Дело № 65-О13-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 февраля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Боровиков Владимир Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 65-О13-1СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 февраля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.
судей БоровиковаВ.П., Ведерниковой ОН.
при секретаре Дьяконовой О.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осуждённого Шевченко Н.В. на приговор суда Еврейской автономной области от 17 сентября 2012 года, которым ШЕВЧЕНКО Н В судимый 19 июля 2007 г. по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, 4 июля 2008 г. условное наказание отменено, он направлен в места лишения свободы, откуда освободился 18 мая 2009 г. по отбытии наказания, осуждён по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы, по п.

«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осуждённого Шевченко Н.В., адвоката Филиппова С.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, выступление прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Шевченко Н.В. осуждён за разбойное нападение на ООО , в ходе которого он убил сторожа Ф При этом он использовал нож и лом. Затем он незаконно проник в ломбард, после чего сработала сигнализация, а поэтому он скрылся с места происшествия. Преступления совершены 11 июня 2011 г. в г. при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Шевченко Н.В., ссылаясь на ряд норм уголовно-процессуального закона, приводя решение суда о назначении ему наказания, изложенное в приговоре, выражает несогласие с приговором, полагая, что он является незаконным, необоснованным и несправедливым.

Он просит отменить приговор и «...дать возможность достойно жить на свободе...». Не приводя конкретных доводов, осуждённый излагает суждения о нарушении норм УПК РФ при составлении обвинительного заключения, недоказанности его вины, а также о том, что решение присяжных заседателей основано на предположениях и догадках, выводы проведённых по делу экспертиз подтверждают его позицию о непричастности к содеянному.

По его мнению, показания Е от 12 сентября 2011 г. нельзя считать относимыми и достоверными, так как он, дав показания, не сообщил при этом «ряд существенных обстоятельств, что свидетельствует об их ложности».

Кроме того, Шевченко Н.В. указал на недостоверность показаний Т ввиду нахождения его в неприязненных отношениях с ней.

Он также считает, что присяжный заседатель Л вошедшая в состав коллегии присяжных заседателей, была его учителем по русскому языку в детской колонии с 2008 по 2009 г. и «...её мнение могло нести отрицательный характер».

В дополнениях к кассационной жалобе адвокат Филиппов С.Г., выступая в защиту интересов Шевченко Н.В., в кассационной инстанции указал на необъективность председательствующего при произнесении напутственного слова и неясность вердикта.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Соловьёва Т.В. приводит суждения относительно несостоятельности позиции её автора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, а также возражения на неё, судебная коллегия считает необходимым отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 4 ст. 359 и ч. 2 ст. 360 УПК РФ, учитывая доводы автора кассационной жалобы и дополнительные суждения его защитника, судебная коллегия считает необходимым проверить законность, обоснованность и справедливость приговора в полном объёме (независимо от доводов кассационной жалобы). При этом судебная коллегия исходит из требований ст. 73 ч. 1, 299 ч. 1 пп. 1, 2 и 4 и 334 ч. 1 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 297 УПК РФ «Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым».

Как следует из ч. 2 ст. 297 УПК РФ, таковым он является тогда, когда он постановлен с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В ходе судебного разбирательства допущены нарушения ст.ст. 339, 340 УПК РФ, которые повлияли на законность, обоснованность и справедливость обвинительного приговора.

В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ «По каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния».

Законом - ч. 2 ст. 339 УПК РФ - предусмотрена возможность постановки одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

В то же время законодатель предусмотрел определённые ограничения при формулировании вопросного листа. Необходимо отметить, что эти ограничения носят императивный характер, и они, естественно, обусловлены разграничением компетенции присяжных заседателей и председательствующего, что вытекает из положений ст. 334 УПК РФ.

Согласно ч. 5 ст. 339 УПК РФ «Не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого (о его судимости), а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта». Как усматривается из материалов уголовного дела, Шевченко Н.В. обвиняется в нападении на сторожа Ф с целью завладения ценностями, находящимися в ООО В ходе нападения подсудимый лишил жизни сторожа. Однако ему не удалось завладеть ценностями ввиду того, что после случившегося, когда через решётку он проник в ломбард, сработала сигнализация, а поэтому он был вынужден скрыться с места происшествия.

На разрешение присяжных заседателей не были поставлены три основных вопроса.

Председательствующий сформулировал один вопрос, применив при этом следующую конструкцию.

«Доказано ли, что Шевченко Н.В. совершил убийство, сопряжённое с разбойным нападением при следующих обстоятельствах:...?». Далее излагаются фактические обстоятельства дела. После этого в этом же вопросе поставлен другой вопрос о том, «Виновен ли он в совершении данного преступления?».

Таким образом, сформулированный вопрос не отвечает требованиям чч. 1 и 2 ст. 339 УПК РФ.

Вопреки положениям ч. 5 ст. 339 УПК РФ на разрешение присяжных заседателей председательствующий поставил правовые вопросы о доказанности совершения Шевченко Н.В. убийства, сопряжённого с разбойным нападением, о его виновности в совершении данного преступления.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения усматривается, что Шевченко Н.В. вменяется в вину причинение потерпевшему определённых телесных повреждений.

Шевченко Н.В. причинил Ф три проникающих слепых колото-резаных ранения левой половины грудной клетки с колото-резаными ранами в области рукоятки грудины и в области 2-го межреберья, ранения с повреждением лёгочного ствола, сквозными повреждениями верхушки левого лёгкого, осложнившиеся развитием наружного кровотечения, кровотечения в правую плевральную полость, которые по признаку опасности для жизни расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью.

Данные повреждения возникли от трёх ударов складным ножом в область грудной клетки.

Кроме того, ему вменяется в вину и то обстоятельство, что в результате неоднократного нанесения металлическим ломом ударов по голове потерпевшего Ш причинил ему следующие телесные повреждения: открытую тупую черепно-мозговую травму с рваной раной в области переносицы, надпереносья, лобной области слева, проникающей в полость носа, рваной раной в проекции левой скуловой дуги, рваной раной в скуловой области справа, рваной раной в области левого крыла носа с переходом на носовой ход, обширным кровоизлиянием в мягкие ткани лица, оскольчатыми переломами носовых, скуловых, решётчатой костей, поперечным переломом верхней челюсти, оскольчатым переломом лобной кости слева с переходом на глазничный отросток, проникающим в пазуху лобной кости, поперечным переломом костей основания черепа, очаговым кровоизлиянием под паутинную оболочку на базальной поверхности левой лобной доли головного мозга, которые являются опасными для жизни и по этому признаку квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью; - закрытую тупую травму грудной клетки с двумя параллельными кровоподтёками на передней поверхности правой и левой половине, разгибательными переломами 6,7 рёбер слева и 7 ребра справа по окологрудинным линиям, которые влекут длительное расстройство здоровья продолжительностью свыше 21 дня и квалифицируются как причинившие средней тяжести вред здоровью; - два параллельных кровоподтёка на задневнутренней поверхности правого плеча в нижней и средней третях, ушибленную рану на тыльной поверхности правой кисти в проекции 5 пястной кости, ссадина на тыльной поверхности правой кисти в проекции 4 пястной кости, кровоподтёк и кровоизлияние под эпидермис на тыльной поверхности левой кисти в проекции 4,5 пястный костей, которые по степени тяжести не влекут вреда здоровью.

Непосредственной причиной смерти явилась комбинация острой и массивной кровопотери и травматического шока, развившаяся как осложнение сочетанной травмы: трёх проникающих слепых колото-резаных ранений грудной клетки и открытой тупой черепно-мозговой травмы.

Судебная коллегия считает, что данные фактические обстоятельства входят в предмет доказывания по настоящему уголовному делу. В соответствии с особенностями судопроизводства с участием присяжных заседателей разрешение вопроса об установлении либо отсутствии указанных выше телесных повреждений, о причине смерти потерпевшего находится в компетенции присяжных заседателей.

Однако в вопросном листе данные фактические обстоятельства не изложены и не указана причина смерти.

В нём, как и в приговоре, речь идёт о нанесении потерпевшему ударов ножом и металлическим ломом в область грудной клетки и головы соответственно, причинении ему тяжкого вреда здоровью, отчего он скончался на месте происшествия.

Государственный обвинитель поддержал обвинение в полном объёме.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о невыполнении председательствующим требований ст. 338 УПК РФ.

Отсутствие в данном случае кассационного представления с приведением соответствующего довода, учитывая позицию стороны защиты, не лишает кассационную инстанцию права высказывать суждения по поводу конкретных телесных повреждений и смерти потерпевшего, так как это не ухудшает положение Шевченко Н.В. и не будет свидетельствовать о нарушении его права на защиту в ходе нового судебного разбирательства. Напротив, это напрямую связано с законностью, обоснованностью и справедливостью судебного решения.

Согласно ч. 2 ст. 340 УПК РФ «При произнесении напутственного слова председательствующему запрещается в какой-либо форме выражать своё мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей».

Данное положение закона председательствующим не соблюдено, что проявилось при произнесении им напутственного слова при напоминании исследованных с участием присяжных заседателей доказательств. В речи председательствующего прослеживается его позиция по вопросу о доказанности вины подсудимого, а также его отношение о преимуществе определённого доказательства.

При этом на это доказательство он обращает особое внимание.

Таким образом, акцентируя внимание на этом доказательстве, председательствующий делает ссылку на то, что это суждения государственного обвинителя. Это не соответствует протоколу судебного заседания.

В напутственном слове председательствующий указал, что «Центральное место среди доказательств, которым обвинение обосновывает вину Шевченко, как вы поняли, является след кроссовки, оставленный на полированной поверхности стойки в ломбарде...». Далее председательствующий сослался на то, что «В судебном заседании Вам была предъявлена криминалистическая экспертиза, а также был допрошен эксперт-криминалист. Обвинение на основании проведённой экспертизы утверждает, что след, обнаруженный на стойке ломбарда, оставлен правой кроссовкой, изъятой у Шевченко. И второй такой кроссовки, как пояснил эксперт, быть не может, т.к. им установлены восемь частных признаков, указывающих на то, что именно правой кроссовкой, изъятой у Шевченко, оставлен этот след. Эти восемь признаков позволили эксперту сделать такой категорический вывод. Однако таких признаков в следе, как заявил эксперт, было гораздо больше, чем восемь, вы это слышали. Согласно методике, как это следует из показаний эксперта, достаточно всего три-четыре признака, чтобы сделать категоричный вывод о том, что след оставлен конкретной обувью. В данном случае этот след, по утверждению обвинения, оставлен кроссовкой, которую носил Шевченко. В этом следе обнаружено такое количество совпадающих признаков с кроссовкой, изъятой у Шевченко, что, как сказал прокурор, след можно сравнить с отпечатком пальца, а двух одинаковых отпечатков пальцев не бывает.

Прокурор вслед за экспертом обратил ваше внимание на то, что существуют общие признаки следа. Так вот эти общие признаки следа, как правильно говорит адвокат, принадлежат огромному количеству обуви, которая выпускается той фабрикой, чьи кроссовки носил Шевченко. Кроссовок с общими признаками следа можно найти миллионы. Но вот след с частными признаками может быть оставлен обувью, которая существует в единственном экземпляре.

Я напомню вам, что же такое частные признаки следа обуви, которые явились основанием для такого категоричного вывода эксперта, то, о чём вам говорил прокурор.

В процессе ношения обуви на её подошве образуются изношенности, разрывы, потёртости протектора, микротрещины, различного рода микропорезы, как сказал прокурор, - так называемые щербинки. Размеры этих щербинок, которые образуются в процессе хождения в этой обуви, измеряются миллиметрами и долями миллиметра. Вот именно эти микроскопические образования, которые исследуются экспертами после их увеличения с помощью специальных криминалистических приборов, называются частными признаками следа.

То обстоятельство, как сказал прокурор, что Шевченко наступил именно на полированную поверхность, помогло эксперту выделить не один или два таких частных признака, имевшихся на подошве его кроссовок, а установить восемь таких щербинок, что равносильно тому, как утверждает прокурор, если бы Шевченко оставил на стойке ломбарда отпечатки своих пальцев.

Можно ли себе представить, как вам сказал прокурор, чтобы у двух человек, купивших обувь одной и той же фабрики, одной и той же марки и размера, со временем в процессе её ношения на подошве образовались восемь одинаковых частных признаков - восемь щербинок, совпадающих между собой с микроскопической точностью, которая измеряется долями миллиметра? Такое, по мнению прокурора, представить себе невозможно. Как не бывает двух одинаковых отпечатков пальцев, как утверждает прокурор, так не может быть и двух одинаковых отпечатков обуви с таким количеством частных признаков.

Вот это центральное доказательство, на основании которого обвинение утверждает, что данное преступление совершил именно Шевченко.

Кроме этого следа, оставленного на стойке ломбарда, следствие обнаружило большое количество следов аналогичных кроссовок по всей территории фабрики. Однако они были оставлены на поверхностях, которые не позволяют выявить в этих следах эти микроскопические частные признаки. Какие микроскопические признаки можно выявить в следе, оставленном на песке, на земле, на грязном полу? Вот поэтому эти следы не были конкретизированы экспертом с такой точностью, как это он сделал с отпечатком следа на полированной стойке ломбарда. Экспертом было сделано лишь заключение, что все эти следы сходны между собой размером обуви и рисунком на её подошве, т.е. вывод эксперта по всем этим следам не носил такого категоричного характера, какой он сделал по отношению следа в ломбарде.

Это главное доказательство органы обвинения подкрепили рядом косвенных доказательств, которые, по утверждению прокурора, указывают, что данное преступление совершил именно Шевченко».

В действительности, как следует из протокола судебного заседания (т. 8 л.д. 66 - 68, 70 - 74), изложенные выше суждения государственный обвинитель не озвучивал в прениях.

По поводу следа от кроссовки государственный обвинитель (дословно) указал, что «Ещё раз хочу вернуться к бесспорному доказательству - следу кроссовка, обнаруженный и изъятый в ходе осмотра места происшествия. Из пояснения эксперта следует, что данный след был идеальным для идентификации, поскольку был оставлен на лакированной поверхности.

Эксперт пояснил, что для идентификации выделяют общие и частные признаки.

Им было указано, что для вывода о принадлежности необходимо выделить четыре частных признака, им было определено восемь частных признаков.

К указал, что наличие частных признаков такого количества можно сравнить с отпечатками пальцев. Второго такого кроссовка в городе на территории области быть не может. Полагаю, что никаких сомнений в том, что след обуви на стойке ломбарда был оставлен именно Шевченко Н.В». Все это свидетельствует о том, что свою позицию по поводу доказанности вины подсудимого председательствующий вкладывал в уста государственного обвинителя.

Изложенные выше его действия никак нельзя связать с напоминанием исследованных в суде доказательств.

О необъективности председательствующего свидетельствуют и другие его высказывания, озвученные в напутственном слове.

«В судебном заседании установлено, что Шевченко несколько дней работал на территории бывшей швейной фабрики, в административном здании которого находится ломбард. Подсудимый вначале утверждал, что никогда не был на этой территории. Однако из показаний свидетеля К следует, что Шевченко весной - в начале лета 2011 года два или три дня работал от его предприятия по заготовке металла на территории швейной фабрики, по которой рабочие свободно передвигались Согласно протоколу осмотра места происшествия и показаний свидетеля К следует, что административный корпус, в котором произошло данное преступление, связан различного рода переходами с тем местом, где заготавливался металл и в этот корпус можно проникнуть через окна заброшенных цехов фабрики, а также путём отжатия закрытых дверей.

Другими косвенными доказательствами являются рассказы самого Шевченко о совершённом им преступлении.

Впервые совершив такое тяжкое преступление, Шевченко не смог не поделиться этим с кем-нибудь. Уже находясь под стражей по данному делу, он рассказал соседу по камере об обстоятельствах этого преступления. Этот человек в настоящее время находится в местах лишения свободы и естественно не хочет, чтобы его фамилия была названа открыто. Поэтому следствие засекретило его, представило его под вымышленной фамилией Е Однако все его анкетные данные находятся в материалах дела. Вы слышали, как при допросе этого засекреченного свидетеля, он пояснил, что Шевченко рассказал ему об убийстве сторожа, говорил об орудиях преступления - о ноже и ломе. В ходе этого рассказа, как пояснил в Вашем присутствии Е , Шевченко очень переживал не за совершённое, а за то, что всё это он рассказал своей девушке.

Как правильно сказал прокурор, доказательств не может быть много или мало. Есть такие дела, судьба которых разрешается отпечатком одного пальца, который виновный оставил на месте преступления».

Судебная коллегия считает, что подобные действия председательствующего далеки от принципа законности и справедливости.

Фактически в присутствии присяжных заседателей председательствующий сделал анализ и оценку исследованных доказательств.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо соблюсти, в том числе, нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей, при неукоснительном выполнении требований, связанных с предоставлением подсудимому гарантий реализации права на справедливое судебное разбирательство объективным, беспристрастным судом.

Шевченко Н.В. обвиняется в совершении особо тяжких преступлений. Он отрицательно характеризуется.

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что, находясь на свободе, он может скрыться от суда, оказать незаконное воздействие на свидетелей. В последнем случае судебная коллегия учитывает показания свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия и в суде, относящиеся, в том числе, к характеристике поведения Шевченко Н.В. по отношению к ним (свидетель Т В целях обеспечения проведения судебного разбирательства судебная коллегия считает необходимым избрать Шевченко Н.В. меру пресечения в виде заключения под стражу на 3 месяца.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо обсудить доводы кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор суда Еврейской автономной области от 17 сентября 2012 года в отношении Шевченко Н В отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

Шевченко Н В 23 августа 1991 года рождения, избрать меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 месяца, то есть до 6 мая 2013 года.

Статьи законов по Делу № 65-О13-1СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

онлайн
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 6
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх