Дело № 8-О11-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 октября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 8-О11-12

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 октября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,
судей Нестерова В.В. и Скрябина К.Е.,
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 13 октября 2011 года кассационные жалобы осужденного Прохорова ЕЮ. и адвоката Смирновой Н.В. на приговор Ярославского областного суда от 11 августа 2011 года, которым ПРОХОРОВ Е Ю не судимый, осужден: - по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,д» УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, в течение которого осужденному установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) с 22 часов до 6 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в указанный орган два раз в месяц для регистрации; - по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. «а,д» УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, в течение которого осужденному установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) с 22 часов до 6 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в указанный орган два раз в месяц для регистрации; - по ст. 167 ч. 2 УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года, в течение которого осужденному установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) с 22 часов до 6 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в указанный орган два раз в месяц для регистрации Постановлено взыскать с Прохорова Е.Ю. в пользу К рублей в счет возмещения расходов на погребение и рублей в счет компенсации морального вреда.

Прохоров признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, трех лиц, с особой жестокостью, в покушении на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух и более лиц, с особой жестокостью, а также в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога, повлекшем причинение значительного ущерба.

Преступления совершены 1 января 2011 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснение адвоката Каневского Г.В., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе осужденный Прохоров Е.Ю. выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона.

Утверждает, что преступлений, за которые осужден, он не совершал, а суд необоснованно положил в основу приговора его явку с повинной, полученную с грубым нарушением закона, так как при её получении он находился в сильном алкогольном и депрессивном состоянии, был невменяем и поэтому оговорил себя. Считает, что показания свидетеля С о том, что он был допрошен после того, как протрезвел, не соответствуют действительности и противоречат показаниям свидетелей Ж и Т Указывает, что суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей о том, что когда загорелся дом П , он находился у С , а после случившегося рассказывал о причинах пожара всем по-разному, что по его мнению, свидетельствуют о том, что это были его предположения и догадки, и что в своих показаниях на следствии он себя оговорил. Обращает внимание на то, что пожарно-техническая экспертиза была проведена через месяц после его явки с повинной и очаг возгорания этой экспертизой установлен в том месте, на которое он указал, и где стояла тумбочка с краской и другими легковоспламеняющимися жидкостями, кроме того экспертиза была проведена без технического паспорта на дом, газовая плита и газовые баллоны не обследовались. Считает, что суд необоснованно не принял во внимание его показания в судебном заседании о том, что он пытался спасти П поскольку несоответствие его показаний данным осмотра места происшествия объясняется тем, что все было в дыму, поэтому он мог ошибиться в месте, до которого дотащил потерпевшую. Просит приговор в отношении него отменить.

Адвокат Смирнова Н.В. в кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Прохорова Е.Ю. указывает, что с приговором не согласна, считает его необоснованным, незаконным и необъективным. Полагает, что установленный судом мотив преступления несостоятелен, так как у Прохорова не имелось причин для ревности П к П , поскольку последний пришел к ним вместе со своей сожительницей З Считает, что не нашла своего подтверждения в судебном заседании и форма вины в виде прямого умысла на причинение смерти потерпевшим, так как когда Прохоров уходил из дома, потерпевшие не спали, один из выходов из дома был открыт и кроме того по заключению экспертиз смерть потерпевших наступила от острого отравления угарным газом, что позволяет усомниться в намерениях Прохорова причинить смерть находившимся в доме потерпевшим. Полагает, что достоверность и правдивость показаний потерпевшего П также вызывает сомнения, так как его показания в части услышанных им криков потерпевших не конкретизированы, нет в них и пояснений о том, где находилась П когда он проснулся и выбирался из дома, а также о механизме и локализации его повреждений. Указывает, что судом не доказано временное перемещение Прохорова от дома С до дома П , не приняты во внимание показания свидетелей, находившихся в доме С о том, что Прохоров ушел от них примерно в 3 часа 30 минут, не дано оценки противоречиям в показаниях свидетелей К и С о времени взрыва газа в доме П , не указано в приговоре, по каким причинам приняты показания свидетеля К , данные на следствии. Обращает внимание, что обвинительный приговор основан только на показаниях Прохорова, данных им в ходе предварительного следствия, от которых он в последующем отказался, а затем вновь подтвердил их и признал свою вину, что, по мнению адвоката, свидетельствует о психологическом давлении на осужденного. Считает, что такое поведение Прохорова связано также и с выявленным у него психическим расстройством в виде зависимости от алкоголя. Полагает, что критически следует относиться и к показаниям свидетелей Ж и Т , так как об обстоятельствах пожара в доме П они знают со слов пьяного Прохорова. Считает, что версия Прохорова о спасении им П подтверждается заключением судебно- медицинской экспертизы о наличии у него термических ожогов кожи лица и обеих кистей. Указывает, что при проведении пожарно-технической экспертизы, выводы которой определены изложенными Прохоровым обстоятельствами, не был исследован технический паспорт на дом, который, как и имеющиеся в материалах дела акт о пожаре и протокол осмотра места происшествия, не были исследованы в судебном заседании и не учтены при проведении экспертизы. Кроме того обращает внимание, что договор купли- продажи дома П , на основании которого сделана оценка причиненного материального вреда, составлен в 2007 году, поэтому указанная в нем стоимость дома на 2011 год с учетом процента износа могла быть ниже. Просит приговор в отношении Прохорова отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления по всем эпизодам.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Прохорова Е.Ю. и адвоката Смирновой Н.В. государственный обвинитель Рачинская Т.В. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Прохорова в умышленном убийстве П С и З и в покушении при этом на умышленное убийство П , а также в умышленном уничтожении чужого имущества, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Приведенные в кассационных жалобах доводы о невиновности осужденного Прохорова в совершении указанных выше преступлений судом проверялись, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются полученными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Как видно из материалов уголовного дела, в ходе предварительно следствия Прохоров в своих явках с повинной, а также при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте указывал, что, вернувшись после ссоры с П в её дом, и увидев, что она и П спят вместе под одним одеялом, решил убить их обоих путем поджога дома, осознавая при этом, что в результате пожара могут погибнуть и спящие в другой комнате С и З но их судьба ему была безразлична. С целью поджога дома он разлил на пол в доме ацетон и поджог его, отчего пламя очень быстро стало распространяться по дому. После этого он хотел погасить огонь, но у него не получилось, при этом он обжог руки, затем решил вытащить из дома П , но когда вытащил её в коридор, раздался взрыв и он потерял сознание, очнулся уже на улице.

Приведенные выше показания осужденного Прохорова в части поджога им дома с целью убийства находившихся в нем потерпевших, вопреки доводам жалоб, подтверждаются показаниями потерпевших, свидетелей, данными протоколов осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу судебных экспертиз.

Так, допрошенный в судебном заседании потерпевший П подтвердил, что вместе с С , З , Прохоровым и П в доме последней употребляли спиртные напитки, после того, как П и Прохоров поругались, Прохоров ушел из дома, а сам он уснул из-за сильного алкогольного опьянения в кресле, когда проснулся уже на диване, в доме все горело и он смог выбраться из дома через окно, из соседней комнаты слышал крики С и З .

Из показаний свидетелей С С Р и К следует, что Прохоров ушел из квартиры С около двух часов ночи, а свидетели К К К Д П А С подтвердили в судебном заседании, что пожар в доме П был обнаружен около 4 часов утра.

Кроме того, данные в ходе предварительного следствия показания Прохорова о месте расположения потерпевших во время поджога дома и о способе поджога полностью соответствуют данным протоколов осмотра места происшествия, изъятия и осмотра вещественных доказательств, показаниям допрошенных в качестве свидетелей пожарных, принимавших участие в тушении дома, заключению пожарно-технической экспертизы о причинах и очагах возгорания в доме П .

В соответствии с выводами судебно-медицинских экспертиз, смерть потерпевших П С и З наступила от острого отравления угарным газом, а потерпевшему П были причинены ожоги волосистой части головы, лица, спины, правого плеча и предплечья, левого плеча и обеих кистей 2-3 степени общей площадью около 18 % поверхности тела.

Пожарно-техническая и судебно-медицинские экспертизы проведены в соответствии с требованиями закона, выводам этих экспертиз, суд дал оценку в совокупности с другими исследованными доказательствами, правильно признав выводы указанных экспертиз достаточно мотивированными и обоснованными.

То обстоятельство, что при проведении пожарно-технической экспертизы не был исследован технический паспорт на дом, не свидетельствует о недостоверности и необъективности выводов экспертизы и не является оснований для признания их недопустимыми.

Приведенные в жалобах доводы о том, что явку с повинной Прохоров дал под давлением со стороны сотрудников милиции, находился при этом в состоянии сильного алкогольного опьянения, поэтому оговорил себя, судом также проверялись и обоснованно опровергнуты.

Как видно из материалов уголовного дела, явки с повинной, в том числе и от 18 января 2011 года, Прохоровым даны добровольно и приняты от него в соответствии с требованиями закона. Изложенные в явках с повинной обстоятельства совершенных преступлений Прохоров полностью подтвердил при допросах его в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте. Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Прохоров находился в невменяемом состоянии, и что при этом на него оказывалось психологическое или физическое воздействие, не имеется, не указывается и в жалобах осужденного и его защитника, в чем выразилось это давление.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями допрошенного в качестве свидетеля участкового уполномоченного С о том, что с повинной Прохоров явился, находясь в состоянии умеренного алкогольного опьянения, и рассказал ему об обстоятельствах поджога дома, протокол же явки с повинной Прохорова он оформил лишь спустя несколько часов, когда тот стал вести себя уже совершенно адекватно. Кроме того, из показаний свидетелей Ж и Т которые находились в здании РОВД, когда туда пришел Прохоров, следует, что Прохоров сообщил им, что пришел «сдаваться», так как это он из ревности поджог дом, сжег жену и других находившихся там лиц.

Из материалов дела видно, что показания этих и других приведенных выше свидетелей и потерпевших являются последовательными, подтверждаются совокупностью других исследованных судом доказательств, не установлено в судебном заседании и каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осужденного указанными свидетелями, а также об их заинтересованности в исходе дела, поэтому доводы жалоб о том, что суд необоснованно сослался в приговоре на показания указанных выше свидетелей, являются несостоятельными.

Причинам изменения осужденным Прохоровым показаний и его доводам о непричастности к убийству и поджогу дома, а также о том, что он пытался вытащить П из горящего дома, но не смог этого сделать в связи с тем, что в доме взорвался газовый баллон, суд также дал надлежащую оценку, правильно указав в приговоре, что они являются несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью полученных в судебном заседании доказательств, в том числе показаниями свидетелей, из которых следует, что взрывы газовых баллонов произошли уже во время тушения пожара, когда Прохорова там не было, а также данными протокола осмотра места происшествия о месте обнаружения трупа потерпевшей П , и являются избранным Прохоровым способом защиты.

Таким образом, все доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Прохорова, получены с соблюдением требований закона, оснований для признания их недопустимыми, как об этом ставится вопрос в жалобах осужденного и его защитника, у суда не имелось.

При таких данных, учитывая, что показания Прохорова, данные им в ходе предварительного следствия, полностью согласуются с показаниями потерпевших, свидетелей, данными протоколов осмотра места происшествия, иных следственных действий, выводами экспертиз и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обосновано признал их достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положил в основу приговора.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб о допущенных в ходе судебного разбирательства нарушениях уголовно- процессуального закона.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с достаточной полнотой и объективно. Стороны не были ограничены в праве представления суду доказательств, все представленные сторонами доказательства, в том числе акт о пожаре и протокол осмотра места происшествия, на которые адвокат Смирнова Н.В. ссылается в жалобе, судом исследованы, заявленные сторонами ходатайства судом разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ, принятые по ним решения являются обоснованными и правильными, по окончании судебного следствия у сторон, в том числе и у стороны защиты, дополнений не было.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенных Прохоровым преступлений, в том числе и мотив этих преступлений, и дал действиям осужденного правильную правовую оценку.

При этом вопреки доводам жалоб, суд обоснованно указал в приговоре, что о наличии у Прохорова умысла на причинение смерти потерпевшим с особой жестокостью, помимо его собственных показаний, в которых он признавал свою вину, свидетельствует избранный им способ совершения преступления, который заключался в поджоге в ночное время деревянного дома, в котором заведомо для осужденного спали находящиеся в состоянии алкогольного опьянения четыре человека, и совершая действия, направленные на сожжение потерпевших заживо, Прохоров сознавал, что этот способ причинит им особые мучения и страдания.

Кроме того суд правильно указал в приговоре, что с учетом стоимости сгоревшего дома, которая подтверждается имеющимся в материалах уголовного дела договором купли-продажи, ущерб, причиненный в связи с уничтожением имущества потерпевших в результате совершенного Прохоровым поджога, является значительным.

Психическое состояние осужденного судом исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы Прохоров обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному Прохорову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств, является соразмерным содеянному и справедливым.

Исковые требования потерпевшего К также разрешены судом в соответствии с требованиями закона, причиненный потерпевшему вред суд обоснованно взыскал с Прохорова, поскольку причинен в результате совершенных осужденным преступлений, размер имущественного вреда подтверждается имеющимися в материалах уголовного дела соответствующими документами, а размер компенсации морального вреда определен с учетом степени нравственных страданий потерпевшего и принципов разумности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ярославского областного суда от 11 августа 2011 года в отношении Прохорова Е Ю оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Прохорова Е.Ю. и адвоката Смирновой Н.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 8-О11-12

УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх