Дело № 66-О11-154

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 января 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Чакар Рита Сояновна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О11-154

от 12 января 2012 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Никулищиной A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Рутковского И.Н., Батезата B.C., Валеева А.Р., защитников - адвокатов Аминовой Г.В., Синчуриной О.С., Дучинского А.Б. на приговор Иркутского областного суда от 21 октября 2011 года, которым

Рутковский [скрыто]

осужден п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ №73 от 21.07.2004 года) к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Батезат [скрыто]

осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ №73 от 21.07.2004 года) к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Валеев A IP

осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Ф3№73 от 21.07.2004 г.) к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Рутковский И.Н., Батезат B.C., Валеев A.B. признаны виновными и осуждены за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено 6 октября 2009 года в

[скрыто] при [скрыто]

установленных судом обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Чакар P.C., объяснения осужденных Рутковского И.Н., Батезата B.C., Валеева A.B., выступление защитников - адвокатов Волобоевой Л.Ю., Крапухина СВ., Озеровой И.Л., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Модестовой A.A., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Рутковский И.Н. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Он не согласен с приговором, который, по его мнению, является незаконным и необоснованным. Считает, что нарушены требования ст.237 УПК РФ при изменении органами следствия обвинения с ч.4 ст.111 УК РФ на п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ. Судом не принято во внимание, что смерть [скрыто] не установлена, не указано орудие

преступления. Судом не были взяты во внимание показания потерпевшей [скрыто] которая показала, что видела многие моменты преступления. В

ходе судопроизводства по делу он неоднократно подавал ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы по показаниям свидетелей, но в материалах дела они отсутствуют;

защитник Аминова Г.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Вывод суда о виновности Рутковского И.Н. в причинении смерти потерпевшему группой лиц по предварительному сговору, является незаконным и необоснованным. Считает, что судом не дано

правильной оценки показаниям других осужденных о том, что Рутковский И.Н. наносил удары потерпевшему доской по голове. Дает свою оценку доказательствам, полагает, что по делу отсутствуют доказательства вины подзащитного в совершении преступления. Полагает, что выводы суда о причинении смерти потерпевшему не являются бесспорными, законными и обоснованными в отсутствие исследования его трупа, который не был найден.Считает. что можно только предполагать, что действия осужденных были направлены на причинение смерти потерпевшему, так как лишь при исследовании трупа можно установить тяжесть телесных повреждений, механизм их образования, причину смерти КЩ

осужденный Батезат B.C. просит отменить приговор, как незаконный и необоснованный, и направить дело на новое судебное разбирательство. Его вина в совершении преступления не доказана. Не установлен предварительный сговор на убийство. Он потерпевшего ранее не знал, поэтому у него не было мотива и умысла на его убийство. Он признает, что оказывал помощь Рутковскому ИН. При его драке с потерпевшим, когда наносил потерпевшему побои. Полагает, что его действия охватываются ч.1 ст.116 УК РФ. После возвращения дела прокурору было незаконно изменено обвинение на более тяжкое. Считает, что место совершения преступления не установлено. Версия о том, что после сталкивания его с моста [скрыто] был жив, не проверена.

Труп потерпевшего не найден. Суд не обратил внимание на то, что по вещам потерпевшего не проведена экспертиза, что исключает возможность утверждать о принадлежности ему вещей и наличии на них его крови. Приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшей. Суд не учел наличие у [скрыто] Ьаболевания сердца. Беспомощное состояние

К I I также не доказано. Считает, что не установлен ряд

обстоятельств, в том числе, когда и каким образом состоялся сговор. Нарушен процессуальный закон в части разъяснения порядка обжалования приговора. Повторно приводит доводы о том, что выводы суда незаконны и необоснованны, дело рассмотрено с нарушениями уголовно-процессуального закона, не установлено, когда состоялся предварительный сговор на убийство, в чем заключалась роль каждого в совершении преступления, а также мотив преступления. Вывод о совершении им убийства является предположительным в отсутствие заключения судебно-медицинской экспертизы. Судом неправильно оценены доказательства, не учтен принцип презумпции невиновности, искажены требования ст. 17 УПК О свободе оценки доказательств, не добыто доказательств совершения им преступления из личных неприязненных отношений, не выявлены причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Считает себя виновным в нанесении побоев. В отсутствие трупа потерпевшего невозможно утверждать о причинно-следственной связи между действиями осужденных и наступившими последствиями. Приговор, кроме того, по мнению осужденного, несправедлив;

защитник Синчурина О.С. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Приговор, по мнению защитника, является незаконным и необоснованным. Не были установлены предварительный сговор, роль каждого в совершении преступления, мотив и умысел на совершение преступления. Полагает, что действия Батезата B.C. должны квалифицироваться как побои, в чем он признает вину. После возвращения дела прокурору обвинение было изменено на более тяжкое, что противоречит требованиям ст.237 УПК РФ. Не установлено место совершения преступления, где именно наступила смерть потерпевшего. Не проверена версия о том, что потерпевший после сталкивания его в воду был жив. Судом не отражено то, что по вещам потерпевшего не проведена экспертиза, в связи с чем, нельзя утверждать об их принадлежности. Приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшей. Судом не учтено наличие у [скрыто] заболевания сердца, о чем сообщила потерпевшая. В отсутствие заключения экспертизы невозможно установить причинно-следственную связь между действиями осужденных и последствиями. Беспомощное состояние [скрыто]. также не доказано. Показания свидетеля [скрыто] оглашены без

согласия Батезата B.C., не установлена личность Рутковского И.Н., который не имеет паспорта. Его подзащитному назначено чрезмерно строгое наказание. Суд не разъяснил в приговоре, что кассационная жалоба подается через Иркутский областной суд. По делу выводы суда не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами, судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, нарушен уголовно-процессуальный закон в части разъяснения порядка обжалования;

осужденный Валеев А.Р. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Приговор является, по его мнению, незаконным и необоснованным. Судом не установлен предварительный сговор, роль каждого в совершении преступления, мотив и умысле на совершение преступления. Он не знал потерпевшего, ни мотива, ни умысла на убийство не имел. Он признает вину в побоях, нанесенных потерпевшему при оказании ему помощи в драке с [скрыто] Его действия должны квалифицироваться

по ч.1 ст.116 УК РФ. После возвращения дела прокурору незаконно было изменено обвинение на более тяжкое. Не установлено место совершения преступления, и где именно наступила смерть потерпевшего. Судом необоснованно отвергнуты показания осужденных о том. Что при сталкивании К х , I с моста он был жив, так как версия об этом не проверена. Труп

потерпевшего не найден, невозможно однозначно утверждать, что наступила его смерть, возможность, что он жив, не исключается. По вещам потерпевшего не проведена экспертиза, в связи с чем, нельзя утверждать об их принадлежности. Приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшей. Судом не учтено наличие у [заболевания сердца, о

чем сообщила потерпевшая. В отсутствие заключения экспертизы невозможно установить причинно-следственную связь между действиями осужденных и

последствиями. Беспомощное состояние К I также не доказано.

Порядок обжалования приговора разъяснен неправильно. Считает, что выводы суда не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами, судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, нарушен уголовно-процессуальный закон в части разъяснения права обжалования приговора;

защитник Дучинский А.Б. просит отменить приговор в отношении Валеева A.B. и направить дело на новое судебное разбирательство. Не были установлены предварительный сговор, роль каждого в совершении преступления, мотив и умысле на совершение преступления. Его подзащитный ранее не знал потерпевшего. Полагает, что действия Валеева A.B. должны квалифицироваться как побои, в чем он признает вину, кутверждая, что делал это в интересах Рутковского И.Н., помогая ему в драке с потерпевшим. После возвращения дела прокурору обвинение было изменено на более тяжкое, что противоречит требованиям ст.237 УПК РФ. Не установлено место совершения преступления, где именно наступила смерть потерпевшего. Валеев А.Р. не сталкивал потерпевшего с моста, в случае наступления смерти от утопления, отсутствует его вина в смерти потерпевшего. Не дано правовой оценки тому, что Валеев А.Р. не сообщил работникам кафе, что другие осужденные повезли тело потерпевшего на мост, так как он их опасался. Труп потерпевшего не найден, нельзя исключить, что он жив. Судом не отражено то, что по вещам потерпевшего не проведена экспертиза, в связи с чем, нельзя утверждать об их принадлежности. Приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшей. Судом не учтено наличие у [скрыто] заболевания сердца, о

чем сообщила потерпевшая. В отсутствие заключения экспертизы невозможно установить причинно-следственную связь между действиями осужденных и последствиями. Беспомощное состояние [скрыто] также не доказано.

Показания свидетеля Я Щ оглашены без согласия Батезата B.C.,

незаконно учтены как доказательство. Его подзащитному назначено чрезмерно строгое наказание. Считает, что выводы суда не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами, судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, нарушен уголовно-процессуальный закон в части разъяснения права обжалования приговора.

В возражении на доводы кассационных жалоб и дополнений к ним государственный обвинитель Пирожкова O.A. приводит свои доводы об их несостоятельности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность осужденных Рутковского И.Н., Батезата B.C., Валеева A.B. в совершении каждым из них конкретных совместных действий в отношении потерпевшего [скрыто] установлена совокупностью исследованных в

судебном заседании доказательств, которые были оценены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, подтверждается, как обоснованно сослался в приговоре суд, первоначальными показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии, выводами экспертов, результатами осмотра места происшествия, протоколами выемок и осмотра вещественных доказательств, показаниями потерпевших и свидетелей.

В основу приговора положены показания потерпевших [скрыто] подтверждающиеся признанными достоверными показаниями

самих осужденных, которые были даны ими ранее на предварительном следствии при допросах, проведенных с соблюдением их процессуальных прав как участников уголовного судопроизводства, в связи с чем, они обоснованно признаны допустимыми доказательствами.

Достоверность показаний осужденных в части признанной судом таковой подтверждается другими доказательствами, в числе которых показания

потерпевших [скрыто] которые были очевидцами

происшествия, показаниями свидетелей [скрыто]

[скрыто] которые видели, как все трое принимали участие в избиении

потерпевшего 6 октября 2009 года возле кафе [скрыто] после ссоры с ним,

показаниями свидетелей [скрыто]

[скрыто] и других.

Допустимость, достоверность, а в совокупности и достаточность приведенных в приговоре доказательств для разрешения уголовного дела по существу не вызывает сомнений, вопреки приведенным в жалобах доводам о неправильной оценке доказательств, отсутствии экспертных исследований и других, с ними связанных.

Доводы, приведенные осужденными в свою защиту, приводились стороной защиты и при рассмотрении уголовного дела по существу в судебном заседании суда первой инстанции, они были тщательно исследованы и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Судом на основе совокупности доказательств правильно установлено, что осужденные действовали в отношении потерпевшего на почве личных неприязненных отношений к нему, возникших в ходе ранее имевшей ссоры в кафе, нанося ему удары руками и ногами вначале возле кафе [скрыто]», когда их действия были прекращены свидетелями, а затем в доме и на улице, куда силой вытащили [скрыто] из дома, где нанесли ему в течение

длительного промежутка времени многочисленные удары кулаками и ногами, одетыми в плотную обувь, по различным частям тела, в том числе в область

расположения жизненно-важных органов человека - голову, в том числе Рутковский И.Н. наносил удары доской с силой, от чего она сломалась, затем все втроем погрузили потерпевшего на тележку с тем, чтобы сбросить его в реку, привезли его на мост, где Рутковский И.Н. и Батезат B.C. сбросили К ш^ в реку с моста, Валеев А.Р. также наносил удары потерпевшему

и возле кафе, и в доме, и на улице ногами по различным частям тела, в том числе и по голове, по указанию Рутковского И.Н. с Батезатом B.C. волоком вытащил К на улицу, где продолжил избиение, и затем участвовал

в погружении его на телегу и перемещении на мост для сбрасывания в реку и утопления, содействуя в этом Рутковскому И.Н. и Батезату B.C.

В частности, из показаний потерпевшей [скрыто] известно, что по

указанию Рутковского И.Н. оба Батезат B.C. и Валеев А.Р. подбежали к ее сыну и стали наносить ему удары руками и ногами по всем частям тела в течение 20 минут, после чего Рутковский сказал им тащить им К 1 на улицу, что

будем там добивать, и Батезат и Валеев вдвоем вытащили [скрыто] на улицу, ей пригрозили, что если она выйдет за ними, ее тоже убьют, она услышала сильный удар, звук ломающейся палки, после чего кто-то из троих сказал, что все, ему конец.

На месте происшествия, как следует из протокола осмотра места происшествия, были обнаружены фрагменты сломанной доски.

Потерпевший [скрыто] показал, что Валеев А.Р. и Батезат B.C.

скинули [скрыто] на пол, заставили его встать, после чего вдвоем

повалили его на пол и стали наносить ему удары ногами и кулаками по различным частям тела, в том числне и по голове, затем по указанию

Рутковского И.Н. волоком вытащили [скрыто] во двор дома, откуда он

слышал стоны К I

Из показаний Батезата B.C. известно, что после избиения потерпевшего Рутковский И.Н. сказал, что нужно везти труп к речке, выкинуть в реку, и они покатили тележку к реке [скрыто], где он с Рутковским И.Н. закатили тележку на мост и скинули труп в реку.

Согласно показаниям Рутковского И.Н., около стоянки он взял тележку,

чтобы загрузить [скрыто] увезти его на мост и скинуть в речку, что они

и сделали, загружали [скрыто] на тележку они втроем

Доводы по том, что [скрыто] жив, что он выплыл при них, суд

обоснованно признал несостоятельными, при этом правильно сослался в приговоре на то, что приведенные доводы опровергаются показаниями потерпевших [скрыто] и [скрыто] свидетелей, данными

материалов розыска потерпевшего, данными осмотра места происшествия об обнаружении обломков доски, со следами крови на них потерпевшего согласно

выводам эксперта, собственными показаниями на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании суда районного звена, в которых они ранее не сообщали о том, что [скрыто] после сброса его с моста в реку

был жив и доплыл на их глазах до острова.

Доводы Рутковского И.Н. в суде о том, что он не наносил удары доской по голове [скрыто] как обоснованно признал суд, опровергнуты

показаниями Батезата B.C. и Валеева А.Р., показаниями потерпевшей [скрыто], данными протокола осмотра места происшествия.

Доводы в суде Батезата А.Р. о нанесении им только трех-четырех ударов потерпевшему и доводы Валеева А.Р. о нанесении им двух ударов [скрыто]. по ногам, опровергаются показаниями потерпевших [скрыто] и

о нанесении этими лицами множественных ударов [скрыто]. в доме ногами и руками по телу и голове, при этом [скрыто] лежал

на полу, показаниями их самих и показаниями Рутковского И.Н. о том, что они наносили удары ногами по телу потерпевшего на улице.

Отсутствие акта судебно-медицинского исследование трупа [скрыто] на что ссылается защита, обусловленное тем, что не был найден труп потерпевшего, в связи с чем, причину смерти его установить не представилось возможным, как правильно признал суд, не препятствует установлению фактических обстоятельств дела на основе имеющейся совокупности доказательств.

Фактические обстоятельства дела судом установлены.

Вместе с тем, правовая оценка содеянного осужденными подлежит изменению с убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору на причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, с учетом следующих обстоятельств.

Уголовное дело было возбуждено по ч.1 ст. 105 УК РФ заместителем руководителя межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области постановлением от 7 октября 2009 года.

Постановлением старшего следователя Усть-Кутского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области от 15 октября 2009 года прекращено уголовное преследование Рутковского И.Н., Батезата В.С, Валеева А.В. по ч.1 ст. 105 УК РФ, действия всех троих переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ нач.4 ст.111 УК РФ.

Постановлением Усть-Кутского городского суда Иркутской области от 6 мая 2011 года дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановлением руководителя Усть-Кутского МСО СУ CK по России по Иркутской области от 12 августа 2011 года отменено постановление от 15 октября 2009 года о частичном прекращении уголовного преследования и переквалификации действий Рутковского И.Н., Батезата B.C., Валеева A.B., Действия указанных лиц переквалифицированы с ч.4 ст. 111 УК РФ на п. «ж» ч.4 ст. 105 УК РФ.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о незаконности изменения обвинения на более тяжкое после возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом следует признать обоснованными, так как изменение обвинения на более тяжкое, ухудшающее положение обвиняемого, имело место на основании полученных при расследовании материалов после возвращения дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Согласно правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года, в подтверждение и развитие которых приняты постановления от 4 марта 2003 года, 8 декабря 2003 года, 22 декабря 2009 года, приведены они и в постановлении от 7 июня 2011 года, процессуальные нарушения, допущенные в досудебном производстве, подлежащие устранению по возвращенному прокурору делу, не должны касаться фактических обстоятельств, доказанности вины обвиняемых, квалификации их действий, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения, то есть восполнения неполноты предварительного следствия.

Согласно этим разъяснениям при действующей системе уголовно-процессуального законодательства после возвращения уголовного дела прокурору предписывается устранить нарушения, препятствующие рассмотрению дела судом, составить по делу новое обвинительное заключение, в котором положение обвиняемого по одному и тому же преступлению не может быть ухудшено по сравнению с ранее выдвинутым, так как такое ухудшение фактически является восполнением неполноты предварительного расследования, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Статьи законов по Делу № 66-О11-154

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх