Дело № 66-О07-109

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-О07-109

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 февраля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.,
судей Зыкина В.Я. и Зеленина С.Р.

рассмотрела в судебном заседании от 5 февраля 2008 года кассационные жалобы осужденных Колесникова Д.В. и Порубова А.С, адвокатов Толмачева В.В. (защитника Порубова А.С), Деничик Ю.В. и Краевой Л.Н. (защитников Колесникова Д.В.) на приговор Иркутского областного суда от 11 мая 2007 года , которым Порубов А С , осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 11 годам лишения свободы; по ст.105 ч.2 п. «к» УК РФ к 15 годам лишения свободы; ст.ст. 30 ч.З и 105 ч.2 п.п. «а», «д», «к» УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 166 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Колесников Д В осужден по ст. 111 ч.З п. «а» УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ст.ст. 33 ч.5 и 30 ч.З и 105 ч.2 п. «к» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено: взыскать с Порубова А.С. в пользу К рублей компенсации морального вреда, вызванного убийством сестры и покушением на ее жизнь; взыскать с Колесникова Д.В. в пользу К рублей компенсации морального вреда, как пособника убийства ее сестры; взыскать с Порубова А.С. в пользу Ю рублей компенсации морального вреда, вызванного убийством мужа; взыскать с Колесникова Д.В. в пользу Ю рублей компенсации морального вреда, как причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшему Ю ; взыскать с Порубова А.С. в пользу Ю . рублей коп. в возмещение расходов на погребение мужа; взыскать с Порубова А.С. в пользу Ю .

рублей в возмещение ущерба, вызванного повреждением автомобиля; взыскать с Порубова А.С. в пользу К рублей денежной компенсации морального вреда, вызванного убийством жены.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденного Порубова А.С, участвовавшего в заседании суда кассационной инстанции путем использования системы видео- конференц-связи и просившего кассационную жалобу удовлетворить, выступление адвоката Толмачева В.В. в защиту осужденного Порубова А.С, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., возражавшего против доводов кассационных жалоб и полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Порубов А.С. осужден: за убийство Ю , за убийство К . с целью скрыть другое преступление; за покушение на убийство с особой жестокостью К , с целью скрыть другое преступление; за угон автомобиля.

Колесников Д.В. осужден: за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Ю , совершенное группой лиц; за пособничество Порубову в покушении на убийство К , с целью скрыть другое преступление.

Судом установлено, что преступления совершены 8 ноября 2002 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Адвокат Толмачев В.В. в кассационной жалобе в защиту осужденного Порубова А.С, находя приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости наказания, просит его изменить и смягчить осужденному наказание; по мнению адвоката, судом первой инстанции неверно истолкованы положения ч.2 ст.22 УК РФ об уголовной ответственности лица с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которые, как считает защитник, должны быть применены к Порубову.

Осужденный Порубов А.С. в кассационной жалобе просит приговор отменить, считая его незаконным, а назначенное ему наказание - чрезмерно суровым; он утверждает, что предварительное и судебное следствие проведены с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона: считает, что при назначении наказания суд обязан был применить в отношении него правила, предусмотренные ст.22 УК РФ; не согласен с приговором суда в части разрешения гражданских исков потерпевших К ., Ю и К В дополнениях к кассационной жалобе осужденный Порубов А.С. считает, что амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении него проведена формально; судья безосновательно отклонил его ходатайство о признании заключения данной экспертизы недопустимым доказательством; полагает, что его права при назначении данной экспертизы следователем были нарушены; утверждает, что находящиеся в материалах уголовного дела исковые заявления не соответствуют требованиям закона, а акт осмотра транспортного средства и заключение эксперта, которыми потерпевшая Ю . обосновала размер своих исковых требований, являются недопустимыми доказательствами.

Осужденный также ссылается на нарушение его прав как гражданского ответчика при производстве предварительного следствия и рассмотрении дела в суде.

Адвокат Денчик Ю.В. в кассационной жалобе в защиту осужденного Колесникова Д.В. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению адвоката, суд в нарушение требований ст.252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного Колесникову обвинения, ошибочно квалифицировав его действия по ст.ст. 33 ч.5, 30 ч.З и 105 ч.2 п. «к» УК РФ как пособничество в покушении на убийство гражданки Карнауховой Т.П. с целью скрыть другое преступление; нарушил право Колесникова на защиту.

Адвокат Краева Л.Н. в кассационной жалобе в защиту осужденного Колесникова Д.В. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката, действия Колесникова неправильно квалифицированы судом по ст.111 ч.З п. «а» УК РФ, а приведенные в приговоре доказательства недостаточны для признания его виновным. В жалобе адвокат анализирует показания потерпевшей К , считая их непоследовательными и противоречивыми, сопоставляет эти показания с другими исследованными в судебном заседании доказательствами и делает вывод о непричастности Колесникова к инкриминированному ему деянию. Адвокат также считает, что судом не учтено противоправное и провоцирующее поведение самого потерпевшего Ю . в сложившейся ситуации; утверждает, что суд безосновательно отклонил ходатайство стороны защиты о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы для определения степени тяжести телесных повреждений, причиненных Колесниковым Ю ; суд не разграничил действий Порубова и Колесникова в отношении причиненных телесных повреждений Ю , тем самым не установив вину каждого из них; действия Колесникова, как считает автор жалобы, в данной ситуации носили больше характер защиты, нежели умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего; Колесников сам подвергся насилию не только со стороны Ю , но и со стороны Порубова; от доведения преступления до конца в отношении К Колесников отказался добровольно и не оказывал Порубову какого-либо пособничества в покушении на ее убийство; психическое состояние Колесникова ни органами следствия, ни судом не было исследовано.

Осужденный Колесников Д.В. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, а наказание - чрезмерно суровым; просит отменить приговор, а дело направить на новое судебное рассмотрение; в кассационной жалобе и дополнениях к ней он приводит доводы, аналогичные доводам жалобам адвокатов Краевой Л.Н. и Денчик Ю.В. Государственным обвинителем Любимовой О.В., потерпевшими К ., Ю ., К . поданы возражения на кассационные жалобы, в которых они высказывает свое несогласие с доводами жалоб и просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о частичной отмене приговора в отношении Колесникова Д.В. и не усматривает оснований для отмены или изменения приговора в отношении осужденного Порубова А.С. Вывод суда о виновности осужденных основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых достаточно подробно изложено в приговоре.

Доводы осужденных и их защитников о допущенных судом нарушениях уголовного и уголовно-процессуального законов (о которых упоминается в кассационных жалобах) - неосновательны, поскольку таких нарушений судом не допущено; действия осужденного Порубова А.С. правильно квалифицированы как: убийство Ю , убийство К с целью скрыть другое преступление; покушение на убийство с особой жестокостью К , с целью скрыть другое преступление; угон автомобиля Ю , а действия Колесникова Д.В. правильно квалифицированы как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Ю , совершенное группой лиц.

Показания потерпевшей К . (очевидца преступлений) не содержат существенных противоречий, последовательны, согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, поэтому обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными.

Частичное изменение показаний К . на очной ставке с обвиняемым Колесниковым Д.В., как установлено судом на основании показаний самой К и показаний свидетеля К ., возникло по причине оказания К . (отцом осужденного) воздействия на потерпевшую просьбами, передачей ей денег, с той целью, чтобы она изменила свои показания в пользу его сына.

Судом также тщательно проверены показания осужденных Порубова А.С. и Колесникова Д.В., данные ими как на предварительном следствии, так и в суде.

Эти показания получили надлежащую оценку в приговоре суда, не согласиться с которой у судебной коллегии нет оснований.

Данных о том, что поведение потерпевшего Ю было противоправным и послужило поводом к преступлению, о чем утверждают осужденные Порубов, Колесников и защитник последнего, а также данных о том, что осужденные Порубов и Колесников, якобы, вынуждены были обороняться от Ю - из материалов дела не усматривается. Эти доводы были предметом исследования в суде первой инстанции и не нашли своего подтверждения; в частности, они опровергаются показаниями потерпевшей К ., которые обоснованно признаны судом достоверными.

Ни на чем не основаны доводы жалобы адвоката Краевой Л.Н. и о том, что Колесников, якобы, сам подвергся насилию со стороны Порубова.

Преступные действия каждого из осужденных в отношении потерпевшего Ю судом установлены и в приговоре указаны правильно.

Доводы защитника осужденного Колесникова о том, что судом не установлены телесные повреждения, которые причинил Колесников Ю - несостоятельны, поскольку на основании исследованных в судебном заседании доказательств судом установлено, что в результате совместного с Порубовым избиения потерпевшего Ю Колесников причинил последнему тяжкий вред здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы, относящийся, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, к тяжкому вреду здоровью.

Поскольку по делу уже было проведено несколько судебно-медицинских экспертиз, которыми установлены причина смерти Ю характер, локализация, степень тяжести телесных повреждений, и необходимости в проведении дополнительной экспертизы не было, то суд обоснованно, мотивированным постановлением, отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства стороны защиты (т.7 л.д. 16-18).

Доводы жалобы адвоката Краевой о том, что судом не исследовался вопрос о психическом состоянии Колесникова, - не основаны на материалах дела, из которых видно, что 8 декабря 2005 г. экспертами областного психоневрологического диспансера в отношении Колесникова Д.В. была проведена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (заключение № ), согласно которой установлено, что Колесников Д.В. обнаруживает признаки органического расстройства личности, травматического генеза с нерезкими изменениями психики. Однако, данные особенности психической деятельности испытуемого Колесникова таковы, что не лишали его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, как в период времени инкриминируемого ему деяния, так и в настоящее время. В период инкриминируемых ему деяний он также не находился в состоянии какого- либо временного расстройства психической деятельности, а находился в состоянии простого опьянения. По своему психическому состоянию в принудительном лечении не нуждается (т.5 л.д. 65-69).

Неосновательны и доводы жалобы осужденного Порубова А.С. о том, что судом в основу приговора положено недопустимое доказательство - заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, и что судья безосновательно отклонил его ходатайство о признании данного заключения недопустимым доказательством.

Как видно из материалов дела, данная экспертиза от 01.06.2004 была проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поэтому обоснованно признана судом допустимым доказательством.

Ознакомление Порубова и его защитника с постановлением о назначении экспертизы после ее проведения в данном случае не является нарушением уголовно- процессуального закона, которое безусловно влечет за собой признание данного доказательства недопустимым. Как видно из материалов дела, права, связанные с назначением и производством экспертизы, обвиняемому Порубову были разъяснены следователем. Своим правом заявить ходатайства Порубов и его защитник воспользовались и просили о проведении стационарной экспертизы.

Ходатайство Порубова и его защитника о проведении стационарной экспертизы было удовлетворено в ходе судебного разбирательства дела, в связи с чем в отношении Порубова экспертами Иркутского областного психоневрологического диспансера проведена стационарная комиссионная экспертиза от 14 декабря 2004 года № (т.4 л.д.82-86), а экспертами Государственного Научного Центра Социальной и Судебной психиатрии им. В.П. Сербского проведена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза от 2 августа 2006 года , из заключения которой следует, что Порубов А.С. хроническим психическим расстройством, слабоумием, либо иным болезненным состоянием психики, которые лишали бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает таковым в настоящее время. У него обнаруживается органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями.

Некоторые психические особенности, которые были выявлены у Порубова в результате проведенного психолого-психиатрического обследования, выражены не столь значительно и не сопровождаются болезненными нарушениями мышления, памяти, интеллекта, психотической симптоматикой, и не лишают его способности осознавать характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. У Порубова не обнаруживалось и признаков какого- либо временного психического расстройства, в том числе и патологического опьянения, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения. В период совершения инкриминированных ему деяний Порубов мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время он также может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. В применении к нему мер медицинского характера не нуждается. Клинических признаков эпилепсии у Порубова не выявлено.

Установленный при обследовании диагноз : «Органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями» в суммарной форме отражает выставлявшийся ему ранее диагноз (синкопальный синдром, астено- вегетативный синдром, посттравматический синдром, посттравматическая энцефалопатия) с соответствующим экспертным решением (т.5 л.д. 184-200).

Доводы осужденного Порубова о том, что первичная психолого- психиатрическая экспертиза в отношении него проведена формально, без учета медицинских документов и заболеваний, а последующие экспертизы основывались на ее результатах, а также о том, что его психическое состояние в судебном заседании не исследовалось - не основаны на материалах дела и опровергаются как протоколом судебного заседания, так и имеющимися в деле заключениями самих психолого-психиатрических экспертиз.

С учетом результатов психолого-психиатрических экспертиз, проведенных в отношении Порубова, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для применения в отношении него положений ст.22 ч.2 УК РФ. При этом положения ст.22 УК РФ судом в приговоре истолкованы правильно.

Приговор подлежит частичной отмене в отношении Колесникова Д.В. по следующим основаниям.

Судом признано установленным, что Колесников оказал пособничество Порубову в покушении на убийство К Однако, суд в нарушение ст.252 УПК РФ вышел за пределы судебного разбирательства.

Как следует из обвинительного заключения, органами следствия Колесникову не предъявлялось обвинение в пособничестве Порубову в покушении на убийство К , а было предъявлено обвинение в том, что он оказал пособничество Порубову в убийстве К . (сестры К ).

Как указано в обвинительном заключении, Колесников, отказавшись от отведенной ему роли (от убийства К ), тем не менее стал ее удерживать, угрожая при этом К ножом, препятствовал ей освободиться и прийти на помощь К , жизни которой угрожала опасность со стороны Порубова.

Суд же, с учетом позиции государственного обвинителя, изменившего обвинение в судебном заседании, признал установленным, что Колесников оказывал содействие Порубову не в убийстве К , а в покушении на убийство К .

Данное изменение обвинение является существенным, поскольку Колесникову такое обвинение органами следствия не предъявлялось, а, следовательно, он был лишен возможности защищаться от него, приводить свои доводы и представлять доказательства, опровергающие данное обвинение.

Как видно из протокола судебного заседания, Колесников не признавал себя виновным в пособничестве Порубову в убийстве К и заявлял о добровольности своего отказа от убийства К .

Согласно ч.2 ст.252 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается при условии, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В данном случае право на защиту Колесникова было нарушено.

В связи с изложенным, приговор в части осуждения Колесникова по ст.ст. 33 ч.5, 30 ч.З и 105 ч.2 п. «к» УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Оснований для направления дела на новое судебное разбирательство не имеется.

Судом первой инстанции принято решение о квалификации действий Колесникова как пособничество в покушении на убийство потерпевшей Карнауховой, что судебной коллегией признано ошибочным по кассационной жалобе осужденного и его защитника.

Кассационное представление или кассационная жалоба на приговор по мотивам не согласия с решением суда о применении в отношении Колесникова закона о менее тяжком преступлении государственным обвинителем и потерпевшими не поданы.

При таких обстоятельствах дело не может быть направлено на новое судебное разбирательство, то есть для обсуждения судом первой инстанции вопроса о возможности применения к подсудимому Колесникову уголовного закона о более тяжком преступлении (по обвинению в пособничестве убийства потерпевшей К , а не в пособничестве покушения на убийство потерпевшей К ).

Иное противоречило бы положениям ст.360 ч.4 УПК РФ, предусматривающей пределы рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции.

Как следует из приговора, с Колесникова Д.В. в пользу К взыскано рублей компенсации морального вреда, как пособника убийства ее сестры. Однако, поскольку Колесников не причастен к убийству сестры К , то такое решение суда первой инстанции, о взыскании компенсация морального вреда, нельзя признать обоснованным.

Что касается остальных решений суда, вынесенных по гражданским искам потерпевших К ., Ю . и К ., то приговор в этой части является законным и обоснованным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок предъявления и разрешения гражданских исков, судом допущено не было.

Судом также не нарушены и права осужденного Порубова, о чем он утверждает в кассационной жалобе.

Из материалов уголовного дела видно, что гражданские иски потерпевшими Ю и К были заявлены в ходе предварительного следствия; Порубов и Колесников знали о предъявленных к ним со стороны потерпевших гражданских исках, и на основании постановлений следователя были привлечены в качестве гражданских ответчиков (т.2 л.д. 126, 127). Права как гражданских ответчиков им были разъяснены как следователем в ходе предварительного следствия, так и судьей в подготовительной части судебного заседания (т.7 л.д.73). Гражданский иск потерпевшей К был заявлен до начала судебного следствия. При этом заявительница была признана гражданским истцом, а подсудимые Порубов и Колесников - гражданскими ответчиками (т.7 л.д. 74). Согласно ч.2 ст.44 УПК гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве дела в суде первой инстанции. Порубову и Колесникову судом была предоставлена возможность реализовать свои права, предусмотренные ст.54 УПК РФ, в том числе право возражать против предъявленных гражданских исков и давать объяснения и показания по существу этих исков.

Гражданские иски обоснованы допустимыми доказательствами.

Размер гражданских исков, подлежащих выплате осужденными в пользу потерпевших, судом установлен правильно.

Техническая ошибка в написании фамилии Порубова в исковом заявлении К , на что обращает внимание осужденный в своей кассационной жалобе, не является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим за собой отмену или изменение приговора.

Наказание осужденным назначено судом справедливое.

Состояние здоровья Порубова, в том числе органическое расстройство личности, учтено судом в порядке ст.61 УК РФ при назначении ему наказания Оснований для смягчения наказания Порубову, а также для смягчения наказания Коолесникову за преступление, предусмотренное ст.111 ч.З п. «а» УК РФ, судебная коллегия не усматривает, поскольку наказание им назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также данных о личности каждого из них, обстоятельств, смягчающих наказание.

Судебная коллегия исключает из описательно-мотивировочной части приговора указание об учете судом отягчающих наказание обстоятельств, поскольку таковых по делу судом первой инстанции не установлено.

Само по себе исключение допущенной в приговоре ошибочной формулировки суда не является основанием для смягчения осужденным наказания.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Приговор Иркутского областного суда от 11 мая 2007 года в отношении Колесникова Д В в части осуждения по ст.ст. 33 ч.5, 30 ч.З и 105 ч.2 п. «к» УК РФ отменить и дело в этой части прекратить за отсутствием в деянии состава преступления; исключить из приговора указание о назначении Колесникову Д.В. наказания по правилам ст.69 ч.З УК РФ; отменить приговор в части взыскания с Колесникова Д.В. в пользу К рублей денежной компенсации морального вреда; тот же приговор изменить: исключить из его описательно-мотивировочной части указание об учете судом отягчающих наказание обстоятельств; в остальном приговор в отношении Колесникова Д.В. в части его осуждения по ст. 111 ч.З п. «а» УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, а также приговор в отношении Порубова А С - оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 66-О07-109

УК РФ Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 54. Гражданский ответчик
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх