Дело № 67-О07-47СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-О07-47СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 октября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.
судей Коннова В.С. и Чакар Р.С.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 4 октября 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Егоровой А.Э. и кассационную жалобу представителя потерпевшей Р - адвоката Соколова С.В. на приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 6 апреля 2007 г., которым БОРОДУЛИ Н С А , оправдан по п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ.

ГАРМА Ш Е Л , оправдана по ч.З ст.ЗЗ и п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 5 апреля 2007 г.

признаны недоказанными убийство Бородулиным С.А. Р за денежное вознаграждение, по найму, совершённое 16 марта 2006 г., и организация Гармаш Е.Л. убийства Р за денежное вознаграждение. Заслушав доклад судьи Коннова В.С, выступление прокурора Кривоноговой Е.А., поддержавшей кассационное представление, объяснения представителя потерпевшей Соколова СВ., поддержавшего свою жалобу; оправданной Гармаш Е.Л. и адвоката Бегченковой О.И., полагавших приговор законным, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Егорова А.Э. просит отменить приговор в отношении Бородулина и Гармаш и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на допущенные оправданными Бородулиным и Гармаш и их защитниками нарушения уголовно-процессуального законодательства в ходе судебного разбирательства, связанные с выяснением вопросов допустимости доказательств, ссылками на обстоятельства, которые не исследовались в присутствии присяжных заседателей, комментированием оправданными показаний свидетелей.

Указывает, что судья не во всех этих случаях обращал внимание присяжных заседателей на то, чтобы они не принимали во внимание указанные обстоятельства и это, а также - систематичность аналогичных нарушений закона стороной защиты могли повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей при принятии ими решения. Кроме того, государственным обвинителем Егоровой А.Э. обращается внимание на то, что судьей не вынесено постановления по ходатайству представителя потерпевшей Соколова о предложенной им формулировке вопросов для вопросного листа и не предоставлено право сторонам заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова судьи.

В кассационной жалобе представитель потерпевшей Р - адвокат Соколов С.В. также просит отменить приговор в отношении Бородулина и Гармаш и направить дело в отношении них на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и государственный обвинитель Егорова А.Э. в кассационном представлении. Кроме того, представитель потерпевшей Соколов указывает, что он заявлял ходатайство об ознакомлении присяжных заседателей с фототаблицами к протоколу осмотра места происшествия и заключению судебно-медицинской экспертизы про трупу Р , но суд отказал в удовлетворении ходатайства. Он считает, что по возрастному и половому признакам состав коллегии присяжных заседателей являлся тенденциозным.

В возражениях оправданная Гармаш Е.Л. и адвокаты Пасюк А.А. и Горбунов П.В. считают доводы об отмене приговора несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалобы и возражений на них, судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Бородулина и Гармаш подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно п.2 ч.1 ст.379 и ч.1 ст.381 УПК РФ приговор подлежит отмене, если имеются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с ч.ч.6-8 ст.335 и ч.ч.2 и 3 ст.336 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями. При этом данные о личности подсудимого исследуются с их участием лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков инкриминируемого состава преступления. Запрещается исследовать данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и стороны не вправе ссылаться в обоснование своей позиции на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании. Судья должен прервать такие выступления и разъяснить присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

По данному делу указанные требования закона нарушены.

Так, как следует из протокола судебного заседания, адвокат Горбунов в присутствии присяжных заседателей выяснял у подсудимого Бородулина, добровольно ли он давал явку с повинной, соответствуют ли действительности обстоятельства, изложенные в ней; по памяти ли он составлял схему или с чьих-то слов (т.7 л.д. 139, 146); просил подсудимого Бородулина прокомментировать показания свидетелей: Б - «правильно» ли тот говорил о времени, когда у них были беседы в камере, рассказывал ли он что- нибудь Б о себе; - спрашивал у него: «Получается, что свидетель Б говорит неправду?» (т.7 л.д. 139, 141).

Подсудимая Гармаш в присутствии присяжных заседателей выясняла у свидетелей: - В - читала ли она протокол её допроса в ходе предварительного следствия, когда подписывала его; - С - за какие услуги он получил квартиру и кто сейчас ездит на автомобиле потерпевшей (т.7 л.д.74, 81); делала заявления при допросах свидетелей, что: - при обыске у Р обнаружили и бриллианты; - при допросе по гражданскому делу о лишении родительских прав свидетель С говорил о неприязненных отношениях между ними; - С приходил к ней в тюрьму, оскорблял её и приходил к её дочери в институт, подходил к одногруппникам; после её освобождения он дважды приезжал к ней и предлагал обменять ребёнка на квартиру (т.7 л.д.80); - С говорил, что она ещё пожалеет об этом годе, следующий - будет хуже (т.7 л.д.62); - С мать бросила в детстве, ему не нужен ребёнок, что есть в материалах дела (т.7 л.д.43); сообщала присяжных заседателям о своём возрасте и возрасте Р (т.7 л.д.43); ссылалась на материалы предварительного следствия, не исследовавшиеся в присутствии присяжных заседателей, утверждала, что она «не отходит от того, что говорила в течение года» (т.7 л.д. 132); комментировала показания потерпевшей Р , свидетелей Л , А , О Р С (т.7 л.д.35, 38, 43, 46, 56, 57, 62). Подсудимый Бородулин в форме вопроса сообщал, что С высказывал своё желание, сколько Гармаш и Бородулин будут содержаться в тюрьме и что он для этого сделает (т.7 л.д.62); - заявлял, что в ходе предварительного следствия с ним проводились «так называемые беседы, хотя ни одну из них...» (т.7. л.д. 139); - доводил до сведения присяжных заседателей, что свидетель Б привлекается по ст.ст. 131, 132 УК РФ - это изнасилование и мужеложство, а подсудимая Гармаш также в присутствии присяжных задавала Б вопрос, любят ли насильников (т.7 л.д.77); - выяснял у свидетеля С , получил ли он денежное вознаграждение в связи с участием в деле (т.7 л.д.81); - выяснял у свидетеля В , допрашивавшейся в условиях, исключающих визуальную видимость, помнит ли она дословно свои показания в ходе предварительного следствия или при допросе читает их (т.7 л.л.73); - довёл до сведения присяжных заседателей, что в камере № 183 Гармаш были разбиты голова и очки и выяснял у свидетеля В , при каких обстоятельствах это было (т.7 л.д.73); - сделав заявление о хорошей памяти свидетеля В , выяснял у неё, по какой причине при первом допросе она не могла описать лицо мужчины (хотя её показания в присутствии присяжных заседателей не оглашались), выяснял у неё процессуальные вопросы, связанные с опознанием; сильно ли были похожи статисты при опознании на того мужчину, которого она видела в лифте; была ли она 21 марта 2006 г. в РОВД; кто с ней разговаривал по обстоятельствам дела, кроме сотрудников органов (т.7 л.д. 120, 121); когда подсудимая Гармаш комментировала показания свидетеля Л , заявлял, чтобы Л помнил, «что «подписочку» давал» (т.7 л.д.38); комментировал показания свидетеля Б (т.7 л.д.77). Допускались нарушения уголовно-процессуального закона и при проведении прений сторон.

Так, подсудимый Бородулин сообщил присяжным заседателям, что сторона обвинения фабриковала доказательства, на следствии подкинули нож (т.7 л.д. 159); утверждал, что в материалах дела «был дан ответ, сколько было убийц, но его им (присяжным заседателям) не представили» (т.7 л.д. 159); характеризовал свидетеля Б («то положение, которое занимают в СИЗО лица категории Б исключает общение любого рода - чаепитие, рукопожатие, разговоры...») (т.7л.д.161).

Подсудимая Гармаш довела до сведения присяжных заседателей, что её ребёнок сейчас «сидит на хлебе и воде»; сообщила им, что они знают, но она не может сказать о методах следствия и просила их помнить об этом; что «явка с повинной Бородулиным дана из-за того, что он боялся за её жизнь и за жизнь детей»; разъясняла присяжным заседателям, что подсудимые не несут ответственности за дачу ложных показаний, а Б и В такие же, как и они (она и Бородулин) - подсудимые; утверждала о неполноте предварительного следствия (не проведена телеметрическая экспертиза, «нет консьержки в свидетелях»); ссылалась на доказательства, не исследовавшиеся в присутствии присяжных заседателей («все свидетели давали подписку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, но на предварительном следствии ... когда свидетели давали ложные показания, тогда или сейчас» (т.7 л.д.166, 167, 174).

Адвокат Горбунов также доводил до присяжных заседателей, что Бородулин мог ошибаться, просчитаться или «пойти на сделку», написав явку с повинной, Бородулин не раз пытался им (присяжным заседателям) рассказать причину, однако он ограничен требованиями уголовного закона; - что свидетели-сокамерники дали свои показания, ...находясь в полной зависимости как от администрации следственного изолятора, так и от других сокамерников, что они (присяжные заседатели) понимают без пояснения процессуальной стороны дела; обращал внимание присяжных заседателей, что подсудимые не несут ответственности за ложные показания и также не несет ответственности и малолетний свидетель В хотя свидетель В допрашивалась без оглашения её данных о личности; ставил под сомнение методы проведения предварительного следствия («оперативный работник К ... вёл видеозапись задержания Бородулина..., а кто ему и им (присяжным заседателям) даст гарантию, что результаты этой записи не попали ... к свидетелям, в том числе - В » (до опознания ею Бородулина); указывал на неполноту проведённого следствия (не допрошены в качестве свидетелей другие сокамерники, а все они со слов Б слышали все разговоры Бородулина) (т.7 л.д. 164, 165).

Адвокат Пасюк сообщил присяжным заседателям, что абсолютно не исключается, что В просто продекламировала уже выстроенную версию следствия и к показаниям «так называемого свидетеля» В следует отнестись критически (т.7 л.д. 169); что показания якобы опознавшей Бородулина свидетеля В надо поставить под сомнения, хотя бы уже потому, что сотрудник милиции К вёл видеосъемку задержания Бородулина и задавал вопрос: «Кому могла быть показана указанная видеосъемка с лицом Бородулина?» (т.7л.д.170).

В последнем слове подсудимый Бородулин заявил присяжным заседателям, что «следствие реализовало заказ», что люди заплатили за обвинение; следствие не пытается найти убийцу, а старается расправиться с человеком, с самого начала расследования оно было направлено умелыми руками в это русло. Обвинение чудовищно по своей бессовестности, целью обвинения является расправа любыми методами. О том, как появилась явка с повинной и те или иные показания и что за это было сделано, они (присяжные заседатели) прекрасно понимают. Больше года он не мог давать другие показания, чем в явке с повинной, по тем же причинам (т.7л.д.174-175).

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующим судьей в связи с указанными нарушениями закона стороной защиты не во всех случаях обращалось внимание присяжных заседателей на то, что они при вынесении вердикта не вправе принимать во внимание приведённые заявления стороны защиты.

При таких данных и с учётом множественности нарушений уголовно- процессуального закона стороной защиты приговор подлежит отмене, поскольку приведённые незаконные заявления стороны защиты присяжным заседателям не могли не повлиять на постановление вердикта присяжными заседателями.

Вместе с тем, довод жалобы представителя потерпевшей Соколова С.В. о тенденциозности состава присяжных заседателей в связи с половым (из 12 заседателей - 9 женщин) и возрастным (2 заседателя в возрасте 37 и 39 лет, 8 - в возрасте от 52 до 59 лет и 2 - в возрасте 60 и 61 года) признаками - является несостоятельным. Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, после формирования коллегии присяжных заседателей ни у кого из участников судебного разбирательства, в том числе - Соколова, не имелось заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности её состава.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч.4 ст.ЗЗ8 УПК РФ) не предусматривает обязанности судьи по вынесению отдельного постановления по отклонении им предлагавшихся формулировок вопросов.

Вопросный лист составлен судьёй в соответствии с материалами дела с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства.

Содержание вопросного листа не порождало сомнений в доказанности (недоказанности) обвинения.

Как видно из протокола судебного заседания, от участников судебного разбирательства возражений на напутственное слово судьи не поступило, а в представлении и жалобе - и не указывается, какие именно возражения на напутственное слово судьи у государственного обвинителя и представителя потерпевшей имелись. Содержание напутственного слова судьи соответствовало требованиям ст.340 УПК РФ.

В указанной части доводы представления и жалобы являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Оправдательный приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 6 апреля 2007 года в отношении Бородулина С А и Гармаш Е Л отменить и дело в отношении них направить в тот же суд на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства.

Статьи законов по Делу № 67-О07-47СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх