Дело № 66-О12-42СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О12-42СП

от 5 июня 2012 года

 

председательствующего Червоткина A.C.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Степановой Т.И. на приговор Иркутского областного суда от 27 февраля 2012 года, которым

Каретников [скрыто]

несудимый

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.290 ч.4 п. «г» УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта за неустановлением события преступления.

За ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление прокурора Кузнецова СВ., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего отменить приговор по изложенным в нём основаниям, возражения

адвоката Дорохина A.M., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования Каретникову А.И. было предъявлено обвинение в получении взятки в крупном размере.

Согласно предъявленному обвинению преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Каретников А.И., являясь начальником колонии-поселения [скрыто] федерального бюджетного учреждения «Объединение исправительных колоний [скрыто] Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по [скрыто] области», постоянно осуществляющий функции представителя

власти, имеющий специальное звание - капитан внутренней службы, 6 ноября 2009 г. получил взятку в виде имущества - автомобиля [скрыто]

года выпуска от [скрыто] за подписание и направление в суд

представления об отсрочке отбывания ей наказания до достижения ребенком 14 летнего возраста.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 22 февраля 2012 года признано недоказанным событие преступления. На основании данного вердикта судом постановлен оправдательный приговор.

В кассационном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Степанова Т.И. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Она указывает, что в ходе судебного разбирательства судья, под председательством которого рассматривалось дело, неоднократно снимал вопросы прокурора, задаваемые свидетелям, без указания причин, что могло негативно отразиться на мнении присяжных заседателей в отношении государственного обвинителя, кроме того было ограничено право прокурора на представление доказательств.

Прокурор указывает, что в нарушение требований ст.336 УПК РФ адвокат в прениях сторон обвинил свидетелей [скрыто] и

[скрыто] в совершении преступления, в присутствии присяжных

заседателей утверждал, что такие дела носят заказной характер, разъяснял им понятия получения и дачи взятки.

Считает, что вопросный лист составлен в непонятных и противоречивых формулировках, фактические обстоятельства, изложенные в нём, не соответствуют предъявленному обвинению. О неясности поставленных вопросов, как полагает прокурор, свидетельствует тот факт, что присяжные

заседатели неоднократно обращались к председательствующему за разъяснением по вопросному листу.

В обоснование незаконности приговора государственный обвинитель указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены положения ст.328 УПК РФ, кандидат в присяжные заседатели [скрыто] вошедшая в состав коллегии, не сообщила о том, что её муж в

1997 году привлекался к уголовной ответственности.

Обращает внимание на иные нарушения уголовно-процессуального закона в стадии судебного разбирательства: сторона защиты была лишена права выступить с вступительным заявлением, в присутствии присяжных заседателей была исследована справка о болезни подсудимого, в ходе допроса свидетелей выяснялись обстоятельства, не относящиеся к предъявленному обвинению, исследовались негативные данные о личности свидетелей, при допросе свидетеля стороны обвинения право первой задавать вопросы было предоставлено стороне защиты, в прениях сторона защиты ссылалась на неисследованные доказательства, искажала показания свидетелей.

По мнению прокурора, с несоблюдением положений ст.340 УПК РФ было составлено напутственное слово, в нём, напоминая присяжным заседателям доказательства обвинения, судья дал им оценку и сделал свой вывод, при этом сообщил данные, о которых свидетели не упоминали.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор является законным и обоснованным.

В соответствии со ст.385 ч.2 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора, либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего уголовного дела судом допущено не было.

Судебное следствие проведено с учётом требований уголовно-процессуального закона, определяющих его особенности в суде присяжных.

В судебном заседании были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Председательствующим по делу судьёй исключалось какое-либо воздействие на коллегию присяжных заседателей.

Имевшие место попытки кого-либо из участников судебного разбирательства довести до сведения присяжных заседателей сведения, не подлежащие исследованию в их присутствии, председательствующим судьёй своевременно пресекались, а присяжным заседателям давалось разъяснение о том, что они не должны принимать во внимание такую информацию при вынесении вердикта.

Кроме того, судебная коллегия не рассматривает их как основание к отмене приговора, поскольку такое нарушение не ограничило права стороны обвинения по представлению доказательств, и не повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Что же касается доводов кассационного представления, то они не основаны на фактических данных и законе.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий обоснованно снимал вопросы прокурора, заданные свидетелям, правомерно прерывал его в прениях.

Прежде всего следует отметить, что вопрос о том, получали ли [скрыто] от Каретникова А.И. деньги за машину или нет, неоднократно

выяснялся сторонами в процессе допроса свидетелей.

На вопрос государственного обвинителя [скрыто] пояснила,

что [скрыто] сообщил ей о необходимости выплаты денег за машину, так

как Каретников А.И. не отдал ему деньги за неё (т.5 л.д. 78).

Далее она же сообщила, что она выплачивает [скрыто] деньги за

машину, но ещё не полностью рассчиталась (т.5 л.д. 79).

Затем государственный обвинитель вновь пытается выяснить у

свидетеля о том, известно ли ей о получении

денег за

автомобиль.

Председательствующий обоснованно снял данный вопрос, так как ранее подобный вопрос был задан и на него был получен ответ (т.5 л.д. 81).

Данное обстоятельство свидетельствует об искажении государственным обвинителем при написании кассационного представления фактических обстоятельств дела.

Не соответствует действительности утверждение государственного обвинителя о том, что без разъяснения причин судом был снят вопрос прокурора подсудимому Каретникову А.И. в части передачи денег [скрыто] что повлекло ограничение права прокурора на представление

доказательств.

В ходе судебного разбирательства такой вопрос подсудимому Каретникову А.И. прокурором Степановой Т.И. не задавался, что следует из протокола судебного заседания (т.5 л.д. 111).

В действительности вопрос подсудимому ею был поставлен следующего содержания «сегодня допрашивали свидетеля М Щ, почему Вы не

задали ни одного вопроса по поводу передачи денег?».

Поставленный вопрос подсудимому в такой форме обоснованно был снят председательствующим без разъяснения причин.

Задавать вопросы конкретным лицам, допрашиваемым в суде, или же воздержаться от этого, если да, то в какой форме - это право подсудимого, и сторона обвинения не вправе выяснять у подсудимого, почему он не выяснял

определённые обстоятельства ранее при допросе свидетеля

В приведённых выше случаях председательствующий никоим образом не ограничил государственного обвинителя в праве на представление соответствующей информации на суд присяжных заседателей.

Обоснованно был снят вопрос государственного обвинителя подсудимому о том, как он считает, является ли он должностным лицом.

Данный вопрос, исходя из положений ст.334 УПК РФ, не относится к фактическим обстоятельствам дела и не находится в компетенции присяжных заседателей. Это правовой вопрос.

Судебные прения проведены в соответствии со ст.335-336 УПК РФ.

В ходе судебных прений председательствующий на законных основаниях прервал речь государственного обвинителя, так как в нарушение требований ст.336 УПК РФ Степанова Т.И., выходя за рамки предъявленного обвинения, сообщила присяжным заседателям о вымогательстве Каретниковым А.И. взятки, она сослалась на показания свидетеля [скрыто] данные в ходе

предварительного следствия, которые не были исследованы в суде.

Впоследствии её речь была прервана, так как она пыталась расставить акценты на отрицательных чертах личности свидетеля [скрыто] (т.5 л.д. 116, 117, 123 и 124).

Необоснованным является утверждение государственного обвинителя о нарушении в ходе судебных прений защитником положений ст.336 УПК РФ.

В прениях адвокат Дорохин A.M. заявил, что [скрыто] и

[скрыто] проходят по делу в качестве свидетелей. Кто из них был в роли взяткодателя? Если судить по обвинительному заключению, роль взяткодателя отведена [скрыто] но непосредственно она в передаче взятки не

участвовала, не обозначены и какие-либо посредники».

После озвучивания данной информации председательствующий прервал речь защитника и обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями о непринятии во внимание ими данного сообщения при вынесении вердикта.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с подобным подходом к разрешённому выше вопросу.

В действиях защитника нет никаких нарушений норм уголовно-процессуального закона. Фактическая сторона предъявленного обвинения сводится к тому, что Каретников А.И., являясь начальником колонии-поселения, за совершение определённых действий в отношении осуждённой [скрыто] предварительно договорившись с ней о получении от неё

взятки в размере [скрыто] рублей, получил от М

[скрыто]) в качестве эквивалента оговорённой суммы автомобиль

[скрыто] стоимостью [скрыто] соответствующие действия договорилась с М

в

(сестра

рублей. После этого Каретников А.И. совершил интересах [скрыто] которая

по поводу передачи ему автомобиля.

и

При таких обстоятельствах защитник вправе был ссылаться на совершение указанными лицами конкретных действий, связанных с предметом взятки и условиями её передачи. Иные лица по обвинительному заключению не проходят.

Ограничение в данном случае защитника есть свидетельство соответствующего понимания определёнными участниками процесса соблюдения права на защиту с учётом особенностей рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

В данном

случае защитник не обвинял Сщ [скрыто] и

в совершении какого-либо преступления, так как им ничего

не вменено. Он излагал лишь фактические обстоятельства дела. Использование юридической терминологии не меняет существо дела.

Не могло повлиять на мнение присяжных заседателей при постановлении оправдательного вердикта, в отличие от позиции автора кассационного представления, то обстоятельство, что в судебных прениях защитник «ссылался на нормы УПК РФ, разъяснял присяжным заседателям, что следует понимать под получением и дачей взятки».

Действительно, как следует из протокола судебного заседания (т. 5 л.д. 129-130), защитник в присутствии присяжных заседателей озвучил положения ст. 14 УПК РФ и рассказал о том, что необходимо понимать под получением взятки и дачей её. Однако это не является нарушением какого-либо уголовно-процессуального закона, а тем более в том его понимании, как он сконструирован в ст.385 УПК РФ.

Статьи законов по Делу № 66-О12-42СП

УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх