Дело № 67-О09-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-О09-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 апреля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.
судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании 2 апреля 2009 года кассационные жалобы осужденных Михайлова А.А., Шевелева А.В., адвоката Пигалкина С.А. в защиту Михайлова А.А. на приговор Новосибирского областного суда от 8 июля 2008 года, которым Михайлов А А судимый 04.07.1994 г. по п.п. «а, б, в, е» ч. 2 ст. 146, ч.2 ст. 108 УК РСФСР к 9 годам 3 месяцам лишения свободы, после приведения приговора в соответствие с новым уголовным законом по п.п. «а, г» ч.2 ст. 162 УК РФ к 9 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 18.04.2002 г., осужден к лишению свободы: - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, - по ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 лет и, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 16 лет в исправительной колонии строгого режима; 2 Шевелев А В , осужден к лишению свободы: - по п. « ж » ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, - по ч. 3 ст. 162 УК РФ на 7 лет, и в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

К Шевелеву А.В. применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения и наблюдения у психиатра.

Постановлено взыскать с осужденных Михайлова А.А. и Шевелева А.В. солидарно в пользу потерпевшей Ж в счет возмещения ущерба от преступления рублей.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб осужденных, адвоката и возражений на них государственного обвинителя, заслушав осужденных Михайлова А.А. и Шевелева А.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные Михайлов и Шевелев признаны виновными: - в умышленном причинении смерти Л совершенном группой лиц по предварительному сговору; - в разбойном нападении на В и Ж совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены в марте при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Михайлов вину в совершении инкриминируемых ему деяний не признал, Шевелев виновным себя признал частично. 3 В кассационных жалобах: адвокат Пигалкин С.А. в защиту интересов осужденного Михайлова А.А. считает приговор суда подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, указывая, что Михайлов осужден за преступления, которые не совершал. Полагает, что в материалах дела отсутствуют доказательства причастности Михайлова к убийству Л поскольку на его одежде не обнаружено следов крови потерпевшей, при этом ссылается на показания осужденного Шевелева, который утверждал, что убийство Л совершил в одиночку, без участия Михайлова. Утверждает, что явка с повинной по указанному эпизоду обвинения Михайлова была получена с нарушением норм уголовно- процессуального закона, в отсутствии адвоката, в результате оказанного психологического воздействия со стороны сотрудников милиции; приводит доводы о том, что постановление о привлечении Михайлова в качестве обвиняемого не соответствует требованиям УПК РФ, поскольку в нем не указан мотив совершенного преступления. Выражая несогласие с приговором в части осуждения Михайлова за разбой, адвокат также указывает, что данное преступление совершено Шевелевым в одиночку, при этом ссылается на показания как Михайлова, так и Шевелева. Полагает, что показания потерпевших В и Ж являются не объективными, считает, что они оговаривают Михайлова, являясь лицами, склонными к фантазированию, указывает на противоречивость их показаний; считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении психиатрической и наркологической экспертизы в отношении потерпевших; обращает внимание, что на одежде Михайлова не обнаружено следов крови Ж и В что, по мнению защиты, подтверждает его непричастность к совершению разбойного нападения; приводит доводы о том, что в ходе предварительного следствия не был проведен следственный эксперимент, который также мог бы подтвердить непричастность Михайлова к совершению преступления; осужденный Михайлов А.А. в целом приводит доводы, аналогичные доводам адвоката, и в подтверждение своей непричастности к совершению преступлений, за которые осужден, обращает внимание на показания осужденного Шевелева, а также свидетеля Е подтвердивших, что он не принимал участие в убийстве Л ; указывает на нарушения закона, допущенные в ходе предварительного следствия, выразившиеся, по его мнению, в том, что дело расследовалось несколькими следователями, к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, в результате которых он написал явку с повинной; полагает, что выводы обвинения, а впоследствии и суда являются противоречивыми и основаными на предположениях, поскольку никаких доказательств его причастности к убийству Л нет: следы крови потерпевшей на его одежде отсутствуют, а тот факт, что им были сожжены 4 перчатки, не свидетельствует об имевшейся на них крови Л очевидцы не указывают на него как на лицо, совершившее преступление, а выводы суда основаны только на его явке с повинной, полученной с нарушением уголовно-процессуального закона. Оспаривая осуждение за разбой в отношении Ж и В Михайлов указывает, что потерпевшие его оговорили, их показания противоречивы: в частности, В пояснил, что дверь в доме выбили, однако эти показания противоречат протоколу осмотра места происшествия; в связи с тем, что входная дверь не имеет повреждений, поэтому, по его мнению, проникновение в жилище потерпевших, нельзя считать незаконным; Михайлов считает, что в ходе судебного разбирательства допущены нарушения уголовно-процессуального закона, так как рассмотрение дела по эпизоду обвинения в разбойном нападении происходило в отсутствие потерпевших; по мнению осужденного, уголовное преследование в отношение него вызвано его критикой в адрес мэра , с которой он обратился к Президенту РФ; считает, что уголовное дело в отношении него сфальсифицировано, просит отменить приговор; -осужденный Шевелев А.В, утверждая, что оба преступления, и убийство Л и разбойное нападение на Ж и В совершены им одним, без участия Михайлова, ставит вопрос о пересмотре приговора.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвоката государственный обвинитель Привалихин Н.П. просит оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб и возражения государственного обвинителя, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Михайлова А.А. и Шевелева А.В. в совершении инкриминируемых им деяний соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на совокупности всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Анализ и оценка представленных суду доказательств позволили сделать обоснованный вывод о виновности Шевелева и Михайлова в совершении преступлений. Доводы стороны защиты о том, что инкриминируемые деяния совершены одним Шевелевым, признаны судом несостоятельными с приведением в приговоре убедительных мотивов принятого решения.

Так, Михайлов, будучи задержанным по подозрению в совершении разбойного нападения, в разговоре с оперативными работниками рассказал о совершенном им убийстве Л в связи с чем был составлен протокол явки с повинной, в котором Михайловым собственноручно 5 изложены обстоятельства совершения указанного преступления. В частности, Михайлов сообщил, что 11 марта 2007 года в его доме находилась потерпевшая Л которую он в ходе ссоры ударил кулаком по лицу, после чего взял с собой нож, вывел ее из дома и возле кучи со снегом нанес ей несколько ударов ножом, затем забросал снегом и ушел домой. Е и Шевелев шли сзади, и он (Михайлов) не помнит, чтобы Шевелев принимал участие в убийстве Л .

Доводы Михайлова и его адвоката о том, что явка с повинной написана в результате психического воздействия на него со стороны сотрудников милиции, были проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

Указанные доводы не нашли своего подтверждения в материалах уголовного дела. Допрошенные в суде в качестве свидетелей сотрудники РОВД Ф и В подтвердили, что проверяли сообщение Е об убийстве Л , выезжали на место происшествия. Находившиеся в тот момент в следственном изоляторе Михайлов и Шевелев в разговоре с ними не отрицали свою причастность к убийству Л , добровольно собственноручно написали явки с повинной, при этом никакого давления на них не оказывалось.

Обстоятельства, изложенные Михайловым в явке с повинной, в целом соответствуют тем, которые были установлены судом в результате судебного разбирательства на основе всей совокупности представленных доказательств, получивших оценку суда с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Давая критическую оценку показаниям Михайлова и Шевелева в судебном заседании, суд правильно расценил их как попытку «смягчить свою участь», обоснованно признав достоверными, соответствующими другим доказательствам их первоначальные показания на предварительном следствии, изложенные в протоколах явок с повинной, а также протоколе допроса Шевелева в качестве подозреваемого в присутствии адвоката.

Суд обоснованно придал доказательственное значение показаниям Шевелева А.В., данным в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого, а также показаниям свидетелей Е из которых следует, что после ссоры, происшедшей между Шевелевым и Л в доме Михайлова, Шевелев и Михайлов вышли из дома, а, когда вернулись через 10 минут, именно Михайлов нанес потерпевшей удар рукой по лицу, затем взял веревку, нож, после чего осужденные вывели Л из дома без верхней одежды, с веревкой на шее. В ходе предварительного следствия Шевелев подробно объяснял, как они с Михайловым за веревку привели потерпевшую к большой куче снега в конце улицы, совместно затащили ее за кучу снега, и там наносили ей удары ногами и руками по телу и голове, а затем - ножом по телу. После того, как Л перестала подавать 6 признаки жизни, они забросали тело снегом и ушли домой, по дороге выбросив нож. Дома он обтер ботинки тряпкой, так как они были в крови, а затем Михайлов сжег эту тряпку, а также свои перчатки и одежду Л в печи.

Показания свидетелей Е и Е , данные ими на предварительном следствии, были оглашены судом на основании ст. 281 УПК РФ. После оглашения указанных показаний Е подтвердили их в полном объеме. При этом Е пояснила суду, что жалеет Михайлова, поскольку длительное время состоит с ним в «гражданском браке», имеет с ним совместных детей.

Нельзя не согласиться с оценкой суда, данной показаниям свидетеля Е в ходе судебного разбирательства, о том, что Михайлов не принимал участия в убийстве Л При этом судом принято во внимание, что именно Е узнав от Ж о задержании Михайлова и Шевелева за совершение разбойного нападения, сообщила в правоохранительные органы об убийстве ими Л В ходе предварительного следствия, а затем и в суде Е поясняла, что в день убийства слышала, как Михайлов, взяв веревку, обещал повесить Л затем они с Шевелевым обсуждали, достаточно ли прочен узел на веревке, чтобы Л «не сорвалась», после чего втроем ушли из дома, при этом Л вели на веревке. По возвращении Михайлов и Шевелев помыли руки, лицо, а в печи сожгли перчатки Михайлова и Шевелева, а также одежду Л Судом установлено, что Михайлов во время пребывания в ИВС РОВД пытался передать через административно арестованного С содержавшегося вместе с ним в камере, записку в адрес в которой, предполагая, что ею даны изобличающие его показания, просил изменить их и дать показания о том, что Л убил Шевелев, а он лишь заступался за нее.

Принадлежность почерка данной записки Михайлову установлена заключением экспертизы (л.д. 54-60 т. 2).

Кроме того, виновность Михайлова и Шевелева в умышленном причинении смерти Л совершенном по предварительному сговору, подтверждается сведениями, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, где обнаружен труп Л с признаками насильственной смерти; протоколе осмотра трупа потерпевшей, на шее которого затянута веревка; акте судебно-медицинской экспертизы трупа о характере телесных повреждений и причинах смерти Л акте экспертизы вещественных доказательств о наличии и расположении колото- резаных повреждений на одежде с трупа Л ; эксперт в указанном заключении, кроме того, подтвердил факт образования двух колото-резаных 7 повреждений на лоскуте с левой молочной железы трупа от клинка ножа, изъятого с места происшествия и представленного на экспертизу. Указанный нож свидетель Е опознала как тот, который она подарила Михайлову. Именно этот нож, согласно показаниям свидетеля, взял с собой Михайлов, выходя из дома вместе с Л и Шевелевым.

Доводы осужденных и адвоката о том, что убийство Л Шевелев совершил один, противоречит всей совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, свидетельствующих о том, что Шевелев и Михайлов, предварительно договорившись об убийстве Л в тот момент, когда выходили из дома, по возвращении в доме, а затем на улице выполняли действия, направленные на реализацию совместного преступного умысла. Михайлов, надев на шею Л веревку, вывел ее из дома, до места преступления попеременно с Шевелевым вели ее за веревку, сдавливая горло, а затем совместно наносили потерпевшей удары: вначале - руками и ногами по голове и различным частям тела, а затем - ножом по телу Л .

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы по трупу потерпевшей смерть Л наступила от массивной кровопотери, развившейся в результате множественных колото-резаных проникающих ранений грудной клетки (9), которые образовались от действия острого колюще-режущего предмета, возможно, клинка ножа с одним лезвием.

Не вызывает сомнений и вывод суда о виновности Михайлова в разбойном нападении в целях хищения имущества В и Ж совершенном по предварительному сговору с Шевелевым путем незаконного проникновения в жилище потерпевших.

В обоснование данного вывода суд правильно сослался на показания потерпевших, отличающихся логичностью и последовательностью на всем протяжении предварительного следствия и судебного заседания. Так, из показаний В и Ж следует, что 12 марта 2007 года Михайлов и Шевелев против воли потерпевших ворвались к ним в дом, где Михайлов сорвал ковер со стены и вместе с Шевелевым положил его в сумку. В ответ на замечание, сделанное Ж и В Шевелев стал бить В кулаками по лицу, а Михайлов достал из валенка нож, приставил его к шее Ж сказав, что жить ей осталось 5 минут, а потом он всех зарежет. В в это время сидел в кресле, закрывая лицо руками, а Шевелев, в в ящике кухонного стола нож, направил на него, угрожая зарезать, отпилить голову. В кинулся убегать, но Михайлов и Шевелев догнали его на улице и стали бить, при этом сняли куртку. Куртку снимал Михайлов. Когда Ж стала кричать, Михайлов подбежал к ней и ударил головой о металлический забор, после чего их повели обратно в дом.

Ж успела спрятаться в кладовке, ее стал искать Михайлов, а В 8 воспользовавшись, что нападавшие отвлеклись, убежал и вызвал милицию.

Михайлов и Шевелев, опасаясь задержания, ушли. После приезда сотрудников милиции потерпевшие обнаружили пропажу в доме ковра, двух норковых шапок, сумки, алюминиевой сковороды, всего на общую сумму рублей.

Свои показания потерпевшие Ж и В подтвердили в ходе очных ставок с Михайловым, уличая его в совершении разбойного нападения и хищения их имущества совместно с Шевелевым.

Довод осужденного Михайлова и его адвоката о том, что показания потерпевших Ж и В являются недопустимыми доказательствами, является несостоятельным. Указанные доказательства получены в полном соответствии с уголовно-процессуальным законом, получили оценку суда наряду с другими доказательствами и обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными. Доводы защиты о неспособности Ж и В давать показания об обстоятельствах дела, а также ходатайство о назначении в отношении них психиатрической и наркологической экспертизы рассмотрены судом и получили оценку как в соответствующем постановлении об отклонении ходатайства, так и в приговоре.

Показания потерпевших Ж и В объективно подтверждаются: заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у В елесных повреждений, не повлекших вреда здоровью; протоколом осмотра места происшествия - во дворе которого обнаружены воротник от кожаной куртки, следы борьбы на снегу, а в доме нарушен порядок, содержимое шкафов выброшено на пол, на стене отсутствует ковер (при наличии гвоздей для него), разбиты стекла в оконных рамах; протоколами выемки у Михайлова ножа из голенища валенка правой ноги, а у Шевелева - сумки с двумя норковыми шапками и алюминиевой сковородой, а также кожаной куртки.

Тот факт, что в протоколе осмотра места происшествия не отражено повреждение входной двери , не свидетельствует об отсутствии в действиях виновных квалифицирующего признака разбоя, совершенного с незаконным проникновением в жилище. Судом достоверно установлено, что Михайлов и Шевелев проникли в дом потерпевших против воли проживающих в нем лиц, которые, напротив, не хотели открывать дверь и пускать их в дом. Несмотря на это, осужденные выбили дверь и незаконно вошли в жилище потерпевших.

О наличии между Михайловым и Шевелевым предварительного сговора на совершение разбойного нападения с целью хищения имущества Ж и В свидетельствует совместный и согласованный характер действий виновных, которые одновременно применяли к 9 потерпевшим насилие, угрожали применением насилия опасного для жизни и здоровья, путем демонстрации ножей и в результате похитили принадлежащее им имущество.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Михайлова и Шевелева виновными в совершении инкриминируемых им преступлений, и дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Суд правильно квалифицировал действия Михайлова и Шевелева по п. «ж» ч. 2 ст. 105, ч.З ст. 162 УК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих в силу ст. 379 УК РФ отмену приговора, не допущено.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60, 43, п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ. Суд учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств явки Шевелева и Михайлова с повинной по эпизоду убийства Л частичное признание Шевелевым своей вины, наличие у Михайлова малолетних детей, состояние здоровья осужденных. В качестве отягчающего наказание обстоятельства суд признал наличие у Михайлова рецидива преступлений. Назначенное осужденным наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Вместе с тем, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в отношении Михайлова и Шевелева.

По смыслу уголовного закона под насилием, опасным для жизни или здоровья (ст. 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, В были причинены телесные повреждения в виде кровоподтеков на обоих веках глаз, в правой скуловой области и ссадины в левой скуловой области, которые образовались от твердых тупых предметов и вреда здоровью не причинили. 10 При таких обстоятельствах, а также учитывая отсутствие достаточных данных, свидетельствующих о том, что примененное осужденными насилие создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевших, следует исключить из осуждения Михайлова и Шевелева по ч.З ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак совершение разбоя с «применением насилия, опасного для жизни и здоровья».

В то же время, внесение вышеуказанных изменений в приговор не влечет смягчение назначенного Михайлову и Шевелеву наказания по ч.З ст. 162 УК РФ, учитывая тяжесть совершенного преступления, личность виновных и обстоятельства дела.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 8 июля 2008 года в отношении Михайлова А А и Шевелева А В изменить, исключить из их осуждения по ч.З ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак совершение разбоя «с применением насилия, опасного для жизни и здоровья».

В остальном приговор в отношении Михайлова А.А. и Шевелева А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 67-О09-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

онлайн
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 6
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх