Дело № 81-О12-30

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 апреля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 81-О12-30

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 апреля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.
судей Фетисова С М. и Ведерниковой О.Н.
при секретаре Никулищиной А.А.

с участием переводчика Байрамова Т.М.-оглы рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Платова И.М., кассационной жалобе адвоката Егорова П.А. на приговор Кемеровского областного суда от 24 января 2012 года, которым У рилов Д И , не судимый - оправдан по ч.2 ст. 159 УК РФ на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления. За Уриловым Д.И. признано право на ре абилит ацию.

Он же осуждён по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 № 73-ФЗ) на 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фетисова С М ., выступление прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего отменить приговор в части оправдания по ст. 159 ч.2 УК РФ, осуждённого Урилова Д.И. и адвоката Карпухина С В ., возражавших против удовлетворения кассационного представления и просивших приговор отменить по основаниям, изложенным в кассационных жалобах, Судебная коллегия

установила:

приговором Урилов Д.И. осуждён за организацию убийс т ва С года рождения, совершенного из корыстных побуждений.

Преступление совершено 5 мая 2005 года в г.

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Платов И.М. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения уголовно- процессуального закона, несправедливости приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В обоснование он ссылается на то, что вывод суда об отсутствии в действиях Урилова Д.И. признаков состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ, противоречит приговору от 4 декабря 2008г., которым установлено совершение К мошенничества группой лиц по предварительному сговору, и фактически является переоценкой как обстоятельств совершенного преступления, так и действий виновных лиц (в т.ч. и К ), что недопустимо в силу ст.90 УПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки.

В нарушение требований п.З ст.307 УПК РФ суд не обосновал вывод об отсутствии в действиях Урилова Д.И. признаков состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ, который противоречит указанию в приговоре на наличие предварительного сговора между Уриловым и К на завладение имуществом потерпевших и описанию действий, которые они предпринимали к достижению своей цели.

Кроме того, суд признал достоверными показания К на предварительном следствии, данные ею 13 июня, 4 июля и 11 июля 2006г.

(л.п.14), из которых следует, что Урилов предложил ей завладеть деньгами потерпевшей и содействовал в этом. Таким образом, суд сделал выводы, противоположные достоверным доказательствам, положенным в основу приговора.

Придя к выводу об отсутствии в действиях Урилова состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ, суд фактически поставил под сомнение свои выводы относительно установленного мотива совершенного Уриловым преступления, предусмотренного ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ. Наличие в выводах суда вышеуказанных противоречий, являющихся существенными, повлияло на решение вопроса о виновности Урилова, правильность применения уголовного закона и окончательного наказания, являющегося чрезмерно мягким.

Адвокат Егоров П.А. возражает против удовлетворения кассационного представления.

В кассационной жалобе адвокат Егоров П.А., считая незаконным, просит приговор в части осуждения Урилова Д.И. по ч.З ст.ЗЗ - п.п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ отменить, производство по делу прекратить. Приговор в части оправдания Урилова Д.И. -изменить, указав, что он подлежит оправданию по ч.2 ст. 159 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Он ссылается на то, что выводы суда не соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела: не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. В ходе расследования уголовного дела были допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, судом при вынесении приговора были использованы недопустимые доказательства.

Приговор вынесен с нарушением презумпции невиновности. Виновность Урилова в совершении инкриминируемого ему деяния исследованными доказательствами не подтверждается. Суд неправильно сослался, как на доказательство, на приговор Кемеровского областного суда от 4 декабря 2008г.

(т.9 л.д.52-54) в отношении К обосновав положениями ст.90 УПК РФ. В удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми ряда имеющихся в деле материалов и процессуальных документов отказано незаконно.

Материалы уголовного дела в отношении Урилова выделены с нарушением закона, поскольку в постановлении от 19 сентября 2006г. (т.1 л.д. 42-46) указано, что Урилов Д.А. является подозреваемым по уголовному делу, в то время как в силу ч.1 ст.46 УПК РФ он таковым не являлся. Не мог он являться и обвиняемым по уголовному делу, поскольку уже после вынесения постановлений о привлечении его в качестве обвиняемого (т.4 л.д. 143-144, 150) в процессуальных документах он именовался подозреваемым, в том числе при объявлении его в розыск (т.4 л.д. 152).

Уголовное дело в отношении Урилова по ч.2 ст. 159 УК РФ и ч.З ст.ЗЗ - п.п.«ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ не возбуждалось, поэтому процессуальные документы после 19.09.2006 г., в том числе постановление о привлечении Урилова в качестве обвиняемого (т.5 л.д. 196-205) по ст. 159 ч.2, ч.З ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.п.«ж,з» УК РФ являются незаконными.

В нарушение требований ст. 158-1 УПК РФ постановление о восстановлении уголовного дела № не выносились. Следственные действия: задержание Урилова, его допрос в качестве обвиняемого, назначение переводчика и адвоката, ходатайство об его аресте были выполнены следователем Г незаконно, так как фактически восстановление материалов уголовного дела № производилось другим следователем - П в производство которого дело было передано 3 февраля 2010 г.

Материалы уголовного дела в отношении Урилова в нарушение ч.4 ст. 154 УПК РФ не заверены печатью СУ СК при Прокуратуре РФ по КО.

Постановление следователя о назначении судебно-медицинской экспертизы (т.2 л.д.1-2) не соответствует положениям ч.4 ст.7 УПК РФ, поскольку протокол опознания трупа С от 13.10.2005г. (т.З л.д.8) впоследствии судом был признан недопустимым доказательством.

Постановление о назначении дополнительной судебной экспертизы от 18 марта 2010г. (т.2 л.д.56-57) является незаконным, так как ранее экспертами исследовался труп неизвестной женщины (т.2 л.д.11-15, 84-94). Не имеется доказательств того, что труп женщины, обнаруженной 11 августа 2005г., принадлежит именно С вследствие чего причину её смерти невозможно установить. Давность наступления смерти в судебно-медицинских заключениях указана различная. Заключение судебно-медицинской экспертизы № (т.2 л.д.6-10) является недопустимым доказательством, поскольку в нарушение закона не указаны объекты исследования и материалы, представленные для производства экспертизы. В выводах эксперт указывает на дату рождения потерпевшей С год, хотя в постановлении назначалась экспертиза С года рождения. Эксперт в заключении не отразил наличие каких-либо шрамов у исследуемого трупа.

Является недопустимым заключение экспертизы № , проведенной по делу в отношении К и П поскольку при этом были использованы не представлявшиеся в распоряжение экспертов и не исследовавшиеся ранее предварительным следствием и судом материалы.

Данная комиссионная экспертиза не ответила на поставленный вопрос о «дозе наркотического вещества» при условии наступления смерти после его введения через 1-1,5 минуты. Заключения судебно - медицинских экспертов противоречивы, недостаточны и неполны.

Ходатайства о надлежащей идентификации личности трупа, назначении и проведении молекулярно - генетической экспертизы трупа женщины, о допросе экспертов А и К судом незаконно отклонены.

Показаниям К и П , иных свидетелей суд дал неверную оценку. Показания К данные ею в 2006г., имеют существенные противоречия. Не учтены её показания в суде, что Урилов не был заинтересован в продаже дома О она оговорила его, шприц ей он не передавал. П показания которой во время предварительного следствия были противоречивыми, не говорила об участии Урилова в убийстве С Показания свидетеля С в суде свидетельствуют о непричастности Урилова к преступлению. Свои показания во время предварительного следствия о давлении со стороны Урилова он не подтвердил. Его показания о месте «захоронения» С свидетельствуют о том, что труп, обнаруженный в карьерах, не принадлежит потерпевшей.

Показания свидетелей О и Н допрошенных ранее по делу по обвинению К и П оглашены в нарушение пункта «d» ч.З ст.6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека. Показания свидетеля Г (т.4 л.д.44-45) оглашены в нарушение положений п.З ч.2 ст.281 УПК РФ, поскольку отсутствует информация о его отказе явиться для дачи показаний.

Оправдание Урилова по ч.2 ст. 159 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления противоречит исследованным по делу доказательствам, которыми причастность Урилова к совершению преступления не подтверждается. Поэтому он должен быть оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Судом не учтены доводы з ащиты, указанные в кассационных жалобах на приговор Кемеровского областного суда от 15 июня 2011г., чем не выполнены указания суда кассационной инстанции, отменившего указанный приговор.

В возражениях государственный обвинитель Пл а тов И.М. просит кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых Урилов совершил преступление, предусмотренное ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, и которые в силу ст.73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Виновность осуждённого в совершении указанного преступления подтверждается собранными доказательствами, полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведёнными в приговоре, в связи с чем ссылки адвоката на то, что приговор вынесен с нарушением презумпции невиновности, признаются несостоятельными.

Так, во время предварительного следствия К показала, что Урилов Д. предложил ей забрать все деньги от продажи дома О , разделить их между собой, О и С ничего не отдавать, на что она согласилась. Документ на задаток оформлялся в машине Урилова. Получив от Е руб., она отдала их Урилову Д. Узнав о том, что О понесла в собес заявление о приостановлении сделки купли-продажи дома, т.к. они не получили деньги, переданные Е она и Урилов поехали к собесу. Забрав О они увезли её на дачу. По дороге Урилов угрожал О убийством и сожжением дома, если они не будут продавать дом. На даче Урилов связал О Вместе с Уриловым она - К поехала за С . Пос адив С в машину, Урилов заблокировал двери, говорил, что разберется, ударил её дважды по лицу. В присутствии С она - Кзвонила В , просила приготовить место в морге. На даче С привязали к кровати. Урилов приставил к ней охранника. Она поняла, что будет убийство С , мешавшей ей и Урилову продать дом. Урилов пообещал привезти шприц с героином и сказал, чтобы П была готова поставить укол. Ночью Урилов отдал ей шприц с героином, торопил быстрее колоть и увозить. Она передала шприц П . Когда С стала сопротивляться, Урилов Д. закричал, чтобы её держали, она - К накинула на лицо потерпевшей полиэтиленовый пакет. Урилов Д. позвал С который стал держать руку С в то время как П ставила ей укол. После этого труп С в багажнике машины Урилова Д. она, Урилов Д. и его знакомый увезли в г. , где занесли в морг, двери которого открыла В Впоследствии она, С , В и её знакомые мужчина и женщина забрали труп Св из морга, выехали на карьер, где мужчина и женщина сбросили его в воду (т.З л.д.157-161, 162-166,173-178).

Свидетель П во время предварительного следствия показывала, что ночью 5 мая 2005 г. К разбудила её и предложила убить С , так как она мешает продать дом, и передала шприц, заполненный жидкостью. С попыталась освободить руку, но К накинула на её голову полиэтиленовый пакет и стала с силой его держать, крикнув С держать руку С Она ввела в вену С шприцом жидкость, отчего потерпевшая умерла. Впоследствии К сказала П , что в шприце был героин (т.З л.д.81-85, 98-105).

Аналогичные показания П дала во время очной ставки с К (т.З л.д.69-74).

В ходе проверки на месте П их подтвердила и показала обстоятельства убийства С (т.З л.д.47-56).

В суде свидетель П показала, что видела на даче у К С привязанной к кровати. Ночью по просьбе К она поставила С укол, после которого та умерла. При этом К держала на лице С полиэтиленовый пакет. Тело С завернули в простынь, вынесли из дома и погрузили в машину.

Указанные обстоятельства подтверждаются и согласуются с показаниями потерпевшей О во время предварительного следствия и в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в отношении К и П Потерпевшая показала, что не давала К письменной доверенности на продажу дома и получение денег. Узнав 1 мая 2005г., что покупатель дома Е передал К задаток в размере . руб. и чтобы К не присвоила деньги от продажи дома, С - опекун её сына, написала в органы опеки заявление об отзыве ее разрешения на продажу дома. Когда она - О для этого пришла в управление соцобеспечения, К пригласила её поговорить в машину, в которой находился Урилов. Когда она села, двери заблокировали и машина поехала. К ругала С за то, что она не дает продать дом, говорила, что убьет, уничтожит ее. Урилов также плохо выражался в адрес С говорил, что все равно будет так, как они скажут. К сказала, что увезет их с матерью на дачу, чтобы не мешали продать дом, а если будут мешать, то она их убьет. Из их поведения было видно, что К и Урилов Д. «работают вместе». На даче К спрашивала, где находится мать, требовала ключи от квартиры. Когда она отказалась отдать ключи, Урилов ударил ее рукой по лицу, из кармана пальто достал ключи от квартиры, после чего её привязали к кровати, а К с Уриловым Д. уехали. Вернувшись, они привезли ее мать - С которую привязали к кровати. Утром мать рассказала, что когда по звонку К она вышла на улицу, то ее посадили и увезли в машине, в которой были Урилов Д. и К К ругалась и говорила, что сожжет С в крематории, звонила какой-то О просила отыскать место в морге. Вечером К объявила поминки. Выпив, она - О ушла спать, после чего мать больше не видела. Г ей рассказала, что наблюдала, как в машину Урилова Д. грузили что-то похожее на труп человека, завернутый в белую простыню. П это подтвердила и сказала, что по указанию К причинила смерть её матери (т.2 л .д.ПО, 120, 125, 133, 136, т.5 л.д.92).

Свидетель С показал, что труп С в простыни вынесли из дома и положили в багажник машины Урилова, который вывез его с дачи. После убийства С Урилов Д. и К угрожа ли, что если он и П расскажут кому-нибудь о происшедшем, то пойдут вслед за С От К ему известно, что труп С пришлось утопить, т.к. получить документы о наступлении смерти от инфаркта не удалось. От П ему известно, что шприц с наркотиком для убийства С приобрел Урилов и передал К , а она передала его П (т.2 л.д.207-209, т.2л.д.225, т.5 л.д.125).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе С имелось кровоизлияние в поверхностные и глубокие слои мышц передней поверхности шеи, образование которого не исключается от воздействия тупым твердым предметом (возможно полиэтиленовым пакетом) с приложением силы по передней поверхности шеи в срок от 3-5 минут до 10-20 минут до наступления смерти.

Экспертом зафиксировано отсутствие тяжелой соматической патологии, повреждений, которые могли бы привести к смерти потерпевшей, а так же наличие в стенке желчного пузыря с желчью морфина в концентрации 0,7 мкг/г. Введение наркотического вещества произведено в срок от нескольких минут до 10-20 минут до наступления смерти.

С учётом исследований экспертом не исключена вероятность наступления смерти потерпевшей, как от механической асфиксии, так и от отравления наркотическим препаратом; а так же - от комбинации этих причин, т.е. от механической асфиксии в момент введения высокой дозы наркотического вещества.

Наиболее вероятной причиной смерти потерпевшей эксперт указывает отравление наркотическими веществами группы морфина - чистого лекарственного препарата морфина или героина, внутривенное введение которых приводит к быстрому их проникновению в центральную нервную систему и развитию состояния наркотического опьянения, а соответственно и передозировке данными веществами при их однократном введении (т.2 л.д.6- 15).

Кроме того, виновность Урилова подтверждается показаниями потерпевших В и О свидетелей Е З Н (т.З л.д.1-4), В В В (т.2 л.д.240), Г (т.4 л .д.44-45, т.8 л.д.200-212), протоколами: осмотра места происшествия (т.1 л.д.188), осмотра трупа (т.1 л.д.194-197), заключениями судебно-медицинских экспертиз (т.2 л.д.61-66, 84- 94) и другими материалами дела.

Довод адвоката Егорова П.А. о том, что комиссионная экспертиза прямо не ответила на поставленный вопрос о «дозе наркотического вещества» при условии наступления смерти после его введения через 1-1,5 минут, не влияет на оценку экспертных заключений и обоснованности приговора. Кроме того, эксперты указали, что на момент смерти потерпевшей концентрация морфина в стенке желчного пузыря была выше обнаруженной (т.е. выше 0,7 мкг/г). Такая концентрация может встречаться в случае смерти от острого отравления данным веществом (т.2 л.д.84-94) Положения ст.88 УПК РФ судом соблюдены. Все представленные доказательства исследованы и сопоставлены с остальными добытыми по делу объективными данными. Их совокупности суд дал надлежащую оценку.

Данных об использовании недопустимых доказательств по делу не имеется.

С учётом совокупности имеющихся доказательств то обстоятельство, что в приговоре суд сослался на ст.90 УПК РФ и обстоятельства совершения К и П убийства С установленные приговором от 4 декабря 2009 года, не ставит под сомнение виновность осуждённого.

Исходя из положений ст.90 УПК РФ о том, что указанный приговор не может предрешать виновность лица, не участвовавшего в рассматриваемом уголовном деле, по данному делу (по обвинению Урилова) К и П допрошены в качестве свидетелей. Судом исследованы все их показания, которым дана надлежащая оценка.

Показания подсудимого и отрицание им своей вины, показания свидетеля К об оговоре Урилова во время предварительного следствия, противоречащие установленным обстоятельствам, отвергнуты обоснованно. Имевшиеся противоречия судом тщательно исследовались и в соответствии со ст.307 УПК РФ устранены с приведением соответствующих мотивов, в связи с чем ссылки защитника на то, что в заключениях судебно- медицинских экспертиз указана различная давность наступления смерти потерпевшей, и на противоречивость показаний свидетелей П и С признаются несостоятельными.

Доводы адвоката Егорова П.А. о недоказанности принадлежности обнаруженного трупа потерпевшей С отсутствии её трупа и неисследованности причины её смерти противоречат материалам дела.

Достоверность опознания трупа С судом тщательно исследовалась, его выводы обоснованны. Оснований сомневаться в показаниях потерпевшей В - сестры, свидетелей Г бывшего мужа, Г и К - подруг потерпевшей, опознавших её труп по указанным ими признакам, у суда не имелось.

Вопреки доводам адвоката Егорова П.А., юридическая оценка действий Урилова Д.И. по ч.З ст.ЗЗ - п.п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ является правильной. Как обоснованно установлено в приговоре, Урилов Д.И. из корыстных побуждений с целью устранить препятствие для завершения сделки купли-продажи дома, которое создавала своими действиями потерпевшая С организовал её убийство - склонил к этому К , применяя насилие и высказывая угрозы, доставил потерпевшую на дачу, приобрел шприц с наркотическим средством в достаточным объеме для причинения человеку смерти, который передал К После наступления смерти потерпевшей Урилов вывез её труп с места преступления, и затем финансировал действия К по сокрытию трупа.

Выводы суда в части обвинения Урилова в организации убийства потерпевшей С изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и сомнений у коллегии не вызывают.

Доводы защитника о том, что уголовное дело в отношении Урилова выделено незаконно, что отсутствует возбуждённое в установленном законом порядке уголовное дело по обвинению Урилова по ч.З ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.п.«ж,з» УК РФ, нельзя признать состоятельными.

Из материалов дела следует, что 17 мая 2005г. по факту безвестного исчезновения С возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (т.1 л.д.2). 14 апреля 2006г. возбуждено уголовное дело по факту мошенничества в отношении О по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 ч.2 УК РФ в отношении К и неустановленных следствием лиц (т.1 л.д.22). Действующее законодательство не содержит требований возбуждать уголовное дело в отношении каждого конкретного лица, причастность которого к совершению преступления установлена, если ранее уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления или в отношении неустановленных лиц.

15 августа 2006г. и 15 сентября 2006г. в соответствии с требованиями ст. 171 УПК РФ, п.6 ст. 172 УПК были вынесены постановления о привлечении Урилова Д.И. в качестве обвиняемого (т.4 л.д. 143, 147).

В силу п.1 ч.1 ст.47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого.

Согласно п.1 ч.1 ст. 154 УПК РФ следователь вправе выделить в отдельное производство другое уголовное дело в отношении отдельных обвиняемых, местонахождение которых не установлено.

На 19.09.2006 года, т.е. момент вынесения следователем постановления о выделении уголовного дела в отношении Урилова Д.И. (т. 1 л.д.42) его правовой статус был определен - обвиняемый.

Вопреки доводам адвоката Егорова П. А., нарушений уголовно- процессуального закона при выделении уголовного дела в отношении Урилова Д.И. не имеется. То обстоятельство, что в иных процессуальных документах Урилов именовался подозреваемым, не изменило его статус обвиняемого.

В силу ст. 175 УПК РФ, если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, что и было выполнено в отношении Урилова Д.И. Как видно из материалов дела, вопреки доводам адвоката, решение о восстановлении утраченного уголовного дела № принято руководителем следственного органа в соответствии со с т .158 УПК РФ.

Ссылки адвоката на незаконность задержания Урилова, его допроса в качестве обвиняемого, назначение ему переводчика и адвоката, ходатайства об его аресте не могут быть признаны состоятельными, поскольку в соответствии с положениями УПК РФ выполнялись в рамках уголовного дела, переданного в производство следователю Г Копии документов заверены печатями прокуратуры и ОВД района г областного суда и удостоверены в соответствии с требованиями ч.4 ст. 154 УПК РФ подписью следователя. В судебном заседании проведена сверка копий документов с их оригиналами, находящимися в материалах уголовного дела по обвинению П и К Поэтому ссылки защитника на то, что материалы уголовного дела в отношении Урилова не заверены надлежащим образом не могут быть признаны состоятельными. Как видно из материалов дела, на момент назначения судебно - медицинских экспертиз следователем были допрошены свидетели В и Г (т.2 л .д.150-151, т.З л.д.9,) опознавшие труп С Поэтому, признание впоследствии протокола опознания трупа С . (т.З л.д.8) недопустимым доказательством, а также первичное исследование экспертом трупа неизвестной женщины (т.2 л .д.11-15, 84-94) не свидетельствуют о незаконности постановлений о назначении судебно- медицинских экспертиз (т.2 л.д.1-2, 56-57), которые отвечают требованиям уголовно - процессуального закона.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе адвоката, судебно-медицинс кие экспертизы проведены в соответствии с положениями закона, их заключения отвечают требованиям ст.204 УПК РФ.

Судом установлено, что экспертом на основании исследования трупа неизвестной женщины, обнаруженной 11.08.2005 г. в карьере, 25.08.2005 г.

составлен акт судебно-медицинского исследования № из которого видно, что были проведены наружное, внутреннее, химическое, гистологическое, медико-криминалистическое исследования трупа. В процессе расследования труп неизвестной женщины был идентифицирован как принадлежащий С г.р., и назначена судебно-медицинская экспертиза.

При проведении судебно-медицинских экспертиз № , № эксперт обосновал свои выводы результатами проведенного им ранее судебно- медицинского исследовании трупа, изложенными в акте № от 25.08.2005г., в котором полно и подробно изложены результаты исследований.

Утверждение адвоката о недопустимости заключения дополнительной судебно - медицинской экспертизы нельзя признать состоятельным, поскольку она проводилась на основании постановления суда по материалам дела, представленным в распоряжение экспертов (т.2 л.д.84-94).

Сомнений в том, что экспертами исследовался труп потерпевшей С , у суда первой инстанции не имелось. Поэтому указание эксперта на иной год рождения потерпевшей, что признано судом технической ошибкой, и отсутствие в заключении указания о наличии на трупе шрама не подвергает сомнению правильность заключений судебно - медицинских экспертиз.

Основания для удовлетворения ходатайств о назначении и проведении молекулярно - генетической экспертизы трупа, допросе экспертов А и К у суда отсутствовали.

Как видно из материалов дела, заключение судебно-медицинской экспертизы дано комиссией высококвалифицированных экспертов, имеющих длительный стаж работы. Их выводы, в том числе о давности наступления смерти и количестве наркотического вещества мотивированы, ясны и понятны, носят научно-обоснованный характер. Заявляя ходатайство, защитник не указал, каким образом результаты судебно-биологического исследования образца кости от трупа могли повлиять на ответ экспертов на вопрос о давности наступления смерти потерпевшей, и не обосновал - в чем он усматривает неполноту и недостаточность уже проведенных экспертных исследований по данному вопросу.

Доводы защитника о том, что обнаруженная в трупе концентрация морфина значительно меньше, чем доза, влекущая отравление, не ставят под сомнение выводы экспертов, поскольку в заключении на основании приведенных методик исследования указаны обстоятельства, влекущие снижение концентрации морфина (т.2 л.д.93-94).

Отсутствие в распоряжении экспертов оборудования для определения наличия у потерпевшей героина, не повлияло на возможность экспертов ответить на поставленные перед ними вопросы с учётом невозможности при гнилостном изменении биоматериала сделать однозначный вывод о продукте, который был употреблен субъектом. Эксперты посчитали, что проведенные ими исследования достаточны для разрешения поставленных перед ними вопросов.

Как видно из материалов дела, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов.

Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные адвокатом Егоровым П.А. ходатайства, а также доводы стороны з ащиты, указанные в кассационных жалобах на приговор Кемеровского областного суда от 15 июня 2011г., были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Данных о нарушении судом принципа состязательности сторон не установлено.

Из материалов дела видно, что потерпевшая О и свидетель Н скончались (т.5 л.д.60, т.7 л.д. 137). Возражений против оглашения их показаний сторона защиты не имела (т.9 л.д. 172).

Согласно информации управления ФМС РФ по Кемеровской области свидетель Г 16 мая 2010 года был депортирован в (т.9 л . д . 9 1, 122), после чего сведений о его месте нахождения не имелось. Он был допрошен в судебном заседании 8 декабря 2010г. - 15 июня 2011г., в том числе и стороной защиты (т.8 л.д.200-212).

С учётом указанных обстоятельств коллегия не может согласиться с утверждением защитника о нарушении судом положений пункта «d» ч.З ст.6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека и ст.281 УПК РФ.

Наказание Урилову по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им деяния, обстоятельства, смягчающего наказание, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационной жалобы адвоката Егорова П.А. не имеется.

Вместе с тем, Судебная коллегия не может согласиться с решением суда об оправдании Урилова Д.И. по ч.2 ст. 159 УК РФ.

Как следует из приговора, суд первой инстанции указал, что действия Урилова, указанные в предъявленном ему обвинении, не составляют объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

При этом суд сослался на то, что из предъявленного Урилову обвинения следует лишь то, что после договоренности с К Урилов приехал к зданию, где К были получены деньги от Е что не может быть расценено как действия (бездействие), направленные на завладение деньгами О путем обмана или злоупотребления доверием, а равно, как действия направленные на оказание содействия в этом К Данное утверждение суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку из обвинительных документов видно, что органами предварительного расследования Урилов Д.И. обвинялся в том, что он из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества путем обмана договорился с К завладеть денежными средствами потерпевших О которые те намеревались получить, продав принадлежащий им дом.

Осуществляя умысел на мошенничество, К пообещала С являющейся законным попечителем малолетнего О и О оказать за 1/10 часть стоимости продаваемого дома помощь в сборе и оформлении необходимых для заключения договора купли-продажи документов, а также в заключении указанного договора.

Реализуя преступный умысел на мошенничество, действуя совместно и согласованно с К создававшей видимость своей работы в ООО « », осуществляющем оформление документов по сделкам с недвижимым имуществом, Урилов Д.И. 28 апреля 2005 года приехал на используемом им автомобиле « » к зданию указанного ООО в г где К получила от Е покупателя дома, часть стоимости дома - деньги в сумме рублей, предназначавшиеся для передачи собственникам и продавцам дома О и О ., которые Урилов Д.И. совместно с К обратил в свою пользу, распорядившись по своему усмотрению и причинив потерпевшим значительный ущерб.

Кроме того, как правильно указано в кассационном представлении, утверждение суда об отсутствии в действиях оправданного признаков состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 159 УК РФ, противоречит показаниям К во время предварительного следствия, положенным в основу осуждения Урилова Д.И. по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, из которых следует, что Урилов предложил ей завладеть деньгами потерпевших и содействовал в этом, в последующем изъяв предназначенный для них задаток в сумме . рублей.

Указанные противоречия повлияли на решение вопроса о виновности - невиновности Урилова Д.И. и свидетельствуют о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, что в силу п.1 ч.1 ст.379 и ст.380 УПК РФ влечёт отмену приговора в части оправдания Урилова по ч.2 ст. 159 УК РФ.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенные недостатки и, с соблюдением положений УПК РФ, принять законное и обоснованное решение.

В то же время Судебная коллегия не может согласиться с утверждением государственного обвинителя о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором от 4 декабря 2008г., должны быть признаны судом без дополнительной проверки, поскольку указанный приговор выносился не в отношении Урилова по уголовному делу по обвинению К и П Поэтому, в соответствии с положениями ст.90 УПК РФ, указанный приговор не может предрешать его виновность, а обвинение Урилова подлежит проверке в установленном законом порядке.

С учётом того, что приговор в части осуждения Урилова Д.И. оставлен без изменения, мера пресечения ему не избирается.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приговор Кемеровского областного суда от 24 января 2012 года в отношении Урилова Д И в части оправдания его по ч.2 ст. 159 УК РФ отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В остальном этот же приговор в отношении Урилова Д.И. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Платова И.М. и кассационную жалобу адвоката Егорова П.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 81-О12-30

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УПК РФ Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 154. Выделение уголовного дела
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 175. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх