Дело № 67-О08-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Батхиев Рашид Хусейнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-О08-12

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 8 апреля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,
судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Суслова И.С., Шахова Д.Г. и адвокатов Монаенкова Н.И. в защиту Суслова И.С., Горб Е.В. в защиту Шахова Д.Г. на приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2007 года, по которому Суслов И С , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, Шахов Д Г , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По этому же приговору Краснопеев Н Н признан виновным по ст. ст. 115, 316 УК РФ с освобождением от наказания в связи с 2 истечением срока давности.

Постановлено взыскать с Суслова И.С. и Шахова Д.Г. в пользу Д . рублей (в возмещение имущественного ущерба рублей, расходов в связи с судопроизводством рублей и в счет компенсации морального вреда рублей), в пользу З рублей (в возмещение имущественного ущерба рублей, расходов в связи с судопроизводством рублей и в счет компенсации морального вреда рублей).

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения адвоката Монаенкова Н.И., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные Шахов Д.Г. и Суслов И.С. признаны виновными в лишении жизни потерпевших З и Д . группой лиц по предварительному сговору на почве неприязненных отношений, возникших из-за разногласий в связи с распределением прибылей от оборота наркотиков.

Преступление совершено 22 октября 2005 года примерно в 18 часов в городе при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Шахов Д.Г. и Суслов И.С. вину в предъявленном обвинении признали частично, заявили, что предварительного сговора о совершении убийства потерпевших между ними не было, что Суслов непричастен к убийству Д , а Шахов к смерти З , что потерпевшие постоянно издевались над ними.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный Суслов И.С. и адвокат Монаенков Н.И. в его защиту, излагая несогласие с приговором, считают его необоснованным и несправедливым. Указывают, что вывод о виновности в предъявленном обвинении не соответствует действительности и не подтверждается доказательствами, добытыми в судебном заседании, что потерпевшие вели антиобщественный образ жизни, оскорбляли их и угрожали. Считают, что выводы сделаны на основании показаний, данных на предварительном следствии в результате применения незаконных методов, являющимися 3 недопустимыми в качестве доказательств обвинения. Ссылаются на то, что не выяснены причины противоречий в доказательствах, данных на предварительном следствии и в судебном заседании, которые могли повлиять на выводы суда, что необоснованно отвергнуты показания осуждённых и свидетелей, данные в судебном заседании, и доказательства, свидетельствующие о невиновности Суслова в убийстве двух лиц группой лиц по предварительному сговору. Полагают, что на предварительном следствии и в судебном заседании проявлялись предвзятость и обвинительный уклон на протяжении всего процесса. Ссылаясь на то, что Суслов И.С. непричастен к смерти Д , излагают несогласие с решением по гражданским искам.

Суслов И.С. считает, что не установлено, чьи трупы были найдены и подвергались медицинскому исследованию, что предположительные (вероятные) выводы о причинах смерти потерпевших, содержащиеся в актах экспертиз и показаниях экспертов, не могли быть основанием для вывода о причине наступления смерти потерпевших и виновности в этом осуждённых.

Суслов, анализируя показания допрошенных лиц и другие доказательства, считает, что вывод о виновности в убийстве им З сделан, исходя только из его показаний, данных под незаконным воздействием работников правоохранительных органов на предварительном следствии. Указывает, что оперативный работник Щ организовал встречу его с Шаховым, который попросил в его присутствии дать показания о совместном убийстве потерпевших, чтобы вывести из «дела» его брата, а его показания об этом в судебном заседании необоснованно отвергнуты в приговоре. Указывают, что ответы осуждённых на вопросы судьи, прокурора и показания допрошенных лиц в протоколе судебного заседания искажены. Утверждает, что ходатайства, заявленные в судебном заседании, председательствующим не воспринимались. Ссылается на необоснованное отклонение замечаний на протокол судебного заседания. Утверждает, что в результате отсутствия в протоколе судебного заседания многих сведений, сообщенных допрошенными лицами, в нарушение ст. 17 УПК РФ не была дана оценка совокупности доказательств, как того требует закон. Утверждает, что Шахов и другие, а затем и он сам оговорили друг друга в убийстве потерпевших по предварительному сговору в результате применения психологического воздействия и введения его в заблуждение. Считает, что сомнения и неясности, причины противоречий в доказательствах выяснены не в полной мере, а поэтому должны были быть истолкованы в пользу осуждённых.

Суслов И.С. указывает, что не соблюдались требования уголовного и уголовно-процессуального закона, нарушались его права. Полагает, что отсутствуют бесспорные доказательства их виновности в убийстве потерпевших группой лиц по предварительному сговору. В дополнениях к жалобе полагает, что следует выявить все нарушения, допущенные при расследовании и рассмотрении дела и применить положения Конституции РФ.

Просит изменить квалификацию его действий, прекратить уголовное дело по п.п. «а, ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, «применив в отношении Шахова Д.Г. и Краснопеева Н.Н. ст. 36 УК РФ» (состояние необходимой обороны). Адвокат 4 просит «уголовное преследование в отношении Суслова по п.п. «а, ж» ч.2 ст. 105 УК РФ прекратить»; осужденный Шахов Д.Г. и адвокат Горб Е.В., анализируя показания допрошенных на предварительном следствии и в судебном заседании лиц, сведения, содержащиеся в актах экспертиз, излагают несогласие с приговором. Указывают, что причина смерти потерпевших судебно- медицинскими экспертизами не установлена, что осуждённые, воспользовавшись своим правом, отказались от показаний, данных на предварительном следствии, сославшись на использование методов, запрещенных законом, при допросах. Ссылаясь на два заключения судебно- психиатрических экспертиз в отношении Шахова Д.Г. (амбулаторной и стационарной), на противоречия выводов, содержащихся в них, считают, что суд необоснованно отверг выводы амбулаторной экспертизы о том, что Шахов при встрече с потерпевшими был «в состоянии эмоционального напряжения, достигавшего степени выраженности аффекта». Считают, что указанный вывод экспертов совпадает с показаниями осуждённых о том, что сильное душевное волнение было вызвано длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с систематическим противоправным поведением потерпевших, угрозами и избиениями. Указывают, что потерпевшие вынуждали осуждённых принимать участие в сбыте наркотиков, что они оборонялись от их нападения, а после драки оказывали медицинскую помощь уже связанным ими потерпевшим. Считают, что не доказано совершение ими убийства потерпевших по предварительному сговору. Указывают, что доводы о применении к осужденным незаконных методов при допросах остались без должного реагирования, в частности, не отреагировали на их сообщение о действиях работников милиции Щ , о нарушениях уголовно- процессуального закона. Утверждают, что осуждённые не могли пользоваться правами, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и УПК РФ. Считают, что при назначении наказания суд учёл не все обстоятельства, смягчающие наказание, и данные о личностях потерпевших. Просят выявить все нарушения, допущенные при расследовании и рассмотрении дела, изменить приговор, переквалифицировать действия Шахова Д.Г. со ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ на ст. 113 УК РФ и смягчить наказание.

В письменных возражениях на доводы кассационных жалоб в защиту осуждённых государственный обвинитель Лазарева Г.Г. просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения, считает, что нет оснований для отмены или изменения приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб в защиту осужденных, возражения государственного обвинителя, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора. 5 В судебном заседании установлено, что в октябре 2005 года у Суслова И.С. и Шахова Д.Г. возникли неприязненные отношения с потерпевшими З и Д из-за разногласий, связанных с распределением прибыли, получаемой от совместной деятельности по обороту наркотических средств. Суслов и Шахов 22 октября 2005 года посвятили в свой план разобраться в сложившейся ситуации Краснопеева Н.Н. и Шахова В.Г., которые должны были присутствовать при встрече с З и Д и оказать помощь в случае возникновения драки между ними.

Шахов Д.Г. должен был встретиться с потерпевшими и привести в арендованный Сусловым капитальный гаражный бокс № в ГСК «Строитель-2000» в г. . Краснопеев, Шахов В.Г. и Суслов пошли в этот гараж и скрытно расположились, ожидая прихода Шахова Д.Г. и потерпевших. Шахов Д.Г. встретился с З и Д возле ДК «Металлург» и под предлогом «показать товар», который мог бы их заинтересовать, и в 18-м часу привёл их в подвальное помещение гаража.

Суслов, Краснопеев и Шахов В.Г. уже находились в этом помещении. Во время разговора между осуждённым Шаховым Д.Г. и потерпевшими З и Д первым на потерпевших напал Краснопеев, нанёс удары киянкой, З . ещё удар ногой в область правой ягодицы.

Суслов и Шахов Д.Г., действуя согласованно, также приняли участие в избиении потерпевших, нанесли удары, соответственно деревянным бруском и резиновым молотком З и Д по голове. Шахов В.Г. наблюдал за избиением З и Д . Умышленными действиями Суслова, Краснопеева и Шахова Д.Г. потерпевшим были причинены телесные повреждения: З в виде шести ушибленных ран в области свода черепа, оценивающиеся, как легкий вред здоровью; Д были причинены повреждения, не повлекшие вреда здоровью. Суслов, Шахов Д.Г. и Краснопеев повалили потерпевших и связали. Затем Суслов предложил убить З и Д . Отказавшись участвовать в лишении жизни связанных потерпевших, Краснопеев и Шахов В.Г. поднялись из подвального помещения. Суслов и Шахов Д.Г. задушили З и Д верёвкой, найденной в гараже. Затем поднялись наверх и договор Краснопеевым, Шаховым В.Г. на следующее утро вывезти и закопать трупы убитых. 23 октября 2005 года на автомашине под управлением Суслова они вывезли трупы потерпевших, но закопали их в другом месте лесного массива, так как опасались закапывать в заранее приготовленную для этого яму.

Вывод суда о виновности осужденных основан на доказательствах, непосредственно и полно исследованных в судебном заседании.

Соответствует установленным фактическим обстоятельствам и вывод суда о мотиве убийства потерпевших.

В связи с наличием существенных противоречий в показаниях Шахова 6 Д.Г., Суслова И.С, Краснопеева Н.Н. и Шахова В.Г., данных на предварительном следствии и в судебном заседании, все их показания в соответствии с законом были проверены, причины противоречий выяснены и оценены.

Вопреки доводам кассационных жалоб в защиту осуждённых Суслова и Шахова Д.Г., суд обсудил и обоснованно отверг их показания о том, что предварительного сговора на убийство потерпевших между ними не было, что Суслов дрался только с З , а Шахов Д.Г. с Д .

Нельзя согласиться и с тем, что потерпевшие сами напали на Суслова и Шахова Д.Г., а они оборонялись и убивать потерпевших не хотели, что после избиения все вместе оказывали им медицинскую помощь.

Так, из показаний Шахова Д.Г. и Суслова И.С, допрошенных в качестве подозреваемых и обвиняемых усматривается, что они вместе готовились к убийству З и Д , для встречи арендовали гаражное помещение, за день до убийства выкопали в лесу яму для захоронения трупов. Более того, в день совершения убийства для оказания при необходимости помощи привлекли Шахова В.Г. и Краснопеева, с участием которых устроили засаду в подвальном помещении гаража, куда обманным путем заманили, избили и убили З и Д .

Такие же показания об обстоятельствах убийства потерпевших Шахов Д.Г. и Суслов И.С. давали при явке с повинной и проверке показаний на месте совершения преступления.

Показания Шахова В.Г. и Краснопеева Н.Н., данные на предварительном следствии, также согласуются с вышеуказанными сведениями, сообщёнными Шаховым Д.Г. и Сусловым И.С.. В приговоре приведены и другие доказательства: показания потерпевших З ., Д ., свидетелей П ., П ., Р , Р ., П . и Ш ; сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия, обнаружения трупов потерпевших, актах экспертиз и в других письменных источниках.

Сведения, содержащиеся в протоколах явок с повинной, осмотра места происшествия, трупов потерпевших, проверки показаний на месте происшествия, актах судебно-медицинских экспертиз, согласуются с показаниями осуждённых, свидетелей, данных на предварительном следствии.

Несостоятельны доводы жалоб о том, что не установлено, кому принадлежат останки человеческих трупов, подвергшихся экспертному исследованию, что эксперты не установили причину смерти потерпевших. 7 Согласно актам судебно-медицинских экспертиз, в связи с гнилостными изменениями трупов потерпевших причина смерти не установлена, но не исключается, что они могли быть удушены.

Повреждения на останках трупов потерпевших, их сохранность согласуются с показаниями осуждённых и Шахова В.Г., данных на предварительном следствии.

В судебном заседании судебно-медицинские эксперты В и К подтвердили наличие странгуляционных борозд на шеях трупов потерпевших, не исключили (даже при наличии гнилостных изменений трупов) наступление смерти от механической асфиксии при удавлении их петлёй.

Сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия, трупов потерпевших и в актах экспертиз, совпадают со сведениями, сообщенными осужденными при допросах на предварительном следствии.

Отдельные предположительные утверждения и неточности, на которые указывают в кассационных жалобах, не ставят под сомнение выводы о виновности Суслова И.С. и Шахова Д.Г., содержащиеся в приговоре.

Доводы о неполноте и необъективности заключений экспертов и показаний экспертов В и К опровергаются материалами уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, суд тщательно исследовал доказательства, выяснял причины противоречий в актах экспертиз и показаниях осуждённых с их показаниями, данными на предварительном следствии, другими доказательствами и, вопреки доводам жалоб, дал им надлежащую оценку в совокупности.

Нельзя согласиться с утверждениями осуждённых о недоказанности убийства обоих потерпевших совместными действиями осуждённых. Эти доводы опровергаются также показаниями осуждённых и Шахова В.Г., данных на предварительном следствии, о том, что они вместе с участием Краснопеева Н.Н. избили потерпевших З и Д , а удушили их сами верёвкой, имевшейся в гараже.

Доводы о том, что показания об убийстве потерпевших при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Суслов и Шахов Д.Г. давали в результате применения к ним работниками милиции недозволенных законом методов, в частности, об обмане и использовании других незаконных методов оперативными работниками Щ , проверялись и не подтвердились.

Нет оснований для исключения из числа доказательств как показаний самих Суслова и Шахова Д.Г., так и Краснопеева и Шахова В.Г., данных на 8 предварительном следствии, поскольку доводы о применении незаконных методов при их допросах, о чём они заявляли, в судебном заседании проверялись и не подтвердились.

Что касается доводов о предвзятости и необъективности следователя, судьи, о фальсификации дела и протокола судебного заседания, то они также проверялись и рассматривались в установленном законом порядке, а замечания, принесённые осуждённым Сусловым на протокол судебного заседания, рассмотрены с соблюдением процедуры и отклонены.

Анализ доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом, свидетельствует, что фактические обстоятельства содеянного и данные, касающиеся осуждённых Шахова и Суслова, в приговоре отражены правильно.

Ссылаясь на выводы, содержащиеся в акте амбулаторной судебно- психиатрической экспертизы, в кассационных жалобах в защиту Шахова Д.Г. утверждается, что убийство он совершил в состоянии аффекта.

Суд обоснованно отверг доводы о нахождении Шахова Д.Г. в состоянии аффекта при совершении преступления.

Из акта стационарной комплексной судебной психолого- психиатрической экспертизы усматривается, что с учётом индивидуально- личностных способностей, действия Шахова Д.Г. носили произвольный, характер, они не сопровождались аффективной триадой, не было выявлено, что состояние Шахова Д.Г. подвергалось эмоциональному воздействию, которое могло существенно повлиять на его сознание и поведение.

В приговоре обоснованно указано, что при стационарной экспертизе психологическое обследование Шахова Д.Г. продолжалось более длительное время, чем при амбулаторной экспертизе, приведены убедительные доводы, почему суд предпочёл выводы стационарной экспертизы и отверг выводы амбулаторной судебной психолого- психиатрической экспертизы.

Судебная коллегия находит вывод о том, что Шахов Д.Г. во время совершения убийств в состоянии аффекта не находился, правильным.

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз осужденные психическими заболеваниями не страдают и обоснованно признаны вменяемыми и ответственными за содеянное.

Гражданские иски обоих истцов к осужденным Суслову и Шахову Д.Г. разрешены с учётом всех обстоятельств дела и с соблюдением норм судопроизводства.

При расследовании и рассмотрении дела нарушения, влекущие отмену или изменение приговора, не допущены.

Действия Суслова И.С. и Шахова Д.Г квалифицированы правильно, 9 оснований для иной квалификации, как просят в кассационных жалобах в их защиту, не имеется При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личностях осужденных Шахова Д.Г. и Суслова И.С, а также влияние назначенного наказания на их исправление.

Как видно приговора, учтены положительные данные о Шахове Д.Г. и Суслове И.С, явки с повинной, их возраст и первые судимости при назначении им наказания, как обстоятельства, смягчающие наказание.

Обстоятельства, отягчающие наказание не установлены и не приведены в приговоре.

Суд первой инстанции пришёл также к правильному выводу, что нет достаточных данных для признания аморальным поведения потерпевших в отношении осуждённых и учёта их поведения в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осуждённым, как об этом просят в кассационных жалобах.

Доводы о суровости наказания, назначенного Шахову Д.Г. и Суслову И.С, приводимые в кассационных жалобах, не являются основанием для смягчения справедливого наказания, которое соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 29 ноября 2007 года в отношении Суслова И С и Шахова Д Г оставить без изменения, а кассационные жалобы в их защиту - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 67-О08-12

УК РФ Статья 36. Эксцесс исполнителя преступления
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх