Дело № 66-О10-155

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О10-155

от 7 октября 2010 года

 

Федерации в составе:

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Комарова В.В. и Афанасьевой И.В. на приговор Иркутского областного суда от 29 июня 2010 года, которым

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

осуждена по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ с применением ст.62 УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи осужденного Комарова В.В. и его защитника адвоката Чегодайкина А.Н., осужденной Афанасьевой И.В. и ее защитника адвоката Бондаренко В.Х., просивших об удовлетворении кассационных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модестовой A.A., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Комаров В.В. и Афанасьева И.В. осуждены за совместно совершенное убийство [скрыто]

Судом установлено, что преступление совершено в период времени с 15 часов 7 февраля 2009 г. до утра 8 февраля 2009 года в доме

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные Афанасьева И.В. и Комаров В.В. просят об отмене приговора. Каждый из них утверждает, что осуждены необоснованно, поскольку их вина не доказана; приговор не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял во внимание одни доказательства и отверг другие; выводы суда основаны не на доказательствах, а на предположениях и домыслах; судом не приняты во внимание обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы при решении вопроса об их виновности или невиновности; в частности, судом не принято во внимание то обстоятельство, что при судебно-химическом исследовании трупа потерпевшего [скрыто] следов [скрыто] в его крови экспертами не обнаружено; судебное разбирательство дела велось необъективно и с обвинительным уклоном, с нарушением принципа равенства сторон; протокол осмотра места происшествия в доме, где обнаружен труп потерпевшего, расценивают как недопустимое доказательство, поскольку осмотр жилища был проведен без судебного решения; протокол осмотра «гантели», признанной вещественным доказательством по делу, протоколы опознания потерпевшего, на которые суд сослался в приговоре, осужденные считают недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением требовани^ст.19^УПКРФ^юргхмнению, противоречия в показаниях свидетелей к [скрыто], [скрыто], [скрыто] судом не устранены, и протоколы их допросов являются недопустимыми доказательствами, поскольку их показания нестабильны, непоследовательны и противоречат другим доказательствам по делу; материалы уголовного дела и доказательства работниками милиции и следователем сфальсифицированы, а изъятые с места происшествия вещественные доказательства являются «подложными»; время наступления смерти потерпевшего, а также механизм нанесения ему телесных повреждений, причина смерти потерпевшего - судом не выяснены и доказательствами не подтверждены; имеющиеся в деле заключения судебно-медицинских экспертов, проводивших исследования трупа потерпевшего, а также исследовавших предметы, являющиеся вещественными доказательствами по делу, носят предполо-жртг^ьныйГвероятностный) характер; в основу приговора положены показания /щШШШ^Л, данные на предварительном следствии, от которых она в суде отказалась, объяснив это тем, что они не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку получены под давлением следователя и в результате применения к ней незаконных методов ведения следствия; судом также безосновательно приняты во внимание показания [скрыто], данные на предварительном следствии и не подтвержденные им в судебном заседании.

Кроме того, как указывает осужденная Афанасьева И.В. в жалобах, представленная суду характеристика ее личности не соответствует действительности; ее задержание по подозрению в совершении преступления произведено с нарушением требований ст.92 УПК РФ; судом нарушено ее право на защиту, поскольку адвокат Овсянников A.B. не был ознакомлен с материалами дела , не оказывал ей юридической помощи, неэффективно осуществлял ее защиту в суде и стал на сторону обвинения. Суд необоснованно не удовлетворил ее ходатайство об отказе от адвоката Овсянникова A.B. Утверждает, что от адвоката [скрыто] - она (Афанасьева И.В.) отказалась вынужденно. Суд не дал ей возможности высказаться по существу предъявленного обвинения, не предоставил достаточного времени для подготовки к выступлению в прениях сторон, а также ограничил ее во времени ознакомления с материалами уголовного дела, которое ей было необходимо для написания кассационной жалобы и подготовки своей защиты в суде кассационной инстанции. В жалобе и дополнениях к ней Афанасьева И.В. ссылается на исследованные в судебном заседании доказательства, гюлагая:_что ее вина не доказана. Ставит под сомнение показания эксперта [скрыто] Н-? свидетеля [скрыто] считая их надуманными и противоречащими другим доказательствам по делу. Утверждает, что в протоколе судебного заседания не отражены все ее ходатайства и заявления, с которыми она обращалась к суду, в том числе и ее заявление о желании дать показания суду.

Осужденный Комаров В.В. также в жалобе и дополнениях к ней подробно излагает показания допрошенных в судебном заседании лиц, приводит содержание других доказательств и заявляет о своей непричастности к убийству потерпевшего. По его мнению, суд в приговоре исказил сведения, полученные от эксперта [скрыто] и сделал произвольные выводы, не основанные на доказательствах. Суд принял во внимание недостоверные показания заинтересованных в исходе дела лиц: работников милиции [скрыто] и [скрыто]

которые, как он утверждает, незаконно вторглись в жилище, где был обнаружен труп потерпевшего, и сфальсифицировали доказательства по делу; выводы комплексной психолого-психиатрической экспертизы о его ( Комарова) вменяемости считает необоснованными, поскольку экспертам, которые дали данное заключение, для исследования была предоставлена медицинская документация, не соответствующая действительности; экспертиза проведена с нарушением закона, поскольку заключение экспертизы было дано раньше, чем вынесено постановление следователя о ее назначении ; с постановлением о назначении экспертизы он был ознакомлен после ее проведения, чем было нарушено его право на защиту. В протоколе судебного заседания искажены показания допрошенных в судебном заседании лиц.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Вывод суда о виновности Комарова В.В. и Афанасьевой И.В. в убийстве [скрыто] основан на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В частности, их вина подтверждается собственными показаниями, данными на предварительном следствии, где они рассказывали об обстоятельствах избиения потерпевшего [скрыто]

Приведенные Афанасьевой обстоятельства совершенного преступления она подтвердила на месте происшествия при их проверке.

Показания Комарова В.В. и Афанасьевой И.В., данные на предварительном следствии, обоснованно признаны судом достоверными в той части, в которой они подтверждены другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места происшествия в доме, где проживали Комаров В.В. и Афанасьева И.В. в малой части коридора, отделенного от основного коридора дверью, был обнаружен [скрыто] труп мужчины, который, как позже выяснилось,

являлся трупом Н [скрыто]

Труп потерпевшего был опознан свидетелем [скрыто] Потерпевшая [скрыто] погибшего) рассказала об обстоятельствах исчезновения а также одежде, в которой он ушел из дома. Из заключения молекулярно-генетической судебной экспертизы следует, что [скрыто] может приходиться биологической мужчине, труп которого был обнаружен в с [скрыто]

В ходе осмотра места происшествия около трупа был обнаружен нож, а также множество следов, похожих на кровь. В комнате Афанасьевой и Комарова обнаружена гантель, о которой рассказывала Афанасьева как об орудии убийства потерпевшего.

Свидетель (очевидец преступления), как следует из прото-

кола опознания, опознала изъятую с места происшествия металлическую гантель, пояснив, что именно этой гантелей Афанасьева наносила удары по голове и другим частям тела [скрыто] -

При осмотре в судебном заседании вещественных доказательств свидетель [скрыто] узнал гантель, изъятую с места происшествия, пояснив, что именно такую гантель он видел в комнате подсудимых.

Из заключения судебно-биологической экспертизы вещественных доказательств следует, что на гантели и на ноже, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь, которая произошла от Н [скрыто] На ноже с рукояткой черного цвета также обнаружены следы пота с примесью крови, происхождение которых не исключается за счет следов пота Комарова В.В., Афанасьевой И.В. и крови [скрыто]

Согласно протоколу предъявления предмета для опознания, свидетель [скрыто] опознал куртку-пуховик, обнаруженную в секции, где проживали Комарова и Афанасьев, пояснив, что именно в этой куртке он видел потерпевшего [скрыто] 7 февраля 2009 г.

Согласно заключениям трассологической и биологических экспертиз на отрезках обоев, изъятых с места происшествия - стен коридора комнаты Афанасьевой и общего коридора секции на шторах, наволочке из комнаты Афанасьевой имеются следы крови потерпевшего [скрыто] в виде пятен,

брызг, мазков, потеков, что обосновано судом признано как свидетельство того, что причинение смерти [скрыто] произошло именно в этом помещении.

Кровь потерпевшего обнаружена и на одежде Комарова и Афанасьевой, изъятой с места происшествия и у самих осужденных.

Кроме того, вина Комарова В.В. и Афанасьевой И.В. в убийстве

подтверждена показаниями свидетелей [скрыто] явившихся очевидцами избиения осужденными Комаровым В.В. и Афанасьевой И.В. потерпевшего [скрыто]

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Комарова и Афанасьевой в совместном убийстве

Мотив преступления и обстоятельства его совершения, судом установлены правильно.

Также на основании исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе заключения судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего, показаний эксперта [скрыто] судом правильно установлены время совершения преступления, а также механизм нанесения потерпевшему телесных повреждений и причина его смерти.

Доводы осужденных о том, что на предварительном следствии они вынужденно оговорили себя в избиении потерпевшего под психологическим принуждением, судом первой инстанции были проверены и обоснованно отвергнуты.

Судом установлено, что какое-либо принуждение к Комарову В.В. и Афанасьеву И.В. на предварительном следствии не применялось.

Они были допрошены в присутствии адвокатов, то есть в условиях, исключающих возможность оказания на них давления. При этом в протоколах следственных действий, проводимых с их участием, которые были исследованы в судебном заседании, не содержится каких-либо заявлений, замечаний и ходатайств со стороны допрашиваемых и их защитников о нарушении прав подозреваемого или обвиняемого.

При таких обстоятельствах суд признал достоверными показания подсудимых, данные ими на предварительном следствии, а их попытку опорочить собственные показания - несостоятельной и как способ защиты с целью избежать уголовной ответственности за содеянное.

Как видно из материалов дела, задержание Афанасьевой И.В. и Комарова В.В. по подозрению в совершении преступления проведено с соблюдением требований ст.92 УПК РФ.

Приведенные в жалобах доводы осужденных, касающиеся законности возбуждения уголовного дела, допустимости доказательств, в том числе протокола осмотра места происшествия, отсутствия [скрыто] в крови потерпевшего -судом первой инстанции проверены и надлежаще оценены в приговоре.

Все доказательства, на которые сослался суд в приговоре в обоснование своих выводов, являются допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, и в своей совокупности явились

достаточными для признания Комарова В.В. и Афанасьевой И.В. виновными в инкриминированном им преступлении.

Каких-либо противоречий в выводах суда, или же не устраненных судом противоречий в доказательствах, которые исследовались в судебном заседании и получили оценку в приговоре, из материалов дела не усматривается.

Изложенные в кассационных жалобах осужденных доводы в большей части сводятся к критике тех доказательств, которые уже получили соответствующую оценку суда.

Все ходатайства стороны защиты Комарова В.В. и Афанасьевой И.В. о признании доказательств недопустимыми судом первой инстанции были рассмотрены и обоснованно отклонены мотивированными определениями.

Показаниям эксперта [скрыто] а также показаниям свидетелей, на которых осужденные ссылаются в жалобах, суд в совокупности с другими доказательствами правильно оценил в приговоре.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда, изложенными в приговоре, поскольку они является обоснованными.

Вопреки доводам жалоб Комарова В.В. и Афанасьевой И.В., данных, которые бы свидетельствовали о фальсификации доказательств следователем или работниками милиции, из материалов дела не усматривается.

Кроме того эти доводы осужденных являются явно надуманными, поскольку их вина в совершении преступлений подтверждена совокупностью доказательств, приведенных в приговоре, которые получены с соблюдением уголовно-процессуального закона.

Каких-либо оснований для оговора осужденных у свидетелей, явившихся очевидцами преступления, а также у свидетелей, являющихся работниками милиции, судом не установлено.

Доводы жалоб осужденных о нарушении судом права на защиту, а также принципов состязательности, равноправия сторон и беспристрастности суда -неосновательны, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, таких нарушений судом не допущено.

Все ходатайства, которые были заявлены сторонами обвинения и защиты в ходе судебного разбирательства дела председательствующим по делу судьей ставились на обсуждение участников процесса и по результатам их рассмотрения судом принимались законные и обоснованные решения.

Участникам процесса, в том числе и подсудимым, председательствующим судьей была предоставлена возможность непосредственно участвовать в судебном разбирательстве дела, представлять суду доказательства, а также обосновывать свою позицию по вопросам, имеющим отношение к делу.

Утверждение осужденной Афанасьевой И.В. о том, что в суде было допущено нарушение ее права на защиту - не основано на материалах дела.

Из протокола судебного заседания видно, что Афанасьева была обеспечена защитником при рассмотрении ее дела в суде.

От адвоката [скрыто] она отказалась по собственной инициативе и просила назначить ей другого адвоката - Овсянникова A.B. Каких-либо сведений о том, что ее отказ от адвоката 0 [скрыто] был вынужденным, Афа-

насьева И.В. суду первой инстанции не сообщала, и из материалов уголовного дела этого не следует.

Утверждение осужденной о том, что адвокат Овсянников A.B. не был ознакомлен с материалами уголовного дела - неосновательно, поскольку в деле имеется его заявление о том, что с материалами уголовного дела он ознакомлен (т.9л.д.184).

Доводы осужденной о том, что указанный адвокат не оказывал ей юридической помощи, неэффективно осуществлял ее защиту в суде и стал на сторону обвинения - голословны, поскольку из протокола судебного заседания видно, что защита подсудимой Афанасьевой И.В. адвокатом Овсянниковым A.B. осуществлялась профессионально, согласно полномочий, предусмотренных ст.53 УПК РФ, и нарушений Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» им не допущено.

То обстоятельство, что суд впоследствии не принял ее отказа от защитника, нарушением уголовно-процессуального закона не является.

Согласно ст.52 ч.2 УПК РФ отказ от защитника не обязателен для суда.

Кроме того, согласно ст.51 УК РФ по данной категории дел, участие защитника в суде является обязательным.

Доводы жалобы осужденной Афанасьевой И.В. о том, что суд не дал ей возможности высказаться по существу дела, не предоставил достаточного времени для подготовки к выступлению в прениях сторон, а также после вынесения приговора ограничил ее во времени ознакомления с материалами уголовного дела - не подтверждаются материалами дела.

Как видно из протокола судебного заседания, суд предоставил Афанасьевой возможность дать показания по существу предъявленного обвинения, а также выступить в прениях сторон и с последним словом. Она также имела возможность задавать вопросы допрашиваемым в суде лицам.

От дачи показаний Афанасьева И.В. в суде отказалась, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции Российской Федерации (т. 11 л.д.85).

В прениях сторон подсудимая Афанасьева И.В. выступила с речью. Перед этим судом было удовлетворено ее ходатайство о предоставлении ей времени для подготовки к выступлению в прениях, в связи с чем в судебном заседании был объявлен перерыв. После перерыва каких-либо заявлений по поводу недостаточности времени для подготовки к участию в прениях подсудимая Афанасьева суду не делала (т. 11 л .д. 187-191).

С последним словом она также выступила перед судом (т.11 л.д.214-215).

Таким образом, право на защиту Афанасьевой И.В. в суде нарушено не

было.

После вынесения приговора суд удовлетворил ее ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела для подготовки к защите в суде кассационной инстанции.

Об ознакомлении осужденной с материалами дела свидетельствует график ознакомления (т. 12 л.д.55).

Утверждение осужденного Комарова В.В. о том, что заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы было дано раньше, чем вынесено постановление следователя о ее назначении, не основано на материалах дела.

Из материалов уголовного дела следует, что постановление следователя о назначении данной экспертизы было вынесено 8 апреля 2009 г. (т.З л.д.166), а экспертиза проведена и экспертное заключение получено 2 июня 2009 г. на основании указанного постановления следователя (т.З л.д.172-175).

То обстоятельство, что с постановлением о назначении экспертизы Комаров был ознакомлен после ее проведения, нарушением его права на защиту в данном конкретном случае не является.

Как видно из материалов дела, после ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, Комаров В.В. и его защитник не заявляли ходатайств о постановке перед экспертами дополнительных вопросов, а также не заявляли ходатайств об отводе экспертов.

Что касается доводов осужденного о необоснованности выводов экспертов, то эти доводы не основаны на материалах дела.

Имеющееся в деле заключение комплексной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Комарова В.В., получено с соблюдением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, соответствует требованиям ст.204 УПК РФ, поэтому обоснованно принято во внимание судом при решении вопроса о его вменяемости.

Каких-либо оснований ставить под сомнение объективность данного заключения экспертов, или оснований для назначения повторной экспертизы в отношении Комарова В.В., у суда не было.

Вопреки доводам осужденного, как видно из заключения экспертизы, экспертами исследовались как материалы уголовного дела, так медицинская документация, в частности, заключение судебно-психиатрических экспертов

медицинская карта [скрыто]. С самим Комаровым В.В. экспертами также проводились беседы.

Утверждение осужденного о том, что экспертам для исследования была предоставлена медицинская документация, не соответствующая действительности, ничем объективно не подтверждено.

Доводы осужденных Комарова и Афанасьевой о том, что приговор суда не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, неосновательны, поскольку приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам жалоб осужденных, в приговоре не искажены показания эксперта [скрыто] и ДРУГИХ допрошенных в судебном заседании лиц; всем доказательствам, рассмотренным судом, дана правильная юридическая оценка.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям, предусмотренным ст.259 УПК РФ.

Поданные осужденными замечания на протокол судебного заседания председательствующим по делу судьей были рассмотрены в соответствии со ст.260 УПК РФ и обоснованно отклонены мотивированными постановлениями.

Действия осужденных Комарова В.В. и Афанасьевой И.В.судом юридически квалифицированы правильно.

Статьи законов по Делу № 66-О10-155

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 51. Ограничение по военной службе
УПК РФ Статья 52. Отказ от защитника
УПК РФ Статья 53. Полномочия защитника
УПК РФ Статья 92. Порядок задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх