Дело № 67-О12-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 марта 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О12-11

от 1 марта 2012 года

 

председательствующего Борисова В.П., судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании 1 марта 2012 г. кассационные жалобы осуждённого Михеева Е.В. и адвокатов Малетина СВ. и Беляева A.B. на приговор Новосибирского областного суда от 1 ноября 2011 г., по которому

Михеев [скрыто]

[скрыто] несудимый,

осуждён

по пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011г. № 97-ФЗ) на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Воронков [скрыто]

[скрыто] несудимый,

осуждён

по ч. 5 ст. 33, пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ) с применением правил ст. 64 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года, в течение которого Воронков H.A. должен доказать свое исправление.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ на осужденного Воронкова H.A. возложены обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за его поведением, в установленный срок являться в этот орган для регистрации.

В отношении осуждённого Воронкова H.A. кассационные жалобы и представление не принесены, законность и обоснованность приговора в отношении его проверяется в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения осуждённого Михеева Е.В. по его доводам в жалобе, объяснения адвоката Беляева А.В в защиту интересов Михеева, поддержавшего доводы, приведённые в кассационных жалобах, и просившего об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, объяснения адвоката Лунина Д.М. в защиту интересов осуждённого Воронкова H.A., просившего о переквалификации действий Воронкова на ст. 291 -1 УК РФ и освобождении его от уголовной ответственности на основании примечания к этой статье, мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего приговор в отношении обоих осуждённых оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Михеев Е.В. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом -старшим следователем по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в кредитно-финансовой сфере и налоговых преступлений следственной части при Главном управлении МВД России по [скрыто] федеральному округу, а также руководителем следственной группы по уголовному делу № I, получил через посредника Воронкова H.A. взятку в виде денег за входящее в его служебные полномочия бездействие в пользу взяткодателя Г I за непривлечение последнего к уголовной ответственности в

крупном размере, с вымогательством.

Воронков H.A. признан виновным в совершении пособничества в получении взятки.

В судебном заседании Михеев Е.В. и Воронков H.A. виновными в получении взятки с вымогательством себя не признали.

В кассационной жалобе адвокат Малетин СВ. в защиту интересов осуждённого Михеева просит об изменении приговора и переквалификации действий осуждённого с пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку ни в ходе предварительного следствия, ни при рассмотрении дела в судебном заседании не доказано наличие у Михеева умысла на получение взятки.

Адвокат полагает, что действия Михеева охватывались умыслом на мошенничество, а именно на незаконное завладение денежными средствами [скрыто] путем обмана.

По мнению адвоката, в ходе судебного разбирательства было установлено, что в период с января по апрель 2010 года Михеев Е.В. испытывал материальные затруднения и решил поправить свое финансовое положение путём завладения денежными средствами гр. [скрыто], являвшегося свидетелем по уголовному делу, находившемуся у него в производстве. С этой целью он изготовил процессуальное решение о привлечении [скрыто] к уголовной ответственности за мошенничество,

продемонстрировал его и тем самым, подвиг [скрыто] на передачу ему денежных средств за принятие решения в его пользу, то есть за непривлечение [скрыто] к

уголовной ответственности.

Адвокат находит несостоятельным вывод суда в приговоре о том, что вина Михеева Е.В. в получении взятки подтверждается его явкой с повинной и первоначальными показаниями на предварительном следствии. По мнению адвоката, в этих процессуальных документах речь идёт только о незаконном завладении деньгами [скрыто] путём обмана. Кроме того, эти показания Михеев Е.В., как считает адвокат, давал, находясь в неадекватном психологическом состоянии.

Далее адвокат ссылается на то, что суд не дал надлежащей оценки показаниям Михеева Е.В. о том, что в силу особенностей организации его служебной деятельности он не мог лично принимать решения о привлечении либо непривлечении гражданина к уголовной ответственности, что, по мнению адвоката, нашло своё подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Автор жалобы считает поведение [скрыто], имевшего и продолжавшего иметь статус свидетеля по уголовному делу на протяжении девяти лет, провокацией и местью правоохранительным органам за свои моральные неудобства.

Адвокат ссылается на то, что выводы суда основаны не на доказательствах, исследованных в ходе судебного разбирательства, а только на внутреннем убеждении суда, согласно которому действия Михеева должны быть квалифицированы как взятка, а не как мошенничество.

По мнению адвоката, из приговора не следует, за какое именно бездействие, входящее в служебные полномочия Михеева, последний получил взятку от [скрыто], который, судя по его показаниям, знал, что он не мог и не может быть

привлечён к уголовной ответственности как ввиду отсутствия доказательств его виновности, так и вследствие истечения срока давности уголовного преследования.

Адвокат находит ошибочным решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании результатов оперативно-розыскных мероприятий недопустимыми доказательствами. По мнению автора жалобы,

оперативно-розыскные мероприятия по обращению [скрыто] о вымогательстве взятки были проведены с нарушением ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку вместо предупреждения преступления сотрудники ФСБ, как считает адвокат, спровоцировали его совершение.

При этом автор жалобы ссылается на то, что [скрыто] в период с 7 мая по 20 мая 2010 г. действовал в соответствии с инструкциями сотрудников ФСБ, в том числе и при даче им показаний.

В кассационной жалобе адвокат Беляев A.B. в защиту интересов осуждённого Михеева просит об изменении приговора и переквалификации действий осуждённого с пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ и о назначении Михееву наказания с применением ст. 73 УК РФ.

Адвокат указывает на то, что суд в основу приговора положил протокол явки Михеева Е.В. с повинной и его показания в качестве подозреваемого. Однако эти доказательства, по его мнению, являются недопустимыми, поскольку получены следователем, которому расследование уголовного дела не поручалось. Следователь, как полагает адвокат, самовольно принял дело к своему производству и провёл по нему ряд следственных действий. Между тем поручение о производстве предварительного расследования поступило лишь днём 21 мая 2010 г.

Далее автор жалобы указывает на то, что оперативно-розыскные мероприятия проведены с нарушением Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», без судебной санкции. Более того, сотрудники ФСБ, по мнению адвоката, склонили (спровоцировали) задержанного с поличным Воронкова к продолжению преступления, что запрещено законом.

Адвокат считает, что суд необоснованно отверг доводы Михеева о том, что 17 мая 2010 г. им была подготовлена расписка о получении от [скрыто] а денег в долг, и эта расписка была обнаружена отцом Михеева у него в квартире и приобщена к материалам дела.

По мнению автора жалобы, не подтверждается материалами дела и вывод суда о добровольности участия [скрыто] в оперативном эксперименте. Суд, как

считает адвокат, не дал оценки показаниям последнего о том, что если бы он не согласился на участие в оперативном эксперименте, то для него наступили бы отрицательные последствия.

Адвокат считает, что суд не дал надлежащей оценки и показаниям свидетеля Б ^, согласно которым Михеев не мог самостоятельно принять решение о

привлечении [скрыто] к уголовной ответственности.

Адвокат также ссылается на нарушение в ходе судебного разбирательства положений ч. 3 ст. 278 и ч. 3 ст. 275 УПК РФ, полагая, что суд нарушал порядок судебного разбирательства, поскольку задавал свои вопросы и свидетелям и подсудимым во время их допроса как стороной обвинения, так и стороной защиты.

Автор жалобы полагает, что при назначении Михееву наказания суд не учёл данные о его личности, в том числе наличие у него грамот и благодарностей, а также нахождение у него на иждивении престарелой матери, страдающей тяжёлым заболеванием.

В кассационной жалобе осужденный Михеев Е.В. просит об изменении приговора и переквалификации его действий с пп. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч.

1 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ и о назначении наказания в соответствии с правилами ч.

2 ст. 66 УК РФ.

В обоснование своих требований Михеев указал на то, что в начале 2010 г. у него возникли финансовые трудности и он решил с помощью Воронкова путём обмана и введения в заблуждение через предоставление ложной информации завладеть деньгами [скрыто]. Он сообщил последнему о возможном привлечении его к уголовной ответственности и предложил за это бездействие передать определённую сумму денег. При этом и [скрыто] и его защитник знали о том, что доказательств его причастности к преступлению не имеется.

Поскольку в действительности никаких доказательств, уличающих Г1

у него не было и он не мог в силу ст. 171 УПК РФ предъявить ему обвинение, то и состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, а именно получения взятки за действия (бездействие), входящие в служебные полномочия, в пользу взяткодателя, в его действиях не имелось.

В связи с этим осуждённый ссылается на п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

Далее осуждённый Михеев указывает на то, что, поскольку [скрыто] знал, что доказательств его причастности к преступлению не имеется, он понимал, что его (Михеева) попытка завладеть его денежными средствами есть ни что иное, как обман, то есть мошенничество. Кроме того, [скрыто] передавал деньги за непривлечение его к уголовной ответственности, то есть за незаконные действия, что исключает такой квалифицирующий признак взятки как вымогательство.

Осуждённый полагает, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий были грубо нарушены требования уголовно-процессуального закона, а также Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку вместо предупреждения преступления сотрудниками ФСБ было спровоцировано его совершение: получив от [скрыто] заявление о вымогательстве взятки, не принимая

решения о возбуждении уголовного дела при наличии к тому предусмотренных законом оснований, а именно признаков преступления, сотрудники ФСБ провели оперативно-розыскное мероприятие и спровоцировали [скрыто] на дальнейшие действия, связанные с передачей денег ему (Михееву) через посредника Воронкова.

В связи с этим Михеев подчёркивает, что, несмотря на задержание Воронкова и добровольную выдачу последним [скрыто] руб., сотрудники ФСБ в нарушение

закона вынудили последнего передать эти деньги дальше, то есть ему, Михееву. С этой целью Воронков по предварительной договорённости встретился с

К при передаче денег Воронкова задержали. Однако и

[скрыто] вынудили передать деньги Михееву, после чего произошло

задержание. Находит все эти действия незаконными, провокационными.

Считает постановление от 20 мая 2010 г. о возбуждении уголовного дела незаконным. При этом ссылается на то, что из заявления Г1 I от 14 мая 2010

г. следует, что доказательств его виновности нет и он не мог быть привлечён к уголовной ответственности, следовательно, каких-либо оснований полагать, что у него вымогаются денежные средства для их передачи в качестве взятки за непривлечение к уголовной ответственности, не имелось.

Далее осуждённый утверждает, что его (Михеева) явка с повинной и первоначальные показания на предварительном следствии о том, что у него имелись основания для предъявления обвинения [скрыто], необоснованно положены в основу приговора, поскольку не подтверждаются, как того требует закон, другими доказательствами. При этом осуждённый акцентирует внимание на том, что его показания относительно того, что вопрос о привлечении [скрыто] к уголовной ответственности не обсуждался с членами следственной группы, подтверждаются показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто]

Автор жалобы полагает, что явка с повинной незаконно положена в основу приговора, поскольку она получена с нарушением требований ст. 142 УПК РФ и не была добровольной. Утверждает, что следователь использовал его психологическое состояние и он пошёл на поводу у следователя. Будучи введённым в заблуждение своим защитником, согласился на заключение соглашения о сотрудничестве, тем самым вновь оговорив себя в обмен на изменение меры пресечения.

Считает, что протокол его допроса в качестве подозреваемого является недопустимым доказательством, поскольку в период времени, указанный в протоколе, он находился в ИБС, о чём свидетельствует соответствующая отметка на протоколе. Этот документ, как считает осуждённый, аналогичен протоколу явки с повинной, а именно переписан с неё. Эти обстоятельства, по мнению Михеева, оставлены без должного внимания со стороны суда.

Далее автор жалобы указывает на то, что не получили соответствующей оценки в приговоре и нарушения закона, допущенные при назначении и проведении судебных экспертиз. Между тем с постановлениями о назначении ряда экспертиз ни он, ни его защитник своевременно ознакомлены не были, что нарушило их право знать о содержании вопросов, поставленных перед экспертами.

В связи с этим Михеев подчёркивает, что сторона защиты не смогла поставить перед экспертами вопрос о том, могло ли состояние, связанное с задержанием, оказать влияние на написание явки с повинной и дачу показаний. Несмотря на эти нарушения, суд пришёл к выводу о допустимости всех экспертных заключений.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Михеев Е.В., помимо ранее приведенных им и его адвокатами доводов, указывает, что при возбуждении и расследовании уголовного дела нарушена подследственность, поскольку преступление совершено на территории г. [скрыто] а заместителем

руководителя СК РФ предварительное следствие поручено СУ СК РФ по [скрыто] краю. Следователь [скрыто] принял дело к своему производству

без соответствующего поручения, указав, что направляет его, Михеева, в ИБС, однако продолжил следственные действия, более того, в ночное время.

Полагает, что полученная в это время явка с повинной не может быть признана допустимым доказательством.

Считает, что поручение о принятии дела к своему производству следователь получил лишь днём 21 мая 2010 г.

Проведённые по делу оперативно-розыскные мероприятия осуждённый находит незаконными, поскольку после обращения [скрыто] с заявлением о

вымогательстве взятки сотрудники ФСБ были обязаны возбудить уголовное дело, а не вовлекать Воронкова и [скрыто] в совершение противоправных

действий. Все результаты оперативно-розыскных мероприятий осуждённый предлагает считать недопустимыми доказательствами, которые не могут быть положены в основу приговора.

Осуждённый полагает, что суд необоснованно отказал в допросе свидетелей [скрыто] и [скрыто], чем был нарушен принцип

состязательности уголовного судопроизводства.

По мнению осуждённого, [скрыто] на предварительном следствии

пояснял, что в оперативном эксперименте он участвовал по принуждению, однако этот протокол допроса из материалов дела исчез, что можно было бы установить в судебном заседании.

Вывод суда о том, что его виновность подтверждается служебными заданиями и командировками в г. [скрыто], как считает осуждённый, несостоятелен,

поскольку оснований для предъявления обвинения [скрыто] у него не было, а командировки были связаны с допросом [скрыто] в качестве свидетеля. Демонстрация же подложного постановления о привлечении в качестве обвиняемого не доказывает его умысла на взятку.

Указывает, что нарушено его право на защиту, поскольку допрос в качестве подозреваемого (этот протокол в дальнейшем был положен в основу приговора как допустимое доказательство) проведён в отсутствие защитника, об участии которого он ходатайствовал.

Считает, что обвинение ему также предъявлено с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку оно предъявлялось дважды, без принятия решения о прекращении уголовного преследования по ранее предъявленному обвинению.

Государственный обвинитель принёс письменные возражения на

кассационные жалобы осуждённого и адвокатов, в которых просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, а также возражения на них, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Михеева основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Виновность Михеева Е.В. в получении взятки в крупном размере, с вымогательством подтверждается показаниями свидетеля [скрыто] из

которых усматривается, что в период с 2002 по 2010 г. он проходил свидетелем по уголовному делу, возбужденному в отношении директора ООО « [скрыто]. Начиная с сентября 2009 г. следователь Михеев, в чьём производстве

находилось уголовное дело, во время его допросов периодически высказывал мнение о наличии доказательств, подтверждающих его [скрыто] причастность к

преступлению, и постоянно угрожал привлечением к уголовной ответственности. В феврале 2010 г. ему позвонил Воронков H.A. и предложил помочь избежать уголовной ответственности. Он не хотел встречаться с Воронковым, но последний, позвонив ему 17 февраля 2010 г., сказал, что является хорошим знакомым Михеева и действует от его имени. В тот же день ему позвонил Михеев и объяснил, что он (I [скрыто]) не понимает сути обвинений и будет привлечен к уголовной ответственности, если «не хочет по-хорошему». 27 февраля 2010 г. Михеев в телефонном разговоре сказал, что он примет решение о непривлечении его к уголовной ответственности за вознаграждение в размере [скрыто] руб. Поскольку

угрозы Михеева воспринимались им как реальные, он «нанял» адвоката и 5 мая

Статьи законов по Делу № 67-О12-11

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 275. Допрос подсудимого
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх