Дело № 81-О10-103СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №81-О10-103СП

от 22 сентября 2010 года

 

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ерынич Г.В. и кассационной жалобе представителя потерпевшей - адвоката Кривопаловой И.В. на приговор Кемеровского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 июня 2010 года, которым

Лавров П М

несудимый, обвинявшийся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33 и ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ;

Ефимов [скрыто]

несудимый, [скрыто]

обвинявшийся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4, 5 ст. 33 ист. 105 ч. 2 п. «з»УК РФ;

Кузьминых Д

[скрыто] несудимый, обвинявшийся в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «д, ж, з» УК РФ,

оправданы на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением оправдательного вердикта.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выступление адвокатов Гааг И.А., Куприяновой E.H., Волобоевой Л.Ю. и Кротовой СВ. об оставлении приговора без изменения, мнение прокурора Кузнецова СВ. об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного расследования Лавров П.М. обвинялся в организации убийства [скрыто] из корыстных побуждений,

совершенного по найму.

Ефимов В.В. обвинялся в подстрекательстве и пособничестве в совершении убийства, совершенного по найму.

Кузьминых Д.С. обвинялся в убийстве, совершенном с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 29 июн5; 2010 года признано недоказанным участие Лаврова П. М., Ефимова В. В. и Кузьминых Д. С. в совершении вышеназванных преступлений и суд в силу требований ч. 1 ст.348 УПК РФ об обязательности оправдательного вердикта для председательствующего, постановил оправдательный приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ерынич Г.В., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными подсудимыми, их защитниками и председательствующим судьей в ходе судебного разбирательства данного уголовного дела.

В представлении указывается, что в судебном заседании в присутствии коллегии присяжных заседателей были исследованы материалы, не относящиеся к обстоятельствам совершения преступления, характеризующие подсудимых и свидетелей, а также в присутствие присяжных заседателей судом разрешались вопросы процессуального характера. В частности в судебном заседании исследовались вопросы хозяйственной деятельности потерпевшего [скрыто] начиная с 1993 года; при этом суд не отреагировал на

то, что данные обстоятельства не относятся к факту лишения жизни [скрыто] и не должны исследоваться в присутствии присяжных заседателей; на возражения государственного обвинителя против выяснения данных обстоятельств суд также не отреагировал, что в совокупности повлияло или могло повлиять на формирование у присяжных заседателей негативного отношения к потерпевшему.

Утверждается, что свидетель [скрыто] давала показания,

основанные на слухах, суд же не разъяснил присяжным заседателям, что показания, основанные на неустановленном источнике, не должны учитываться при разрешении вопроса о виновности подсудимых.

Кроме этого, в присутствии присяжных были исследованы характеризующие материалы, способные вызвать предубеждение

присяжных заседателей в отношении свидетелей обвинения. Так свидетель [скрыто] сообщил, что встречался со свидетелем

[скрыто] в СИЗО в 2006г. (л.д. 105 т.9); свидетель Н

пояснял, что он употребляет наркотические вещества - героин, что [скрыто] также употребляет наркотики, а также пояснил, что в

отношении Ш Щ возбуждено уголовное дело за кражу (л.д. 127

т.9). Председательствующим данные вопросы не снимались, не было разъяснено присяжным заседателям, что показания свидетелей в части характеристики иных лиц, не должны учитываться при разрешении вопроса о виновности подсудимых.

Также, выяснение и негативная оценка подсудимыми в присутствии присяжных заседателей характеристик и служебного положения родственников свидетеля [скрыто], которые являются

сотрудниками правоохранительных органов (л.д.З т.11, л.д.87 т.10, л.д. 174 т. 10), способствовала формированию предубеждения присяжных относительно беспристрастности свидетелей обвинения и достоверности их показаний.

Неоднократные заявления подсудимого Ефимова в судебном заседании о его состоянии здоровья и в связи с этим о необходимости оценки его показаний как правдивых, т.к. «он говорит только правду, поскольку умирает» (л.д.38 - 39 т. 10) - повлияли или могли повлиять на формирование у присяжных заседателей вывода о правдивости его показаний, данных в ходе судебного заседания, в отличие от его же показаний, данных в ходе предварительного следствия.

В нарушение ст.335 УПК РФ судом необоснованно были исследованы доказательства, не относящиеся к обстоятельствам дела, доказанность которых устанавливается присяжными, что незаконно. Так, в судебном заседании, по ходатайству стороны защиты, несмотря на возражения государственного обвинителя, было исследовано заключение экспертизы (л.д.29 т. 10), которое не является доказательством по делу и не могло исследоваться в присутствии присяжных заседателей, однако данное заключение экспертизы, не только стало предметом исследования в судебном заседании с участием присяжных заседателей, но и нашло свое отражение в напутственном слове, что повлияло или могло повлиять на выводы присяжных заседателей о причастности и виновности подсудимых.

Государственный обвинитель утверждает, что в ходе судебного разбирательства подсудимыми и их защитниками были допущены недопустимые высказывания, ставящие под сомнение допустимость исследованных доказательств, что повлияло или могло повлиять на выводы присяжных заседателей о невиновности подсудимых, а также высказывания, способные оказать психологическое воздействие на присяжных заседателей.

После оглашения показаний подсудимых на предварительном следствии, они, в присутствии присяжных заседателей, высказывались

о методах ведения следствия, что недопустимо. Так, подсудимый Кузьминых пояснял о корректировке своих показаний по указанию следователя (л.д. 168 т. 10); подсудимый Ефимов заявил о том, что его показания в ходе следствия - «результат давления и шантажа» (т. 10 л.д.70), подсудимый Лавров заявлял о «безосновательности следствия» (л.д. 184 т. 10) и пояснял присяжным о несоблюдении его прав при проведении допроса в УВД (л.д.5 т. 11), что является недопустимым, поскольку касается обстоятельств производства следственных действий, которые исследуются в отсутствии присяжных. Кроме того, подсудимый Ефимов высказывал в судебном заседании открытые угрозы, адресованные суду (л.д.95 т. 11).

Судом не были применены надлежащие меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в соответствии со ст.258 УПК РФ. Председательствующим не во всех случаях снимались некорректные вопросы, присяжным не во всех случаях разъяснялось, что недопустимые заявления стороны защиты не следует учитывать. Суд ограничился лишь указанием в протоколе о том, что «на неоднократные попытки председательствующего прервать речь подсудимого, подсудимый не реагирует».

В нарушение положений ст.333 УПК РФ судом было отказано присяжным заседателям в исследовании заключения судебно-медицинской экспертизы, чем были ущемлены права присяжных заседателей и кроме того, данное решение суда повлияло или могло повлиять на выводы присяжных заседателей о невиновности подсудимых.

Кроме этого, прокурор полагает, что напутственное слово председательствующего составлено с нарушением закона. Так, в напутственном слове приведены показания свидетеля [скрыто] в

ходе предварительного следствия (л.д. 157 т.8), однако в судебном заседании эти показания оглашались лишь частично, (л.д.23 т.9). Показания свидетеля [скрыто] в напутственном слове (л.д. 153 т.8)

изложены в большем объеме, чем было исследовано в ходе судебного следствия, (л.д.92-97 т.9).

В напутственном слове (л.д. 149 т.8) председательствующим было указано об оглашении протокола очной ставки (на л.д. 154-159 в т.4) между подсудимыми Лавровым и Кузьминых, однако данного следственного действия не проводилось. Таким образом, председательствующий сослался на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, и не сослался на доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, что недопустимо.

В показаниях свидетеля [скрыто], изложенных в

напутственном слове, указано, что он находился в местах лишения свободы, что также не подлежало исследованию коллегией присяжных (л.д. 167 т.8).

По мнению государственного обвинителя, в напутственном слове председательствующим было неверно разъяснено положение ст.340 ч.З п.5 УПК РФ, поскольку судья, предлагая присяжным признать подсудимых виновными только в том случае, «если обвинение без тени сомнения доказало вину подсудимого» (л.д. 189 т.8), фактически предложила присяжным заседателям трактовать любое сомнение, как неустранимое, что не соответствует правилам оценки доказательств и уголовно-процессуальному закону.

Кроме того, утверждается, что разъясняя в напутственном слове присяжным заседателям правила оценки доказательств, суд указал, что при вынесении вердикта присяжные должны полагаться только на свою память, не учитывая выступление сторон и самого председательствующего, что поставило под сомнение правильность изложенных судьей доказательств в напутственном слове и повлияло или могло повлиять на выводы присяжных заседателей о невиновности подсудимых.

Автор кассационного представления считает, что указанные нарушения уголовно-процессуального закона привели к формированию у присяжных заседателей необъективного мнения и вынесению оправдательного вердикта. Кроме того, суд, в нарушение требований п.2 ч.1 ст.306 УПК РФ, в резолютивной части приговора не указал основания оправдания подсудимых, что недопустимо. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

В кассационной жалобе представитель потерпевшей - адвокат Кривопалова И.В. считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по следующим основаниям.

В нарушение п. 7 ст. 335 УПК РФ, несмотря на многочисленные замечания председательствующего, как подсудимыми, так и защитой были допущены неоднократные попытки доведения до присяжных заседателей сведений, не относящихся по существу к фактическим обстоятельствам уголовного дела, с целью зародить сомнения в доказательствах, представленных государственным обвинением.

Неоднократно подсудимый Ефимов, вскакивая с места, выкрикивал в адрес сотрудников правоохранительных органов и суда фразы, содержащие обвинение в подделке доказательств, психологическом воздействии, в угрозах здоровью и жизни родственникам. На замечания председательствующего подсудимый Ефимов не реагировал, а после его выкриков председательствующий вынужден был обращаться к присяжным заседателям с разъяснением, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Один раз подсудимым Ефимовым в адрес председательствующего, государственного обвинителя и представителя потерпевшего была произнесена фраза угрожающего содержания. В одном из заседаний в конце судебного следствия подсудимый Ефимов встал перед присяжными с иконой в руках, комментируя при этом, что «все под Богом ходим», чем оказывал

психологической воздействие на присяжных заседателей.

Подсудимым Лавровым так же неоднократно допускались попытки довести до присяжных сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам уголовного дела; подсудимый Кузьминых говорил о давлении, оказанном на него оперативными работниками и следователем. Адвокат утверждает, что в ходатайстве защиты о признании данных доказательств недопустимыми, после проверки всех доводов, судом было отказано.

Кроме того, сообщает, что в нарушение п. 8 ст. 335 УПК РФ защита Лаврова пыталась довести до присяжных заседателей положительный характеризующий материал на своего подзащитного, что можно расценивать как давление на присяжных заседателей.

Адвокат полагает, что данные нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы. Просит приговор отменить, направив дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

В возражениях на кассационные жалобы оправданные Лавров П.М. и Ефимов В.В. просят приговор оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора суда.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о недоказанности участия Лаврова П. М, Ефимова В. В. и Кузьминых Д. С. в убийстве [скрыто]

В соответствии с ч.2 ст.385 УПК РФ 2. оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в кассационном представлении государственного обвинителя не указано и по делу не установлено.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 15, 252, 335 УПК РФ, определяющих пределы судебного разбирательства, особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также в соответствии с их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

В судебном заседании с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Председательствующий объявил об окончании судебного следствия лишь после того, как от сторон дополнений не поступило (т. 11, л.д. 73).

В кассационном представлении государственного обвинителя и кассационной жалобе представитель потерпевшей не приводится каких-либо доводов о том, что кто-либо из участников судебного разбирательства со стороны обвинения был ограничен в праве на представление доказательств.

Вопреки доводам государственного обвинителя в кассационном представлении, в материалах дела нет сведений о том, что в ходе судебного следствия в нарушение ст. ст. 252, 335, 336, 344 УПК РФ сторона защиты в присутствии присяжных заседателей неоднократно доводила сведения и задавала вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, процессуального характера, ставила под сомнение допустимость доказательств, а председательствующий не принял всех мер, предусмотренных ст.258 ч. 2 УПК РФ, не всегда обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание доведённые до них такие обстоятельства.

Доводы автора кассационного представления о том, что вопросы хозяйственной деятельности потерпевшего [скрыто]

обстоятельства не относятся к факту лишения жизни [скрыто] и не

должны исследоваться в присутствии присяжных заседателей нельзя признать состоятельными. Поскольку органами предварительного следствия Лавров, Ефимов и Кузьминых обвинялись в убийстве Ж Щ, совершенном из корытных побуждений, с целью устранить

хозяйственной деятельности потерпевшего являлось необходимым с целью установления в суде мотива его убийства.

Согласно п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ мотив преступления относится к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию в уголовном судопроизводстве. Таким образом, в результате исследования обстоятельств хозяйственной деятельности потерпевшего уголовно-процессуальное законодательство нарушено не было.

Доводы автора кассационного представления о том, что в присутствии присяжных были исследованы характеризующие материалы, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении свидетелей обвинения, нельзя признать обоснованными.

Согласно ч. 8 ст.35 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, установлены пределы исследования в суде с участием присяжных заседателей данных о личности подсудимого. При этом запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого. Однако данный запрет не распространяется на свидетелей. Таким образом, сообщение рядом свидетелей обвинения негативных данных о себе, хотя и

его как соучредителя

исследование вопросов

могло вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении их личности, однако нарушением закона не является.

По мнению судебной коллегии, в данном случае сторона обвинения в недостаточной степени учла особенности производства в суде с участием присяжных заседателей, требующие, в частности, представления надежных и вызывающих доверие свидетелей обвинения, не способных вызвать предубеждение присяжных заседателей по отношению к стороне обвинения и представленным ею доказательствам.

Также, нельзя признать обоснованными доводы кассационного представления о том, судом были нарушены положения ст.335 УПК РФ вследствие чего судом необоснованно были исследованы доказательства, не относящиеся к обстоятельствам дела, доказанность которых устанавливается присяжными. При этом речь идет о заключении эксперта по результатам экспертизы ножей (т. 3 л.д.212-215), которыми предположительно мог быть убит потерпевший.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 10 л.д.56) государственный обвинитель в процессе судебного разбирательства возражала против оглашения заключения данной экспертизы. Однако судом было принято решение о признании данного заключения допустимым доказательством и оглашении его в судебном заседании. В соответствии с требованиями ч.б ст.335 УПК РФ вопрос о допустимости данного доказательства решался в отсутствие присяжных заседателей, следовательно, закон нарушен не был.

Судебная коллегия проверила доводы представления о том, что подсудимый Ефимов заявил о том, что его показания в ходе следствия -«результат давления и шантажа» (т. 10 л.д.70), подсудимый Лавров заявлял о «безосновательности следствия» (л.д. 184 т. 10) и пояснял присяжным о несоблюдении его прав при проведении допроса в УВД (л.д.5 т. 11). В результате, на указанных в представлении страницах протокола судебного заседания подобных записей не обнаружено.

Вопреки доводам государственного обвинителя, в случае нарушения установленного порядка судебного заседания председательствующий применял надлежащие меры реагирования, а именно, прерывал речь подсудимого Ефимова и давал разъяснения присяжным о том, что они не должны принимать во внимание недопустимые высказывания подсудимого.

После произнесения подсудимым Ефимовым угрожающих реплик в адрес председательствующего, он также прервал речь подсудимого Ефимова и обратил внимание присяжных заседателей, что высказанные реплики не должны влиять на вынесение вердикта (т. 11 л.д.96).

Доводы кассационного представления о том, что суд ограничился лишь указанием в протоколе о том, что «на неоднократные попытки председательствующего прервать речь подсудимого, подсудимый не реагирует», нельзя признать обоснованными.

Судя по протоколу судебного заседания, председательствующий применял надлежащие меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, предусмотренные в соответствии со ст.258 УПК РФ, в том числе, выноси в его адрес предупреждения о том, что при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего он может быть удален из зала судебного заседания (т. 10. л.д.70_.

Из протокола судебного заседания следует, что вопреки доводам кассационного представления, в нем отсутствует запись о том, что подсудимый Ефимов утверждал, что «он говорит только правду, поскольку умирает» (л.д.38 - 39 т. 10).

Согласно протоколу судебного заседания, подсудимый Ефимов сообщил суду, что у него было несколько инсультов, после чего председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что данные сведения не должны ими учитываться при вынесении вердикта.

Такое разъяснение не могло повлиять на формирование у присяжных заседателей вывода о правдивости его показаний, данных в ходе судебного заседания, в отличие от его же показаний, данных в ходе предварительного следствия.

Кроме того, вопреки доводам государственного обвинителя председательствующий своевременно реагировал на факты обсуждения сторонами обстоятельств, находящихся за пределами фактов обвинения, прерывая защитников, пытавшихся выйти за пределы фактической стороны дела (т.11 л.д.96-98).

Из протокола судебного заседания следует, что в нем отсутствуют записи о негативной оценке подсудимыми характеристик и служебного положения родственников свидетеля Ш Щ, которые

являются сотрудниками правоохранительных органов (л.д.87 т. 10, л.д. 174 т. 10). При этом председательствующий всегда снимат вопрос о родственниках свидетеля, поскольку они не имеют отношения к данному делу (т. 10 л.д.88, 174).

Также, нельзя признать обоснованными доводы кассационного представления о том, что в нарушение положений ст.335 УПК РФ судом было отказано присяжным заседателям в исследовании заключения судебно-медицинской экспертизы.

Статьи законов по Делу № 81-О10-103СП

УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 35. Изменение территориальной подсудности уголовного дела
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 306. Резолютивная часть оправдательного приговора
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

онлайн
Фото юриста
Степанова Татьяна
г. Санкт-Петербург
рейтинг: 15
Телефон: +79213445674
онлайн
Фото юриста
Коломиец Валерий Юрьевич
г. Анадырь, Санкт-Петербург
рейтинг: 0

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх