Дело № 86-АПУ16-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 86-АПУ16-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткинаАС
судейИстоминой Г.Н. и Кочиной И.Г.
при секретареБарченковой М.А.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Кривоноговой Е.А.; защитников осужденных - адвокатов Шевченко Е.М., Кротовой СВ.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Дрожжина Н.Н., Черновой СТ. и их защитников адвокатов Исаевой СМ. и Леньшиной ОН. на приговор Владимирского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 декабря 2015 года, которым Дрожжин Н Н , ранее судимый \ 12.10.2006 г. по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года; 28.03.2007г. по ч. 3 ст. 158, ч. 4 ст. 150, в применением ст. 70 УК РФ, с учетом изменений внесенных постановлением Октябрьского районного суда г. Владимира от 21.10.2011 г., к 5 годам 11 месяцам лишения свободы, освобожден 18.10.2012 г. по отбытию наказания, осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 222 УК РФ сроком на 3 года; по ч.

2 ст. 167 УК РФ сроком на 3 года 3 месяца; по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 17 лет с ограничением свободы на 1 год; по ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 8 лет; по ч. 3 ст. 30 п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 11 лет с ограничением свободы на 1 год; по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ сроком на 3 года 6 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 с установлением ограничений и возложением обязанности, перечисленных в приговоре.

Чернова С Т не имеющая судимости осуждена по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Дрожжин Н.Н. и Чернова СТ. осуждены за разбойное нападение на Г группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и предметов используемых в качестве оружия.

Дрожжин Н.Н. осужден также за незаконные хранение и перевозку огнестрельного оружия (обреза), за умышленное повреждение хулиганских побуждений общеопасным способом чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, за убийство двух лиц К и С за покушение на убийство третьего лица Г сопряженное с разбоем.

Преступления совершены Дрожжкным и Черновой СТ. 7 апреля 2013 года на территории области, Дрожжиным Н.Н. в период с 23 февраля 2013 года по 11 марта 2013 года в п.

района области и г.

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступление осужденных Дрожжина Н.Н., Черновой СТ., их защитников адвокатов Шевченко Е.М., Кротовой СВ., поддержавших доводы жалоб, выступление прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

установила:

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Исаева СМ. в защиту интересов осужденного Дрожжина Н.Н. указывает на незаконность и несправедливость приговора.

По доводам жалобы судом допущены существенные нарушения процедуры уголовного судопроизводства. Дело рассмотрено с нарушением подсудности.

Полагает, что дело о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 158 УК РФ, которые совершены на территории области не могли быть рассмотрены областным судом, что влечет безусловную отмену приговора.

Необоснованно отклонены судом ходатайства стороны, заявленные в судебном заседании. Из 20 ходатайств суд удовлетворил только те, которые посчитал необходимым для себя, ходатайства же в интересах Дрожжина отклонены.

Необоснованно отклонено преде е дате льствующим и ходатайство стороны защиты о применении положений ч. 5 ст. 348 УПК РФ при наличии к тому достаточных оснований.

По обвинению Дрожжина в убийстве К и С вердикт коллегии присяжных заседателей содержит заведомо ложное утверждение о причинении смерти К , труп которого не обнаружен, в связи с чем сторона защиты допускает, что он жив.

Аналогично на ложном утверждении основано и обвинение Дрожжина в производстве выстрела в припаркованный автомобиль, в результате чего причинен имущественный вред Ч Осужденный не был знаком с потерпевшей, в связи с чем не имел умысла на повреждение ее имущества.

Со ссылкой на показания осужден ного Дрожжина о том, что умысел на завладение имуществом Г возник у него спонтанно, на заключение эксперта о причиненных потерпевшей повреждениях, не повлекших вреда для ее здоровья, считает неправильным вердикт о доказанности участия Дрожжина совместно с Черновой в разбойном нападении на Г и покушении на ее убийство.

Обращается внимание в жалобе и на нарушение судом норм Особенной части Уголовного Кодекса РФ.

Действия Дрожжина неправильно квалифицированы по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В связи с добровольной выдачей обрезЕ» он подлежал освобождению от уголовной ответственности.

Неправильно квалифицированы действия Дрожжина и по ч. 2 ст. 167, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку в судебном заседании не установлено само событие этих преступлений.

В действиях Дрожжина по нападению на Г отсутствует вина в форме умысла, а потому автор жалобы считает неверной квалификацию действий осужденного по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Просит приговор отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии подготовки к судебному разбирательству.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Дрожжин Н.Н., приводя аналогичные доводы о нарушении судом территориальной подсудности о непричастности к преступления, за которые он осужден.

Помимо этого в обоснование своей просьбы ссылается на неполное исследование и неправильную оценку собранных по делу доказательств, нарушение принципа состязательности и равенства сторон, выразившегося в том, что все ходатайства стороны обвинения были удовлетворены, а ходатайства стороны защиты, которые могли подтвердить факт фабрикации уголовного дела - отклонены.

Кроме того в начале судебного следствия до присяжных заседателей потерпевшей К , свидетелями М , К были доведены сведения о его судимости, но председательствующий несвоевременно остановила свидетелей.

Государственный обвинитель в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей предлагал ему признаться в преступлении, выступая в прениях сторон, оказал психологическое воздействие на присяжных заседателей, заявляя, что подсудимые «изворачиваются», «крутятся», «пытаются уйти от ответственности», «их нужно наказать», что повлияло на вынесение вердикта.

Его виновность в совершении убийства К и С не доказана. В основу обвинения положена его явка с повинной, которая получена у него с нарушением закона.

В судебном заседании потерпевшая Г давала показания, которые не соответствовали ее показаниям на предварительном следствии, но председательствующий, видя, что она дает ложные показания, не остановил ее. Из показаний Г следует, что она состояла в интимных отношениях со следователем К который необъективно вел расследование, но председательствующий оставил без реагирования данный факт.

Обвинение в покушении на убийство основано на предположении, экспертными заключениями не подтверждено производство выстрела в потерпевшую.

Его ходатайство о проведении дополнительной баллистической экспертизы необоснованно оставлено без удовлетворения.

Не доказано органами следствия и в судебном заседании наличие между ним и Черновой предварительного сговора на совершение преступления в отношении Г При квалификации его действий судом не принято во внимание, что покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, которого у него не было. Кроме того составом разбоя полностью охватываются все причиненные потерпевшей повреждения, а потому дополнительной квалификации его действий по покушению на убийство не требовалось.

Его ходатайство о выделении уголовного дела по данному обвинению и направлении по территориальной подсудности в г. необоснованно отклонено.

Не доказано и его обвинение: в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ. Факт производства выстрела в автомобиль не установлен заключениями экспертов.

В связи с допросами экспертов в судебном заседании он заявил ходатайство о проведении дополнительной баллистической экспертизы для выяснения вопроса о том, из обреза либо из другого оружия произведен выстрел в автомобиль, но это ходатайство оставлено без удовлетворения.

Не согласен он и с осуждением по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Для установления факта добровольной выдачи им оружия он заявил в судебном заседании ходатайство о допросе следов Е»теля П и двух понятых К и Р , принимавших участие в производстве обыска, но оно было оставлено без удовлетворения. Не были исследованы в судебном заседании и показания понятых.

После вынесения вердикта была допрошена следователь П , в чем осужденный усматривает проявление обвинительного уклона суда.

Считает неправильным вывод суда о том, что не имела место добровольная выдача им оружия.

Проверки по заявлениям подсудимых о применении к ним в ходе следствия недозволенных методов была проведена необъективно тем же органом, в производстве которого находилось дело.

После исследования постановления по результатам проверки судом необоснованно было удовлетворено ходатайство стороны обвинения о допросе в судебном заседании следователей К и Л в качестве свидетелей, а он был удален из запа суда за публичное оскорбление участников процесса. Полагает, что судья, секретарь и государственный обвинитель стали свидетелями преступления, в связи с чем не могли принимать участия по делу, но ходатайство стороны защиты об отводе состава суда в полном составе и роспуске коллегии присяжных заседателей необоснованно оставлено без удовлетворения.

Полагает также, что в связи с отсутствием заявления Г дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ подлежало прекращению.

Вопросный лист сформулирован только по позиции стороны обвинения, а дополнительный вопрос стороны защиты не включен в вопросный лист. Кроме того в вопросном листе использованы юридические термины, которые влияют на юридическую оценку, что является нарушением закона.

В связи с допущенными нарушениями закона считает приговор подлежащим отмене. Кроме того считает незаконным подлежащим отмене и решение суда в части взыскания процессуальных издержек.

Указывает также о нарушении его прав при направлении дела в суд апелляционной инстанции, что выразилось в необоснованном ограничении его права на ознакомление с материалами дела.

В апелляционной жалобе адвокат Леньшина ОН. в защиту Черновой СТ. указывает на незаконность и необоснованность приговора.

Полагает, что в силу положений ч. 4 ст. 348 УПК РФ председательствующий обязан был постановить оправдательный приговор.

В связи с отказом государственного обвинителя от обвинения Черновой в покушении на убийство Г суд должен был постановить в этой части оправдательный приговор с признанием за Черновой права на реабилитацию.

Вывод суда о том, что действия Черновой создавали реальную угрозу для здоровья потерпевшей Г является необоснованным, а потому содеянное ею ошибочно расценено судом как разбойное нападение.

Стороной обвинения, по мнению автора жалобы, систематически допускались нарушения норм уголовно- процессуального закона. Свидетели стороны обвинения неоднократно з;швляли о прежних судимостях Дрожжина, в результате чего в последнем слове он сам заявил об этом.

Полагает, что повлияло на признание виновности Черновой, так как сторона обвинения утверждала, что действия Черновой и Дрожжина были согласованными.

Следствие и суд носили обвинительный уклон.

Приговор в отношении Черновой является несправедливым. Чернова признана заслуживающей снисхождения, однако суд не применил к ней при назначении наказания положения ст. 64 УК РФ. Отягчающие наказание Черновой обстоятельства не установлены судом. Она была менее активным участником преступления, ее действия были малозначительными, она не судима, имеет несовершеннолетнего сына.

С учетом допущенных нарушений просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденная Чернова СТ. в своей апелляционной жалобе также указывает не незаконность и несправедливость приговора и вердикта коллегии присяжных заседателей, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Приговор, по ее мнению, составлен с нарушением закона, в нем не приведены доказательства, не дана им оценка. Доказательства ее виновности не установлены в судебном заседании, а потому суд не вправе был постановить в отношении нее обвинительный приговор.

В ходе судебного заседания было заявлено ходатайство о недопустимости доказательств, в связи с чем были проведены две проверки, постановления, вынесенные по результатам этих проверок считает незаконными и необоснованными.

Считает, что следователь Р был заинтересован в исходе дела в силу знакомства со следователями Л К оперуполномоченным Б , а также в связи с тем, что ходатайствовал о продлении срока содержания ее под стражей, Следователи К и Л были допрошены в суде по ходатайству государственного обвинителя, при этом подсудимым и защитникам не была предоставлена возможность подготовиться к их допросу.

Следователь К принудил Дрожжина дать показания в отношении нее, и Дрожжин оговорил ее. Протокол допроса Дрожжина от 11 июля 2013 года сфальсифицирован следователем (т. 5 л.д. 140-147). Данные доказательства были представлены присяжным заседателям, что повлияло на вынесение вердикта.

Выступая в прениях, государственный обвинитель ссылался на протокол осмотра места происшествия, который не был исследован в судебном заседании, высказывался оскорбительно в адрес подсудимых, заявляя, что они «хотят выйти сухими из воды», «извиваются», «не заслуживают снисхождения», что повлияло на мнение присяжных заседателей.

Считает, что на мнение присяжных заседателей повлияло поведение государственного обвинителя и председательствующего в судебном заседании, действия которых были направлены на то, чтобы «устояло» предъявленное им обвинение.

Напутственное слово председательствующего является необъективным, в нем содержится намек на их виновность, нет упоминания о доказательствах, которые опровергают версию обвинения и оправдывают их, не обращено внимание присяжных заседателей на противоречивость показаний потерпевшей Г , председательствующий дал свою оценку доказательствам, а присяжным не разъяснены правила оценки доказательств, положения закона о том, что все сомнения толкуются в пользу подсудимых, не разъяснил понятие принципа презумпции невиновности, просил присяжных принять единодушное решение, в связи с чем они не проводили голосование.

После удаления присяжных заседателей в совещательную комнату, подсудимых вывели из зала суда, их защитники также вышли из зала суда, что лишило их возможности проконтролировать выход присяжных заседателей из совещательной комнаты, а также создало условия для оказания председательствующим давления на присяжных заседателей.

Выражает несогласие и с содержанием вопросов в вопросном листе. В постановке дополнительных вопросов по позиции стороны защиты необоснованно было отказано. В вопросном листе содержатся юридические выражения, которые влияют на правовую оценку действий подсудимых, что повлияло на содержание ответов присяжных заседателей. В вопросном листе не указаны фамилии, содержится лишь указание на «одно» лицо, «другое лицо».

Ей не была предоставлена возможность задать дополнительные вопросы. Председательствующий вместе с государственным обвинителем удалился из зала судебного заседания для составления вопросного листа, что, по ее мнению свидетельствует о том, что вопросный лист был составлен не в совещательной комнате.

Ей не была предоставлена возможность выступить в прениях при обсуждении последствий вердикта, чем нарушено ее право, а также необоснованно отклонены ее ходатайства об оглашении ее показаний, показаний Дрожжина.

Полагает, что уголовное дело по обвинению ее и Дрожжина по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежало прекращению в связи с отсутствием заявления Г о привлечении их к ответственности за покушение на убийство. Кроме того суд должен был оправдать ее по этому обвинению и признать за ней право на реабилитацию.

Утверждает о непричастности к преступлению. В подтверждение этого приводит подробный анализ доказательств, на основании чего отмечает, что версия обвинения об обстоятельствах нападения на Г не подтверждена. Потерпевшая Г дала суду заведомо ложные показания.

В судебном заседании она избрала тактику театрального поведения, умышленно оскорбляла подсудимых, чем оказала воздействие на присяжных.

При квалификации ее действий суд принял во внимание только позицию стороны обвинения, о чем указано в приговоре.

С учетом того, что исследованным доказательствами и не подтверждено применение в отношении Г огнестрельного оружия считает, что действия Дрожжина, применившего устройство дозированного распыления газа, правильно надлежит квалифицировать поч. 1 ст. 161 УК РФ.

Считает, что ее действия являлись малозначительными, не представляли общественной опасности, а потому они не содержат состава преступления.

Указывает также на нарушение председательствующим требований ст. 348 УПК РФ.

Продление срока содержание их под стражей на срок свыше года является незаконным.

Постановления о привлечении ее в качестве обвиняемой от 10 марта 2014 года, от 22 июля 2014 года являются незаконными, содержат ложную информацию о совершении ею преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, что было вызвано целью продления срока содержания ее под стражей на срок свыше одного года. В связи с допущенными нарушениями закона следователи, руководитель следственного органа и прокурор должны понести наказание.

С решением суда о взыскании с нее процессуальных издержек не согласна в силу имущественной несостоятельности. Суд не учел, что она имеет малолетнего сына, который в настоящее время проживает с отцом, являющимся инвалидом 2 группы, а также то, что она заявляла отказ от защитника Иванченко.

Обращает также внимание на нарушение ее прав при направлении дела в суд апелляционной инстанции: ею получен протокол судебного заседания не в полном объеме, и она была необоснованно ограничена во времени ознакомления с материалами дела. Кроме того изготавливаемый по частям протокол судебного заседания вручался ей несвоевременно, в связи с чем она лишена была возможности в полном объеме подать на него замечания.

Просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении нее прекратить с признанием за ней права на реабилитацию или направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Катков А.В. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом суда. Доводы жалоб о нарушении территориальной подсудности не основаны на законе и материалах дела.

Уголовное дело в отношении Черновой СТ. и Дрожжина Н.Н., обвинявшегося, в том числе по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, принято к производству Владимирским областным судом с соблюдением требований п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, согласно которым областному суду подсудны дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, и требований ч 3 ст. 32 УПК РФ о территориальной подсудности дела, согласно которым, если преступления совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследована ых по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Убийство двух лиц - наиболее тяжкое из совершенных Дрожжиным преступления совершено на территории района Владимирской области, на который распространяется юрисдикция Владимирского областного суда. В связи с тем, что преступления на территории Ивановской области и на территории Владимирской области совершены одним лицом - Дрожжиным Н.Н. уголовные дела по обвинению его в совершении указанных преступлений, в том числе совместно с Черновой, были соединены в одно производство.

При ознакомлении с материалами уголовного дела согласно ст. 217 УПК РФ обвиняемым Дрожжиным было заявлено ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Следователем было вынесено постановление о невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство, после чего уголовное дело было направлено во Владимирский областной суд с соблюдением территориальной и предметной подсудности дела.

На предварительном слушании Дрожжин поддержал ранее заявленное им ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, против чего Чернова не возражала. Принимая во внимание это обстоятельство, а также отсутствие предусмотренных ст. 154 УПК РФ оснований для выделения в отдельно;: производство уголовного дела о преступлениях, совершенных на территории Ивановской области, суд по итогам предварительного слушания с соблюдением положений п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ назначил рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей.

Вердикт вынесен законным составом коллегии присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Как следует из протокола судебного заседания, все ходатайства стороны защиты об исключении доказательств, которые, по мнению подсудимых и адвокатов, были получены в ходе предварительного следствия с нарушением уголовно-процессуального закона, рассматривались и разрешались в установленном законом, порядке. По каждому из таких ходатайств председательствующий принимал мотивированное решение, оснований не соглашаться с приведенными мотивами не имеется.

Доводы Дрожжина и Черновой о применении к ним незаконных методов ведения следствия тщательно проверялись в судебном заседании в отсутствие коллегии присяжных заседателей.

Выписка из протокола судебного заседания с показаниями Дрожжина и Черновой о применении к ним недозволенных методов ведения следствия была направлена в следственное управление Владимирской области для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ. (т. 17 л.д. 12), допрошены были в качестве свидетелей следователи Ковалев и Лебедев об обстоятельствах проведенных ими следственных действий с участием осужденных.

Проведенной проверкой факты совершения неправомерных действий в отношении Дрожжина и Черновой при проведении с ними следственных и иных процессуальных действий подтверждения не нашли.

Принимая во внимание результаты проверки заявлений подсудимых, показания следователей К и Л а также материалы дела, из которых следует, что следственные действия с участием осужденных были проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в них имелись подписи участвующих лиц, в том числе и адвокатов, сведения о разъяснении им прав и обязанностей председательствующий обоснованно отклонил ходатайства стороны защиты об исключении из числа доказательств протоколов допросов Черновой и Дрожжина в качестве подозреваемых и обвиняемых, протоколов следственных экспериментов с их участием, протокола проверки показаний Дрожжина на месте, протоколов очных ставок, протоколов их явок с повинной, (т. 15 л.д. 133-140, т. 17 л.д. 108) Решение о допросе в качестве свидетелей следователей К и Л в отсутствие присяжных заседателей было принято судом правильно по ходатайству стороны обвинения, мотивированному необходимостью проверки заявлений осужденных о недопустимости доказательств. С учетом того, что свидетели были допрошены на следующий день после принятия решения об этом, подсудимые имели достаточное время для подготовки к их допросу, в ходе которого им и их защитникам была предоставлена возможность задать вопросы свидетелям.

Доводы жалобы о необоснованном удалении Дрожжина из зала судебного заседания во время допроса свидетеля К не основаны на материалах дела, из которых следует, что подсудимый был удален за неподчинение распоряжениям председательствующего, проявление неуважения к суду, оскорбления и нецензурную брань в адрес свидетеля до окончания судебного заседания в тот день. (т. 17 л.д. 98) Утверждение осужденного, что председательствующий, государственный обвинитель и секретарь после этого не вправе были участвовать в рассмотрении дела, поскольку явились свидетелями совершенного ими преступления, не основано на законе, а потому в удовлетворении отвода председательствующего, государственного обвинителя и роспуске коллегии присяжных заседателей ему было обоснованно отказано.

Рассмотрены судом и ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной баллистической экспертизы, по которому принято мотивированное и обоснованное решение об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства с учетом того, что в экспертных заключениях даны ответы на все поставленные вопросы, не имеется неясностей и противоречий, (т. 14 л.д. 213-215, т. 15 л.д. 94, т. 17 л.д. 47) Вопреки доводам жалоб ходатайство Дрожжина о допросе следователя П , понятых К и Р , принимавших участие в производстве обыска, было удовлетворено. В связи с тем, что допрос указанных лиц был вызван необходимостью проверки заявления Дрожжина о добровольности выдачи огнестрельного оружия, то есть по вопросу, имеющему правовое значение для юридической оценки его действий, эти свидетели правильно были допрошены в отсутствие присяжных заседателей в ходе обсуждения последствий вердикта.

Из протокола судебного заседания следует, что судом было обеспечено равенство прав сторон, при этом председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, не выступал ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Необоснованных отказов осужденным и защите в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не имелось.

Не нарушены судом и требования ч. 8 ст. 335 УПК РФ, согласно которым запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении к подсудимому.

В то время, когда во время допроса потерпевшая К , свидетель М допустили высказывания свидетсльствующие о том, что Дрожжин был судим, председательствующий остановил указанных лиц и разъяснил присяжным заседателям не учитывать данную информацию при вынесении вердикта, (т. 16 л.д. 113, 116).

Повторно такие разъяснения председательствующий сделал в напутственном слове.

Доводы жалобы о том, что подобные высказывания допускал и свидетель К , опровергаются протоколом судебного заседания, (т. 16 л.д. 150-158).

Не подтверждаются протоколом судебного заседания и доводы жалоб об оказании незаконного воздействия на присяжных заседателей потерпевшей Г которая была допрошена в судебном заседании с соблюдением закона, стороне защиты была предоставлена возможность исследовать ее показания на предварительном следствии в части противоречий и задать вопросы по этим противоречиям.

Показаний о наличии между нею и следователем К каких- либо личных отношений потерпевшая не давала.

По заявленному осужденным Дрожжиным ходатайству о проверке фактов заинтересованности следователя К и потерпевшей Г в фабрикации уголовного дела судом вынесено постановление об отказе в его удовлетворении, (т. 15 л.д. 94).

Что касается доводов жалоб о ложности показаний потерпевшей Г , то вопрос об оценке ее показаний с точки зрения их достоверности относится к компетенции присяжных заседателей, председательствующий не вправе давать такую оценку доказательствам, а потому не имел оснований останавливать потерпевшую по причине недостоверности сообщаемых ею сведений и давать подобные разъяснения присяжным заседателям в напутственном слове.

Допрос свидетеля С осуществленный посредством видеоконференц-связи, проведен с соблюдением правил ст. 278.1 УПК РФ, а в оглашении ее показаний на предварительном следствии в связи с отсутствием противоречий обоснованно было отказано.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ. Вопреки доводам жалобы Черновой подсудимым была предоставлена ДВЕ1ЖДЫ: возможность выступить в прениях по окончании судебного следствия и при обсуждении последствий вердикта. Стороны довели до сведения присяжных заседателей свою позицию по предъявленному Дрожжину и Черновой обвинению.

При этом государственный обвинитель ссылался только на доказательства, которые были исследованы в судебном заседании, не допуская оскорбительных и иных выражений, указанных в жалобах, способных вызвать предубеждение присяж ных к подсудимым.

Вопросный лист и сформулирован с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Сторонам была предоставлена возможность высказать замечания по проекту вопросного листа.

По каждому преступному деянию в отношении каждого подсудимого в вопросном листе сформулировано три основных вопроса, их содержание изложено в понятных выражениях, без использования юридических терминов, ответы на поставленные вопросы не требовали юридической оценки.

Первый основной вопросов о событии каждого преступления сформулирован правильно без указания фамилий лиц, действия которых описаны в этих вопросах.

Вопреки доводам жалоб стороной защиты не были предложено поставить вопросы, исключающие преступность деяния, либо влекущих ответственность осужденных за менее тяжкое преступление.

Предложение подсудимого Дрожжина сформулировать дополнительный вопрос о доказанности нахождения его в период с 8 по 9 марта 2013 года в г. относился по существу к доказанности совершения им деяния, указанного в вопросе № 10.

Отвечая на вопрос № 10, присяжные заседатели отвечали тем самым и на предложенный подсудимым вопрос.

Доводы жалоб о том, что председательствующий для составления вопросного листа удалился в совещательную комнату вместе с государственным обвинителем, носят голословный характер, не подтверждаются материалами уголовного дела.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 240 УПК РФ. В нем председательствующий кратко изложил как доказательства стороны обвинения, так и доказательства стороны защиты, не оценивая их и не высказывая свое к ним отношение.

Правила оценки доказательств, суть принципа презумпции невиновности были разъяснены председательствующим правильно.

Возражений по поводу нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова от сторон не поступило.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ является ясным и не содержит противоречий.

Данных о нарушении присяжными заседателями порядка проведения совещания, нарушения тайны совещания, из материалов дела не усматривается. Доводы жалоб о том, что на присяжных заседателей после удаления их в совещательную комнату могло быть оказано давление, носят предположительный характер и не подтверждаются материалами дела.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ стороны не вправе ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

В силу ст. 389.27 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не является основанием отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

В этой связи доводы апелляционных жалоб об отсутствии доказательств виновности Дрожжина и Черновой в совершении преступлений, о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о том что вердикт является неправильным, содержит ложные утверждения, о том, что присяжные заседатели дали неправильную оценку исследованным доказательствам, не подлежат удовлетворению.

Осужденные не были ограничены в праве оспаривать обвинение, излагать в присутствии присяжных заседателей свои позиции и соответствующие им доказательства. В частности, подсудимым Дрожжиным доведены до присяжных заседателей его позиции о непричастности к убийству К и С , Ч - о непричастности к нападению на Г .

Находясь в совещательной комнате, присяжные располагали мнением обеих сторон. Вместе с тем, вопрос оценки доказательств, их полноты, достоверности, отнесен к компетенции присяжных заседателей. Мотивы основании исследованных в судебном заседании доказательств не подлежат обжалованию.

В соответствии с ч. 5 ст. 348 УПК РФ, если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора, то он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания. Это постановление не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

Таким правом председательствующий по настоящему делу не воспользовался. С учетом того, что право роспуска коллегии присяжных заседателей принадлежит исключительно председательствующему, доводы жалоб об отмене приговора по тем основаниям, что председательствующий необоснованно не принял решение о роспуске коллегии присяжных в связи с недоказанностью участия осужденных в совершении преступлений удовлетворению не подлежат.

Не имел председательствующий оснований и для постановления оправдательного приговора по вынесенному присяжными заседателями обвинительному вердикту.

Установленным присяжными заседателями фактическим обстоятельствам содеянного осужденными суд дал правильную юридическую оценку с приведением в приговоре подробных мотивов принятых решений.

Принимая во внимание совместный, согласованный характер действий осужденных в отношении потерпевшей Г , наличие между ними предварительного сговора о нападении на потерпевшую, распределение ролей, характер примененного насилия, использование в качестве орудий преступления обреза ружья и устройства дозированного распыления «Удар», суд правильно расценил их действия как разбойное нападение.

Обоснованным является и вывод суда о наличии у Дрожжина прямого умысла на лишение жизни Г , о чем свидетельствует характер его действий. Производя выстрел из огнестрельного оружия - обреза ружья в жизненно важный орган - голову, Дрожжин предвидел и желал наступления смерти потерпевшей, которая не наступила по независящим от него обстоятельствам, в связи с тем, что потерпевшая наклонила голову, и заряд попал по касательной, а затем имитировала наступление смерти.

По обвинению осужденных в совершении разбоя и покушении на убийство Г о событии этих преступлений был сформулирован один вопрос № 13 и вопросы № 14 и № 17 о доказанности участия Дрожжина и Черновой в совершении этих деяний.

На указанные вопросы присяжными заседателями даны утвердительные ответы.

При наличии обвинительного вердикта председательствующий не имел оснований для вынесения оправдательного приговора в отношении Черновой по обвинению ее в покушении на убийство Г .

В связи с тем, что Дрожжин один выполнил действия, направленные на причинение смерти Г , председател Е>ствующий правильно исключил обвинение Черновой по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Доводы жалоб о том, что действия Дрожжина неправильно расценены как совокупность преступлений, что квалификация его действий по покушению на убийство является излишней, что уголовное преследование осужденных по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ» подлежало прекращению в связи с отсутствием заявления потерпевшей Гузенко о привлечении их к уголовной ответственности, не основаны на законе.

Вопреки доводам жалоб ответами на вопросы № 5, 6, 9, 10 установлены события преступлений по повреждению имущества Ч , по причинению смерти К и С , а также участие в этих преступлениях Дрожжина. Указанные действия Дрожжина правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 167, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Были проверены в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре доводы Дрожжина о добровольной выдаче им обреза охотничьего ружья.

Исследованными в отсутствие присяжных заседателей доказательствами установлено, что обрез был изъят у Дрож жина в ходе обыска, перед началом которого Дрожжин не сообщил о наличии у него указанного оружия и не отреагировал на предложение следователя добровольно выдать оружие. С учетом этих обстоятельств суд обоснованно не нашел оснований для освобождения Дрожжина от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 222 УК РФ, и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 222 УК РФ, как незаконные хранение и перевозка огнестрельного оружия.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалоб.

Не нарушены и права осужденных при направлении дела в суд апелляционной инстанции. Как следует из материалов дела, протокол судебного заседания изготавливался по частям и вручался подсудимым по их ходатайствам по мере его изготовления. К моменту проведения прений сторон основная часть протокола объемом 552 листа с приведением всех доказательств стороны обвинения и защиты была вручена подсудимым (т. 16 л.д. 38-49, 51-56), а после вынесения приговора им вручена оставшаяся часть протокола с 555 по 771 страницу (т. 18 л.л 27, ] 128).

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ, по ним приняты мотивированные решения.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, вердикта присяжных заседателей о том, что Чернова заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

Смягчающие обстоятельства: наличие у Дрожжина несовершеннолетнего сына, а у Черновой малолетнего сына, их явки с повинной, частичное признание ими вины, добровольная выдача похищенного имущества, а также состояние здоровья Черновой, ее сына и отца ребенка, в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

Вывод суда об отсутствии исключительных обстоятельств, позволяющих применить при назначении наказания положения ст. 64 УК РФ, мотивирован в приговоре. Приведенные суждения Судебная коллегия находит убедительными и обоснованными.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, а потому оснований для его смягчения с применением положений ст. 64 УК РФ по доводам жалоб не имеется.

Назначение осужденным наказания в виде лишения свободы свидетельствует об обоснованности избранной в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу, а потому с доводами жалобы осужденной Черновой о незаконности содержания ее под стражей согласиться нельзя.

Обоснованным является и решение суда о взыскании с осужденных в доход федерального бюджета процессу ьных ал издержек в виде оплаты услуг защитников и сумм, выплаченных потерпевшим и свидетелям, связанных с явкой в суд. С учетом того, что Чернова и Дрожжин являются трудоспособными как в силу возраста, так и по состоянию здоровья, что взысканная с осужденной Черновой сумма процессуальных издержек не может существенно отразиться на. материальном положении ее несовершеннолетнего сына, который воспитывается в семье отца, что от услуг адвоката Чернова не отказывалась, а лишь ставила вопрос о замене адвоката в связи отсутствием доверия, суд правильно не усмотрел оснований для освобождения осужденных от возмещения процессуальных издержек.

По указанным мотивам доводы жалоб осужденных и их защитников ни об отмене, ни об изменении приговора удовлетворению не подлежат.

13 20 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Владимирского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 декабря 2015 года в отношении Дрожжина Н Н и Черновой С Т оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Дрожжина Н.Н., Черновой СТ., их защитников адвокатов Исаевой СМ., Леньшиной О.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 86-АПУ16-2СП

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УПК РФ Статья 31. Подсудность уголовных дел
УПК РФ Статья 32. Территориальная подсудность уголовного дела
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 154. Выделение уголовного дела
УПК РФ Статья 30. Состав суда
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 278.1. Особенности допроса свидетеля путем использования систем видеоконференц-связи
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 389.27. Особенности пересмотра приговоров по уголовным делам, рассмотренным с участием коллегии присяжных заседателей либо в порядке, предусмотренном главами 40 и 40.1 настоящего Кодекса
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: +7 (905) 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Амосова Е.М.
г. Новоуральск
ответов за неделю: 1

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх