Дело № 73-О07-52СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 января 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 73-О07-52СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 января 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зеленина СР.,
судей Зыкина В.Я. и Чакар Р.С.,
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании от 29 января 2008 года кассационные жалобы осужденных Аверина А.Н., Герасимова М.В., Герасимова Е.В., Гаджиева Р.М., Казиханова Д.А., Мухтарова С.Н., Симонова Д.В., на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 25 апреля 2007 года, по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым Герасимов Е В осужден: по ст.209 ч.1 УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 10 годам лишения свободы; по ст. 162 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 9 годам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 5 годам лишения свободы; по ст.226 ч.4 п.«а,б» УК РФ /в редакции от 13.06.1996г./ к 9 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Герасимову Е.В. 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Аверин Н осужден: по ст.209 ч.2 УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 162 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 9 годам лишения свободы; по ст.226 ч.4 п. «а,б» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 5 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Аверину А.Н. 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Герасимов М В осужден: по ст.209 ч.2 УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 162 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 9 годам лишения свободы; по ст.226 ч.4 п.п. «а,б» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 5 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Герасимову М.В. 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гаджиев Р М осужден по ст.209 ч.2 УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст.162 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 9 годам лишения свободы; по ст.226 ч.4 п. «а,б» УК РФ /в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996г./к 5 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Гаджиеву Р.М. 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Казиханов Д А осужден: по ст.209 ч.2 УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст.162 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 9 годам лишения свободы; по ст.226 ч.4 п. «а,б» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ /в редакции от 13.06.1996г./к 5 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Казиханову Д.А. 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мухтаров С Н осужден: по ст.209 ч.2 УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст.162 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; по ст. 159 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 5 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Мухтарову С.Н. 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Симонов Д В судимый 24 сентября 2002 года по ст.ст. 111 ч.З п. «а», 112 ч.2 п. «г» УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года, осужден: по ст.209 ч.2 УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы; по ст.162 ч.З п. «а» УК РФ/в редакции от 13.06.1996 г./ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно Симонову Д.В. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Герасимов Е.В., Герасимов М.В., Аверин А.Н., Гаджиев Р.М. и Казиханов Д.А. по обвинению в хищении боеприпасов у Я в ночь на 19 апреля 2003 года (по ст.226 ч.4 п. «а,б» УК РФ), а Симонов Д.В. - по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.158 ч.2 п. «б» УК РФ, - оправданы за отсутствием в их действиях состава преступлений.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах, о гражданских исках и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденных Герасимова Е.В., Аверина А.Н., Гад- жиева Р.М. и Мухтарова С.Н., участвовавших в заседании суда кассационной инстанции путем использования системы видеоконференц-связи и просивших кассационные жалобы удовлетворить, выступление адвоката Карпухина СВ. в защиту осужденного Герасимова Е.В., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Козусевой Н.А., возражавшего против доводов кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

На основании вердикта присяжных заседателей суд квалифицировал деяния осужденных следующим образом: - действия Герасимова Е.В. - как создание устойчивой вооруженной группы (банды) с целью нападения на граждан, а равно руководство такой группой и участие в совершенных ею нападениях; - действия подсудимых Аверина, Герасимова М.В., Казиханова, Гаджиева, Мухтарова и Симонова - как участие в устойчивой вооруженной группе/банде/ и совершаемых ею нападениях; - действия Герасимова Е.В. и Аверина в части нападений на граждан в ночь на 30 марта 2003 г., на Л и Ш в ночь на 4 апреля 2003 г., Н и Ж в ночь на 19 апреля 2003 г., Б 19 июня 2003 г., М в ночь на 30 июня 2003 г., Ш 6 июля 2003 г., К и Т в ночь на 16 июля 2003 г. - как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище, помещение, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; - действия Герасимова М.В. в части нападений на граждан в ночь на 30 марта 2003 г., на Л и Ш в ночь на 4 апреля 2003 г., Н и Ж в ночь на 19 апреля 2003 г., Б 19 июня 2003 г., М в ночь на 30 июня 2003 г., К и Т в ночь на 16 июля 2003 г. - как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище, помещение, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; - действия Казиханова и Гаджиева в части нападений на Н и Ж в ночь на 19 апреля 2003 г., Б 19 июня 2003 г., М в ночь на 30 июня 2003 г. Ш 6 июля 2003 г., К и Т в ночь на 16 июля 2003 г. - как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с незаконным проникновением в жилище, помещение, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; -действия Герасимова Е.В., Герасимова М.В., Аверина, Гаджиева и Казиханова в части хищения огнестрельного оружия у Я как хищение огнестрельного оружия, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья; - действия Мухтарова в части нападений на М в ночь на 30 июня 2003 г., Ш 6 июля 2003 г., К и Т в ночь на 16 июля 2003 г. - как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; - действия Симонова в части нападения на Б 19 июня 2003 г. - как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проник- новением в помещение, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; - в части хищения имущества М Герасимовым Е.В., Герасимовым М.В., Авериным, Гаджиевым и Казихановым, а также в части хищения имущества А и Б этими же осужденными, а также осужденным Мухтаровым, их действия квалифицированы как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное организованной группой.

Осужденный Аверин А.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить. Осужденный утверждает, что: незаконно и необоснованно (без вынесения соответствующего судебного постановления) был удален из зала судебного заседания, в связи с чем было нарушено его право на участие в судебном заседании и право заявить отвод новому секретарю судебного заседания; председательствующий судья допустил к исследованию в присутствии присяжных заседателей показания потерпевших личности которых не установлены и которые в судебное заседание не вызывались; председательствующим нарушена тайна совещания присяжных заседателей, а также порядок дачи дополнительных разъяснений по поставленным перед ними вопросам; ответы присяжных заседателей в вопросном листе сфальсифицированы; ставит под сомнение достоверность показаний потерпевшего Б считая его лицом, заинтересованным в исходе дела; утверждает, что судья проявил необъективность и предвзятость при рассмотрении дела, нарушил принципы равноправия и состязательности сторон, необоснованно отказал в удовлетворении ряда ходатайств защиты, в частности, о вызове в суд свидетеля С оказал давление на присяжных заседателей при произнесении напутственного слова, намеренно исказив содержание исследованных в судебном заседании доказательств; нарушил порядок рассмотрения ходатайства об отводе, заявленного ему в ходе судебного разбирательства дела; не предоставил ему времени для подготовки к выступлению с последним словом; лишил его права реплики; необоснованно отклонил его (Аверина) замечания на протокол судебного заседания.

Осужденный Герасимов Е.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Осужденный указывает, что: его вина в совершении преступлений не доказана; председательствующий в ходе судебного разбирательства дела проявил предвзятость и необъективность, отклонил ряд его ходатайств, в том числе о назначении по делу повторной почерковедческой экспертизы, не признав протокол допроса свидетеля О недопустимым доказательством; ограничил его право как подсудимого и право его защитника на представление и исследование в суде с участием присяжных заседателей вещественных доказательств, ограничил его право заявлять ходатайства, не приобщив их к делу и не разрешив по существу; утверждает, что: необоснованно был удален из зала судебного заседания, в связи с чем было нарушено его право на участие в судебном заседании и право заявить отвод новому секретарю судебного заседания; судья в нарушение требований п.4 ч.2 ст.281 УПК РФ, при отсутствии об- стоятельств, исключающих возможность явки в суд, допустил дованию в судебном заседании показания свидетелей Л и Ш данные ими на предварительном следствии; в напутственном слове судья исказил содержание показаний свидетелей Л и Ш что повлияло на объективность вердикта присяжных заседателей; председательствующий судья в отсутствие сторон, без исследования аудиозаписи, которая велась стороной защиты в ходе судебного процесса, безосновательно отклонил его замечания на протокол судебного заседания; в ходе судебного разбирательства дела было нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что полномочия защитника С председательствующим были необоснованно прекращены, и в принятии ее кассационной жалобы на приговор суда председательствующим было отказано; заявляет, что общий список кандидатов в присяжные заседатели не был опубликован в средствах массовой информации, в связи с чем ставит под сомнение легитимность коллегии присяжных заседателей, вынесшей вердикт, считая его незаконным и сфальсифицированным; выражает сомнение в законности участия в коллегии присяжных заседателей Б считая его однофамильцем кандидата в присяжные заседатели, данные о котором опубликованы в средствах массовой информации (в запасном списке кандидатов в присяжные заседатели); считает, что старшина коллегии присяжных заседателей П является лицом, заинтересованным в исходе дела, и воздействовала на других присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Осужденный Симонов Д.В. в кассационной жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в связи с нарушением судом уголовного и уголовно-процессуального законов, несправедливостью приговора вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания.

Осужденный указывает, что имеются все основания для назначения ему наказания с применением правил ст.64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела, предусмотренного законом за совершенные преступления; председательствующим перед присяжными заседателями были поставлены «наводящие вопросы» и не были приняты во внимание замечания по формулировке вопросов, о которых заявлял его (Симонова) защитник; свое участие в банде осужденный считает не доказанным; утверждает, что в напутственном слове председательствующий в нарушение требований п.2 ч.З ст.340 УПК РФ не сообщил присяжным заседателям «полное содержание уголовного закона по ст.209 ч.2 УК РФ, не разъяснил субъективную сторону преступления, что повлияло на мнение присяжных, которые поняли, что обвинение имеет заранее утвердительную силу».

Осужденный Мухтаров С.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Осужденный указывает, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей исследовалось недопустимое доказательство - протокол осмотра места происшествия от 17.07.2003 г. (автомашины составленный оперативным уполномоченным милиции К с нарушением норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок изъятия и осмотра вещественных доказательств.

Осужденный Казиханов Д.А. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

По мнению осужденного, в ходе судебного разбирательства дела судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые не позволили коллегии присяжных заседателей вынести справедливый и объективный вердикт. Он указывает, что: председательствующий вел судебный процесс с обвинительным уклоном, с нарушением принципа равенства и состязательности сторон, не позволил стороне защиты в полном объеме огласить показания потерпевшего Б данные им на предварительном следствии и в предыдущем судебном заседании, а также не позволил огласить протокол очной ставки между ним (Казихановым) и подсудимым Герасимовым Е., лишив тем самым сторону защиты представлять суду доказательства, опровергающие выдвинутое против него (Казиханова) обвинение; утверждает, что при составлении вопросного листа председательствующим умышленно на первые места были поставлены вопросы об участии его (Казиханова) в банде, что автоматически повлекло за собой признание его виновным в совершении других преступлений; в ходе судебного разбирательства с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства: его (Казиханова) показания, данные в период предварительного следствия в качестве обвиняемого под давлением следователя; при юридической оценке его действий судом неправильно истолкованы положения ст.ст. 9, 10, 17 УК РФ.

Осужденный Гаджиев Р.М. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Осужденный указывает, что приговор является незаконным и несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Обращает внимание на нарушение его права на защиту, которое, как он утверждает, выразилось в том, что судья отказал в удовлетворении его ходатайства об отводе защитника (адвоката З с которым у него не сложились «доверительные отношения» и возникли расхождения в «определении позиции по делу». При таких обстоятельствах, как считает осужденный, судья обязан был отстранить указанного защитника от участия в деле и назначить ему другого защитника с оплатой за счет государства.

Осужденный Герасимов М. В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Он утверждает, что: с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства: показания отсутствующих в судебном заседании свидетелей Ш и Л данные ими в период предварительного следствия, были оглашены в суде в отсутствие сведений, подтверждающих наличие чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд указанных лиц. Считает, что председательствующий судья допустил нарушение принципов состязательности и равноправия сторон, непосредственности судебного разбирательства, проявил необъективность при рассмотрении дела.

Государственным обвинителем Маловым А.А. поданы возражения на кассационные жалобы осужденных.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Доводы кассационных жалоб о непричастности к совершению преступлений, а также о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела - не могут быть предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.

Данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству осужденного Гаджиева Р.М. Согласно ч.2 ст.325 УПК РФ уголовное дело , в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в данном составе.

Часть 1 ст.339 ч.1 УПК РФ предусматривает, что вопрос о доказанности или недоказанности инкриминированного подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

В соответствии с ч.2 и ч.З ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденных в инкриминированных им деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Доводы осужденных Аверина А.Н., Герасимова Е.В., Герасимова М.В., Казиханова Д.А., Мухтарова С.Н. о том, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства (о которых подробно указано в кассационных жалобах) не основаны на протоколе судебного заседания, из которого видно, что председательствующим судьей к исследованию в присутствии присяжных заседателей были допущены лишь те доказательства, которые были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Все ходатайства стороны защиты о недопустимости доказательств (в том числе показаний свидетеля О протоколов осмотра места происшествия, показаний обвиняемых, данных на предварительном следствии) председательствующим судьей разрешались в соответствии с требованиями ч.б ст. 335 УПК РФ, в отсутствие присяжных заседателей, и по результатам рассмотрения этих ходатайств судьей выносились мотивированные постановления (т. 17 л.д. 175- 177, 214-217, т.18 л.д.23-25, т.19 л.д.103-108, т.20 л.д. 103-108, 183-185, т.22 л.д.93-101, т.25 л.д.244, т.26 л.д.14, 16, 22-23, 25-27, 29, 76 ,1 15, 121-122, 174- 175, 190-192, 204-205, 220, 222, 228, 234, 235, т.27 л.д.4, 7, 12-14, 23, 31, 34, 53, 55, 56, 72-73, 131-132, 170, 222-223, 253, т.28 л.д.5, 7, 57, 63, 77, 91-92, 95). Оснований не согласиться с данными постановлениями судьи судебная коллегия не усматривает.

Председательствующим по делу не было нарушено принципов объективности, беспристрастности суда и состязательности сторон, как то утверждают осужденные в своих кассационных жалобах.

Все ходатайства, которые были заявлены сторонами в ходе судебного разбирательства дела, в том числе о назначении почерковедческих экспертиз, председательствующим судьей ставились на обсуждение участников процесса и по ним судьей выносились законные и обоснованные постановления.

В ходе судебного разбирательства дела, проведенного с участием присяжных заседателей, председательствующим судьей сторонам были созданы все необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Каких-либо предпочтений стороне обвинения, на что указывают осужденные в своих кассационных жалобах, судом предоставлено не было.

Доводы кассационных жалоб осужденных о необоснованности решения судьи об их удалении из зала судебного заседания - неосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания, подсудимые Аверин, Герасимов Е., Герасимов М., Мухтаров, Казиханов и Гаджиев неоднократно нарушали порядок в зале судебного заседания, в связи с чем председательствующим предупреждались о недопустимости такого поведения и о возможности удаления из зала судебного заседания. Однако, несмотря на замечания и предупреждения председательствующего, продолжали нарушать установленный законом порядок судебного разбирательства (т.27 л.д.80, 89, 144, 176, 196, 211, 226, 234, 237, 239, 240, 241, 248, 249). При этом подсудимые Герасимов Е. и Аверин допустили оскорбительные высказывания в адрес суда (т.27 л.д.53, 54, 235), а Казиханов продолжал нарушать порядок судебного заседания после его временного удаления из зала судебного заседания. В связи с этим председательствующим, в соответствии с требованиями ст.258 ч.З УПК РФ, обоснованно были вынесены постановления об удалении из зала судебного заседания Герасимова М, Мухтарова и Гаджиева - до окончания дня судебного заседания, а Герасимова Е., Аверина и Казиханова - до окончания прений сторон, проводимых в соответствии со ст.336 УПК РФ (т.27 л.д.242, 250-251, т.28 л.д. 13).

При этом право выступить с последним словом им было предоставлено.

Поскольку правом реплики согласно ст.337 ч.1 УПК РФ пользуются участники процесса после окончаний прений сторон, а Герасимов Е., Аверин и Казиханов за нарушение порядка судебного заседания были удалены из зала судебного заседания и в прениях не участвовали, то им в соответствии с ч.З ст.258 УПК РФ было предоставлено право на последнее слово, которым каждый из них воспользовался (т.28 л.д. 190, 198, 199).

Доводы кассационных жалоб о том, что постановление судьи об удалении из зала судебного заседания должно было выноситься судьей в совещательной комнате, не основаны на законе. Перечень определений или постановлений, подлежащих обязательному вынесению в совещательной комнате, указан в части 2 ст.256 УПК РФ. Постановления о применении мер воздействия на нарушителей порядка судебного заседания к числу таких решений не относятся, поэтому, по усмотрению судьи, выносятся в зале судебного заседания или в совещательной комнате.

Неосновательны доводы кассационных жалоб и о том, что председательствующим судьей необоснованно были оставлены без удовлетворения их ходатайства об отводе председательствующего.

Как видно из материалов дела, подсудимыми и их защитниками заявлялось множество отводов председательствующему по делу судье. Данные заявления об отводах, как правило, были вызваны несогласием подсудимых и защитников с решениями судьи об отклонении их ходатайств, а также их несогласием с порядком ведения судебного следствия и принятием мер воздействия за нарушения в зале судебного заседания. Все заявления об отводах председательствующим рассматривались в установленном законе порядке и были обоснованно отклонены мотивированными постановлениями (т. 16 л.д. 108-110, 132- 134, т.17 л.д.12-13, 139-140, 222-223, т.18 л.д. 68-69, т.19 л.д. 19-20, 86-87, 132- 133,т.20л.д.32-34, 157-159, т.21 л.д.34-35, 69-70, 126-127, 157-158, т.22 л.д. 147- 148, т.23 л.д. 13-14, 36-37, 120-121, 153-154, 222-223). Оснований для отвода судьи, предусмотренных ст.ст. 61, 63 УПК РФ, из материалов дела не следует.

Доводы жалоб, касающиеся показаний потерпевших - граждан КНР, не могут быть приняты во внимание, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, показания данных лиц были признаны судьей недопустимыми (т.20 л.д. 184-185), до присяжных заседателей не доводились как в ходе судебного следствия, так и в напутственном слове председательствующего, поэтому не использовались в качестве доказательств вины осужденных.

Решение судьи об оглашении в судебном заседании показаний свидетелей Л и Ш данных на предварительном следствии, является законным, поскольку обстоятельства, препятствующие их явке в суд, признаны судом чрезвычайными, о чем обоснованно указано в мотивированном постановлении судьи (т.20 л.д. 130-132).

Доводы кассационных жалоб о том, что в напутственном слове судья исказил показания данных свидетелей, а также исказил содержание других исследованных в судебном заседании доказательств, проявив при этом предвзятое отношение к подсудимым, и допустил другие нарушения закона, о которых утверждают осужденные, - неосновательны, поскольку из содержания напутственного слова таких нарушений не усматривается.

Напутственное слово перед присяжными заседателями председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст.340 УПК РФ.

Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности от сторон не поступило (т.28 л.д.210).

Доводы жалобы осужденного Герасимова Е.В. о незаконном прекращении председательствующим полномочий его защитника С которая была допущена к участию в деле наряду с адвокатом, необоснованны.

Из протокола судебного заседания видно, что С не явилась в судебное заседание, обратившись в суд с заявлением, в котором просила рассматривать дело в ее отсутствие, поскольку она занята розыском не явившихся в суд свидетелей и потерпевших (т.20 л.д. 18).

Вопрос о возможности дальнейшего участия С в качестве второго защитника Герасимова Е. судьей ставился на обсуждения участников процесса, в ходе которого подсудимый Герасимов заявил, что отказывается от услуг защитника С и не возражает против проведения процесса в ее отсутствие (т.26 л.д. 183).

При таких обстоятельствах судья вынес обоснованное решение о продолжении разбирательства дела в отсутствие С и о прекращении ее полномочий как защитника.

Неосновательны доводы жалобы осужденного Гаджиева о нарушении его права на защиту.

Как видно из материалов дела, ранее, до отмены в кассационном порядке предыдущего приговора, защиту Гаджиева осуществлял адвокат С от которого Гаджиев впоследствии отказался, мотивировав свой отказ тем, что между ним и адвокатом возникли разногласия, и просил суд назначить для защиты его интересов адвоката З (т. 15 л.д.43).

Данное ходатайство подсудимого судом было удовлетворено. Однако, позже, в стадии судебного следствия, Гаджиев по аналогичным мотивам заявил о своем отказе и от адвоката З который, по его мнению, недостаточно эффективно осуществляет его защиту в суде. Данные заявления Гаджиева председательствующим были рассмотрены и обоснованно отклонены, поскольку указанные подсудимым обстоятельства оказались надуманными и ничем не подтверждены (т. 16 л.д.161, т.18 л.д. 63-64, т.22 л.д.140, т.25 л.д.113, т.26 л.д.40).

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о том, что председательствующим нарушена тайна совещания присяжных заседателей, а также порядок дачи дополнительных разъяснений по поставленным перед ними вопросам.

Из протокола судебного заседания видно, что дополнительные вопросы перед присяжными заседателями председательствующим не ставились, а разъяснения по возникшим у присяжных заседателей вопросам председательствующим были даны в соответствии с требованиями ст.344 ч.2 УПК РФ. При этом закон не предусматривает произнесения краткого напутственного слова после дачи необходимых разъяснений присяжным заседателям. Краткое напутственное слово согласно ч.З ст.344 УПК РФ произносится лишь в том случае, если в вопросный лист вносились изменения. В данном случае изменений в вопросный лист не вносилось.

Что касается доводов жалобы осужденного Аверина о том, что ответы в вопросном листе могли быть сфальсифицированы председательствующим, который, якобы, удалялся в совещательную комнату с неподписанным старшиной присяжных заседателей вердиктом, то эти доводы не основаны на протоколе судебного заседания, из которого следует, что, когда возникала необходимость перерыва в работе присяжных заседателей, вопросный лист в присутствии сторон был помещен в конверт и сейф, которые опечатывались. Процедура вскрытия конверта и сейфа также осуществлялась в присутствии сторон. При этом каких-либо замечаний по поводу процедуры опечатывания и хранения вопросного листа у сторон не возникло.

То обстоятельство, что для проверки подписанного старшиной присяжных заседателей вердикта на предмет его противоречивости или непротиворечивости судья удалился в совещательную комнату и объявил перерыв, нарушением уголовно-процессуального закона не является.

Как видно из материалов уголовного дела, вердикт является достаточно объемным и состоит из 212 вопросов и ответов. При таких обстоятельствах председательствующему судье потребовалось время для того, чтобы проверить, является ли вердикт ясным и не содержит ли он противоречий, как того требует ч.2 ст.345 УПК РФ.

Каких-либо данных, которые бы свидетельствовали о том, что вердикт мог быть сфальсифицирован председательствующим, из материалов уголовного дела не следует.

Доводы жалобы осужденного Герасимова Е.В. о том, что старшина коллегии присяжных заседателей П лицо, заинтересованное в исходе дела, и воздействовала на других присяжных заседателей при вынесении вердикта, являются надуманными и ничем объективно не подтверждены.

Необоснованны доводы Герасимова Е.В. и о том, что общий список кандидатов в присяжные заседатели не был опубликован в средствах массовой информации, а присяжный заседатель Б якобы, однофамилец кандидата в присяжные заседатели, данные о котором опубликованы в средствах массовой информации (в запасном списке кандидатов в присяжные заседатели).

Как видно из ответа генерального директора издательского дома основной список присяжных заседателей был опубликован в газете от 19 января 2005 г. №6 (3400), а запасной список был опубликован в той же газете от 20 января 2005 г. №7 (3401).

Из сообщения (справки) заместителя главы администрации А следует, что при составлении запасного списка кандидатов в присяжные заседатели на 2005-2008 г.г. была допущена опечатка в отчестве кандидата Б следует читать Б вместо Б Допущенную опечатку в газете подтвердил и сам Б в своем объяснении, приложив к нему копию своего паспорта.

Таким образом, нарушений закона при формировании коллегии присяжных заседателей, на что обращает внимание Герасимов Е.В. в своей жалобе, судом допущено не было.

Доводы жалобы осужденного Аверина о том, что судья не предоставил ему времени для подготовки к выступлению с последним словом - неосновательны.

Из протокола судебного заседания видно, что судья по ходатайству Аверина и других подсудимых предоставил им возможность подготовиться к выступлению с последним словом перед присяжными заседателями, в связи с чем объявил перерыв в судебном заседании (т.28 л.д. 186-188). Время, предоставленное судьей для подготовки к выступлению с последним словом, явилось вполне достаточным для такой подготовки.

Не основаны на материалах дела доводы жалобы осужденного Герасимова Е.В. о том, что судья оставил без внимания его доводы о неправомерных действиях следователя М проводившего предварительное следствие по делу.

Как видно из материалов дела, эти доводы подсудимого судьей проверялись в ходе судебного следствия при разрешении жалоб стороны защиты о недопустимости собранных следователем доказательств. В связи с чем судья истребовал материал по жалобе Герасимова Е.В. на действия следователя М с которой Герасимов на досудебной стадии обращался (т. 19 л.д. 53). В судебном заседании, в отсутствии присяжных заседателей, судья допросил самого следователя М по ходатайству сторон, дав им возможность задать вопросы, относящиеся к разрешению ходатайств стороны защиты о недопустимости доказательств.

Доводы жалобы осужденного Симонова о том, что председательствующим перед присяжными заседателями были поставлены «наводящие вопросы» и не были приняты во внимание замечания его защитника по формулировке вопросов - неосновательны. Из протокола судебного заседания видно, что на обсуждение сторон председательствующим выносился проект вопросного листа.

Стороны высказали свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесли предложения о постановке новых вопросов. С учетом замечаний и предложений сторон судья в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, огласил их и передал старшине присяжных.

Наводящих вопросов, а также других нарушений, о которых утверждается в кассационных жалобах осужденных, при составлении вопросного листа председательствующим не допущено.

Вопросный лист соответствует требованиям с.339 УПК РФ, а вердикт присяжных заседателей - непротиворечив.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб осужденных и о том, что председательствующий судья необоснованно отклонил их замечания на протокол судебного заседания.

Из материалов дела видно, что замечания на протокол судебного заседания председательствующим были рассмотрены в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ, и по результатам их рассмотрения судьей вынесены мотивированные постановления (т.29 л.д.196-197, 206-207, 212-213, 218-19, 254-255).

Доводы осужденных о том, что замечания на протокол судебного заседания должны быть рассмотрены судьей в судебном заседании и с обязательным участием сторон - на законе не основаны. Часть 2 ст.260 УПК РФ предусматривает, что замечания на протокол судебного заседания председательствующим рассматриваются незамедлительно. При этом председательствующему предос- тавлено право в необходимых случаях вызывать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания. В данном случае у судьи такой необходимости не было.

Юридическая квалификация действий осужденных председательствующим судьей дана правильно. Судом также правильно применены требования уголовного закона, касающиеся его обратной силы.

Наказание осужденным назначено судьей с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности каждого из них и их роли в совершении преступлений. Установленные судом смягчающие наказание обстоятельства были учтены при назначении наказания осужденным.

Оснований для смягчения наказания осужденным, в том числе и для применения положений ст.64 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобе Симонова Д.В, судебная коллегия не усматривает.

Приговор подлежит изменению, поскольку в его описательно- мотивировочной части указано, что суд наряду со смягчающими наказание обстоятельствами учитывает и отягчающие наказание обстоятельства (какие именно -не указано). Вместе с тем суд в приговоре констатировал, что «обстоятельств, отягчающих наказание подсудимых, предусмотренных ст.63 УК РФ, не имеется».

Таким образом, из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению указание об учете судом отягчающих обстоятельств при назначении наказания осужденным.

Вместе с тем, исключение указанной формулировки суда не является основанием для смягчения наказания осужденным, поскольку оно является справедливым.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Бурятия от 25 апреля 2007 года в отношении Аверина А Н Герасимова Е В Герасимова М В Гаджиева Р М Казиханова Д А Мухтарова С Н и Симонова Д В изменить: из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание об учете судом отягчающих обстоятельств при назначении наказания осужденным. В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 73-О07-52СП

УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх