим отмене.

Исходя из характера и предмета спора, суд справедливо пришёл к выводу о том, что федеральный законодатель, включив премию за выполнение особо важных и сложных заданий в состав денежного содержания государственного гражданского служащего, установил основания премирования (выполнение особо важных и сложных заданий) и размер средств, направляемых на эти цели (два оклада в расчете на год). При этом максимальный размер премии не ограничил, что позволяет руководителю государственного органа распределять в виде премий за выполнение особо важных и сложных заданий часть средств за счёт перераспределения средств фонда оплаты труда федеральных гражданских служащих между выплатами, предусмотренными частью 2 статьи 51 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопроса материально-технического и финансового обеспечения деятельности органов государственной власти субъекта Российской Федерации и государственных учреждений субъекта Российской Федерации, в том числе вопросов оплаты труда работников органов государственной власти субъекта Российской Федерации и работников государственных учреждений субъекта Российской Федерации.

Гражданский служащий имеет право на оплату труда и другие выплаты в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и со служебным контрактом.

Согласно части 2 статьи 50 названного Федерального закона оплата труда гражданского служащего производится в виде денежного содержания, являющегося основным средством его материального обеспечения и стимулирования профессиональной служебной деятельности по замещаемой должности гражданской службы. Денежное содержание гражданского служащего состоит из месячного оклада гражданского служащего в соответствии с замещаемой им должностью гражданской службы и месячного оклада гражданского служащего в соответствии с присвоенным ему классным чином гражданской службы, которые составляют оклад месячного денежного содержания гражданского служащего, а также из ежемесячных и иных дополнительных выплат (далее - дополнительные выплаты).

В силу части 5 статьи 50 названного Федерального закона к дополнительным выплатам относятся: 1) ежемесячная надбавка к должностному окладу за выслугу лет на гражданской службе; 2) ежемесячная надбавка к должностному окладу за особые условия гражданской службы в размере до 200 процентов этого оклада; 3) ежемесячная процентная надбавка к должностному окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, в размерах и порядке, определяемых законодательством Российской Федерации; 4) премии за выполнение особо важных и сложных заданий, порядок выплаты которых определяется представителем нанимателя с учётом обеспечения задач и функций государственного органа, исполнения должностного регламента (максимальный размер не ограничивается); 5) ежемесячное денежное поощрение; 6) единовременная выплата при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска и материальная помощь, выплачиваемые за счёт средств фонда оплаты труда гражданских служащих.

Из системного анализа статьи 50 названного Федерального закона усматривается двойственная юридическая природа ежемесячного денежного поощрения. Определяя в части 1 данной статьи целевое назначение оплаты труда, федеральный законодатель указал, что денежное содержание является как основным средством материального обеспечения, так и средством стимулирования профессиональной служебной деятельности по замещаемой должности гражданской службы. А в силу части 2 данной статьи ежемесячное денежное поощрение как часть денежного содержания одновременно отнесена к дополнительным выплатам. К числу дополнительных выплат в том числе относятся: премии за выполнение особо важных и сложных заданий, порядок выплаты которых определяется представителем нанимателя с учётом обеспечения задач и функций государственного органа, исполнения должностного регламента (пункт 4 части 5 статьи 50); материальная помощь, выплачиваемая за счёт средств фонда оплаты труда гражданских служащих (пункт 6 части 5 статьи 50).

При этом, установив периодичность дополнительных выплат в пунктах 1,2,3,5 - ежемесячно, периодичность дополнительных выплат: премии за выполнение особо важных и сложных заданий, материальной помощи - федеральный закон не установил.

Представителю нанимателя, которым в силу статьи 1 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» является руководитель государственного органа, лицо, замещающее государственную должность, либо представитель указанных руководителя или лица, осуществляющие полномочия нанимателя от имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, делегировано право определять порядок выплаты данного вида премий исходя из установленных федеральным законом критериев - обеспечение задач и функций государственного органа и исполнение должностного регламента. Для этих целей учитываются показатели результативности профессиональной служебной деятельности гражданского служащего и эффективность исполнения им своих должностных обязанностей в соответствии с административным регламентом государственного органа, задачами и функциями структурного подразделения государственного органа и функциональными особенностями замещаемой в нём должности гражданской службы в течение периода, за который производится премирование. Кроме того, законодатель, установив, что порядок выплаты премии отнесён к полномочиям представителя нанимателя, тем самым определил механизм реализации дополнительной части денежного содержания, включающей в себя не только размеры, но и условия, с которыми связывается достижение цели стимулирования профессиональной служебной деятельности по замещаемой должности гражданской службы.

Премия является выплатой стимулирующего характера, следовательно, решение о выплате премии должно приниматься работодателем обоснованно.

В отличие от компенсационных выплат, доплаты и надбавки стимулирующего характера, в том числе премии, не связаны с оплатой труда в каких-либо особых условиях и не ограничены законодательно минимальным или максимальным размером.

Согласно статье 51 названного Федерального закона при формировании фонда оплаты труда федеральных гражданских служащих сверх суммы средств, направляемых для выплаты должностных окладов, предусматриваются следующие средства для выплаты (в расчёте на год): премий за выполнение особо важных и сложных заданий - в размере двух окладов денежного содержания; единовременной выплаты при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска и материальной помощи - в размере трёх окладов денежного содержания. Периодичность указанных выплат также не установлена. Подпунктами 5,7,8 части 2 статьи 28 оспариваемого Закона Камчатского края предусмотрено, что при формировании фонда оплаты труда краевых гражданских служащих, предусматриваются средства для выплаты (в расчете на год) ежемесячных премий за выполнение особо важных и сложных заданий - в размере двух окладов денежного содержания; единовременной выплаты при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска - в размере половины оклада денежного содержания; ежемесячной выплаты материальной помощи - в размере двух с половиной окладов денежного содержания.

Норма, содержащаяся в пункте 4 части 6 статьи 27 Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края», согласно которой «к дополнительным выплатам относится ежемесячная премия за выполнение особо важных и сложных заданий в размере не менее 16,67 процентов оклада денежного содержания (максимальный размер не ограничивается). Порядок выплаты премии за выполнение особо важных и сложных заданий определяется представителем нанимателя с учётом обеспечения задач и функций государственного органа Камчатского края, исполнения должностного регламента», фактически устанавливает ежемесячную премию за выполнение особо важных и сложных заданий без учёта установленных федеральным законом оснований премирования и определяет порядок выплаты - ежемесячно, что федеральным законом отнесено к полномочиям представителя нанимателя.

Поскольку согласно части 8 статьи 50 названного Федерального Закона выплаты материальной помощи за счёт средств фонда оплаты труда гражданских служащих определяются соответствующим положением, утверждаемым представителем нанимателя, при этом размер материальной помощи Федеральным законом не установлен, следовательно, норма, содержащаяся в пункте 7 части 6 статьи 27 оспариваемого Закона Камчатского края № 56, предусматривая ежемесячную материальную помощь в размере 20,83 оклада денежного содержания, устанавливает фактически иное правовое регулирование, чем это предусмотрено федеральным законодателем.

Кроме того, установленный законом Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края», порядок, предусматривающий гарантированную ежемесячную выплату премии за выполнение особо важных и сложных заданий в размере не менее 16,67 процентов (16,67 х 12 = 200), гарантированную ежемесячную материальную помощь в размере 20,83 процента оклада денежного содержания (20,83 х 12 - 250) составляют, соответственно, два оклада в год и два с половиной оклада в год, т.е. в размерах, установленных ст. 51 Закона № 79-ФЗ на год, что противоречит части 4 статьи 51 Закона № 79-ФЗ, согласно которой представитель нанимателя вправе перераспределять средства фонда оплаты труда федеральных гражданских служащих между выплатами, предусмотренными частью 2 статьи 51 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» В связи с этим доводы представителей заинтересованных лиц о том, что практически всегда бывает экономия денежных средств, за счёт которой работодатель не лишён возможности перераспределять денежные средства, судом обоснованно не приняты во внимание, так как часть 4 статьи 51 названного Федерального закона не устанавливает перераспределение средств фонда оплаты труда при наличии экономии и за счёт экономии.

Доводы представителей заинтересованных лиц о том, что установленный оспариваемыми нормами порядок выплат не превышает установленный законом фонд оплаты труда в год, что тем самым гарантирует право гражданских служащих на получение денежного содержания в полном объёме, не могут быть приняты во внимание, поскольку, учитывая особенности правовой природы премии за выполнение особо важных и сложных заданий как стимулирующей выплаты, материальной помощи, представляющей собой дополнительную выплату, и определение федеральным законом порядка их выплаты представителем нанимателя не может рассматриваться как снижение уровня правовой гарантии государственного служащего.

При таком положении судом обоснованно сделан вывод о противоречии федеральному законодательству оспариваемого прокурором правового регулирования, содержащегося в пункте 4 части 6 статьи 27 Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» в части слов «ежемесячная», «в размере не менее 16,67 процентов от должностного оклада», в пункте 7 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере 20,83 оклада денежного содержания», строки 3 приложения 8 к названному Закону Камчатского края в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» с установлением размера должностного оклада 8492, денежным поощрением в размере 1,92 и ежемесячной надбавкой к должностному окладу за особые условия краевой гражданской службы в размере 200 процентов.

Выводы суда об отказе в удовлетворении заявленных требований заместителя прокурора Камчатского края о несоответствии федеральному законодательству пункта 7 статьи 29 Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края», Судебная коллегия также полагает основанными на верном толковании материального закона, регулирующего спорное правоотношение.

Согласно положениям статьи 969 Гражданского кодекса Российской Федерации в целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства законом может быть установлено обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определенных категорий. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета министерствам и иным федеральным органам исполнительной власти (страхователям), на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями.

В соответствии с пунктом 3 статьи 969 этого же Федерального закона обязательное государственное страхование оплачивается страховщикам в размере, определённом законами и иными правовыми актами о таком страховании.

В силу пункта 7 части 1 статьи 52 51 Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» для обеспечения правовой и социальной защищённости гражданских служащих, повышения мотивации эффективного исполнения ими своих должностных обязанностей, укрепления стабильности профессионального состава кадров гражданской службы и в порядке компенсации ограничений, установленных указанным Федеральным законом и другими федеральными законами, гражданским служащим гарантируются выплаты по обязательному государственному страхованию в случаях, порядке и размерах, установленных соответственно федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 199, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Камчатского краевого суда от 9 июля 2012 года о признании противоречащим федеральному законодательству и не действующим со дня вступления решения суда в законную силу строки 4 раздела X приложения 1 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001) отменить, вынести в этой части новое решение, которым отказать заместителю прокурора Камчатского края в удовлетворении заявления о признании противоречащей федеральному закону и не действующей строки 4 раздела X приложения 1 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» (регистрационный код 10-1-1-001).

Решение Камчатского краевого суда от 9 июля 2012 года в части признания противоречащими федеральному законодательству и не действующими со дня вступления решения суда в законную силу отдельных положений Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края», а именно пункта 4 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере не менее 16,67 процентов оклада денежного содержания»; пункта 7 части 6 статьи 27 в части слов «ежемесячная» и «в размере 20,83 процентов оклада денежного содержания»; строки 3 приложения 8 к Закону Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» в части слов «Заместитель Уполномоченного по правам человека в Камчатском крае» с установлением размера должностного оклада 8492, денежным поощрением в размере 1,92 и ежемесячной надбавкой к должностному окладу за особые условия краевой гражданской службы в размере 200 процентов; а также в части отказа в удовлетворении заявления заместителя прокурора Камчатского края о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим пункта 7 статьи 29 Закона Камчатского края от 4 мая 2008 года № 56 «О государственной гражданской службе Камчатского края» оставить без изменения, апелляционные жалобы Законодательного Собрания и Губернатора Камчатского края - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 60-АПГ12-5

ГК РФ Статья 969. Обязательное государственное страхование
ГПК РФ Статья 199. Составление решения суда
ГПК РФ Статья 328. Полномочия суда апелляционной инстанции
ГПК РФ Статья 329. Постановление суда апелляционной инстанции
ГПК РФ Статья 330. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке
ТК РФ Статья 191. Поощрения за труд

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх