Дело № 73-АПУ16-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 73-АПУ16-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоИванова Г.П.,
судейЗыкина В.Я. и Русакова В.В.,
при секретареИвановой А.А., с участием прокурора Модестовой А.А., осуж­

денных Мангутова М.С, Разуваева СВ., их защитников-адвокатов Кузнецовой А С , Подмаревой ЕВ. рассмотрела в судебном заседании дело по апелляцион­ ным жалобам осужденного Разуваева СВ., осужденного Мангутова М.С и его защитников - адвокатов Сорокина НЮ. и Змановского В.Н. на приговор Вер­ ховного Суда Республики Бурятия от 8 декабря 2015 года, согласно которому Разуваев С В , ранее не судимый, осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 17 лет с отбы­ ванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на год. 1 В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ ему установлены следующие ограниче­ ния: не изменять места жительства и места пребывания без согласия уголовно- исполнительной инспекции, не выезжать за пределы территории муниципаль­ ного образования места жительства - г. а также возложена обязан­ ность являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства не реже двух раз в месяц; Мангутов М С , ранее не судимый, осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 17 лет с отбы­ ванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на год. 1 В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ ему установлены следующие ограниче­ ния: не изменять места жительства и места пребывания без согласия уголовно- исполнительной инспекции, не выезжать за пределы территории муниципаль­ ного образования места жительства - район края, а также возложена обязанность являться для регистрации в уголовно- исполнительную инспекцию по месту жительства не реже двух раз в месяц.

Гражданский иск потерпевшего П удовлетворен частично: постановлено взыскать в пользу П с Разуваева СВ. и Мангутова М.С. по 1 000 000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

В приговоре разрешены вопросы о вещественных доказательствах по де­ лу, о процессуальных издержках и о мере пресечения осужденных до вступле­ ния приговора в законную силу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., а также выступления осужденного Разуваева СВ. и его защитника-адвоката Подмаревой ЕВ., осужденного Ман­ гутова М.С. и его защитника-адвоката Кузнецовой А.С, поддержавших апелля­ ционные жалобы и просивших об отмене приговора и вынесении оправдатель­ ного приговора, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модестовой А.А., возражавшей против доводов апелляционных жа­ лоб и просившей оставить приговор без изменения, судебная коллегия,

установила:

Разуваев СВ. и Мангутов М.С. осуждены за убийство П совершенное группой лиц по предварительному сговору Как установлено приговором суда, 20 августа 2013 года около 23 часов возле магазина « , по ул. с. района Разуваев СВ. и Мангутов М.С нанесли побои П из-за чего тот высказал в адрес Разуваева и Мангутова оскорб­ ление и стал убегать от них. Разуваев и Мангутов в связи с высказанным П в их адрес оскорблением с целью избиения стали преследовать П , испытывая к нему личную неприязнь. Догнав П на берегу озера , Разуваев на почве личной неприязни решил убить его, предложив Мангутову утопить П в озере ; Мангутов согласился, тем са­ мым, вступив с Разуваевым в преступный сговор на совершение убийства Пе­ релыгина. Разуваев и Мангутов, действуя совместно и согласованно, насильно завели П в воду озера на глубину около 120 см., с обеих сто­ рон схватили его руками за шею и руки, погрузив голову П в воду так, чтобы его дыхательные пути были полностью закрыты водой, и с силой удерживали голову П под водой вплоть до наступления смерти по­ следнего.

В результате совместных действий Разуваева и Мангутова, от механиче­ ской асфиксии - закрытия верхних дыхательных путей жидкостью (водой) - на­ ступила смерть потерпевшего П После совершения преступления Мангутов и Разуваев укрыли труп П , закопав последнего в землю, и скрылись с места происшествия.

Осужденным Разуваевым СВ. подана апелляционная жалоба, в которой содержится просьба об отмене приговора. Приговор суда он считает незакон­ ным, необоснованным и несправедливым, постановленным с нарушением принципа презумпции невиновности обвиняемого. Осужденный полагает, что в приговоре судом не опровергнуты доводы стороны защиты.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним осужденный Мангутов М.С. и его защитники-адвокаты Сорокин Н.Ю. и Змановский В.Н. просят отме­ нить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор в отноше­ нии Мангутова М.С в связи с отсутствием в его действиях состава преступле­ ния, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Как считает сторона защиты, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; приговор суда основан на противоречивых показаниях свидетеля Петрова А.И. и противоречия в его по­ казаниях судом не устранены.

По мнению защиты, положенные в основу приговора показания Мангуто­ ва М.С. и Разуваева СВ., данные ими на предварительном следствии, в которых они рассказывали об обстоятельствах преступления, являются недостоверными; суд не проверил доводы подсудимых об оказанном на них в период предвари­ тельного следствия давлении, в результате которого они оговорили себя и друг друга.

Подробно анализируя исследованные в судебном заседании доказатель­ ства, ссылаясь на показания допрошенных в судебном заседании подсудимых и свидетелей, осужденный Мангутов М.С. и его защитники- адвокаты Сорокин Н.Ю. и Змановский В.Н. утверждает, что вывод суда о виновности Мангутова М.С. в совершении преступления (убийства потерпевшего П ) не под­ твержден доказательствами; судом неверно установлены обстоятельства пре­ ступления и роль в нем Мангутова М.С; не установлен умысел Мангутова М.С. на убийство П при описании деяния Мангутова суд в приговоре вышел за пределы предъявленного ему обвинения; в приговоре суд не привел мотивов, по которым отверг показания Мангутова и Разуваева о неосторожном характере причинения смерти потерпевшему Перелыгину; показания свидетеля П в приговоре искажены; показания П противоречат протоколу осмотра места происшествия, проведенного с его участием; в приговоре указа­ но, что П в суде допрошен в качестве обвиняемого, тогда как он являлся свидетелем по делу, поскольку уголовное преследование в отношении него бы­ ло прекращено в ходе следствия по делу; как свидетель он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поэтому достоверность его показаний против Мангутова и Разуваева вызывает сомне­ ние; место совершения преступления установлено неправильно, а выводы суда в этой части являются предположением и не подтверждены доказательствами; вывод о совершении убийства «группой лиц по предварительному сговору» су­ дом в приговоре немотивирован; суд в обоснование своего вывода о причинах смерти потерпевшего сослался на заключение эксперта за № от 28.11.2013, в котором указана причина смерти другого лица - Перелыгина А.Б.; суд необос­ нованно отклонил доводы Мангутова о недопустимости протокола проверки его показаний на месте как доказательства стороны обвинения; суд не проверил доводы Мангутова об отсутствии сведений о возобновлении видеозаписи про­ верки показаний на месте и ее просмотра по окончании проверки показаний, а также о том, что протокол данного следственного действия он и другие участ­ ники не читали; время задержания Мангутова (23.08.2013), указанное в прото­ коле задержания, не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку он фактически был задержан 22.08.2013, что установлено судом в приговоре; по­ казания свидетеля Ц , касающиеся времени задержания Мангутова, а также содержания составленных им процессуальных документов, по мнению защиты, являются противоречивыми и недостоверными; ряд документов, пере­ численных в жалобе адвоката Сорокина Н.Ю., по мнению стороны защиты, яв­ ляются недопустимыми доказательствами, поскольку содержат признаки фаль­ сификации; в судебном заседании стороной защиты заявлялось ходатайство о назначении судебно-почерковедческой экспертизы, однако судом в удовлетво­ рении ходатайства необоснованно отказано; суд необоснованно отверг как до­ казательство акт экспертного исследования за от 09.11.2015, представленный стороной защиты.

Избрание Мангутову меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу, по мнению осужденного и его защит­ ников, противоречит уголовно-процессуальному закона, поскольку в отноше­ нии него продолжает исполняться другая мера пресечения подписка о невыез­ - де и надлежащем поведении.

По мнению защиты, при назначении наказания Мангутову судом не в полной мере учтены обстоятельства, характеризующие личность осужденного, состояние его здоровья, а также состояние здоровья его родителей.

В апелляционной жалобе осужденный Мангутов также заявляет о чрез­ мерной суровости назначенного ему наказания, полагает, что смягчающие его наказание обстоятельства, указанные в приговоре, судом фактически не учте­ ны.

Адвокат Змановский В.Н. в дополнении к апелляционной жалобе обраща­ ет внимание на наличие у Мангутова М.С. второго ребенка, родившегося после постановления приговора, и в подтверждение данного факта прилагает к жало­ бе копию свидетельства о рождении ребенка.

Государственным обвинителем Мархандаевой ИВ. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных и защитников, доводы которых проку­ рор считает необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Вывод суда о виновности Разуваева СВ. и Мангутова М.С. в совершении инкриминированного им преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

При этом суд обоснованно принял во внимание в качестве доказательств показания Разуваева и Мангутова, данные ими на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемых и обвиняемых, в которых они подроб­ но рассказывали об обстоятельствах совершенного ими убийства П Обстоятельства убийства потерпевшего (утопления в озере Байкал) каж­ дый из них подтвердил и воспроизвел их действия при проверке показаний на месте преступления.

Показания Разуваева и Мангутова, данные ими на предварительном след­ ствии, обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными доказа­ тельствами, поскольку они были получены с соблюдением требований уголов­ но-процессуального закона, даны в присутствии защитников, подтверждены другими доказательствами по делу и согласуются с показаниями обвиняемого П (очевидца преступления), потерпевшего П свиде­ телей П И Е П , П В Н А У - содержание которых приведено в приговоре, а также протоколами следствен­ ных действий: осмотров мест происшествия - места, где было совершено пре­ ступление, места обнаружения трупа потерпевшего; заключениями судебно- медицинских экспертиз, из которых следует, что смерть потерпевшего П наступила от механической асфиксии от закрытия верхних дыхательных путей жидкостью (водой) при утоплении.

Согласно выводам эксперта за № от 28.11.2013, не исключается воз­ можность причинения смерти П при обстоятельствах, указан­ ных в протоколах допросов подозреваемых П Мангутова М.С. и Разуваева СВ., поскольку в их показаниях фигурирует факт насильственного погружения головы потерпевшего в воду с временной экспозицией, достаточ­ ной для развития механической асфиксии от утопления в воде.

Данное заключение эксперта является обоснованным, получено с соблю­ дением требований уголовно-процессуального закона и не вызывает сомнений в правильности его выводов. Указание в некоторых местах текста экспертного заключения инициалов потерпевшего П - », вместо « », на что обращает внимание сторона защиты в жалобах, является технической ошибкой, не влияющей на допустимость и достоверность данного доказатель­ ства.

У суда не было каких-либо причин ставить под сомнение показания П явившегося очевидцем совершенного подсудимыми убийства потер­ певшего П поскольку они подтверждены другими доказательст­ вами по делу, в том числе показаниями Мангутовым М.С. и Разуваевым СВ., данными ими в период предварительного следствия.

Оснований для оговора П Мангутова и Разуваева судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

То обстоятельство, что П был допрошен по правилам допроса обви­ няемого, не является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену или изменение приговора.

Как следует из материалов уголовного дела, П был привлечен в ка­ честве обвиняемого по делу по ч. 1 ст. 116, ст.316 УК РФ, т.е. за нанесение побо­ ев П и за укрывательство совершенного Мангутовым М.С. и Ра- зуваевым СВ. убийства потерпевшего, поскольку совместно с ними участвовал в сокрытии трупа П Уголовное преследование в отношении него по ч.1 ст. 116 УК РФ было прекращено следователем в связи с актом об амнистии, а по ст.316 УК РФ - на основании ч.1 ст.28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием (т.6 л.д. 251- 255).

Каких-либо оснований ставить под сомнение достоверность показаний П у суда не было.

Показания П были оценены судом в приговоре в совокупно­ сти с другими доказательствами по делу, подтверждающими виновность под­ судимых.

Доводы жалоб осужденных и защитников о непоследовательности пока­ заний П - несостоятельны, поскольку существенных противоречий, касающихся обстоятельств убийства потерпевшего П и роли в этом убийстве Мангутова М.С. и Разуваева СВ., его показания не содержат.

Что касается противоречивости показаний Мангутова М.С. и Разуваева СВ., данных ими в период предварительного следствия и в суде, то эти проти­ воречия судом были выяснены и им дана надлежащая оценка в приговоре.

В приговоре приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Мангутова М.С. и Разуваева СВ. в совершении преступле­ ния, и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Вопреки содержащемуся в жалобе стороны защиты утверждению, при описании деяния Мангутова М.С. суд в приговоре не вышел за пределы предъ­ явленного ему обвинения.

Положенные в основу приговора доказательства являются допустимыми, поскольку при их собирании требований уголовно-процессуального закона на­ рушено не было.

Показания Разуваева и Мангутова, данные ими в период предварительно­ го следствия, судом в приговоре не искажены.

Показания обвиняемого П в приговоре также не искажены и соответствуют его показаниям, содержащимся в протоколах его допросов в пе­ риод предварительного следствия и в протоколе судебного заседания.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что следователем Ц или другими лицами в процессуальные документы (в том числе протокол осмотра места происшествия от 22.08.2013) были внесены лож­ ные (не соответствующие действительности) сведения, о чем заявляет сторона защиты, из материалов дела не усматривается.

Как видно из протокола судебного заседания, для проверки этих доводов стороны защиты в судебном заседании был допрошен следователь Ц из показаний которого следует, что протоколы следственных действий состав­ лялись им лично; при этом он рассказал об условиях, в которых составлялись данные протоколы и особенностях своего почерка.

В судебном заседании также были допрошены лица, присутствовавшие в качестве понятых при проведении следственных действий, которые пояснили, что протоколы составлялись одним следователем, с содержанием протоколов они были ознакомлены, замечаний по поводу правильности занесенных в про­ токол следственных действий у них не имелось. Они подтвердили достовер­ ность изложенных в протоколах сведений и наличие в них своих подписей.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об от­ сутствии оснований для проведения по материалам дела почерковедческой экс­ пертизы, о чем ходатайствовала сторона защиты.

Так называемый «акт экспертного исследования», о котором говорится в апелляционной жалобе стороны защиты, обоснованно отвергнут судом как до­ казательство, поскольку этот документ был получен стороной защиты без со­ блюдения процедуры назначения и проведения экспертизы, установленной Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям, в при­ говоре приведены доказательства, исходя из которых, судом установлены ме­ сто, время совершения преступления, умысел Мангутова М.С. и Разуваева СВ.

на лишение жизни П а также состоявшийся между ними пред­ варительный сговор на убийство потерпевшего.

Не основаны на материалах дела доводы осужденных и защитников о на­ рушении судом принципов беспристрастности суда, равенства сторон и состя­ зательности судопроизводства.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно; принципы презумпции невиновности обвиняемых, беспристрастно­ сти суда и равенства сторон не нарушены.

Все ходатайства, заявленные стороной защиты, в том числе о недопусти­ мости доказательств, упомянутых в апелляционных жалобах, судом были рас­ смотрены и по результатам их рассмотрения были вынесены законные, обосно­ ванные и мотивированные постановления.

В приговоре дана правильная оценка доказательствам.

Доводы стороны защиты, аналогичные тем, которые содержатся в апелля­ ционных жалобах, в том числе о недопустимости доказательств, применении к Мангутову и Разуваеву незаконных методов ведения следствия, в результате че­ го они якобы оговорили себя и друг друга, судом первой инстанции были тща­ тельно проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Действия Мангутова М.С. и Разуваева СВ. судом юридически квалифи­ цированы правильно.

Назначенное Мангутову М.С. и Разуваеву СВ. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных.

При этом судом были учтены все данные, характеризующие каждого из осужденных, а также обстоятельства, смягчающие их наказание, в том числе наличие у них малолетних детей, влияние назначенного наказания на исправле­ ние виновных и условия жизни их семей.

Инвалидность Мангутова М.С. учтена в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Как видно из приговора, беременность жены Мангутова учитывалась в качестве смягчающего наказание обстоятельства, а рождение ребенка после вынесения судом приговора само по себе не является безусловным основанием для смягчения наказания Мангутова.

Доводы жалобы стороны защиты Мангутова, касающиеся меры пресече­ ния, не могут быть признаны обоснованными.

Поскольку Мангутов признан виновным в совершении особо тяжкого преступления и ему назначено наказание в виде лишения свободы, то в соот­ ветствии с требованиями п.10 ч.1 ст.308 УПК РФ при постановлении приговора суд принял правильное решение об избрании ему меры пресечения в виде за­ ключения под стражу.

Согласно ч.2 ст.97 УПК РФ мера пресечения может избираться для обес­ печения исполнения приговора.

То обстоятельство, что Мангутову ранее была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не препятствовало суду при постановлении приговора избрать осужденному более строгую меру пресе­ чения.

Указание в протоколе задержания Мангутова даты - 23.08.2013 - не по­ влияло на вопросы о его виновности, а также на наказание, поскольку судом в приговоре установлено, что Мангутов фактически был задержан 22.08.2013 и именно с этой даты ему зачтено время содержания под стражей в срок отбытия наказания.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, суд принял решение о взыскании с П в доход государства процессуальных издержек, понесенных в ходе пред­ варительного следствия, связанных с оплатой труда адвоката Грехова В.К. в размере 55800 рублей и адвоката Содбоева СВ. в размере 16200 рублей.

Однако судом не учтено, что согласно ч.1 ст. 132 УПК РФ процессуаль­ ные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

П не является осужденным, поэтому решение суда о взыскании с него процессуальных издержек нельзя признать законным.

Что касается решения суда о взыскании процессуальных издержек с осу­ жденных Мангутова М.С. и Разуваева СВ., то такое решение является закон­ ным и обоснованным.

Гражданский иск потерпевшего П о взыскании денежной компенсации морального вреда с осужденных Мангутова М.С. и Разуваева СВ.

судом разрешен правильно и в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389 , 389 ,389 \33 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 8 декабря 2015 года, постановленный в отношении Разуваева С В и Мангутова М С , изменить: исключить решение суда о взыскании с П в доход государства процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката Грехова В.К. в размере 55800 рублей и адвоката Содбоева СВ. в размере 16200 рублей.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 73-АПУ16-7

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УПК РФ Статья 28. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием
УПК РФ Статья 308. Резолютивная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 97. Основания для избрания меры пресечения
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 8 916 783 71 75
Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: +7 (950) 783-58-69

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх