Дело № 86-АПУ14-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 августа 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Безуглый Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 86-АПУ14-12

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 августа 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейСкрябина К.Е., Хомицкой Т.П.,
при секретареВершило А.Н.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Мельниковой СВ., Денисова ВВ. и осужденного Нефедова В.И. на приговор Владимирского областного суда от 3 июня 2014 года, которым Нефедов В И , , ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по п.п. «а», «б», «в» ч.5 ст.290 УК РФ (ред. ФЗ от 4.05.2011 г.) сроком на 7 лет с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительными полномочиями, на 2 года и со штрафом в размере 30 544 800 рублей; - по п.п. «б», «в» ч.5 ст.290 УК РФ (ред. ФЗ от 4.05.2011 г.) сроком на 7 лет, на основании ч.З ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно- распорядительными полномочиями, на 2 года; - по п.п. «б» ч.5 ст.290 УК РФ (ред. ФЗ от 4.05.2011 г.) сроком на 7 лет, на основании ч.З ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно- распорядительными полномочиями, на 2 года; - по п.п. «б» ч.5 ст.290 УК РФ (ред. ФЗ от 4.05.2011 г.) сроком на 7 лет, на основании ч.З ст.47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно- распорядительными полномочиями, на 2 года.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Нефедову В.И. наказание в виде лишения свободы на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением на основании ч.З ст.47 УК РФ права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительными полномочиями, на 3 года и со штрафом в размере 30 544 800 рублей.

Приговором суда Нефедов В.И. признан виновным и осужден: за получение должностным лицом лично взятки в виде денег и иного имущества за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки, в крупном размере; за получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки, в крупном размере; за получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки; за получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки.

Преступления совершены в Г. области при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Безуглого Н.П., выступления осужденного Нефедова В.И. в режиме средств видеоконференц-связи, адвокатов Мельниковой СВ., Денисова В.В. и Коваля Ю.В., просивших об отмене приговора по доводам жалоб, мнение государственного обвинителя Кривоноговой Е.А. об оставлении приговора без изменения, а жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: - адвокаты Мельникова СВ. и Денисов ВВ., в интересах осужденного Нефедова В.И., не соглашаясь с приговором, указывают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, поскольку не подтверждены доказательствами. Считают, что весь приговор основан на предположениях, возникших из показаний свидетеля М других доказательств подтверждающих вину Нефедова В.И. в совершении инкриминированных ему преступлений не имеется. При этом показания других свидетелей являются производными от показаний М которая заинтересована в исходе дела, а в частности смягчения своей ответственности. Также указывают на отсутствие доказательств предварительной договоренности Нефедова В.И. и М Приводя свои доводы, адвокаты считают, что полученные в ходе ОРМ доказательства, в том числе диски с аудио и видеозаписями являются недопустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Также считают, что в результате проведенных ОРМ, было нарушено право Нефедова В.И. на судебную защиту.

По мнению авторов жалобы, суд незаконно сослался в качестве обоснованности обвинения Нефедова В.И. на приговор Владимирского областного суда от 22 марта 2012 года, которым была осуждена М за аналогичное преступление. Ссылаясь на заключение медицинской комиссии, адвокаты указывают, что согласно ее выводам Нефедов В.И. по состоянию здоровья не может содержаться под стражей, однако суд в приговоре необоснованно избрал осужденному меру пресечения - заключение под стражу. Адвокаты считают, что суд первой инстанции при рассмотрении данного уголовного дела отошел от принципа состязательности сторон и явно выступил на стороне обвинения. Просят отменить приговор и вынести в отношении Нефедова В.И. оправдательный приговор.

- осужденный Нефедов В.И., не соглашаясь с приговором, утверждает, что преступлений, за которые он осужден, не совершал, а проведенные в отношении него ОРМ являются провокацией со стороны сотрудников полиции.

По мнению осужденного, каких-либо доказательств его вины в получении взятки, которую он якобы получал, не имеется. Все обвинение в совершении инкриминируемых ему преступлений построено только на показаниях свидетеля М которая оговаривает его, а также на показаниях других свидетелей, которые являются производными от ее показаний. Считает, что М вводила всех в заблуждение, а также совершала мошеннические действия, требуя деньги якобы для него. Приводя свои доводы, осужденный указывает, что делая вывод о том, что он создавал препятствия для коммерческой деятельности ОАО судом не учтено, что основанием для оплаты работ во всех случаях является акт выполненных работ, подписанный сторонами, а согласование не является необходимым условием для оплаты работ. По мнению автора жалобы, исследованные в судебном заседании результаты проведенных ОРМ, являются недопустимыми доказательствами, поскольку получены с нарушением закона, а в частности отсутствуют постановления суда о разрешении на прослушивания телефонных переговоров. Несмотря на ходатайства стороны защиты, указанные постановления суду первой инстанции представлены не были, а поэтому он считает, что их не существует. По мнению осужденного, об отсутствии у него умысла на получение взятки и совершение М мошеннических действий свидетельствует то обстоятельство, что после получения денег в сумме рублей, а через некоторое время рублей, М ему их не передала, а пошла с ними после рабочего дня домой, передав ему только бутылку с коньяком. Считает, что суд необоснованно избрал ему меру пресечения - арест, поскольку согласно заключению медицинской комиссии он с учетом имеющихся у него тяжелых хронических заболеваний не может содержаться под стражей. В дополнениях к апелляционной жалобе, осужденный Нефедов В.И. по всем эпизодам инкриминированных ему преступлений приводит свой анализ и оценку исследованных в судебном заседании доказательств и утверждает о недоказанности его вины в совершении преступлений, за которые он осужден. Считает, что затягивание процесса согласования не могло повлечь неблагоприятные последствия для ОАО поскольку обязанности по согласованию проекта Контрактом возлагались на заказчика, а основанием для оплаты выполненных работ являлся Акт приемки выполненных работ. Суд не мотивировал в приговоре, почему денежные средства в сумме рублей были признаны взяткой именно ему, а не денежными средствами, отданными на оплату работу сотрудников за изготовление Паспортов. Считает, что суд необоснованно включил в размер взятки стоимость 2-х бутылок конька. По мнению осужденного, при рассмотрении дела в суде, было нарушено его право на защиту, поскольку допускалось рассмотрение дела в отсутствие одного из защищавших его адвокатов, без обсуждения этого вопроса со сторонами.

Указывает, что ряд положенных в основу приговора доказательств являются недопустимыми, поскольку они были получены не уполномоченными на то лицами, а ряд процессуальных документов не заверены. Считает, что суд при назначении ему наказания не учел все обстоятельства дела, его состояние здоровья, а поэтому назначенное ему наказание нельзя признать справедливым, вследствие чрезмерной суровости. Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство или изменить приговор и считать назначенное ему наказание условным.

В своих возражениях на апелляционные жалобы адвокатов Мельниковой СВ., Денисова В.В. и осужденного Нефедова В.И. государственный обвинитель Зайцев Н.Г., приводя свои доводы, считает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Нефедова В.И. в совершении инкриминированных ему преступлений подтверждается показаниями свидетелей, протоколами осмотров, обысков, актами оперативных экспериментов и другими, подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Утверждения, высказанные в жалобах адвокатов и осужденного о недоказанности вины Нефедова В.И. в получении взяток, не основаны на материалах дела и опровергаются исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре доказательствами, в том числе: - показаниями свидетеля М о том, что она работала в инспекции в должности начальника отдела охраны и контроля за состоянием и использованием объектов культурного наследия. В ее обязанности входило рассмотрение проектной документации на соответствие действующим нормам законодательства; осуществление контроля за разработкой учетной документации и проектов зон охраны объектов культурного наследия, их согласование и представление на утверждение губернатору области.

Начальником инспекции являлся Нефедов В.И., который давал ей незаконные поручения, согласно которым она просила у тех лиц, которые согласовывали проекты зон охраны, проекты реконструкции и другие документы, денежные средства в качестве взятки за согласование данных документов начальником инспекции.

В декабре 2009 года в инспекцию обратились с МБУ для согласования проекта зон охраны достопримечательного места который был подготовлен подрядной организацией ОАО и субподрядной организацией ООО Переговоры по согласованию проекта вел представитель ООО Я Нефедов направил проект на рассмотрение ей. После проверки было подготовлено письмо с перечнем замечаний к проекту, которое было направлено в адрес МБУ который в свою очередь предъявил претензии к подрядчику и субподрядчику. Примерно через месяц замечания были устранены и МБУ повторно представил на согласование исправленный проект. В один из дней января 2010 года между ней и Нефедовым состоялся разговор, в ходе которого он, зная о ее взаимоотношениях с Я , выяснил у нее цену контракта на разработку данного проекта, сроки его исполнения и условия оплаты. После этого Нефедов сказал, что с этого проекта надо поиметь деньги, иначе он проект не согласует.

При этом Нефедов пояснил, что для этого необходимо поставить МБУ в такое положение, чтобы они сами предложили вознаграждение за согласование проекта либо согласились на выдвинутые им условия. Со слов Нефедова этого они могли добиться путем затягивания согласования проекта. Они договорились, что она будет передавать волю и намерения Нефедова представителям ОАО и ООО », а также другие условия, в соответствии с которыми он будет готов согласовать проект. Кроме того, Нефедов должен был сам обозначить сумму вознаграждения за согласование проекта, а также давать ей указания. Она должна была получать деньги в качестве взятки и передавать их Нефедову, который передавал бы ей небольшую часть в размере тысяч рублей, а остальные оставил себе. В конце февраля 2010 года между нею и Я состоялся разговор, в ходе которого она сообщила требования Нефедова о передаче взятки в размере рублей за согласование проекта. Спустя несколько дней Я встретился с ней и сказал, что они готовы передать названную сумму вознаграждения после согласования проекта и оплаты работ заказчиком. Он также просил поговорить с Нефедовым о снижении суммы вознаграждения. Она передала Нефедову просьбу Я , и он согласился согласовать проект, но отказался снижать сумму вознаграждения. После согласования проекта Я затягивал передачу денег и Нефедов сказал, что необходимо создать препятствия в работе ОАО и ООО В последующем по указанию Нефедова она так и делала. В начале июня 2011 года Нефедов сообщил ей, что разговаривал с К , который заверил его, что Я в ближайшее время передаст деньги в размере рублей за согласование проекта зон охраны. 29 июня 2011 года она встретилась с Я и тот передал ей деньги в сумме рублей, сообщив, что позже привезет еще рублей. В этот же день, примерно в 17 часов они вновь встретились и Я передал ей рублей и спиртные напитки в двух пакетах, сказав, что один арманьяк, который подороже необходимо передать Нефедову, а второй арманьяк, который подешевле, она должна оставить себе.

Деньги и спиртные напитки являлись благодарностью ей и Нефедову за согласование проекта зон охраны достопримечательного места и соответственно за согласование проекта постановления и акта к нему. Оставшуюся часть денег в сумме рублей Я щал передать в июле 2011 года. После этого, встретившись с Нефедовым в инспекции, она сказала, что Я передал деньги в сумме рублей за согласование проектов, на что Нефедов сказал, что был в страции и его предупредили, что за ним и М могут следить.

Он сказал, чтобы она забрала деньги с собой и передала их ему на следующий день после приезда из командировки. Деньги в сумме рублей все это время находились при ней. Из своего кабинета она взяла пакет с арманьком и отнесла Нефедову, сказав, что этот спиртной напиток также передал Я вместе с деньгами за согласование проекта. Когда она с деньгами выходила из здания инспекции, то была задержана сотрудниками полиции.

Матушевская также пояснила, что в период с января по февраль 2010 года Я частями передал ей денежные средства в размере рублей в качестве благодарности за согласование паспортов. В дни получения денег она передавала их Нефедову, который сам распределял, кому и сколько отдавать за выполненные работы. Эта сумма была установлена Нефедовым и составляла 50% от стоимости контрактов. Нефедов говорил, что в случае отказа Я и руководителей ОАО и ООО от выполнения выдвинутых условий он не согласует паспорта, что негативно скажется на работе данных организаций. Она сообщила об этом требовании Я который через несколько дней сообщил, что они согласны платить, поскольку они не хотят проблем с Нефедовым, и у них нет другого выхода. Она по указанию Нефедова вместе с С подготовила паспорта, хотя по закону работники инспекции не могли выполнять работы по изготовлению паспортов.

Для того чтобы закамуфлировать данный факт они изготовили фиктивные договора подряда.

В октябре 2009 года между инспекцией и ОАО был заключен государственный контракт на изготовление паспортов на объекты культурного наследия ансамбля усадьбы К , паспорта должны были быть согласованы с инспекцией. Нефедов предложил ей оказать содействие в получении взятки за согласование паспортов, а когда она согласилась, сказал, что согласует паспорта за 50% от стоимости контракта. Нефедов также сообщил, что если они не согласятся на его условия, то он не согласует паспорта. Она передала эти условия Я который согласовав этот вопрос с руководителями организаций, сообщил, что они согласны заплатить деньги.

Сумма взятки составила рублей. Поскольку работники инспекции не имели права выполнять работы по изготовлению паспортов, то по указанию Нефедова она и Я составили фиктивный договор подряда с ее родной сестрой. В последующем этот паспорт был согласован с Нефедовым. В период с января по февраль 2010 года Я передал ей частями деньги общей суммой рублей, которые она отдала Нефедову. За выполнение работ по изготовлению паспортов и оказание посреднических услуг по получению взятки Нефедов передал ей рублей, из которых она небольшую часть передала С и М за изготовление паспортов.

Аналогичным образом Нефедов поступил и при согласовании проектов зон охраны объектов культурного наследия селищ и . Условие было тоже, ему должны были передать 50% от стоимости контракта, что составляло рублей. Нефедов также поставил условие, что работы по подготовке проектов должны выполняться ею и сотрудниками инспекции. Он также пояснил, что в случае отказа руководителей ОАО и ООО от его условий, он не согласует проекты, что негативно скажется на их работе. Она передала эти требования Я который через несколько дней сообщил, что они согласны заплатить деньги. После того как эти проекты были согласованы, 30 декабря 2009 года она получила от Я деньги в сумме рублей, из которых рублей по указанию Нефедова отдала Б , который принимал участие в изготовлении проекта. Оставшиеся деньги в сумме рублей она отдала Нефедову, из которых в последующем он передал ей рублей.

Полученные ею деньги предназначались для Нефедова за согласование проектов; - показаниями свидетеля Я из которых следует, что он работал в должности главного инженера ООО которое создавалось при участии ОАО для деятельности по реставрации объектов русской православной церкви, при этом деятельность этих предприятий была тесно связана. Руководством этих предприятий К и Л ему было поручено ведение переговоров по обеспечению согласования проектных документации в инспекции, поскольку им было известно, что у него с начальником отдела охраны инспекции М хорошие отношения. В 2009 году в ходе процесса согласования проектных документации в инспекции М стала высказывать требования о передаче взяток для начальника инспекции Нефедова за согласование различных документов, о чем он поставил в известность К и Л Так при согласовании в инспекции проекта зон охраны достопримечательного места они дважды получили замечания, которые ими устранялись. При этом замечания носили несущественный характер, они в основном касались оформления проекта. В конце февраля 2010 года при очередной встрече с М , последняя сообщила ему, что Нефедов за согласование проекта требует рублей, иначе проект им согласован не будет. Он сообщил об этом К и Л . Вместе они пришли к выводу, что неисполнение выдвинутых Нефедовым требований приведет к умышленному затягиванию сроков рассмотрения и согласования проекта, а в дальнейшем при работе с инспекцией Нефедовым и М будут созданы препятствия при согласовании документов, что может привести к фактической парализации их коммерческой деятельности. С учетом этого они были вынуждены согласиться с требованиями о передаче взятки в сумме рублей. Об этом решении он сообщил М , сказав, что деньги передаст после подписания проекта.

В марте 2010 года ему стало известно, что Нефедов согласовал проект.

Впоследствии Краснов беседовал с Нефедовым, который подтвердил, что инициатива передачи денег исходит от него, он контролирует ситуацию и деньги необходимо передать. После этого М неоднократно предлагала передать деньги. В этот же период времени решался вопрос по приемке работ по объекту культурного наследия , после чего заказчик должен был оплатить работу. В приемке работ должна была участвовать М а акт приемки работ должен быть утвержден Нефедовым. М и Нефедовым было поставлено условие, что работы будут приняты и акт Нефедов утвердит при условии передачи договоренной суммы взятки. Лишь в октябре 2010 года во время отпуска Нефедова и болезнью М была создана комиссия и принят указанный объект. В период с февраля по июнь 2011 года Нефедов и М отказывали в согласовании проекта постановления Главы г. « О предварительном согласовании места размещения реконструкции административного здания со строительством пристройки по адресу г ул. . В июне 2011 года Нефедов сообщил К , что не согласует этот проект в связи с тем, что они не передали деньги в обусловленной сумме. После того, как К пообещал передать деньги, Нефедов согласовал проект. 29 июня 2011 года он встретился с М и передал рублей. В этот же день около 17 часов он передал ей ещё рублей, а также два пакета с арманьяком для нее и Нефедова, которые являлись частью взятки за согласование проекта.

Я также пояснил, что в июне 2009 года между государственным заказчиком департаментом культурного наследия Министерства культуры РФ и ОАО был заключен государственный контракт, согласно которому ОАО приняло на себя обязательство изготовить паспорта на объекты культурного наследия федерального значения и провести их согласование в инспекции. Затем ОАО заключило договор субподряда с ООО на выполнение указанных работ. Стоимость работ по изготовлению указанных паспортов составляла рублей. Руководителями указанных организаций ему было поручено согласование паспортов в инспекции. В декабре 2009 года он обратился к М и попросил помощь в согласовании паспортов.

Через некоторое время при встрече с М последняя сообщила, что Нефедов готов согласовать паспорта за 50% от стоимости контракта, то есть за рублей. О предложении М он сообщил К и Л и они были вынуждены согласиться на передачу взятки, поскольку понимали, что неисполнение требований Нефедова повлечет для них негативные последствия. Он и М составили фиктивный договор подряда ООО с физическими лицами, сведения о которых представила М Это было необходимо для скрытия факта составления паспортов сотрудниками инспекции. В последующем после того как изготовленные паспорта были согласованы Нефедовым, он передал последнему через М частями взятку на общую сумму рублей.

ным способом происходило согласование паспортов и на объекты культурного наследия ансамбля усадьбы К , когда он по требованию Нефедова был вынужден передать 50% от контракта, что составляло рублей. Эти деньги в качестве взятки для Нефедова он также передал через М При изготовлении и согласовании проектов зон охраны селищ и он по требованию Нефедова передал последнему через М в качестве взятки деньги в сумме рублей, что составляло 50% от стоимости государственного контракта; - показаниями свидетеля К который подтвердил, что является генеральным директором ОАО В ходе своей деятельности ОАО заключило субподрядные договора с ООО для деятельности по регистрации объектов русской православной церкви. Им и директором ООО Л было поручено главному инженеру Я ведение переговоров по обеспечению процесса согласования проектных документации в инспекции. Они знали, что у Я хорошие отношения с начальником отдела инспекции М В ходе обеспечения согласования проектных документации в инспекции Я сообщил им, что М и Нефедов выдвигают незаконные требования о передаче им взяток за согласование различного рода документации. При согласовании проекта зон охраны достопримечательного места Я сообщил, что М запросила за согласование Нефедовым проекта взятку в сумме рублей. В этот же день он с целью осведомленности Нефедова о требованиях М пришел к нему в кабинет и сообщил об этом. Нефедов отреагировал спокойно и сказал, что займется этим вопросом и все будет под контролем. Несмотря на устранения сделанных замечаний по проекту, М и Нефедов продолжали указывать, что исправления вновь внесены неверно и проект требует доработки. В конце февраля 2010 года Я сообщил ему и Л что М сказала ему, что Нефедов с названной ею суммой и за согласование проекта требует передать рублей, в противном случае проект не будет согласован. Обсудив это, он Я и Л пришли к выводу, что неисполнение этих требований приведет к дальнейшему намеренному затягиванию сроков согласования проекта, что повлечет за собой наступление вредных для них последствий. С учетом этого они были вынуждены согласиться с требованиями М и Нефедова. После согласия передать деньги в марте 2010 года Нефедов согласовал проект. Впоследствии он сам лично беседовал с Нефедовым, который дал понять, что инициатива передачи денег исходит от него, что он полностью контролирует ситуацию, в связи с чем, деньги необходимо передать. В июне 2010 года М неоднократно предлагала передать обещанные деньги. В этот же период времени стоял вопрос о приемке работ по объекту культурного наследия после которого заказчик должен был осуществить оплату мке работ должна была участвовать М , а акт приемки работ должен быть утвержден начальником инспекции. М и Нефедовым были поставлены условия, что приемка работ будет сделана при условии передачи суммы взятки. Лишь в октябре 2010 года, в период отпуска Нефедова и в связи с болезнью М инспекция приняла объект. С этого времени решения по любым м в инспекцию затягивались на максимальный срок. Они понимали, что если не удовлетворить требования М и Нефедова, то их действия направленные на создание пр в работе их организаций будет продолжаться. В период с февраля по июнь 2011 года Нефедов и М отказывали в согласовании проекта постановления Главы Г. едварительном согласовании места размещения реконструкции административного здания со строительством пристройки по адресу г. Понимая, что Нефедов не согласует указанные документы, он дал обещание, что деньги будут переданы в ближайшее время и попросил согласовать указанный проект и акт к нему. Впоследствии Нефедов согласовал эти документы. 29 июня 2011 года под контролем оперативных сотрудников Я передал М рублей, а также два пакета с арманьяком для нее и Нефедова, которые являлись частью взятки в размере рублей за согласование проекта.

К также подтвердил, что за согласование паспортов на объекты культурного наследия Я в период с января по февраль 2010 года частями передал Нефедову через М взятку в размере около рублей.

Эта сумма составляла 50% от стоимости контракта, которую требовал Нефедов за согласование паспорта.

В этот же период времени Я частями передал Нефедову через М за согласование паспортов взятку в размере около рублей.

В указанный период он как руководитель неоднократно встречался с Нефедовым и разговаривая с ним понимал, что требования о взятке исходят именно от Нефедова и тот контролирует ситуацию.

В конце декабря 2009 года после согласования проектов Нефедовым Я частями передал Нефедову через М взятку в размере рублей за согласование проектов. Указанная сумма взятки составляла 50 % от цены контракта; - показаниями свидетеля Л о том, что он является директором ООО которое работало по договорам субподряда с ОАО Он и директор ОАО поручили главному инженеру Я вести переговоры по обеспечению процесса согласования проектный документации в инспекции. В 2009 - 2011 годах Я в ходе согласования проектных документации в инспекции неоднократно ставил его и К в известность о различных требованиях М и ее начальника Нефедова о передаче им взяток за согласование.

Они вместе принимали решения о передаче денег Нефедову и М из дохода организаций. С них эти деньги вымогали, ставя в безвыходное положение, поскольку в случае несогласия с их требованиями деятельность их организаций была бы парализована. Они через Я были вынуждены отдавать за согласование проектов 50% от цены контракта. Подтвердил, что в качестве взяток Нефедов и М запросили деньги в сумме рублей за согласование проекта зон охраны достопримечательного места » и они были вынуждены предать часть требуемых денег. Они также были вынуждены были передать за согласование паспортов взятки в суммах рублей, рублей и рублей.

- показаниями свидетеля Г из которых следует, что он работал в инспекции в должности заместителя начальника. В период с мая по октябрь 2010 года в нарушение требований закона, в соответствии с которыми приемка работ по сохранению объекта культурного наследия осуществляется органом охраны объектов культурного наследия, выдавшим разрешение на проведение указанных работ, начальник инспекции Нефедов не рассматривал и не утверждал акт приемки работ по объекту культурного наследия федерального значения с колокольней. Причина, по которой Нефедов это не делал, ему не известна. В октябре 2010 года, когда Нефедов находился в отпуске, к нему обратился К с просьбой принять работы по указанному выше объекту. Им была создана комиссия, в которую также входила М однако она отказалась участвовать в работе комиссии, и ушла на больничный. По его мнению, оснований для отказа в приемке работ по объекту не имелось; - показаниями свидетеля Ц о том, что он как директор Управления по реконструкции исторического ядра Г выступал в качестве заказчика при подписании муниципального контракта с ОАО на выполнение подрядных работ по изготовлению проекта зон охраны достопримечательного места ». Одним из основных условий подготовки проекта было то, что он должен был пройти согласование в инспекции. Денежные средства за выполнение работы по контракту должны были перечислить подрядчику после фактического изготовления проекта и его согласования в инспекции.

Контрактом было предусмотрено, что в случае, если подрядчик не сдаст работы по контракту в срок и не согласует их в инспекции, то за каждый день просрочки предусматривалась пени, неустойки, штрафы и иные санкции.

Фактически проект был подготовлен и направлен в адрес заказчика в указанные в контракте сроки. Однако в эти сроки ОАО « не успела согласовать проект в инспекции. К просил его не применять штрафные санкции и всвязи с хорошими личными взаимоотношениями они пошли на уступки и не стали выставлять штрафные санкции; - протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в кабинете начальника инспекции Нефедова В.И. была обнаружена и изъята бутылка арманьяка г. л.» в пакете, из кабинета начальника отдела охраны бутылка арманьяка г. л.» в пакете, а также журналы и другая документация; - справкой президента ООО согласно которой розничная стоимость арманьяка составляет: г. л.» - рублей; г. л.» - рублей; - протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что у М были обнаружены и изъяты денежные средства в сумме рублей. При этом М пояснила, что эти деньги она получила от Я в качестве взятки для нее и Нефедова В.И. за согласование проекта зон охраны достопримечательного места ; Суд, исследовав показания свидетеля М в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе показаниями свидетелей К Я , Л и дав им надлежащую оценку, обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Как следует из показаний свидетеля К когда он приходил к Нефедову, то в ходе беседы говорил ему о требованиях М , однако он спокойно отреагировал на это и дал понять, что инициатива передачи денег исходит от него и он полностью контролирует ситуацию.

Каких-либо объективных данных свидетельствующих о том, что М К , Я и Л оговорили Нефедова в совершении преступлений, в материалах дела не имеется.

При этом суд первой инстанции указал, почему одни доказательства он признал достоверными и положил в основу приговора, а другие подверг сомнению.

Доводы жалоб о том, что имеющиеся на документах факсимильная подпись Нефедова могла быть поставлена кем-либо без его согласия, опровергается показаниями свидетеля О о том, что если на каком-либо документе имеется факсимильная подпись Нефедова, то это значит, что он в обязательном порядке подписал один экземпляр этого документа. Согласно установленному Нефедовым порядку он, как правило, подписывал только первые экземпляры документов, а она лично ставила штамп с подписью Нефедова на всех остальных экземплярах копий этого документа. Ключи от сейфа с печатями и штампами она никому не передавала.

Высказанные в жалобах утверждения о том, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Нефедова были проведены без судебного решения, проверялись судом первой инстанции и не найдя своего подтверждения обоснованно признаны несостоятельными.

Вопреки доводам жалоб, все положенные в основу приговора доказательства, в том числе результаты ОРМ получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а поэтому являются допустимыми.

Ссылки в жалобе осужденного на то, что в материалах дела имеются незаверенные документы, не могут свидетельствовать о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, поскольку из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании исследовались только оригиналы документов или заверенные копии документов.

Как следует из материалов уголовного дела, после передачи уголовного дела следователю С постановлением руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по области от 5 июля 2011 года была создана следственная группа, в состав которой входил следователь С (т.1 л.д.23) Поэтому ссылки в жалобе осужденного Нефедова на то, что по состоянию на 7.09.2011 года следователь С не имел полномочий проводить следственные действия в рамках данного уголовного дела, а поэтому все полученные с его участием доказательства являются недопустимыми, не основаны на материалах дела.

Из материалов уголовного дела также следует, что все следственные действия, в том числе выемка документов в инспекции, о чем указывается в жалобе, производились на основании отдельного поручения следователя.

Судом первой инстанции также проверялись доводы осужденного и его защитников о том, что дача взятки была спровоцирована сотрудниками полиции и не найдя своего подтверждения признаны несостоятельными.

Не согласиться с такими выводами суда Судебная коллегия не находит оснований, поскольку они сделаны на основании анализа исследованных в судебном заседании доказательств.

Заявленные сторонами ходатайства рассмотрены судом в установленном законом порядке и по ним приняты законные и обоснованные решения.

Каких-либо нарушений ном уголовно-процессуального закона, в том числе нарушения прав на защиту Нефедова судом допущено не было.

Как следует из протокола судебного заседания, защиту подсудимого Нефедова на протяжении всего судебного разбирательства осуществляли три профессиональных адвоката, а поэтому отсутствие одного из них в некоторых судебных заседаний, не может расцениваться как нарушение права на защиту Нефедова. При этом каких-либо возражений против рассмотрения дела в отсутствие одного из защитников, Нефедовым не заявлялось.

Судом тщательно проверялись доводы осужденного и его защитников о том, что согласования в инспекции паспортов на объекты культурного наследия не предусмотрено и, получив надлежащую оценку в приговоре, в том числе с учетом показаний свидетеля А обоснованно признаны неубедительными.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела и обоснованно прийти к выводу о доказанности вины Нефедова В.И.: в получении должностным лицом лично взятки в виде денег и иного имущества за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки, в крупном размере; в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки, в крупном размере; в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки; в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное с вымогательством взятки.

Действия Нефедова В.И. по п.п. «а», «б», «в» ч.5 ст.290 УК РФ, п.п. «б», «в» ч.5 ст.290 УК РФ, п. «б» ч.5 ст.290 УК РФ, п. «б» ч.5 ст.290 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда о том, что полученные Нефедовым В.И. взятки сопряжены с вымогательством, в приговоре мотивированы и являются правильными.

Наказание Нефедову В.И. назначено с учетом содеянного, всех обстоятельств дела, данных о личности и смягчающих обстоятельств, в том числе и тех на которые ссылается в своей жалобе осужденный. При этом судом было учтено и наличие у Нефедова В.И. тяжелых заболеваний.

Считать назначенное Нефедову В.И. наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости Судебная коллегия оснований не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13 - 389.14, 389.20, 389.28, 389.33, 379-27 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Владимирского областного суда от 3 июня 2014 года в отношении Нефедова В И оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Мельниковой СВ., Денисова В.В. и осужденного Нефедова В.И. без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 86-АПУ14-12

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх