Дело № 72-О10-118

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 72-О10-118

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 1 февраля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоЧервоткина АС.
судейЕфмолаевой Т.А. и Ведерниковой О.Н.
при секретареНикулищиной А.А.

в судебном заседании кассационные жалобы потерпевших рассмотрела , П , осуждённых Осинцева И.В., П Е., Галсанова В.А., Донцова Г.В., Харциенко Е.К., адвокатов Сухаревича С озенберга С.Х., Романова Р.Б., Непианиди И.Х., Сапожкова И.Ю., Голец Е.С., .Ю., Ивлевой В.В., Микулича А.С. на приговор Забайкальского Асалханова от 25 декабря 2009 года, по которому краевого суда О С И Н Ц Е В И В - осужден: «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня по п.п.«а», годам лишения свободы; 1996 года) к Девяти УК РФ к семи годам лишения свободы со штрафом в размере по ч.4 ст. 159 300000(трист1а тысяч) рублей.

ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём На основании наказаний окончательно Осинцеву И.В. назначено девять частичного сложения месяцев лишения свободы со штрафом в размере 300000(триста лет шесть в исправительной колонии строгого режима.

тысяч) рублей СУХА\РЕВИЧ С Е ранее не судим, - осужден: «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня по п.п.«а», девяти годам лишения свободы; 1996 года) к УК РФ к восьми годам лишения свободы со штрафом в размере по ч.4 ст. 159 тысяч)рублей.

300000(триста На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Сухаревичу СЕ. назначено десять лет лишения свободы со штрафом в размере 300000 (триста тысяч) рублей в исправительной колонии строгого режима.

ДОНЦОВ Г В ранее не судим, - осуждён: по п.п.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) к семи годам лишения свободы; по ч.4 ст. 159 УК РФ к шести годам лишения свободы со штрафом в размере 300000 (триста тысяч) рублей.

В силу ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Донцову Г.В. назначено восемь лет лишения свободы со штрафом в размере 300000 (триста тысяч) рублей в исправительной колонии строгого режима.

САНОВ В А ГАЛ , , ранее не судим, - осужден «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня по п.п.«а», годам лишения свободы; 1996 года) к семи УК РФ к шести годам лишения свободы со штрафом в по ч.4 ст.159 300000 (триста тысяч) рублей; размере УК РФ к одному году лишения свободы.

по ч.1 ст.222 В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Галсанову В.А. назначено восемь лет лишения свободы со штрафом в размере 300000 (триста тысяч) рублей в исправительной колонии строгого режима.

ХАР ИИ ЕНКО Е К ранее не судим, - осужден: УК РФ с применением ст.64 УК РФ к трём годам лишения по ч.4 ст.1 в размере 100000 (сто тысяч) рублей условно с свободы со штрафом испытательном сроком один год шесть месяцев на основании ст.73 УК РФ.

ст.210 УК РФ Осинцев И.В., Сухаревич С.Е., Галсанов В.Ю., По ч.З и Харциенко Е.К. оправданы за недоказанностью события Донцов Г.В преступлени Постановлено взыскать в счёт компенсации морального вреда с Осинцева Сухаревича С.Е., Донцова Г.В., Галсанова В.А. в пользу П И.В., пятьдесят тысяч) рублей с каждого; в пользу П по по 50000 ( ать тысяч) рублей с каждого.

20000 (двадц) Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления потерпевших П и П частично поддержавших доводы кассационное жалобы объяснения осуждённых Донцова, Галсанова, 0^инцева,Сухаревича, полностью поддержавших доводы кассационных жалоб и ,оспаривавших обоснованность осуждения и просивших об отмене приговора, выступления адвокатов: адвоката Асалханова Т.Ю.,в защиту осужденного Галсанова, адвоката Ивлевой В.В.в защиту осужденного Розенберг С.Х.в защиту осужденного Осинцева, адвоката Галсанова, адвоката Жуковой И В.в защиту осужденного Осинцева И.В.,адвоката Микулич АС. в защиту осужденного Харциенко Е.К., адвоката Бондаренко В.Х.в защиту осужденного Харциенко Е.К., адвоката Волобоевой Л.Ю.в защиту осужденного Донцова Г.

, адвоката Абаджяна А.В. в защиту осужденного Сухаревича, .В. выступление прокурора Кузнецова СВ., просившего приговор оставить без изменения, считавшего доводы кассационных жалоб необоснованными, Судебная кфлегия

установила:

по приговору суда Осинцев, Сухаревич, Донцов, Галсанов признаны и осуждены за вымогательство, то есть требование передачи виновными чужого имущества или права на имущество под угрозой применения насилия, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, организованной группой, в целях получения имущества в крупном размере; за мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на имущество, путём обмана, совершённое организованной группой, в чужое особо крупно- размере.

Харциенко признан виновным и осуждён за мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, путём обмана, совершённое организованной группой, в особо крупном размере с использованием своего служебного положения.

того, Галсанов признан виновным и осуждён за незаконное Кроме ипасов (в указанной части приговор в отношении Галсанова хранение боепр вступил в законную силу 15 июля 2010 года).

В кассационных жалобах: - потерпевшие П и П просят приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение. Считают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а приговор является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания. Указывают на ошибочность ссылки суда на то, что с 12 ноября 2001 года по 17 января 2003 года номер принадлежал не С , а , хотя этот номер был зарегистрирован на имя Сухаревича СЕ.

Необоснованно суд исключил из обвинения факт вымогательства акций 12 ноября 2001 года сославшись на отсутствие других очевидцев преступления, считая, что суд необоснованно подверг сомнению их показания (в отличие от других эпизодов).Не согласны с оправданием по ст.210 ч.З УК РФ, считая, что имеются основания для вывода о наличии преступного сообщества. Считают, что всем осуждённым назначено чрезмерно мягкое наказание, суд не учёл обстоятельства содеянного, то, что Осинцев ранее судим, а также несмотря на возраст Харциенко ему назначено чрезмерно мягкое наказание. Не согласны с размером суммы компенсации морального вреда, полагая, что с учётом обстоятельств дела, их борьбы за восстановление нарушенных прав, перенесённых заболеваний, всего пережитого, имеют право на получение достойного возмещения моральных затрат. Отказывая в требовании П в возмещении материального ущерба (иски от 15 декабря 2008 года) и о взыскании в пользу акций в количестве шт. суд ошибочно указал на неё как на потерпевшую, а не гражданского истца и фактически оставил исковое заявление без рассмотрения; -осуждённый Сухаревич просит об отмене приговора в части его осуждения по ст.ст.163 ч.З п.п. «а», «б», 159 ч.4 УК РФ и просит его оправдать.

Доказательства его невиновности судом не учтены и не оценены. Выводы о виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В дополнениях ссылается на то, что потерпевшие П никогда не обладали объектом вымогательства - акциями , что признано судом и установлено ^ приговоре, а поэтому вымогательство не было возможным. Суд самостоятельно определил объективную сторону вымогательства, не выдвигавшуюся, не расследовавшуюся и не вменённую ему обвинением, придя к выводу о том, что имели место иные требования (а не передача акций) - об осуществлении действий, как руководителя реестродержателя, а к П ., - как к лицу могущему повлиять на потерпевшую.Просит учесть, что совершение П действий по внесению изменений в реестр ценных бумаг (объект вымогательства) - по закону являлось для потерпевшей обязательным, а её бездействие в данной части - неправомерным и незаконным поведением. Анализируя законодательство, регламентирующее деятельность и , утверждает об отсутствии в его действиях вымогательства, т.к. к потерпевшей совершить правомерные действия. В речь идет о требовании приговоре отсутствуют ссылки на конкретные обстоятельства вымогательства совершения действий по внесению сведений в реестр ценных бумаг и доказательства их подтверждающие указывает на «избирательность» суда в оценке степени доказанности отдельных эпизодов вымогательства при том, что все множество исследованных эпизодов имело абсолютно идентичную доказательную базу - показания потерпевших, вызывающих сомнение в их достоверности. Ни один из допрошенных свидетелей не указал конкретных обстоятельств, якобы, совершенного вымогательства, очевидцев вымогательства не было, источником осведомленности свидетелей являются сами потерпевшие. Обосновывая доводы о лживости показаний потерпевших подробно излагает в жалобе существо их показаний, указывая на их противоречивость, а также приводит доказательства, подтверждающие его алиби. Ссылается на то, что суд не дал оценки неприязненным отношениям потерпевших к нему (Сухаревичу), послуживших причиной оговора (ссылается на возбуждение дела в отношении П ). Оспаривает осуждение по ст. 159 ч.4 УК РФ, утверждая о надуманности выводов суда о наличии умысла на совершение мошенничества и на действия, направленные на отстранение П от должности гендиректора ». Со ссылкой на нормативные акты о ведении реестра считает несостоятельной оценку судом отстранения от должности П как необходимое условие для совершения мошеннических сделок с акциями. Считает надуманными и противоречащими материалам дела выводы суда о вовлечении в преступную группу Харциенко Е.К. - директора . Решение о выплате ему ежемесячного содержания было принято на совете директоров 30.04.02 г. по инициативе П о чем имеются копии документов, об этом знала П Неправильно применены нормы уголовного закона и не применены специальные нормы гражданского и корпоративного права по эпизоду мошенничества при оценке гражданско- правовых сделок, связанных с отчуждением акций . Утверждает, что сделки по отчуждению акций носили законный характер. Не согласен с выводом о том, что продажа акций происходила на заведомо невыгодных условиях, поскольку цена акций при купле-продаже вправе Определяться сторонами. Сделки оплачены, отсутствует безвозмездность и обманный способ изъятия имущества. В нарушение норм УПК РФ фирма не привлечена по делу в качестве потерпевшего.

Суд необоснованно отклонил доводы о фактической принадлежности Сухаревичу акций . В то время как фактическим владельцем акций приобретенных М являлся он. Свидетели Ш , М , Р , М , покупая акции у действовали от имени и по поручению Сухаревича за его счет при условии, что эти акции перейдут к нему. Деньги за акции по сделкам оплачивал он сам (Сухаревич), руководствуясь при этом личными интересами с целью заботы о сыновьях-близнецах и наследника .Факт наличия у него уже в 2005 году пакета акций больше подтвердила свидетель Галсанова, а мотивы его действий - свидетель Р . Считает, что при описании обстоятельств дела суд допустил некорректные выражения и суждения, которые направлены на то, чтобы придать его законным действиям как акционера, предпринимателя криминальный характер. Считает, что расследование и рассмотрение дела в суде проходило с обвинительным уклоном. Ссылается на нарушение права на защиту ввиду ограничения времени на подготовку к прениям. Просит приговор отменить и прекратить уголовное преследование.

Адвокат Голец ЕС. в защиту осужденного Сухаревича просит приговор отменить, Ьправдав Сухаревича в полном объеме.Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; суд не учел обстоятельств, которые могли повлиять на выводы суда; по отдельным эпизодам выводы суда опровергаются доказательствами стороны защиты. Указывая в дополнениях, что потерпевшие П и никогда не обладали акциями , адвокат делает вывод о том, что предмета вымогательства у них не было. Суд пришел к выводу, что объективная сторона вымогательства выразилась не в требованиях о передаче самих акций , как вменялось следствием, а в иных адресованных потерпевшим действиях, направленных на переход прав на акции вне зависимости от оснований такого перехода. Такой вывод суда обусловлен, по мнению защиты, состава преступления в предложенной обвинением формулировке, отсутствием и излагая в дополнениях жалобы нормативные акты, Анализируя регулирующие деятельность акционерных обществ, защита делает вывод о том, должен был расценивать как преступные законные требования в что суд не П ее обязанностей, как руководителя отношении реестродержателя - эмитента по вынесению записей в реестр акционеров общества, т.к. исходя из закона она не имела права отказать в совершении данных действий, а Сухаревич имел право оспорить данный отказ. Вместе с тем, эти действия не носили имущественного характера и не могли образовывать объективную сторону вымогательства. Действия по записи в реестр акционеров ОАО само по себе не предполагает возникновение прав на акции ОАО, а поэтому такие действия не могут быть признаны «иными действиями имущественного характера». При водя в жалобе выдержки из обжалуемого приговора, адвокат указывает, что приговор не содержит упоминания о квалификации действий Сухаревича в качестве вымогательства, выразившиеся в требовании внести изменения в реестр ОАО. Выводы суда крайне противоречивы. Исходя из «дружественных» действий и решений Сухаревича в отношении П (в частности, назначение ее на должность директора ) у Сухаревича не было необходимости заниматься вымогательством, т.к. он мог договориться с потерпевшей о внесении изменений в реестр в рабочем порядке. Адвокат считает незначительными позорящие сведения П распространить которые, якобы, мог Сухаревич, и они не могли послужить реальной угрозой в рамках якобы имевшего места вымогательства. Кроме того, по мнению защиты, эти угрозы не были восприняты П реально, что свидетельствует о невозможности признать наличие вымогательства. При таких обстоятельствах адвокат считает необходимым исключить из обвинения эпизод от 9.11.2001 г.

Защита обращает внимание на «избирательность» суда в оценке доказательств, указывая, что и по всем эпизодам обвинения (как и по 12.11.2001 г. кроме показаний потерпевших иных доказательств не имеется, и считает, что выводы о виновности Сухаревича не подтверждаются доказательствами, а мотивы оправдания Сухаревича по эпизоду от 12.11.01 г. могут быть отнесены и к другим эпизодам обвинения. Состав преступления, предусмотренный ст. 163 ч.З п.п. «а, б» УК РФ в действиях Сухаревича отсутствует.Алиби Сухаревича необоснованно отклонено, мотивы по которым это сделано защита считает надуманными. Считает, что необходимо принять во внимание и приведенные его подзащитным Сухаревичем доказательства неприязненных отношений потерпевших к подсудимым, и желание мести с их стороны, оговор в преступлениях, в т.ч. и в связи с тем, что в отношении потерпевших возбуждалось уголовное дело по хищению с .Обвинение Сухаревича по ст. 159 ч.4 УК РФ защита также считает надуманным, а приговор в этой части незаконным и необоснованным.Поскольку потерпевшая П на момент развития событий не являлась участником , обмануть ее и похитить ее имущество было невозможно. Со ссылкой на фактические обстоятельства дела и анализ нормативных актов, регламентирующих деятельность «общества с ограниченной ответственностью» адвокат делает вывод о том, что доля в уставном капитале перешла фирме, а П перестала быть членом ООО с 24.04.2002 г., поэтому действовать в отношении нее обманным путем с целью получения ее согласия на заключение сделок по отчуждению акций, осужденным не требовалось. Потерпевшая П не обращалась в арбитражный суд за защитой своих прав с целью признания сделок по отчуждению акций недействительными в силу п.5 ст.46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в связи с чем защита полагает, что П осознавала правовые последствия своего заявления о выходе из ООО.Защита считает не обоснованным вывод суда о том, что необходимость отстранения П от занимаемой должности диктовалась «стремлением иметь возможность вносить выгодные для них (подсудимых) изменения о владельцах акций», и не основанным нормах права, регламентирующих деятельность акционерных обществ, т.к. П по мнению адвоката, даже в период руководства безусловно обязана была вносить изменения в реестр акционеров, связанных со сделками по отчуждению акций.При признании Сухаревича виновным в мошенничестве, суд неправильно применил уголовный закон, т.к. сделки по отчуждению акций носили законный характер.Вывод суда о том, что обман П заключается в продаже акций пакетами, е превышающими балансовой стоимости, что не требовало ее согласия на отчуждение, по мнению защиты, искажает нормы законодательства об акционерных обществах. Считает неверным вывод суда о продаже акций на заведомо невыгодных для ООО условиях, т.к. суд не правильно применил гражданское законодательство.Защита считает, что оплата по сделкам имела место и отчуждение акций совершено в соответствии с нормами гражданского права, что свидетельствует об отсутствии безвозмездности и обманного способа изъятия имущества, признаков как мошенничества.Существенным нарушением норм УПК РФ защита считает не привлечение потерпевшим по делу Защита считает, что выводы суда о квалификации по признаку «организованной группы» надуманны и не подтверждены материалами дела.В связи с чем просит приговор отменить и Сухаревича в полном объеме оправдать; -адвокат Сапожков И.Ю. в защиту осужденного Сухаревича СЕ. просит об отмене обвинительного приговора и прекращении дела.Приговор считает незаконным и необоснованным, т.к. судом нарушены нормы УПК РФ выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются доказательствами. Не дана оценка всем доводам Сухаревича и его защиты.В дополнениях указывает на то, что П и никогда не являлись собственниками акций не имели ни физической ни юридической возможности отчуждать их, а поэтому Сухаревич не мог выдвигать требования об их передачи.Указывает, что единственным доказательством вины являются показания потерпевших П и П ничем объективно не подтвержденные;Из дела видно, что первоначально Сухаревич требовал дать согласие на передачу М акций ; в связи с чем адвокат делает вывод о том, что в конце сентября 2001 г. Сухаревич предложил, а не вымогал акций, а не .

Потерпевший П показывал о «рекомендациях», а не о вымогательстве. Считает, что по эпизоду 14 ноября 2001 г. показания П опровергают выводы о вымогательстве.По вымогательству в начале февраля 2002 года П вообще ничего не показывала.

Адвокат счцтает , что в отношении потерпевших не было выдвинуто каких- либо требований о передаче имущества под угрозой применения насилия, либо распространения подозрительных сведений. Показания же Сухаревича не опровергнуты и подтверждены иными доказательствами. Ссылается на непоследовательность и избирательность суда в оценке доказательств, имея в виду исключение эпизода от 12 ноября 2001 года, указывая, что и по другим эпизодам никаких доказательств кроме голословных показаний потерпевших не имеется. Не согласен с критической оценкой суда, данной алиби Сухаревича и утверждает о том, что оно опровергнуто (приводя в обоснование этого довода подробный анализ доказательств, представленных стороной защиты).Считает необъективным подход суда к оценке показаний Сухаревича. Считает ложными и не заслуживающими доверия показания свидетеля Г Не согласен с критической оценкой доводов Сухаревича об отсутствии его в апреле 2002 года (со ссылкой на видеозапись торжества у С ).Не дана судом оценка показаниям свидетеля М по факту нахождения В в роддоме в стационаре. Считает необоснованным осуждение по ст. 159 ч.4 УК РФ. Считает несостоятельной ссылку суда на освобождение П от должности, как необходимое условие для совершения мошеннических сделок, т.к. оно имело место из-за фактов хищений, установленных ревизией.Считает необоснованными выводы суда о вовлечении Харциенко в преступную группу, т.к. это предположение.

Утверждает, что судом неправильно применены нормы уголовного права и не применены специальные нормы гражданского и корпоративного права по эпизоду мошенничества при оценке гражданско-правовых сделок, связанных с отчуждением акций Считает неправильным вывод суда о продаже акщш на заведомо невыгодных для условиях.

Основывая вышеуказанные доводы на анализе фактических обстоятельств дела в совокупности с нормативными актами, регламентирующими деятельность ООО и ОАО).ООО фирма необоснованно не привлечена к делу в качестве потерпевшего.Выводы о наличии организованной группы безосновательны. Признаки организованной преступной группы в приговоре перечислены, но ничем объективно не подтверждены.Просит отменить приговор в отношении Сухаревича и дело прекратить; осужденный Осинцев просит об отмене приговора с прекращением дела непричастностью к преступлениям. Утверждает, что преступлений не за совершал, доказательств его вины нет; не согласен с тем, что суд сделал свои выводы лишь на основании показаний потерпевших П .Утверждает в дополнениях, что преступлений не совершал, суд необоснованно критически оценил показания свидетелей в части его алиби Р и Ш .

что П были неоднократно уличены во лжи, однако суд Утверждает, оценил явную ложь П .Не учтены судом факты никак не насильственных действий племянника потерпевшей П в участника Д .Не согласен с тем, что отношении показания свидетелей Щ , К , К (участников ) отнесены к доказательствам мошенничества организованной группы.Считает некорректной оценку показаний свидетеля С (в части посещения ею без мужа ряда торжеств).Ссылается на противоречивость показаний потерпевшей П в части факта принадлежности ей акций и предмета вымогательства (акции или внесения в реестр акционеров М в апреле 2002 года).Утверждает о ложности показаний свидетеля Г , так как она не могла видеть его (Осинцева) в офисе Сухаревича и период января-марта 2001 года.Не согласен с выводами суда о том, что его (Осинцева) нахождение в офисе Сухаревича в 2001 году подтверждает факт телефонных разговоров между ним и Сухаревичем в 2001 году.Суд не дал оценки действиям П по факту хищения денежных средств на фабрике ОАО из-за чего и была уволена и возбуждено дело (впоследствии прекращённое из-за нарушений УПК РФ).Жалобы и заявления от П стали появляться лишь после их увольнения за хищение, а заявление о вымогательстве акций ОАО появилось лишь 28 февраля 2008 года.Эпизод от 12 ноября 2001 года не нашёл своего подтверждения и был судом исключён.П никогда не были акционерами ОАО и вымогать у них несуществующих у них акции невозможно. Никаких доказательств придуманного П вымогательства не имеется. Оспаривает обоснованность осуждения по ст. 159 ч.4 УК РФ ввиду отсутствия доказательств вины и утверждает, что о сделках Сухаревича и Харциенко узнал лишь при предъявлении обвинения по мошенничеству .Акций в результате сделок не приобретал .Просит приговор отменить и дело прекратить за непричастностью его к инкриминированным событиям; адвокаты Розенберг С.Х. и Романов Р.Б. в защиту осуждённого Осинцева И.В. просят об отмене приговора в части его осуждения по ст.ст. 163 ч.З п.п. «а,б» и 159 ч.4 УК РФ и прекращении производства по делу в этой части в связи с непричастностью Осинцева к совершению указанных преступлений. Указывают, что обвинительный приговор основан лишь на противоречивых и непоследовательных показаниях потерпевших, противоречащих иным доказательствам; ряду доказательств защиты суд не дал никакой оценки.Признавая Осинцева виновным по ч.4 ст. 159 УК РФ, суд вообще не привёл доказательств его вины, не указал ни одного конкретного противоправного действия во исполнение объективной стороны преступления.

В дополнениях к жалобе, излагая показания потерпевшей П и анализируя диспозицию ст. 163 УК РФ, считают, что даже если считать доказанным (однако, оспаривают и доказанность) факта встречи в октябре 2001 года, то действия Осинцева не являются вымогательством, т.к. не было никаких угроз применения насилия, уничтожения или повреждения имущества.

Доказательств, подтверждающих показания П по данному эпизоду, не имеется. При этом защита указывает и на «непоследовательность» суда в оценке показаний потерпевших, имея ввиду исключение эпизода от 12 ноября 2001 года.По эпизоду от 6 апреля 2002 года обвинительный приговор основан также лишь на показаниях потерпевших, не подтверждённых иными доказательствами.Не дано оценки оглашённым показаниям потерпевшей П от 30 сентября 2002 года (т.6 л.д. 197-214), где она не упоминала 0 каких-либо действиях Осинцева (п.с.з. л. 1491).Выводы суда в части критической оценки алиби Осинцева (его отсутствия с 1 апреля 2002 года) надуманны и предположительны.

Невозможность присутствия осуждённого Сухаревича (как указано в жалобе т.

61 л.д. 187), но видимо речь идёт об Осинцеве подтверждена представленными защитой доказательствами: показания свидетелей, видеозапись.В приговоре суд не указал, какие конкретно действия совершил Осинцев по завладению акциями ОАО (принадлежавшими ООО ) путём мошенничества в период после 6 апреля 2002 года до 2006 года.Никто не изобличал его в мошенничестве, с Харциенко он не был знаком и не общался с ним.Приобретение акций ОАО Ч и последующее их переоформление на жену Осинцева носило законный характер и никем не оспаривал ось. В связи с неустановлением события преступления, предусмотренного ст.ст. 163, 159 УК РФ, Осинцев подлежал оправданию.

Оспаривается вывод суда о наличии организованной группы, т.к. не характерных для неё признаков. Защита подвергает сомнению установлено в этой части, считая, что они носят общий характер без учёта выводы суда обстоятельств дела.Защита просит об отмене приговора в конкретных Осинцева в полном объёме и прекращении дела в связи с отношении непричастностью Осинцева к совершению преступлений; осужденный Галсанов с приговором не согласен. Считает, что имеются основания для отмены приговора, предусмотренные ст. 379 УПК РФ. Судом положения ст. 380 УПК РФ. Просит оправдать его по всему объёму нарушены В дополнениях указывает, что приговор основан лишь на обвинения.

потерпевших П , не подтверждённых иными показаниях доказательствами. Суд не обратил внимание на изначальное расхождение в показаниях, хотя это имеет существенное значение, т.к. он в начале датах, в их практически до конца месяца не был. Суд не проверил в ноября и степени его алиби.Считает невозможным, чтобы никто не видел достаточной вымогательства и его нахождения на территории фабрики.Показания фактов считает оговором, поскольку именно его супруга, являясь потерпевших ОАО , потребовала созыва внеочередного собрания акционером т.к. были установлены факты хищения денежных средств акционеров, , возбуждено дело, и она была снята с должности, что вызвало П сопротивление потерпевших, а затем и заявления от них в силовые активное и этом они указывали о Сухаревиче и «неизвестных лицах»; Пр* структуры.

адвокат Асалханов Т.Ю. в защиту осуждённого Галсанова В.А. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Приговор я вляется незаконным и необоснованным, выводы суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, нарушены нормы УПК РФ, неправильно применён уголовный закон.Выводы суда содержат существенные противоречия; не учтен ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. У суда не имелось оснований для рассмотрения дела в отношении Галсанова по ч. 4 ст. 159 УК РФ и вынесения приговора, т.к. в обвинительном никакого отношения к ОАО Его жена приобрела акции лишь в 2004 году.Считает дело заказным и сфабрикованным. В основу обвинения и фабрикации дела положен конфликт бывшего директора фабрики П и её мужа с акционерами из-за хищения вследствие чего П была переизбрана с должности директора, и после этого появились заявления П с оговором акционеров.Показания П крайне противоречивы (приведён их анализ).Достоверность показаний свидетеля К (оперативника) сомнений не вызывает, т.к. нет факта регистрации заявления П о вымогательстве в 2001-2002 г.г.. Нет и отказного материала в этой части.Считает, что поскольку суд исключил эпизод от 12 ноября 2001 г., то и по другим эпизодам показаниям П доверять нельзя.Не согласен с критической оценкой суда, данной показаниям свидетелей защиты в части его алиби .Не согласен с осуждением по ст. 159 УК РФ, т.к. его мошеннических действий не установлено. Свою помощь акционерам в отстаивании их интересов в арбитражном суде мошенничеством не считает. Оспаривает «мнимость» сделок о переоформлении акций на его жену Х , Р , М , М , т.к. эти сделки совершены в соответствии с законом и с Уставом ООО . Утверждает о непричастности к этим сделкам.Указывает о лживости показаний свидетеля Г Просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления.

- адвокат Непианиди ИХ. в защиту осуждённого Донцова Г.В. просит об отмене приговора по ст.ст. 163 ч. 3 п.п. «а,б», 159 ч. 4 УК РФ и прекращении дела за отсутствием в действиях Донцова состава преступления.Выводы суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, а доказательства защиты во внимание не приняты. В дополнениях считает, что вывод суда о наличии организованной группы является необоснованными. Вывод об устойчивой связи между «участниками группы» не подтвержден конкретными доказательствами, а рассуждения суда носят общий формальный характер. Об отсутствии «организованной группы» свидетельствуют , по мнению адвоката, и суждения суда, при оправдании по ст. 210 ч. 3 УК РФ.Считает, что имеются существенные основания не доверять потерпевшим П ,чьи показания положены в основу приговора. Суд безмотивно отклонил ходатайство об оглашении объяснений П (т. 1 л.д. 165-166), где она изложила иные обстоятельства вымогательства контрольного пакета акций, чем указано (по эпизоду 30 октября 2001 г.). Анализируя показания в обвинении П в ходе предварительного следствия, адвокат делает потерпевших вывод о трм, что они противоречивы, лживы и не соответствуют действительности (по эпизодам 5 и 9 ноября 2001 г.), суд не дал критической оценки их показаниям, но в то же время безосновательно поставил под сомнение показания Донцова, Осинцева, свидетелей Б , Ч , Д , (^ по алиби Донцова (при поездке на базу отдыха в начале ноября 2001 года.Факты вымогательства, вменённые по эпизодам 5 И 9 ноября 2001 года опровергаются показаниями свидетелей Р , С и подсудимого Сухаревича. Адвокат считает, что факт обращения П в УБОП УВД имел место, но не 5 и 9 ноября 2001 года, а позже после ревизии в ОАО и установления факта хищения со стороны П когда между потерпевшими и Сухаревичем произошёл разрыв отношений.Кроме того, из книги учёта заявлений видно, что в ноябре 2001 года заявление П о совершении в отношении них насильственных действий не зарегистрировано. Считает, что П оговаривают осуждённых.В части обвинения в мошенничестве Донцова в приговоре отсутствуют объективная и субъективная сторона преступления, не указано, какое от его имени к мошенничеству имел Донцов. Не дано оценки действиям Донцова в части содействия о взыскании через арбитражный суд доли в ООО Д , К й, К ( акций) и их последующего перехода другим лицам по сделкам купли-продажи.Действия Донцова не содержат состава мошенничества, а факт приобретения его женой акции ОАО не является преступлением, так как не доказано завладение ими преступным путем. Просит приговор отменить, прекратить уголовное преследование Донцова за отсутствием в его действиях состава преступления.

Адвокат Ми кулич ОС. и осуждённый Харциенко Е.К. в совместной жалобе просят отменить приговор в части осуждения по ч. 4 ст. 159 УК РФ и дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Судом не учтены все обстоятельства, исследованные в суде, которые могли повлиять на его выводы, судом не указано, по каким основаниям одни доказательства приняты, а другие отвергнуты.

В дополнениях и уточнениях к кассационной жалобе адвокат Микулич А,С. оспаривает обоснованность осуждения Харциенко по ст. 159 ч.

4 УК РФ, указывая, что не принято никаких мер для определения размера стоимости отчужденного имущества. Ежемесячное вознаграждение Харциенко назначено Советом Директоров по предложению П .Не выяснено, как суд пришел к выводу о том, что сделки совершенные Харциенко вышли за рамки его полномочий, как руководителя юридического лица.Подав заявление в 2002 году о выделе доли П прекратила свое участие в обществе. Харциенко стал единственным участником общества и в течение срока требования со стороны П не распоряжался имуществом, то есть не совершил никаких противоправных действий. Считает, что корыстные желания П побудили ее оговорить Харциенко в преступлении, которого не было.Считает, что не установлено событие инкриминируемого преступления, ООО не привлечена в качестве потерпевшего по делу. Доказательств мошенничества стороной обвинения не представлено.

Ссылка на якобы «мнимые» сделки безосновательна, так как они подкреплены соответствующими документами, свидетельствующими об оплате сделок.

Выводы о согласованности действий Харциенко с другими осужденными в части мошенничества, предположительны. Просит об отмене приговора.

Государственным обвинителем и потерпевшими принесены возражения на кассационные жалобы осужденных и адвокатов.

Осужденными и защитой принесены возражения на кассационную жалобу потерпевших.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Доводы кассационных жалоб о том, что приговор не соответствует положениям ст.307 УПК РФ ,и в нем не отражены конкретные действия осужденных свидетельствующих об их причастности к преступлениям, безосновательны.

В приговоре подробно изложено описание преступного деяния, связанного с вымогательством акций.

Так судом установлено, что в июне 2001 г.освободившийся из мест лишения свободы Осинцев, генеральный директор ЗАО Сухаревич, осуществляющий с 16 июля 1997 года предпринимательскую деятельность, имеющий навыки руководства и производства и обладающий достаточными познаниями в области организации Донцов и Галсанов,с которым Осинцева поддерживал тесные экономики, дружеские отношения на протяжении длительного времени и двое других лиц, одно из которых скончалось, а другое находится в федеральном розыске, объединились в одну группу, с целью завладения имуществом ОАО с уставным капиталом деноминированных рублей, разделенных на штук бездокументарных акций номинальной стоимостью 10 деноминированных рублей. С целью установления экономического контроля и завладения имуществом ОАО участники группы разработали план действий направленных на завладение контрольным пакетом акций ОАО акциями, которые принадлежали второму акционеру ООО .т.е. .

Продолжая свои действия по завладению акциями ООО участники преступной группы приняли решение о вовлечении в преступную второго учредителя ООО Харциенко, деятельность директором ООО и наделеного полномочиями являвшегося от имени Общества без доверенности, представлять на общем действовать собрании акционеров ОАО акционера ООО .

Вымогательство акций ,как следует из приговора, походило следующим образом: в конце сентября 2001 года Сухаревич, действуя в интересах участников преступной группы, потребовал от П и П акций ОАО принадлежащих ООО , что составляет акций номинальной стоимостью рублей на общую сумму правильно следовало указать )рублей; в начале октября 2001 года Осинцев потребовал от П согласия жены последнего как учредителя ООО на передачу акций ОАО в количестве штук, номинальной стоимостью рублей за каждую акцию на общую сумму рублей; 5 ноября 2001 года Галсанов и Донцов, находясь в цехе по производству печенья фабрики ОАО потребовали выполнить требования, ранее выдвинутые Сухаревичем о передаче акций; при этом высказали угрозу в адрес нее, ее мужа и детей, что с учетом сложившейся обстановки $ыло воспринято потерпевшей реально, затем Галсанов и Донцов продолжили свои преступные действия в отношении подошедшего П , подтвердив свои требования и угрожая убийством и физической расправой.

ноябр; я 2001 года Галсанов и Донцов вновь, находясь в кабинете генерального директора ОАО потребовали передать право распоряжения акциями ОАО под угрозой распространения сведений, позорящих П ября 2001 года Сухаревич оформил передаточное 14 но распоряжение на передачу акций ОАО в количестве штук на имя М , после чего под угрозой насилием потребовал от П подписать передаточное распоряжение, что и было выполнено последней; февраля 2002 года Сухаревич около стадиона в начале потребовал от П передачи акций , что составляло штук номинальной стоимость ОАО бщую сумму рублей; рублей на о 6 апреля 2002 года Осинцев вместе с Сухаревичем, используя для устрашения обрезок металлической трубы, высказывая в адрес угрозы причинения вреда, опасного для жизни и здоровья, потребовали от последней выполнения ранее выдвинутых ими требований о передаче акций; В дальнейшем, участники преступной группы приняли решение о вовлечении в преступную деятельность второго учредителя ООО Харциенко и в период времени с 16 июня 2003 года по 28 июня 2005 года, путём обмана (мошенничество) было похищено акций в количестве штук на общую сумму рублей.

Таким образом, как следует из описательно-мотивировочной части приговора, в нем отражены роли участников группы, перечислены конкретные действия каждого из них, указано, что все лица реализовывали преступный умысел, действуя в соответствии с разработанным планом в интересах преступной группы.

При эцом суд привел в приговоре доказательства, на которых основал свои выводы , дал им надлежащую оценку, указав, по каким основаниям признал одни из доказательств достоверными и отверг другие.

Доводы об отсутствии состава вымогательства по отдельным эпизодам случае их доказанности, как указано в кассационных жалобах) со (даже в отсутствие угроз или насилия не могут быть признаны основанием ссылкой на приговора и исключению их из объема обвинения.

к изменению Осужденные признаны виновными в вымогательстве, направленном на акциями ОАО в сумме акций, в ходе которого по завладение событий применялись и предложения, и требования и угрозы, мере развития на достижение одной цели - завладения акциями. Поэтому направленные конкретных угроз и насилия по отдельным эпизодам не может отсутствие об отсутствии состава вымогательства. Действия свидетельствовать расценены органами предварительного следствия и судом как осужденных преступление и получили соответствующую юридическую оценку единое установленных судом фактических обстоятельств дела.

.исходя из Оценка показании потерпевших, произведена судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, и они положены в основу приговора при подтверждении их иными объективными доказательствами, а поэтому исключение из обвинения осужденных эпизода от 12 ноября 2001 года (в котором следует из показаний потерпевших принимали участие другие как лица, входящие в организованную группу ) не противоречит выводам суда о признании их достоверными по другим фактам и не свидетельствует о «нелогичности» и «избирательности» суда при оценке доказательств, а вопреки утверждениям в кассационных жалобах свидетельствует об объективности и беспристрастности суда при оценке доказательств.

Учитывая эти обстоятельства, судебная коллегия не может согласиться с доводами потерпевших о необоснованности исключения из обвинения эпизода от 12 ноября 2001 года, а также с доводами осужденных и адвокатов о том, что в действиях осужденных по отдельным эпизодам ( как указано в жалобах) отсутствует состав вымогательства и о неправильной оценке показаний потерпевши^.

Признавая правильными выводы суда о доказанности вины осужденных, судебная Коллегия считает обоснованными, мотивированными, и аргументированными выводы суда в части юридической оценки действий осужденных Доводи потерпевших П и П о необоснованном, по их мнению, оправдании осужденных по ч.З ст.210 УК РФ безосновател ьны и не могут являться основанием к отмене приговора.

утверждению в кассационной жалобе потерпевших , судом в Вопреки сделаны мотивированные выводы об отсутствии достоверных приговоре того, что осуждённые действовали в составе преступного доказательств сообщества Суждения суда в этой части основаны на анализе фактических обстоятельств дела и доказательств, представленных стороной обвинения во с нормами уголовного закона.

взаимосвязи Суд правильно указал в приговоре, что органами предварительного следствия установлено обстоятельств, свидетельствующих о наличии не руководящего органа преступного сообщества, общей материальной базы, и иных признаков , которыми характеризуется преступное сообщество.

Представлен ные стороной обвинения доказательства, в частности, справка-меморандум , выписки об имуществе осужденных из ЕГРП, показания свидетелей М , Ш , Ю , также не свидетельствуют о наличии преступного сообщества.

Однако , установленные судом обстоятельства, свидетельствуют о том, что осужденные по настоящему делу действовали в составе организованной группы, которая отличалась устойчивостью и организованностью.

При этом в приговоре, вопреки утверждениям осужденных и адвокатов в кассационных жалобах, суд обосновал вывод о том, что признаки организованной группы имеют место.

Так , суд правильно указал о том, что группа имела стабильный состав, т.к. в нее входили Осинцев, Сухаревич, Галсанов, Донцов и другие лица, а затем состав этой группы был укреплен и расширен и в нее вовлечен Харциенко.

Участники группы имели единый преступный умысел, направленный на завладение акциями ОАО и достигли его ,завладев акциями ОАО .

Судом в приговоре установлены и приведены признаки организованной группы, которые подкреплены конкретными данными, и оснований не мотивированными суждениями суда в этой части не имеется.

согласиться с 1Ы Довод потерпевших о несправедливости приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания также нельзя признать обоснованными Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступление, данных о личности и конкретных обстоятельств дела.

Наказание в виде длительного срока лишения свободы, назначенное Осинцеву, Донцову и Галсанову в пределах санкции уголовного осужденным подлежащее отбыванию в условиях исправительного учреждения не закона и признано чрезмерно мягким.

может быть коллегия принимает во внимание и то обстоятельство, При этом судебная наказание в виде лишения свободы превышает одну что назначенное Осинцеву наказания, предусмотренного санкцией статьи треть размера наиболее строгого по которому он осужден.

уголовного закона, Что капается утверждения потерпевших о том, что суд необоснованно применил в отношении Харциенко положения ст. 73 УК РФ, то оно также безосновательно.

Решение о применении ст. 73 УК РФ мотивировано. Суд вопреки утверждению потерпевших, обоснованно принял во внимание преклонный возраст Харциенко. Решение о применении условного осуждения соответствует целям и задачам уголовного наказания, указанным в законе.

Доводы потерпевших о неточном указании в приговоре принадлежности телефонного номера , не могут быть признаны основанием к отмене приговора, т.к. не влияют на обоснованность и правильность выводов суда по существу Судебная коллегия не может согласиться с доводами потерпевших о том, что суд фактически оставил без рассмотрения их исковые требования.

В приговоре указано, что потерпевшие П и П заявили гражданские иски и изложено существо их исковых требований в части компенсации морального вреда, а П и в части возмещения упущенной выгоды.

В оИисательно-мотивировочной части приговора приведены мотивированные осуждения, по которым требования П не могут быть разрешены по существу при рассмотрении уголовного дела, а подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия признаёт эти выводы правильными. То обстоятельство, что суд оставил гражданский иск без рассмотрения в части материального ущерба и упущенной выгоды не является нарушение взыскания уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора ,и норм вправе обратиться с иском в суд в порядке гражданского потерпевшая судопроизводства Размер упущенной выгоды может быть установлен в порядке судопроизво; судопроизводства, т.к. требует проведения определенных гражданского Ссылка потерпевших на то, что суд не указал, что П расчетов.

гражданским истцом, ограничившись указанием о её статусе является по делу ,не влияет на обоснованность принятого в этой части потерпевшей решения Доводы о несогласии с размером компенсации морального вреда необоснованны . Её размер определён с учётом положений ст. 1101 ГК РФ.

Судом учтены требования разумности и справедливости, а характер причиненных потерпевшим страданий оценен судом с учётом фактических обстоятельств при которых был причинён моральный вред и конкретных обстоятельств дела, поведение самих потерпевших.Приведенные судом в обоснование своего решения суждения конкретны, мотивированы и не противоречат требованиям закона.

Судеб ная коллегия не находит основании для отмены приговора и по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденных и их адвокатов.

Вывод суда о доказанности вины осужденных соответствует материалам дела и подтвержден совокупностью приведенных в приговоре доказательств, получивших надлежащую оценку суда в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ.

Доводы о том, что потерпевшие оговорили осуждённых на почве конфликта из-за ревизии и возбуждения дела по факту совершённого ими 2002 году безосновательны, так как из показаний свидетеля хищения в работавшего старшим о/у отдела по борьбе с бандитизмом, К - вымогательством следует, что ещё осенью 2001 года П обратился в УВД с заявлением о том, что у них пытаются отобрать акции ОАО . Однако, потом он отказался от проведения ОРМ и дело не возбуждалось.

Вместе^ с тем, ссылки в кассационных жалобах на то, что потерпевший П в 2001 году отказался от участия в проведении оперативно- розыскных Мероприятий в части вымогательства акций ОАО не могут являться обстоятельством, ставящим под сомнение законность возбуждения уголовного дела, и свидетельствовать о недостоверности его показаний, поскольку потерпевший П показывал о том, что обо всех «его визитах» в правоохранительные органы было известно членам группировки, и он получал от них звонки(в частности, ему звонил Галсанов) о том, что у него ничего не получится.

Кроме того, как следует из материалов дела, в отношении П был вынесен оправдательный приговор по обвинению в хищении денежных средств(по ф;акту .на который ссылаются осужденные и защита), ставя под сомнение достоверность показаний потерпевших и полагая, что факт возбуждения уголовного дела в отношении потерпевших и явился основанием для того, чтчэбы они оговорили осужденных. При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с доводами о том, что показания потерпевших должны оцениваться с учетом факта привлечения их к уголовной ответственности .

Факт вступления оправдательного приговора в силу, лишал суд возможности переоценивать его Анализ показаний потерпевших, приведенных в приговоре, свидетельствуют о том, что противоречий, ставящих под сомнение их достоверность, они не содержат. Потерпевшие подробно показывали об обстоятельствах, при которых к ним предъявлялись требования о передаче акции, о характере высказываемых угроз. Их показания при объективном подтверждении иными доказательствами, обоснованно признаны судом достоверным^ и положены в основу приговора.

Из показаний потерпевших следует, что в сентябре 2001 года П являлась учредителем ООО (1\2 доли),которое владело в виде акций в количестве .т.е В имуществом ОАО связи с данными обстоятельствами она являлась в этот период и Генеральным директором ОАО .В тот же период времени Сухаревич, Осинцев, Галсанов и Донцов ,а также другое лицо требовали от нее передачи акций ОАО пр^ надлежащих ООО сопровождая требования угрозой убийством, физической расправой в отношении нее самой, мужа и распространением порочащих сведений. Данные угрозы были детей, реально с учетом сложившейся обстановки. Опасаясь угроз, 14 восприняты года она частично выполнила требования, подписав документы о ноября 2001 передаче акций на имя родной сестры друга Сухаревича, что объективно подтверждено показаниями свидетеля М и документами о передаче акций. Затем, как следует из показаний П осужденный Харциенко через подставных лиц передал акции осужденным и их родственникам.

Анализ имеющихся в материалах дела уставных и учредительных документов ОАО и ООО позволяет сделать вывод о том, что в тот период, когда осужденные требовали от П передачи акций ОАО этими акциями обладало ООО ,в том числе и П как его учредитель, а после совершения мошеннических действий у ООО не осталось акций ОАО .т.е они были похищены.

Доводы о соответствии сделок по отчуждению акций требованиям гражданского и корпоративного законодательства не могут быть признаны состоятельн ми, т.к.опровергаются показаниями лиц, в них участвующих.

ы ь М в судебном заседании даже не могла пояснить, с Так, свидетел пакет акций ОАО ,их количество, цену какой целью приобрела а также наличие документов на две сделки с одним и сделки, порядок расчетов, акций. О фиктивном характере сделок свидетельствуют и тем же количеством свидетелей Ш , М , Р , М .

показания и адвокатов о том, что П с 24 апреля Доводы осужденных учредителем ООО в связи с подачей ею 2002 г. не являлась акций и соответственно не имела отношения к сделкам с заявления о выдаче была давать на них согласие, безосновательны.

акциями и не должна Как следует из заявления П (т. 37 л.д.314) она не ставила выходе из ООО , а лишь просила выделить ей по вопрос о ведомости штук акций обыкновенных, что, как следует из передаточн она сделала для «подстраховки» себя. При таких обстоятельствах её показании коллегия не может согласиться с доводами о том, что с этого момента судебная .не могла иметь никакого отношения к сделкам с акциями ОАО П принадлежащими ООО . Ссылка на то, что П обращалась в арбитражный суд о защите своих прав, что дает стороне .не основания для вывода о том, что она осознавала правовые последствия защиты заявления, не основаны на материалах дела и противоречат показаниям своего В приговоре суда сделан обоснованный вывод о том, что потерпевшей являлась соучредителем ООО ,единственным П которого являлся контрольный пакет акций ОАО и без имуществом второй соучредитель, каковым являлся Харциенко,не мог ее согласия сделки по отчуждению акций в количестве превышающем от совершать стоимости имущества в уставном капитале.

балансовой Доводы кассационных жалоб о непричастности осуждённых к преступлениям, в том числе и со ссылкой на алиби, подтверждённое свидетелями и указывающее на то, что в дни, указанные П , осуждённые отсутствовали, не могут быть признаны основанием к отмене приговора.

Эти доводы аналогичны изложенным осужденными и их защитой в судебном заседании. Они были тщательно исследованы и оценены судом. У судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда в части оценки этих доводов и признать заслуживающими внимание доводы осужденных и адвокатов о том, что критическая оценка доводов об алиби является неправильной и «поверхностной».

Вопреки: утверждению в кассационных жалобах суд проанализировал показания осужденных и представленных стороной защиты свидетелей, приведя в приговоре подробный их анализ, сопоставив между собой и с иными доказательствами, собранными по делу.

При этом судебная коллегия не может согласиться с приведенными в кассационных жалобах доводами о том, что судом не были учеты показания свидетелей $ и обстоятельства, связанные с ее пребыванием в роддоме, показания и видеоматериалы о праздновании торжества стационаре и показания свидетелей С , ,С ,К ,Ц ,Ц и Р ,111 других лиц, на которые имеется ссылка в жалобах, т.к в приговоре приведен подробный анализ и оценка показаний указанных лиц, связанных с выдвинутыми доводами об алиби, что свидетельствует о том, что исследование этих обстоятельств проведено полно и объективно. Оснований к переоценке выводов суда в этой части судебная коллегия не усматривает.

Нет оснований не согласиться и с оспариваемой в кассационных жалобах оценкой, данйой судом показаниям свидетеля Г ,а также с доводами о некорректной оценке показаний свидетеля С , т.к они не основаны на материалах дела.

Доводы том, что ООО необоснованно не привлечена по о потерпевшего не могут быть признаны основанием к отмене делу в качестве приговора, поскольку вымогательство было совершено в отношении П а П являлась потерпевших соучредителем фирмы ООО Доводы осужденного Харциенко Е.К. и адвоката Микулич А.С. изложенные ими в кассационных жалобах о необоснованности осуждения Харциенко Е.К.за мошенничество ввиду отсутствия в его действиях состава преступлению, доводы осужденных Галсанова, Донцова ,Осинцева и их адвокатов о непричастности их к мошенничеству, а также доводы осужденного Сухаревича и его защиты о том, что все сделки по отчуждению акций ОАО ,прйнадлежащих ООО ,в связи с чем приговор в части осуждения вышеуказанных лиц за мошенничество является необоснованным и незаконным, Нельзя признать состоятельными.

Описательно- мотивировочная часть приговора и в этой части ,вопреки утверждениям в жалобах, содержит описание преступного деяния и действий, совершенны): лицами ,входящими в организованную группу.

При этом Харциенко, вовлеченный в нее ,должен был как учредитель ООО и как директор общества противодействовать потерпевшей П .по созыву собрания учредителей, не допуская переизбрания его с поста, ^тобы иметь возможность заключать от имени общества сделки по отчуждению акций заинтересованным лицам. То, что Харциенко стал действовать в интересах осужденных с целю завладения акциями ОАО объе ктивно подтверждается показаниями потерпевшей П , имеющи мися в деле и исследованными судом письмами, телеграммами, протоколами собраний акционеров ,договорами дарения акций ООО Т Т , П ,Х принадлежащих впоследствии были признаны недействительными по иску П , которые ко дал согласие на оформление отдельных сделок купли - Затем ХаЪциен , которые не превышали балансовой стоимости имущества продажи акццй ,чтобы утаить от П изъятие акций.

ООО Судом также бесспорно установлено, что в процессе завладения акциями ОАО активно участвовал и осужденный Донцов, который действовал через бывших участников ООО .Данные обстоятельства подтверждены показаниями свидетелей Д , К ,К , исследованными судом документами: исковыми заявлениями и доверенностями на веление дел в арбитражном суде от этих лиц, мировыми соглашениями, бухгалтерскими и банковскими документами, показаниями свидетелей Б , В , Г , Д , Б и других.

Доводы осужденного Донцова, аналогичные выдвинутым в жалобах о том, что просто он помогал бывшим участникам кассационных ,без какой-либо корыстной заинтересованности, ООО получили критическую оценку суда, т.к. установлено, что акции обоснованно млены именно на Сухаревича и родственников других осужденных, были офор Галсанова.

в том числе V О том, что осужденные действовали совместно в целях завладения обманным путем акций свидетельствует и то, что при обыске в квартире Донцова были изъяты листы ,из которых видно, что акции, оформленные на М , Р , Ш ,В и О были поделены, в том числе и межд) Донцовым и Галсановым,а также договор купли-продажи акций между Харциенко и Р .Все эти обстоятельства в их совокупности опровергают доводы осужденных о непричастности к мошенничеству.

Судом установлено, что Харциенко получал ежемесячное денежное содержание -согласно имеющимся в деле кассовым ордерам, что позволило суду придти к обоснованному выводу о том, что это было сделано с целью вовлечения его в преступную деятельность. Ссылка на то, что еще П предлагал установить такое вознаграждение не опровергает выводов суда это было сделано для заинтересованности Харциенко в о том, что преступной группы, т.к. выплаты производились ,как установлено деятельности снятия П с должности.

судом,после Ссылки на то, что судом неправильно применен уголовный закон, а также нормы гражданского права и не приняты во внимание нормы корпоративного права безосновательны.

Анализ собранных по делу доказательств позволил суду сделать обоснованный вывод о том, что преступные действия осужденных вуалировались под гражданско-правовые отношения, а методы, использованные осужденными для совершения этих сделок носили запрещенный уголовным законом характер.

Из материалов дела следует, что П являлась соучредителем ООО ,которой принадлежали акции ОАО При таких обстоятельствах нет оснований согласиться с доводами осужденных и защиты для вывода о том, что поскольку лично ей акции не принадлежали, не было и предмета вымогательства, а соответственно и состава преступлений в действиях осужденных. Не ставят под сомнение этот вывод и документы, представленные защитой в судебном заседании.

При этом судом правильно установлено и отражено в приговоре, что все акции в количестве штук перешли в собственность осужденных лиц и принадлежат как самим осужденным, так и их близким родственникам.

Исследованный в судебном заседании реестр акционеров ОАО свидетельствует о том, что посторонним лицам ,в том числе и работникам ОАО акции не переходили. Приведенные в приговоре расчетные данные о принадлежности акций опровергают доводы осужденного Сухаревича о том, что не все акции перешли к осужденным и их родственникам.

Иные Изложенные в кассационных жалобах доводы, по существу аналогичные выдвинутым в судебном заседании осужденными и защитой, также не мот]ут быть признаны основанием к отмене приговора, поскольку они были исследованы судом и получили надлежащую оценку.

Приз навая правильными выводы суда первой инстанции о доказанности вины осужденных.судебная коллегия признает правильной и надлежаще мотивированной юридическую оценку ,данную их действиям.

Вопреки утверждению в жалобах, судом приняты во внимание все обстоятельства, имеющие значение для дела и в приговоре указано, по каким основаниям фд принял одни из доказательств и отверг другие.

Судеб разбирательство проведено в соответствии с положениями ст. 15 нее УПК РФ с соблюдением принципа состязательности сторон.

Все доказательства, представленные сторонами были исследованы.

Ходатайства сторон разрешены в соответствии с требованиями закона. При этом,судеб коллегия отмечает, что протокол судебного заседания позволяет шая сделать вывод о том, что судом удовлетворялись ходатайства стороны защиты практически ]з полном объёме.

ст.252 УПК РФ судебная коллегия не усматривает, Нарушении положений существенного изменения фактических обстоятельств поскольку обвинения не допущено. Судебное разбирательство проведено предъявленного в пределах предъявленного обвинения.

Нельзя согласиться и с доводами о том, что судом в приговоре допущены некорректные формулировки, поскольку они не основаны на материалах дела.

Приговор не содержит каких-либо некорректных формулировок ,а выводы суда о том, используемые органами следствия формулировки и отдельные что термины не влияют на доказанность и квалификацию содеянного и «лишь более полно отражают действительную картину и суть событий» являются правильными Поскольку судом на основании собранных доказательств, и в том числе Свидетелей М , Р , М и Ш показании что сделки с акциями (купля-продажа) носили для них заведомо установлено, характер и были совершены с целью дать возможность другому формальный лицу(Сухаревичу) переоформить акции на себя, указание о «мнимости» сделок не искажает обстоятельств дела и не изменяет существа обвинения ,в связи с чем не может являться основанием к отмене приговора.

Наказание всем осужденным назначено в соответствии с требованиями закона. Судом при назначении наказания учтены все предусмотренные законом обстоятельства, назначенное наказание является соразмерным содеянному.

Нарушений уголовно -процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

Доводы осужденного Сухаревича о нарушении его права на защиту в связи с недостаточностью времени, предоставленного ему для подготовки к судебным прениям несостоятельны.

Как видно из протокола судебного заседания, Сухаревичу было предоставлено время для подготовки к прениям (в судебном заседании объявлялся перерыв для подготовки к судебным прениям).При продолжении судебного заседания, Сухаревич воспользовался предоставленным ему правом на участие в судебных прениях. При этом он не заявлял, что не имел возможности подготовиться к прениям. Его выступление в судебных прениях содержит подробный анализ и оценку доказательств, что отражено в протоколе судебного заседания. Он не был лишён возможности полностью довести до суда свою позицию.

Ссылка защиты в кассационных жалобах на необоснованность и незаконность, содержания под стражей Галсанова безосновательна. В деле имеются вступившие в законную силу судебные решения об избрании и продлении ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Поскольку дело по обвинению Галсанова и других рассматривалось по первой инстанции единолично судьёй, продление Галсанову меры пресечения в виде заключения под стражей решением Забайкальского краевого суда в составе судьи - председательствующего по делу не противоречит положениям ст.ст. 5, 255 УПК РФ.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 25 декабря 2009 года в отношении Галсанова В А изменить: на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст.163ч.З п.п.»а»,»б» УК РФ (в ред.ФЗ РФ от 13 июня 1996 г.) и ст. 159 ч.4 УК РФ(в ред.ФЗ от 8 декабря 2003г) путем частичного сложения назначить Галсанову В.А.наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей.

На основании ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч.4 УК РФ (в ред.ФЗ от 8 декабря 2003г) , 163 ч.З п.п.»а»,»б» (в ред.ФЗ РФ от 13 июня 1996 г.) и ч.1 ст.222 УК РФ назначить Галсанову В А наказание в виде 8 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении него и этот же приговор в отношении Осинцева И В , Сухаревича С Е , ,Донцова Г В и Харциенко Е К оставить без кассационные жалобы осужденных, адвокатов и потерпевших изменения, без удовлетворения.

Преде е дате л ьствующи и Судьи

Статьи законов по Делу № 72-О10-118

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх