Дело № 67-О10-25

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 апреля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-О10-25

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 апреля 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.
судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 15 апреля 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Ладошкиной Н.В., кассационные жалобы осужденного Крихты А.С., адвоката Феофанова В.Г. в защиту Крихты А.С., потерпевших Ф и Ф . на приговор Новосибирского областного суда от 8 декабря 2009 года, по которому Крихта А С , осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 8 декабря 2009 года, в срок отбытия наказания зачислено время нахождения Крихты А С. под стражей с 26 января 2008 года по 7 декабря 2009 года включительно.

В приговоре также определена судьба вещественных доказательств по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора и доводах кассационных жалоб и представления, выступления осужденного Крих ты А С. (в режиме видеоконференц-связи) и в его защиту адвоката Феофанова В.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также выслушав мнение прокурора Аверкиевой В.А. об оставлении приговора 2 без изменения, Судебная коллегия

установила:

Крихта А С. признан виновным в покушении на убийство более двух лиц: Ф З Л Г и С при совершении которого им была причинена смерть Ф Преступление совершено 24 марта 2007 года в при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Крихта А С. свою вину в инкриминируемом ему преступлении отрицал, утверждая о непричастности к его совершению.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Крихта А.С., заявляя о своем несогласии с приговором, указывает, что сделанные в нем судом выводы не соответствуют материалам дела. Утверждает, что вопреки требованиям ст. 49 Конституции РФ, ст.ст. 14, 302 УПК РФ о необходимости толкования сомнений в пользу обвиняемого и о недопустимости постановления обвинительного приговора на основе предположений суд при постановлении приговора учел лишь доказательства обвинения и не привел мотивы, по которым он отверг доказательства его невиновности. Признает, что примерно в 23-00 часа 24 марта 2007 года по вызову Ф вышел из дома и вместе с ним и Л подъехал к домам , где стояла толпа знакомых и незнакомых ему молодых людей. Поздоровавшись с некоторыми из них и остановившись поговорить с Ф он увидел, как Л отошел к машине, после чего услышал звуки 6-7 выстрелов, и все стали разбегаться; в руках у догнавшего его Л он увидел карабин «Сайга». На следующий день Л . рассказал, что он стрелял в людей и убил 2-х человек. Полагает, что засекреченный свидетель «Ч » давал выгодные обвинению показания в ответ на проявление к нему снисхождения в связи с производством в отношении него по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств, чем объясняются и частые корректировки им своих показаний. Отмечает, что показания свидетелей З и В о том, что они видели его в коридоре с чехлом от ружья, в котором что-то было, противоречивы, т.к. ими сообщались разные данные о цвете чехла (соответственно серый или бежевый и черный) и о наличии друг друга в помещении. Обращает внимание на то, что отсутствие В на видеозаписи пикника, а также пояснения супругов З о том, что она проживала в это время по другому адресу, ставит под сомнение присутствие В вечером 24 марта 2007 года по адресу: а заявленное стороной защиты ходатайство о проведении в целях устранения этого сомнения экспертизы видеозаписи судом не было рассмотрено. Указывает, что информация, содержащаяся в протоколах 3 осмотров места происшествия об обнаружении 6 (5+1) гильз охотничьих патронов 12 калибра, а также в протоколе осмотра предметов и актах экспертных исследований патронов, гильз, пыжей-контейнеров и дроби, носит вероятностный характер и не позволяет сделать однозначный вывод о том, что гильзы с места происшествия и пыжи-контейнеры и дробь, изъятые из одежды и тела Ф , принадлежат к той же серии, что и имеющиеся в патронах, изъятых по месту жительства Крихты А.С. Возражает против неприобщения к материалам уголовного дела результатов исследования на полиграфе, считая, что они подтверждают его невиновность. Просит приговор отменить и прекратить уголовное дело в отношении него ввиду непричастности к совершению преступления.

Адвокат Феофанов В.Г. в кассационной жалобе в интересах Крих ты А.С. и в дополнениях к ней, изложив установленные судом в приговоре обстоятельства дела, отмечает, что его подзащитный как на предварительном следствии, так и в судебном заседании не признавал себя виновным, подчеркивая, что являлся только свидетелем происшедшего, а стрелял Л , т.к. именно у него в руках был карабин. Считает показания свидетеля «Ч » о лицах, стрелявших в толпу из карабинов и травматического оружия противоречивыми, а его же показания, изобличающие Крихту А.С. как Царькова А , первым выстрелившего из «Сайги», не соответствующими действительности. Ссылается также на противоречивость показаний свидетелей В и З якобы видевших поздним вечером 24 марта 2007 года Крихту А.С. выходившим из квартиры с чехлом из-под карабина, а также на то, что судом не были проверены (в том числе путем проведения экспертизы видеозаписей на мобильном телефоне В и компакт-диске с целью установления даты проведения съемки) данные о том, присутствовала ли В 24 марта 2007 года в квартире дома по и могла ли она видеть там Крихту А . С, Указывает, что никто из свидетелей не опознал Крихту А.С. как лицо, стрелявшее из карабина в сторону потерпевших, называвшиеся потерпевшими приметы стрелявшего отличаются от внешних данных Крихты А.С. Считает недостоверными доказательствами заключение № и показания эксперта-балл иста относительно общности признаков боеприпасов, обнаруженных по месту жительства Крихты А . С, и гильз, обнаруженных на месте происшествия, полагая, что они не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Обращает внимание на то, что в ходе предварительного следствия проводилось обследование Крихты А.С. с помощью полиграфа, однако его результаты, несмотря на ходатайство стороны защиты, не приобщены к делу. Просит приговор отменить, прекратив уголовное преследование в отношении Крихты А.С. В кассационном представлении государственный обвинитель Ладошкина Н.В., проанализировав обстоятельства осуществления 4 уголовного преследования в отношении Крихты А.С. и изменения в ходе производства по уголовному делу предъявленного ему обвинения, отмечает нарушение права на судебную защиту потерпевших Ф в результате принятых судом решений по вопросам доказанности обвинения, его объема, применения уголовного закона и назначения наказания. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение с момента предварительного слушания.

Потерпевшие Ф и Ф в своей кассационной жалобе, ссылаясь на международно-правовые акты в области обеспечения прав потерпевших от преступлений, указывают на необоснованность отказа суда возвратить уголовное дело прокурору с целью квалификации содеянного Крихтой А.С. как оконченного преступления. Утверждают, что право потерпевшего на справедливое осуждение виновного за убийство не должно зависеть от ошибки следователя, неправильно квалифицировавшего преступление. Считая приговор незаконным и несправедливым, просят его отменить, а уголовное дело направить прокурору для предъявления обвинения в соответствии с требованиями закона.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденный Крихта А.С. полагает его не подлежащим удовлетворению, настаивая на недоказанности своей вины в совершении преступления.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, а также возражения на кассационное представление, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденного в инкриминируемом ему преступлении, будучи основанным на всесторонне исследованных в судебном заседании правильно оцененных судом доказательствах, соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Утверждения осужденного и его защитника о недоказанности вины Крихты А.С. Судебная коллегия находит безосновательными.

О его причастности к совершению преступления свидетельствуют: - его собственное признание в том, что поздно вечером 24 марта 2007 года Ф вызвал его из дома, и они вместе с Л подъехали на автомобиле к площадке между домами №№ где собрались 2 конфликтующие группы молодых людей и где вскоре началась стрельба; - показания потерпевших Л ., С С , З Г ., Л ., Л Л ., а также свидетелей Ф ., Г Д , С ., из которых следует, что 24 марта 2007 года они, вместе с некоторыми другими молодыми людьми из их компании собрались в районе домов №№ , с целью выяснения отношений с другой группой 5 молодых людей, которые перед этим избили Л и забрали его мобильный телефон. В ходе разговора между отдельными представителями этих групп произошла драка, а когда они захотели уехать, их машины не выпустили, после чего один из людей из другой компании, в руках у которого было ружье, сказал: «Чего с ними базарить? Валить их.

Разбегайтесь» и начал стрелять в их сторону. При этом стреляли и другие люди, как из боевого, так и из травматического оружия; - показания свидетелей З и В согласно которым они видели, как примерно в 22-00 часа 24 марта 2007 года Крихта А . С, проживавший вместе с ними по адресу: , собирался выходить из квартиры с чехлом для ружья, в котором что-то было. Как показала З ., ранее она в комнате Крихты А .С видела ружье; - показания свидетеля под псевдонимом «Ч », пояснившего, что 24 марта 2007 года он присутствовал при конфликте между двумя группами молодых парней и видел, как после прозвучавшей со стороны группы « » команды «разойтись» парень, который был ему известен как Царьков А (он же Крихта А ), первым выстрелил из карабина «Сайга» в сторону стоящих у автомобиля молодых людей и один из них - вылезший из-за руля автомобиля (при последующем допросе в судебном заседании «Ч » уточнил, что автомобиль был - упал. После этого начали стрелять все, у кого было оружие: Ф - из «Сайги», остальные - из травматического оружия; - протокол осмотра места происшествия от 24 марта 2007 года, согласно которому на участке местности между домами были обнаружены автомобиль госномер , с повреждениями кузова и каплями бурого цвета в салоне, контейнер патрона, резиновая пуля, 5 гильз 12 калибра, некоторые другие предметы; - протокол осмотра места происшествия от 25 марта 2007 года, в котором зафиксировано обнаружение напротив домов группы пятен и лужи бурого цвета, гильзы 12 калибра, пыжа, а также дроби; - протокол следственного эксперимента от 9 октября 2008 года, в ходе проведения которого потерпевшие С З Г Л Л указали на месте происшествия их расположение, а также местонахождение стрелявшего человека и Ф ; - протокол осмотра трупа Ф и акт его судебно- медицинской экспертизы № от 5 мая 2008 года, из которых следует, что Ф были причинены множественные огнестрельные дробовые ранения туловища с повреждением внутренних органов (правового легкого, правого купола диафрагмы, правой доли печени, правой почки) и правой нижней конечности, сопровождающиеся излитием крови в 6 правую плевральную и брюшную полости, осложнившиеся гемморагическим шоком тяжелой (3-4) степени, в результате чего наступила смерть потерпевшего. По заключению эксперта, указанные телесные повреждения были причинены одним выстрелом; - протокол обыска в квартире по месту проживания Крихты А . С, в ходе которого были обнаружены и изъяты, в том числе, патрон «\Уо1Г охота», охотничий пояс с 25 вставленными в него патронами, упаковка патронов «Практик» на 10 патронов, в которой было 8 патронов, 7 патронов различного калибра, чехол для ружья «Пассат», коробка от карабина «Вепрь», три кастета, два бронежилета; - заключения экспертов № от 2 мая 2007 года, № от 16 июня 2008 года, № от 20 июня 2008 года, согласно которым предметы, изъятые в квартире по месту проживания Крихты А . С, а также обнаруженные на месте происшествия между домами и по и извлеченные из тела и одежды Ф были определены как боеприпасы или составные части боеприпасов, при этом было установлено, что гильзы № 3, № 4 и пыжи-контейнеры № 4, № 3, обнаруженные на месте происшествия, по своим общим признакам совпадают соответственно с гильзами и пыжами-контейнерами патронов № 39 и 38, изъятых при обыске по месту жительства Крихты А . С; показаниями эксперта Ч подтвердившего тождественность представленных для исследования предметов и достоверность указанных экспертных заключений боеприпасов.

Используемое при совершении преступления орудие - карабин «Сайга» с патронами, заряженными дробовым зарядом, направленность выстрелов именно в группу стоящих людей, близкое расстояние, с которого производилась стрельба по цели, произнесенные Крихтой А.С. слова «Валить их!» доказывают наличие в его действиях умысла на причинение смерти нескольким лицам.

Утверждения Крихты А.С. и его защитника о том, что он только присутствовал на месте происшествия, а стрелял из карабина и убил Ф другой человек, по результатам судебного разбирательства подтверждения не получили. Допрошенные в судебном заседании потерпевшие и свидетели не подтвердили сообщенные на этот счет Крихтой А.С. сведения, не получили эти сведения подтверждения и в результате исследования вещественных доказательств.

Напротив, свидетель под псевдонимом «Ч » вполне определенно показал, что именно Царьков А (он же Крихта А.С.) крикнул: «Чего с ними базарить? Валить их. Разбегайтесь», что, согласно ранее достигнутой договоренности, должно было восприниматься членами группы « » как сигнал к тому, что начнется стрельба. Сразу же после этого Крихта А.С. начал стрелять из ружья, которое он достал из имевшегося у него чехла черного цвета; после первого же его выстрела человек, стоявший у автомобиля , упал на землю. 7 Обстоятельств, указывающих на то, что у данного свидетеля имелись причины для оговора в совершении преступления именно Крихты А . С, не установлено.

Доказательствами совершения Крихтой А.С. инкриминируемого ему преступления являются также показания свидетелей З и В видевших, как он уходил из квартиры поздним вечером 24 марта 2007 года с чехлом для ружья, в котором что-то было.

Незначительные расхождения в показаниях этих свидетелей, касающиеся их пояснений относительно цвета чехла для ружья, а также того, что в момент, когда Крихта А.С. выходил из квартиры, З не видела в коридоре квартиры В не дают оснований сомневаться в правдивости показаний каждой из них относительно главного - того, что 24 марта 2007 года Крихта А.С. собирался покинуть квартиру и у него был чехол для ружья.

Приводимый стороной защиты в опровержение показаний свидетеля В довод о том, что на момент совершения преступления она не проживала в квартире, является неубедительным. Как следует из показаний самой В и свидетеля К в судебном заседании, В жила в квартире с 2005 года после ухода от мужа и занимала место на кухне, в которой для нее специально был выделен угол. То обстоятельство, что на видеозаписи пикника 24 марта 2007 года в мобильном телефоне отсутствует В не может расцениваться как доказательство того факта, что она в ночь с 24 на 25 марта 2007 не находилась в квартире и не могла видеть Крихту А.С. Данные этим свидетелем показания согласуются с показаниями других допрошенных в суде лиц и иными доказательствами.

Ссылка стороны защиты на показания свидетелей К и В . не может быть принята во внимание: сообщенные ими сведения о том, выходил ли Крихта А С. ночью из квартиры, непоследовательны, внутренне противоречивы и расходятся с показаниями других свидетелей и самого Крихты А . С, признавшего, что он выходил из квартиры и был на месте происшествия, сообщенные же названными свидетелями данные о том, что ночью в соседнем дворе стрелял Л носят производный характер, т.к. получены они были от Крихты А С.

Доводы осужденного Крихты А.С. и его защитника - адвоката Феофанова В.Г. о вероятностном характере и недостоверности экспертных заключений по результатам исследования изъятых в жилище Крихты А.С. боеприпасов, а также обнаруженных на месте преступления, в теле и одежде Ф фрагментов боеприпасов тщательно проверялись судом в ходе судебного следствия, в том числе путем допроса в судебном заседании эксперта Ч с учетом чего суд обоснованно пришел к выводам о том, что представленные для экспертных исследований материалы являются подлинными и соответствующими тем характеристикам, которые были указаны при приобщении этих материалов 8 к уголовному делу в качестве вещественных доказательств, а также что полученные данные в совокупности с другими доказательствами с убедительностью подтверждают совпадение основных признаков как фрагментов боеприпасов, обнаруженных на месте происшествия и в теле Ф так и боеприпасов, изъятых во время обыска в жилище Крихты А . С, и, соответственно, причастность Крихты А.С. к производству выстрелов и причинению смерти Ф .

Утверждение в кассационных жалобах осужденного и его защитника о нарушении права на защиту в связи с неприобщением к материалам уголовного дела результатов испытания Крихты А.С. на полиграфе Судебная коллегия признает безосновательным. Такого рода исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к числу предусмотренных ст. 74 УПК РФ источников доказательств, использование которых является обязательным при доказывании по уголовному делу.

Судебная коллегия не находит оснований для признания обоснованными доводов кассационного представления государственного обвинителя и кассационных жалоб потерпевших Ф о нарушении права последних на судебную защиту и о необходимости квалификации содеянного Крихтой А.С. не только как покушения на убийство более двух лиц, но и как оконченного убийства Ф В соответствии со ст. 252 УПК судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинении.; изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается , если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В силу этих предписаний уголовно-процессуального закона обсуждение судом в судебном заседании вопроса о наличии или отсутствии оснований для предъявления подсудимому Крихте А.С. дополнительного обвинения в умышленном причинении смерти, равно как и принятие по нему соответствующего решения исключается.

Недопустимым является также принятие судом решения о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения, на чем настаивают в своих кассационных представлении и жалобе государственный обвинитель и потерпевшие. Как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года № 18-П, возвращение уголовного дела прокурору в связи с существенными нарушениями прав участников уголовного судопроизводства допускается лишь при условии, что возвращение дела не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия и переквалификацией содеянного на статью уголовного закона о более тяжком преступлении. Необходимость же изменения объема обвинения и квалификации действий обвиняемого не может выступать в качестве основания для возвращения уголовного дела прокурору.

Исходя из этого и в удовлетворении кассационного представления 9 государственного обвинителя и надзорной жалобы потерпевших должно быть отказано.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 8 декабря 2009 года в отношении Крихты А С оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 67-О10-25

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх