Дело № 67-О10-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 марта 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О10-9

от 2 марта 2010 года

 

председательствующего Ботина А.Г.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Волкова Н.В., адвоката Зимина Н.Ф. и потерпевшей [скрыто] на

приговор Новосибирского областного суда от 10 декабря 2009 г., по которому

Волков [скрыто]

осужден по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 317 УК РФ к 16 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Волкова Н.В. в пользу потерпевшей [скрыто] руб. в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., выступление адвоката Долматовой С.Д., поддержавшей доводы кассационных жалоб осужденного Волкова Н.В. и адвоката Зимина Н.Ф., мнение прокурора Телешевой-Курицкой H.A., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

также в

Волков Н.В. признан виновным в покушении на убийство [скрыто] в связи с выполнением им общественного долга, а посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа

[скрыто] в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступления совершены 4 ноября 2008 г. [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Волков не признал себя виновным, пояснил, что [скрыто] и [скрыто] угрожали его жизни, и он вынужден был

действия /щ обороняться.

В кассационных жалобах:

адвокат Зимин Н.Ф. в защиту интересов осужденного Волкова просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что судом неверно установлены фактические обстоятельства. Утверждает, что Волков действовал в условиях необходимой обороны. Считает ошибочным вывод суда о наличии у Волкова умысла на причинение смерти [скрыто]. Потерпевший [скрыто] в судебное заседание не явился, и законных

оснований для оглашения его показаний не имелось. Указывает на необоснованность осуждения Волкова по ст. 317 УК РФ, так как ему не было известно о том, что [скрыто] является сотрудником правоохранительного органа. По его мнению, судом необоснованно отвергнуты показания свидетеля В 1, подтвержденные показаниями свидетеля [скрыто] о том, что

М " I без предъявления документов напал на Волкова и пытался его скрутить, а Волков, защищаясь, просил, чтобы вызвали милицию. По его утверждению, в должностные обязанности М ~ I не входила обязанность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Считает, что судом немотивированно не исключены из числа доказательств заключение служебной проверки, а также заключения судебно-медицинской и психолого-психиатрической экспертиз, которые получены с нарушением закона. Несвоевременное ознакомление Волкова с постановлениями о назначении экспертиз и с заключениями экспертов лишило его права на выбор по своему усмотрению экспертов и на постановку перед ними дополнительных вопросов. Утверждает, что в результате необоснованного отклонения судом

ходатайств стороны защиты о проведении повторных экспертиз остались невыясненными вопросы о психическом состоянии осужденного Волкова в момент совершения преступления, причине смерти потерпевшего [скрыто] через 18 дней после полученных ранений и степени вины Волкова в его смерти;

осужденный Волков Н.В., не оспаривая причинения потерпевшим [скрыто] и М ( ножевых ранений, утверждает, что умысла на

причинение им смерти не имел, поскольку его действия носили оборонительный характер. Ему не было известно, что потерпевшие -сотрудники милиции, сами они об этом не заявили, были в гражданской одежде и никаких документов не предъявили. Указывает на нарушение его права на защиту, выразившееся в необоснованном отказе судом в ходатайстве о признании недопустимыми заключений судебно-медицинской и психолого-психиатрической экспертиз, которые получены с нарушением закона. Считает, что и заключение ведомственной комиссии, признавшей правомерными действия сотрудников милиции [скрыто] и [скрыто], не может служить доказательством, поскольку составлено должностными лицами, заинтересованными в исходе дела. Несмотря на его заявление в судебном заседании о недозволенных методах ведения следствия, суд сослался в приговоре на явку с повинной и показания, данные им при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого. Суд не принял во внимание его объяснения относительно обстоятельств, при которых им были получены телесные повреждения, и признал установленным, что получены они при его задержании в связи с совершенным преступлением. Кроме того, оспаривает мотивы, по которым суд не принял во внимание показания его матери [скрыто] I., а

также соседа кИ" I I. С учетом приведенных доводов просит разобраться по существу дела, проявить к нему снисходительность и снизить назначенное наказание, которое, по его мнению, является чрезмерно строгим;

потерпевшая [скрыто], не оспаривая фактические обстоятельства

совершенных осужденным преступлений, их юридическую квалификацию, считает, что постановленный в отношении Волкова приговор является несправедливым ввиду мягкости назначенного ему наказания. Ставит вопрос об отмене приговора и применении к Волкову пожизненного лишения свободы.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Егорова А.Э. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Волкова законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Волкова в совершении преступлений основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана надлежащая оценка.

В основу приговора судом обоснованно положены показания Волкова в ходе предварительного следствия, содержащиеся в протоколах допросов от 05.11.2008 в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также в явке с повинной, согласно которым во время конфликта с [скрыто] он

действительно нанес им несколько ударов, а затем стал угрожать ножом. Проходящий мимо мужчина, как узнал позже - [скрыто], пытался пресечь

его действия. Между ними возник конфликт, в ходе которого он нанес [скрыто] несколько ударов ножом и убежал домой. Позднее ему позвонила

и попросила выйти на улицу, чтобы поговорить. У подъезда

его окликнул незнакомый мужчина, как выяснилось позднее - сотрудник милиции М Щ. Он понял, что его хотят задержать и попытался убежать, но успел схватить его. Не желая быть задержанным, он достал нож и стал

наносить удары М . Во время борьбы был задержан другими

сотрудниками милиции.

Приведенные показания осужденного судом признаны достоверными, поскольку получены они с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката. Они согласуются между собой и подтверждены другими доказательствами, в частности показаниями потерпевшего [скрыто] свидетелей [скрыто] I, [скрыто] I., ?4

[скрыто]., заключениями экспертов, протоколами осмотров места происшествия и вещественных доказательств.

Доводы осужденного о том, что показания, данные им при задержании и последующих допросах, не достоверны, поскольку получены с применением недозволенных методов ведения следствия, в судебном заседании проверены и отвергнуты по мотивам, приведенным в приговоре, обоснованность которых у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Судом достаточно полно исследован вопрос о характере действий Волкова на месте преступления и содержании его умысла при нанесении ударов ножом потерпевшему [скрыто]. Довод осужденного о том, что он

действовал в условиях необходимой обороны и удары ножом наносил, пытаясь освободиться от [скрыто], который удерживал его, придавив коленом к

земле, проверен судом и отвергнут со ссылкой на доказательства, исследованные в судебном заседании.

Так, из показаний потерпевшего [скрыто], оглашенных в

судебном заседании, следует, что, проходя мимо одного из жилых домов, он увидел незнакомого мужчину, как оказалось, Волкова, который преследовал женщин. Одна из них, укрываясь, забежала за него. Он увидел в руке Волкова нож и потребовал, чтобы тот выбросил его. Волков подбежал к нему и нанес ножом удары в левую руку и левый бок. Он повалил Волкова на землю, но тот нанес ему еще два удара ножом в ногу. Тогда он вырвал у Волкова нож и

выбросил его, а сам на такси доехал до больницы, где ему оказали медицинскую помощь.

Свидетель [скрыто]. пояснила суду, что, убегая от преследований

Волкова, она забежала за спину случайного прохожего, как оказалось, [скрыто], который повалил Волкова на землю и удерживал его. Волков стал

наносить [скрыто] удары каким-то предметом. Вскоре [скрыто] вскочил,

крикнул, чтобы вызвали милицию, и убежал. В больнице, куда она обратилась после конфликта, узнала, что Волков причинил [скрыто] ^ ножевые ранения.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у [скрыто] обнаружена рана в области восьмого межреберья слева, проникающая в грудную клетку и брюшную полость с повреждением диафрагмы, большого сальника и серозной оболочки толстой кишки; рана задней поверхности левого локтевого сустава; раны передней и задней поверхности левого бедра; рана на ладонной поверхности первого пальца левой кисти, которые образовались от воздействия острого предмета незадолго до обращения за медицинской помощью.

При таких обстоятельствах судом правильно отвергнуты доводы осужденного Волкова и его защиты о том, что, нанося удары ножом [скрыто], Волков действовал в условиях необходимой обороны, защищаясь

от его нападения.

При этом судом обоснованно принято во внимание, что в явке с повинной и в своих показаниях от 05.11.2008 Волков не заявлял о нападении со стороны [скрыто] и не указывал на то, что его действия в отношении [скрыто]

носили оборонительный характер.

Вопреки утверждениям в жалобах является правильным и вывод суда о том, что, нанося {Щ Щ множественные удары колюще-режущим орудием

в область расположения жизненно важных органов и причинив ему ранения, в том числе проникающие в грудную клетку и брюшную полость с повреждением внутренних органов, которые создавали опасность для жизни в момент причинения, Волков осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления смерти потерпевшего и желал ее наступления, то есть действовал с прямым умыслом, направленным на причинение потерпевшему смерти, довести который не смог по независящим от него обстоятельствам.

Что касается довода об отсутствии законных оснований для оглашения в судебном заседании показаний неявившегося потерпевшего [скрыто], то он

также является необоснованным. Как установлено судом, [скрыто] в связи с

переменой места службы выехал за пределы [скрыто] и

проживает на территории [скрыто], откуда

выезд затруднен. Судом обоснованно данное обстоятельство признано исключительным. При этом принято во внимание ходатайство потерпевшего о рассмотрении дела без его участия и оглашении в судебном заседании его показаний, данных в ходе предварительного следствия, которые он подтверждает в полном объеме. Принято во внимание также и то обстоятельство, что сам осужденный Волков в судебном заседании против рассмотрения уголовного дела в отсутствие потерпевшего Д Щ и

оглашения показаний потерпевшего, данных в ходе предварительного следствия, не возражал.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении Волкова за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа ввиду его неосведомленности относительно того, что [скрыто] является таковым.

Судебная коллегия находит правильным вывод суда о том, что осужденный Волков, нанося [скрыто] удары ножом, был информирован, что

тот является сотрудником правоохранительного органа. Данный вывод вытекает из содержания собственных показаний Волкова при допросе 05.11.2008 в качестве обвиняемого, согласно которым при встрече с [скрыто] он догадался, что его хотят задержать, и поэтому пытался убежать.

Вопреки утверждениям в жалобах эти показания Волкова исследованы в судебном заседании (л.д. 183 т. 3).

Свидетель [скрыто] пояснил суду, что при задержании Волкова он находился возле дома и слышал крики [скрыто]: «Стоять, милиция!». Он побежал к подъезду, где увидел, как Волков наносит удары ножом в область головы и плеча [скрыто].

Свидетель [скрыто]., присутствовавшая при задержании Волкова, пояснила, что [скрыто], увидев вышедшего из подъезда [скрыто] окликнул его, представился сотрудником милиции и показал свое служебное удостоверение. Она видела, как они сначала схватили друг друга за одежду, а затем Волков стал наносить [скрыто] удары ножом в область головы, нецензурно выражаясь в его адрес, как сотрудника милиции. После его задержания [скрыто] обнаружила у подъезда дома служебное удостоверение [скрыто].

Свидетель [скрыто] подтвердила показания свидетеля [скрыто] о

том, что [скрыто] представился Волкову сотрудником милиции и предъявил ему служебное удостоверение, после чего последний стал наносить ему удары ножом. Позднее она обнаружила у подъезда дома Волкова служебное удостоверение [скрыто] и положила его в носилки, на которых [скрыто] был

отправлен в больницу.

Потерпевшая [скрыто] пояснила, что служебное удостоверение супруга передали ей вместе с его курткой в ГКБ куда он был доставлен с

места преступления.

В судебном заседании проверены также и показания свидетеля [скрыто] о том, что задержавшие ее сына лица не представлялись сотрудниками милиции, а также свидетеля [скрыто] пояснившего, что после

задержания Волков просил вызвать милицию.

Судом они признаны недостоверными, поскольку опровергаются как

вышеприведенными показаниями свидетелей [скрыто], так и показаниями свидетелей [скрыто] Ш

отрицавших тот факт, что Волков при его задержании и сразу после этого просил вызвать милицию.

В приговоре суд привел мотивы, по которым принял во внимание показания одних свидетелей и отверг показания других.

По указанным мотивам, с которыми судебная коллегия соглашается, судом отвергнут довод осужденного со ссылкой на показания свидетелей

[скрыто] и [скрыто] о том, что [скрыто] не представлялся ему сотрудником

милиции, и он полагал, что у подъезда его поджидали криминальные друзья

При таких обстоятельствах является правильным вывод суда о том, что Волкову заведомо было известно, что [скрыто] является сотрудником правоохранительного органа, прибывшим для его задержания в связи с совершением им правонарушения в отношении [скрыто] и причинением

ножевых ранений [скрыто].

Не вызывает сомнений правильность вывода суда о том, что при задержании Волкова действия сотрудника правоохранительного органа [скрыто] носили правомерный характер. Они не угрожали жизни и здоровью Волкова и не вынуждали последнего обороняться.

Волков не отрицал на следствии, что при попытке убежать [скрыто] схватил его за одежду, и сразу после этого он стал наносить ему удары ножом. Таким образом, из собственных показаний осужденного следует, что тот

неожиданно для М _а стал наносить ему удары ножом в область головы и

плеча, от которых [скрыто] в упал и больше не поднимался. Показания Волкова в этой части согласуются с показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто],

полностью отрицающих наличие какого-либо насилия со стороны

Несостоятельно утверждение защиты о том, что в служебные обязанности [скрыто] не входит обязанность по охране общественного порядка и

Статьи законов по Делу № 67-О10-9

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх