Дело № 66-О07-98

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 января 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-О07-98

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 января 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Линской Т.Г.
судей Ермолаевой Т.А., Боровикова В.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Александрова А.Ю., Антонова А.Л., адвокатов Исмаилова А.Ю., Ипатьева А.В., потерпевшего Б . и его представителя - адвоката Апхолова А.В. на приговор Иркутского областного суда от 23 июля 2007 года, по которому АЛЕКСАНДРОВ А Ю осуждён к лишению свободы: по ст. 222 ч.З УК РФ - на 5 лет; по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ - на 10 лет; по ст. 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ - на 14 лет.

В силу ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; АНТОНОВ А Л осуждён к лишению свободы: по ст. 222 ч.З УК РФ - на 5 лет; по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ - на 10 лет; по ст. 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ - на 14 лет.

В силу ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осуждённого Александрова, поддержавшего доводы жалоб и просившего об отмене приговора, осуждённого Антонова, поддержавшего жалобы и заявившего об отсутствии умысла на убийство Т , выступление адвоката Витебского С.Л. в защиту интересов осуждённого Александрова, просившего об отмене приговора (доводы выступления приобщены в письменном виде), возражения прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Антонов и Александров признаны виновными в том, что в составе организованной группы совершили по найму убийство общеопасным способом гр. Т и покушение на убийство гр. Б . при тех же обстоятельствах; а также незаконно хранили и перевозили огнестрельное оружие и боеприпасы.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах в В кассационных жалобах: - адвокат Исмаилов А.Ю. в защиту интересов осуждённого Александрова просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение.

Считает, что выводы суда не соответствуют материалам дела, судом в основу приговора положены недопустимые доказательства: заключения экспертов При этом адвокат указывает о невозможности утверждать, что след пальца (фото в экспертизе был обнаружен именно на затворе конкретного автомата, а не на другом предмете; ссылается на противоречия в количестве дактокарт Александрова, в т.ч. без подписи, в связи с чем невозможно утверждать, что следы пальцев рук на них принадлежат Александрову. Источник происхождения дактокарт не известен.

«Признательные» показания свидетелей К З и Б в ходе расследования дела, положенные в основу приговора, являются недопустимыми доказательствами, поскольку были получены с участием «дежурных адвокатов», назначение которых произведено с нарушением норм УПК РФ. Адвокаты, осуществлявшие защиту указанных лиц, не уведомлялись следователем, права допрашиваемым лицам в полном объёме не разъяснялись, в частности, не разъяснялось, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств. Приговор построен на предположениях, судом дана односторонняя и необъективная оценка доказательств, не опровергнуты в приговоре доводы защиты; - осуждённый Александров выражает несогласие с приговором. Со ссылкой на показания допрошенных в суде в качестве свидетелей С З З К утверждает об отсутствии какой-либо организованной преступной группы.

Не доказана его вина в преступлении, связанном с незаконным оборотом оружия.

Не согласен с оценкой, данной судом записке Антонова, и показаниям свидетелей С и Н . Суд положил в основу приговора недопустимое доказательство - заключение эксперта М протоколы осмотра места происшествия от 5 сентября 2003 года, показания З К Б в ходе следствия, и не принял во внимание показания потерпевшего Б , который видел стрелявших в него людей, и показания свидетеля К давшей описание преступников.

В дополнениях, по существу излагая аналогичные доводы, излагает обстоятельства, связанные с оказанием давления на Антонова с целью написания им записки, на которую суд сослался в приговоре, и на незаконные методы следствия. Вновь выражает несогласие с оценкой, данной судом показаниям К Подвергает сомнению протоколы опознания, оспаривает допустимость акта экспертизы о наличии фрагмента следа пальца руки на автомате.

В обоснование своих доводов приводит подробное изложение доказательств, давая им свою оценку. Не согласен с оценкой его доводов об «алиби», с оценкой, данной записке Баженова, считает, что оглашённые в ходе судебного заседания протоколы следственных действий свидетельствуют о незаконности действий сотрудников правоохранительных органов; не доказан мотив убийства по найму. Просит отменить приговор и признать его невиновным; - адвокат Ипатьев А.В. в защиту интересов осуждённого Антонова просит приговор отменить и оправдать Антонова в связи с непричастностью к преступлениям. Суд в приговоре не учёл показания свидетеля К в части описания лиц, совершивших преступления, не указаны в приговоре и не оценены показания свидетелей Ш , Е ; - осуждённый Антонов выражает несогласие с приговором, считает его необоснованным, т.к. судья не принял во внимание показания свидетеля К в части описания внешности лиц, совершивших нападение на Б , которое не соответствует внешности осуждённых, не дана оценка показаниям свидетелей Е , Ш , кроме того считает приговор чрезмерно суровым. Просит приговор отменить и оправдать его ввиду непричастности к преступлениям.

В дополнениях Антонов, оспаривая обоснованность и законность приговора, ссылается на нарушение своих прав ввиду раздельного рассмотрения дела в отношении него и Александрова и дела в отношении С и других лиц. Считает недоказанным мотив убийства - по найму, на что, по его мнению, обращала внимание и сторона обвинения.

Считает недопустимым доказательством записку, выполненную им на двух листах, считает, что выводы эксперта-почерковеда и эксперта-психолога ставят под сомнение выводы суда. Ссылается на написание её под физическим и психологическим давлением сокамерников, в частности, Е , опасаясь за свою жизнь. Эти доводы, по его мнению, подтверждаются показаниями свидетеля С , Н выводами судебно-медицинской экспертизы.

Оспаривает допустимость признанного доказательством протокола осмотра места происшествия от 5 сентября 2003 года (т. 1 л.д. 115-140).

Не согласен с оценкой показаний специалиста Г и свидетелей, допрошенных по данному протоколу. Понятой Т незаконно являлся таковым.

Считает недопустимым доказательством автомат Калашникова № т.к. с места происшествия был изъят другой автомат.

Считает недопустимым доказательством экспертизы, проведённые экспертом М от 12 декабря 2003 года и 3 сентября 2004 года), ссылается на несоответствие акта экспертизы нормам УПК РФ. Протокол опознания его свидетелем Ш по ксерокопии фотографии (т.2 л.д. 145- 152) является недопустимым со ссылкой на нарушение ст. 193 УПК РФ.

Суд неправильно оценил показания потерпевшего Б не принял во внимание данное им описание внешности лиц, стрелявших в него, не совпадающее с внешностью осуждённых, а также показания свидетеля К , чем нарушил положения ст. 380 УПК РФ.

Считает, что суд при постановлении приговора не учёл показания С , отрицавшего причастность к преступлению, показаниям свидетеля Е не дал оценки; сослался в приговоре на недопустимое доказательство - показания К З и Б на следствии; считает, что в протоколе выемки (т. 1 л.д. 226-228) и заключении судебно- медицинской экспертизы (т.1 л.д. 98-109) имеются противоречия; не дано оценки версии мотива убийства Т считает, что в приговоре изложены «выписки и фразы», не исследованные в судебном следствии, считает, что суд дал неправильную квалификацию действий, и с учётом всех обстоятельств просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование своих доводов в кассационных жалобах и дополнениях подробно излагают фактические обстоятельства дела, обстоятельства, связанные с расследованием дела и рассмотрением его в судебном заседании, приводят изложение доказательств и дают им свою оценку; - потерпевший Б приговор считает незаконным, необоснованным, т.к. выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Утверждает, что стрелявшие в него лица - это не Антонов, не Александров, не свидетель З , и они на них не похожи. Поскольку он ранее видел осуждённых, то уверен, что это не они стреляли в него. Это подтверждает и свидетель К . Суд в приговоре не дал оценки его и свидетеля К объяснениям в части описания внешности преступников. Считает, что были нарушены его процессуальные права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, - он не участвовал во многих судебных заседаниях, был лишён возможности задавать вопросы допрашиваемым лицам, отклонено его ходатайство о предоставлении протокола судебного заседания (проведённых в его отсутствии). Считает, что осуждены непричастные к преступлению лица, а настоящие преступники не установлены. Просит приговор отменить и дело в отношении Александрова и Антонова прекратить; - адвокат Апхолов А.В. в интересах потерпевшего Б оспаривает обоснованность приговора, считая, что судом незаконно признаны виновными в преступлении непричастные лица. Ссылается на незаконное рассмотрение дела Антонова и Александрова раздельно, усматривая в этом нарушение прав потерпевшего, в приговоре приведены недопустимые доказательства, вещественное доказательство - протокол допроса З по другому делу, когда он был допрошен с «дежурным» защитником, заключение дактилоскопической экспертизы; не дано оценки показаниям свидетеля К в части описания внешности преступников, не дано никакой оценки фактам незаконного содержания Б , З и К в одной камере с лицами, оказывающим негласную оперативную помощь.

Вследствие вышеуказанных нарушений потерпевший Б был лишен возможности требовать привлечения к ответственности виновных лиц. Адвокат просит об отмене приговора.

Государственный обвинитель Плахотнюк СМ. принес возражения на жалобы, полагая изложенные в них доводы необоснованными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, выдвинутые кассаторами в кассационных жалобах и в судебном заседании кассационной инстанции, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Антонова и Александрова в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями допрошенных по делу свидетелей К З , Б данных ими в ходе расследования дела о совершённых ими и осуждёнными по настоящему делу Антоновым и Александровым.

Суд обоснованно признал их показания достоверными, соответствующими действительности сведениями о событии преступления и лицах, его совершивших, за исключением отрицания каждым из них своего желания в результате выслеживания убить потерпевших путём их расстрела, последующего сокрытия З - С З Александрова, Антонова, умаление Б своей роли и степени своего участия в организованной группе в расстреле Б и Т .

Доводы К З , Б о том, что они дали «признательные» показания в результате незаконного воздействия на них со стороны сотрудников правоохранительных органов, опровергнуты исследованными материалами уголовного дела, данными прокурорских проверок, проведённых по их заявлениям.

В ходе судебного следствия проверялся довод Антонова о незаконном воздействии на него со стороны сокамерников и не нашел своего подтверждения., т.к. опровергается данными судебно-медицинского освидетельствования, сообщением СИЗО, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Показания Б объективно подтверждаются исследованной в судебном заседании межкамерной перепиской между Б и С о чём подробно указано в приговоре.

Приговор содержит подробные и аргументированные выводы суда о признании показаний Б и межкамерной переписки допустимыми доказательствами.

Показания Антонова и Александрова о том, что они не совершали инкриминируемых им преступлений, суд правильно оценил критически, как способ уйти от уголовной ответственности, поскольку они опровергаются приведёнными в приговоре доказательствами.

Обоснованно суд сослался и на показания потерпевшего Т свидетелей Н , Л П , Л Т С , Т К В , Г Ш свидетеля под псевдонимом «С Их показания объективно подтверждаются проведёнными экспертными исследованиями, протоколами осмотра места происшествия и осмотра предметов и документов, показаниями экспертов М Ш , которые подробно изложены и проанализированы в приговоре.

Суд обоснованно критически оценил показания потерпевшего Б который в ходе предварительного и судебного следствия пытался помочь избежать уголовной ответственности Антонову, Александрову, давая показания о том, что это не они покушались на его жизнь.

Эти показания Б являются надуманными и данными с целью сокрытия Антонова и Александрова от правосудия. Из дела видно, что С в день задержания Б привёз его с адвокатом в прокуратуру для дачи показаний в пользу Б , З , З и К что также соответствовало интересам С Об этом в судебном заседании показали свидетели С С , Ч , В и Н .

Согласно заключению судебно-психологической экспертизы, заявление Б сделанное на видеозаписи о якобы непричастности Б З З и К к покушению на него, потерпевший сделал, заранее заучив текст обращения, что также подтверждает правильность оценки, данной судом его показаниям.

Оснований не доверять выводам эксперта-психолога и эксперта- почерковеда не имеется.

Нет оснований согласиться с доводами о том, что как на единственное доказательство совершения преступления по найму, имеющее преюдициальное значение, суд сослался на обстоятельства, установленные приговором Иркутского областного суда от 25.12.06 г. в отношении С и других.

Обстоятельства, предусмотренные ст.73 УК РФ, в т.ч. место, время, мотив и иные обстоятельства были установлены судом при рассмотрении настоящего дела на основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. При таких обстоятельствах ссылка в настоящем приговоре на то, что другие лица были осуждены приговором Иркутского областного суда от 25 декабря 2006 г. (в настоящее время уже вступившим в законную силу) не может быть признана нарушением уголовно- процессуального закона, влекущим отмену либо изменение приговора в отношении Александрова и Антонова.

В деле (т.т. 15-20) имеется подлинник протокола судебного заседания, подписанный председательствующим и секретарем, а в т.22 находится заверенная в надлежащем порядке его копия.

Ссылка на отсутствие в приговоре сведений об участии в деле государственного обвинителя В не может быть признана основанием к отмене приговора. Действительно, дело было начато рассмотрением с участием двух государственных обвинителей - В и Плахотнюка. Однако, с 9.03.07 года В более не принимал участия в рассмотрении дела, а поэтому указание в приговоре одного лишь Плахотнюка поддерживавшего обвинение и выступавшего в судебных прениях, не противоречит требованиям ст.ст. 306, 307 УПК РФ.

С доводами о том, что в приговоре нет обоснования «организованной группы» нельзя согласиться, поскольку суд в приговоре привел основания, по которым признал наличие «организованной группы», указав ее конкретные признаки, соответствующие установленным фактическим обстоятельствам дела и требованиям уголовного закона.

В резолютивной части приговора указаны преступления, в которых осуждённые признаны виновными, в т.ч. и по закону, предусматривающему ответственность за совершение преступления «организованной группой».

Вопреки утверждению защиты, суд обосновал свой вывод о том, что убийство Т явилось эксцессом исполнителя со стороны Александрова и Антонова, поскольку из исследованных судом доказательств не следовало, что оно охватывалось умыслом С . Выводы суда в этой части приговора мотивированы.

Нельзя согласиться с доводами о том, что суд отвергая алиби Антонова, не принял мер к устранению противоречивости показаний свидетелей в этой части, поскольку в приговоре проанализированы и оценены показания свидетеля Е , на которую ссылался Антонов в подтверждение алиби и которая будучи допрошенной при расследовании дела и в суде дала противоречивые показания.

Нет оснований согласиться с доводами о том, что показания свидетелей С З , З признаны ложными «без объяснения причин таких выводов», поскольку к такому выводу суд пришёл, как это следует из описательно-мотивировочной части приговора, на основании анализа и оценки совокупности всех доказательств, собранных по делу.

Доводы о том, что, оценивая показания свидетелей С , З З в суде как ложные, суд в приговоре не привёл этих показаний, необоснованны. В приговоре указано, что З в суде заявил, что оговорил себя и других, К в суде отказался от дачи показаний, а С и З отрицали причастность Александрова и Антонова к преступлению.

Кроме того, в приговоре указано, что эти лица заявляли и о незаконных методах следствия, что также оценено судом в приговоре. Право на защиту при допросе свидетелей на следствии нарушено не было.

Нельзя согласиться и с тем, что не проверялось алиби осуждённого Александрова. Суд обоснованно указал в приговоре, что алиби проверено и отвергнуто, поскольку выдвинутые Александровым доводы, не нашли своего подтверждения, хотя судом в ходе судебного разбирательства были приняты все меры для их проверки, о чём свидетельствуют истребованные и приобщённые в ходе судебного заседания документы.

Доводы о том, что суд «без основательно» отверг доводы потерпевшего о том, что нападение на него совершили другие лица, несостоятельны, поскольку данный вывод судом сделан на основании совокупности доказательств, указанных в приговоре, которые опровергают данное утверждение потерпевшего.

Вызов эксперта в судебное заседание и его допрос в ходе судебного разбирательства не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия считает, что приговор соответствует требованиям ст.307 УПК РФ. Оценка доказательств произведена судом с учётом требований ст.ст. 17, 88 УПК РФ и сомнений в своей объективности не вызывает. В основу приговора положены только допустимые доказательства. Оснований, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, для признания их недопустимыми, в т.ч. и вещественных доказательств, не установлено.

Доводы о незаконности приговора вследствие необоснованно раздельного рассмотрения дела в отношении Александрова и Антонова от дела в отношении С и других лиц, Судебная коллегия не может признать обоснованными.

Уголовное дело в отношении Александрова и Антонова было выделено в отдельное производство в связи с тем, что они скрылись, и в отношении них был объявлен розыск. Приостановление производства по делу в отношении других обвиняемых не соответствовало бы требованиям закона о разумных сроках рассмотрения дела и содержания их под стражей.

Александров и Антонов были задержаны в то время, когда по делу в отношении других обвиняемых уже шло судебное разбирательство и суд не вправе был направить уголовное дело прокурору для решения вопроса о соединении этих дел в одно производство.

Доводы о нарушении процессуальных прав потерпевшего Б не основаны на материалах дела.

Потерпевший Б как это следует из материалов дела, находится под стражей, ему было предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления и дело в отношении него рассматривалось судом I инстанции.

Б по настоящему делу присутствовал в судебном заседании, давал показания и принимал участие в исследовании доказательств. Ходатайства Б об ознакомлении с протоколом судебного заседания было удовлетворено, и после изготовления протокола судебного заседания копия протокола ему была вручена, о чем свидетельствует имеющаяся в деле расписка Б Ссылка на то, что он присутствовал не во всех судебных заседаниях, не может быть признана обстоятельством, существенно нарушающим его права и влекущим отмену приговора, поскольку ещё в ходе предварительного слушания потерпевший Б ходатайствовал о том, чтобы участвовать в судебном заседании лишь при его допросе, заявив, что не желает присутствовать на всех судебных заседаниях.

Участие гр. Т в качестве понятого при осмотре а/м » не препятствовало ему участвовать в качестве понятого при осмотре места происшествия, а поэтому нет оснований признать эти доказательства недопустимыми.

Доводы о том, что эксперт Ш не принимала участия в осмотре места происшествия со ссылкой в т.ч. на то, что она не обнаружила отпечатки пальцев на автоматах несостоятельны, т.к. отпечатки были обнаружены лишь при производстве экспертизы с применением специальных методов. Участие Ш в осмотре места происшествия подтвердили и свидетели, что отражено в приговоре.

Заключение экспертизы, проведённой экспертом М соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ.

Судом был тщательно исследован вопрос, касающийся как квалификации эксперта М так и наличия у него права на проведение экспертизы, что оспаривается в жалобах. Имеющиеся в деле документы свидетельствуют о том, что эксперт М имел право на проведение экспертных исследований.

Указанные защитой обстоятельства не ставят под сомнение эти выводы суда.

Утверждение Антонова о недопустимости протокола опознания его свидетелем Ш не ставит под сомнение выводы суда о доказанности его вины в преступлениях, совершённых при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Таким образом, Судебная коллегия признает правильными выводы суда о доказанности вины Александрова и Антонова и считает, что их действиям дана правильная юридическая оценка.

Выводы суда в части квалификации их действий являются обоснованными и аргументированными и признаются Судебной коллегией правильными.

Наказание осуждённым назначено в соответствии с требованиями закона, с учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, всех обстоятельств дела, данных о личности, соразмерно содеянному.

Доводы осуждённого Антонова о том, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, необоснованны, поскольку суд учёл не только обстоятельства, отягчающие вину Антонова (активную роль в совершении группового преступления), но и добровольное сообщение Антонова в письменном виде о совершённом преступлении как фактическое признание им своей вины, признав это смягчающим обстоятельством.

При этом, вопреки доводам защиты, Судебная коллегия не усматривает каких-либо оснований для признания содержащихся в приговоре суда выводов противоречивыми. Суд сослался в приговоре в обоснование своих выводов на показания Антонова в ходе расследования дела, в которых он признавал свою вину, заявив о совершении преступления, а поэтому обоснованно признал данное обстоятельство смягчающим, при этом критически оценив изменение Антоновым показаний в суде.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защиты о том, что суд нарушил требования ст. 67 УК РФ, поскольку, как следует из приговора, им учтены характер и степень фактического участия Антонова и Александрова в совершении группового преступления, а также конкретные смягчающие обстоятельства относительно каждого из осуждённых.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 23 июля 2007 года в отношении Александрова А Ю и Антонова А Л оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 66-О07-98

УК РФ Статья 67. Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 42. Потерпевший
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх