Дело № 87-О10-18СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 декабря 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 87-О10-18СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 декабря 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.
судей Ворожцова С.А. и Безуглого Н.П.
при секретаре Кошкиной

рассмотрела в судебном заседании от 9 декабря 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Зотовой СМ. и кассационную жалобу представителя потерпевшей С на приговор Костромского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 сентября 2010 года, которым ГЛАДЫШЕВ Е В , оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей за непричастностью к совершению данного преступления, в соответствии с п.п. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Этим же приговором за Гладышевым Е.В. признано право на реабилитацию.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано не доказанным совершение Гладышевым 10 мая 2001 года посягательства на жизнь С в целях воспрепятствования его 2 законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения оправданного Гладышева Е.В., адвокатов Полякова С.А., Липцер Е.Л. и защитника Полякова А.В., возражавших против удовлетворения кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей, мнение прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Зотова СМ. ставит вопрос об отмене приговора в связи с допущенными в ходе судебного рассмотрения нарушениями уголовно-процессуального закона, в том числе при формировании коллегии присяжных заседателей, которые выразились в том, что кандидат в присяжные заседатели Л . скрыла сведения о том, что а кандидаты в присяжные заседатели К и С не сообщили участникам процесса о том, что привлекались к Утверждает, что отсутствие достоверной информации о кандидатах в присяжные заседатели лишило возможности сторону обвинения заявить отводы присяжным заседателям. Считает незаконным решение председательствующего о допуске к участию в деле защитника П поскольку тот является и поэтому не вправе быть представителем по делам физических и юридических лиц. Указывает также, что председательствующий в нарушение ст. 335 УПК РФ в своем вступительном слове сообщил присяжным заседателям о том, что приговор в отношении Гладышева отменен Верховным Судом РФ, что наряду с высказываниями защитника а также сообщением Гладышева об отмене приговора в связи с вмешательством Европейского Суда по правам человека, сформировало убеждение присяжных заседателей в незаконности осуждения Гладышева и привело к вынесению оправдательного вердикта. Кроме того, как указывается в представлении, защитник Поляков А.В. в присутствии присяжных заседателей неоднократно утверждал о применении к подсудимому недозволенных методов следствия, в частности, при допросе свидетеля О он представил присяжным заседателям как установленный факт избиения Гладышева , об избиении Гладышева заявляли свидетели стороны защиты С , С . и сам подсудимый. Полагает, что данное нарушение в силу его систематичности не могло быть устранено замечаниями председательствующего и разъяснениями этого обстоятельства в напутственном слове и повлияло на принятие решения присяжными заседателями. Утверждает также, что суд не обеспечил условия для состязательности сторон, ограничив сторону обвинения 3 в праве на предоставление доказательств, а также лишил сторону обвинения возможности довести до сведения присяжных заседателей свою позицию.

Считает, что указанные нарушения выразились в том, что председательствующий необоснованно отклонил ходатайство стороны обвинения об оглашении показаний Гладышева, данных им при допросе в качестве подозреваемого 10 мая 2001 года, признав их по собственной инициативе, без каких-либо оснований недопустимым доказательством, а также необоснованно делал замечания и прерывал выступление в прениях представителя потерпевшей С при изложении им своей позиции по делу и при оценке представленных в судебном заседании доказательств.

Полагает, что таким образом судом были ограничены права стороны обвинения и вызвали предубеждение присяжных заседателей к позиции обвинения.

Просит приговор в отношении Гладышева отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Представитель потерпевшей С в кассационной жалобе считает приговор незаконным в связи с допущенными в ходе судебного разбирательства нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора. Указывает при этом, что вопрос председательствующего при отборе коллегии присяжных о наличии судимостей у кандидатов в присяжные заседатели, привлечении к уголовной ответственности их родственников и знакомых сформулирован чрезмерно громоздко и был труден для восприятия, а вопрос о привлечении к административной ответственности и о наличии в связи с этим неприязни к являлся некорректным. Считает, что данные обстоятельства повлекли за собой то, что кандидат в присяжные заседатели Л , а К и С скрыли факт привлечения к что привело к тому, что сторона обвинения была лишена возможности заявить им отвод и сформировать коллегию присяжных заседателей, способную вынести справедливое решение. Указывает, что в ходе судебного следствия председательствующим были нарушены принципы состязательности сторон, непосредственности исследования доказательств и пределы судебного разбирательства. Полагает, что указанные нарушения выразились в том, что председательствующий после оглашения показаний свидетеля Г в присутствии присяжных заседателей обратился к государственному обвинителю с вопросом, будет ли она вызывать в суд для допроса свидетеля К чем продемонстрировал присяжным заседателям недостаточность показаний свидетеля Г и необходимость их подтверждения показаниями свидетеля К ; при допросе свидетеля З выяснял вопросы об обстоятельствах написания им рапорта, который в качестве доказательства представлен не был и в судебном заседании не исследовался; задавал свидетелю О наводящие вопросы; огласил вопрос присяжных заседателей о проверке других версий убийства, тогда как должен был этот вопрос снять. Кроме того указывает, что защитник П при допросе 4 свидетеля О задал ему вопрос о соответствии его показаний протоколу осмотра места происшествия, который к тому времени оглашен не был, и этот вопрос фактически содержал необходимость оценки свидетелем правильности этого протокола и подрывал содержащиеся в нем сведения; в судебных прениях заявил, что помимо причастности Гладышева других версий следствием не рассматривалось, сославшись при этом на показания свидетеля М , который в судебном заседании допрошен не был и его показания не оглашались; задавал свидетелям М и Б вопросы по обстоятельствам, не относящимся к уголовному делу; при допросе свидетелей С и Л выяснял у них причины изменения показаний и наличия в них противоречий; давал оценку показаниям свидетеля Г . Однако председательствующий в этих случаях защитника не останавливал, указанные вопросы не снимал и не делал соответствующее обращение к присяжным заседателям. В то же время, как указывается в жалобе, председательствующий необоснованно снял вопрос государственного обвинителя к свидетелю О , направленный на выяснение обстоятельств дела, а после допроса свидетеля С задал ей вопрос о причинах изменения показаний. Считает, что судом было допущено также нарушение права стороны обвинения на предоставление доказательств, которое выразилось в том, что протокол осмотра места происшествия был оглашен лишь в части, хотя председательствующим было принято решение об удовлетворении ходатайства сторон о полном его оглашении. Обращает внимание в жалобе на то, что председательствующий ежедневно выяснял у присяжных заседателей, не оказывалось ли на них давление, тогда как это не предусмотрено законом, а сторона защиты неоднократно возвращалась к вопросу об избиении Гладышева, на что председательствующий, кроме замечаний, других предусмотренных законом мер реагирования не принимал, а при даче Гладышевым показаний об этом, председательствующий его вообще не остановил, замечаний не высказал и соответствующего обращения к присяжным не сделал. Считает, что в напутственном слове председательствующий в нарушение требований закона лишь перечислил исследованные в судебном заседании доказательства, не раскрыв их, при этом показания Гладышева в судебном заседании привел полностью, а при обращении к присяжным заседателям с просьбой не принимать ряд доказательств, неоднократно цитировал их, тем самым напоминая об избиении Гладышева и получении его показаний незаконным путем, что могло вызвать у присяжных заседателей убеждение в наличии многочисленных нарушений по делу и отсутствии доказательств, полученных законным путем. Просит приговор в отношении Гладышева отменить, возвратить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя Зотовой СМ. и кассационную жалобу представителя потерпевшей С адвокат Поляков С.А. просит оставить представление и жалобу без удовлетворения. 5 Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Гладышева постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о его непричастности к совершению преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Доводы государственного обвинителя и представителя потерпевшей о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно- процессуального закона, влекущие отмену приговора, являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по данному уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. ст. 328, 330 УПК РФ. По окончании ее формирования стороны, в том числе и сторона обвинения, не заявляли о том, что образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

Доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей о том, что присяжный заседатель Л .

, судебная коллегия находит не основанными на законе и материалах дела.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим перед кандидатами в присяжные заседатели был поставлен вопрос о том, есть ли среди них тот, кто был судим или в настоящее время привлекается к уголовной ответственности, а также те, у кого есть родственники и близкие знакомые, которые судимы или привлекаются к уголовной ответственности.

При этом вопрос о том, привлекался ли кто ранее к уголовной ответственности, кандидатам в присяжные заседатели не задавался.

Согласно представленных государственным обвинителем справок .

С учетом данных обстоятельств, достаточных данных считать, что кандидат в присяжные заседатели Л не правдиво отвечала на поставленные перед ней вопросы, не имеется.

Нельзя согласиться также и с доводами государственного обвинителя и представителя потерпевшей о том, что присяжные заседатели не сообщили суду, что Как видно из протокола судебного заседании, перед кандидатами в присяжные заседатели председательствующим был поставлен вопрос о том, есть ли среди них лица, которые привлекались к административной ответственности сотрудниками ГИБДД за нарушения ПДД и в связи с этим у них сложилось негативное отношение к их работе.

Поскольку кандидаты в присяжные заседатели . не дали на этот вопрос положительного ответа, то из этого следует, что в связи с у них не сложилось негативное отношение к их работе, а каких-либо доказательств, свидетельствующих об обратном, стороной обвинения не представлено и не приведено в кассационных представлении и жалобе.

Кроме того, из материалов дела видно, что сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому их кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении данного уголовного дела.

При таких обстоятельствах, доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей о том, что кандидаты в присяжные заседатели предоставили информацию о себе не в полном объеме, что лишило сторону обвинения права заявить им отвод и привело к вынесению необъективного решения по уголовному делу, судебная коллегия находит необоснованными. 7 Несостоятельными являются и доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей о том, что в ходе судебного следствия было ограничено право стороны обвинения на представление доказательств.

Как видно из протокола судебного заседания, все представленные сторонами доказательства были судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, исследование которых допускается в суде с участием присяжных заседателей, по окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе у стороны обвинения, каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Вопреки доводам кассационного представления, решение председательствующего, которым протокол допроса Гладышева в качестве подозреваемого от 10 мая 2001 года был признан недопустимым доказательством и исключен из перечня доказательств, соответствует требованиям закона, поскольку указанное доказательство получено с нарушением закона, постановление председательствующего в этой части достаточно мотивировано и является правильным.

Не соответствуют действительности и доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей о том, что председательствующий лишил возможности представителя потерпевшей довести до сведения присяжных заседателей свою позицию и не предоставил возможности государственному обвинителю огласить протокол осмотра места происшествия в полном объеме, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, государственному обвинителю была предоставлена возможность огласить протокол осмотра места происшествия без каких-либо ограничений, а замечания председательствующего представителю потерпевшей в ходе его выступления в прениях сторон являлись обоснованными и были сделаны ему лишь в тех случаях, когда он ссылался не на исследованные в судебном заседании доказательства, а на свои предположения.

Несостоятельными являются также и доводы государственного обвинителя и представителя потерпевшей о нарушении председательствующим принципов объективности, состязательности и равноправия сторон, непосредственности исследования доказательств, а также о нарушении пределов судебного разбирательства.

Как видно из протокола судебного заседания, те обстоятельства, на которые государственный обвинитель и представитель потерпевшей указывают при обосновании данных доводов, нельзя признать нарушениями указанных выше принципов уголовного судопроизводства, поскольку допросы свидетелей, на которые имеются ссылки в кассационном представлении и кассационной 8 жалобе представителя потерпевшей, проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, все вопросы, в том числе уточняющие вопросы председательствующего и стороны защиты к этим свидетелям и другим участникам процесса, касались лишь фактических обстоятельств дела и предъявленного Гладышеву обвинения и не содержали ссылок на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании.

Несоответствующими действительности являются доводы государственного обвинителя и представителя потерпевшей о том, что на решение присяжных заседателей повлияли сообщение председательствующего об отмене состоявшего ранее приговора в отношении Гладышева Верховным Судом РФ и заявление подсудимого Гладышевым о том, что этот приговор был отменен в связи с вмешательством Европейского Суда по правам человека, поскольку, как следует из материалов дела, таких заявлений председательствующий и подсудимый Гладышев в присутствии присяжных заседателей не делали.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшей о том, что на вынесение присяжными заседателями оправдательного вердикта повлияли недопустимые при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей высказывания стороны защиты об избиении Гладышева сотрудниками милиции.

Из анализа показаний подсудимого Гладышева, а также выступлений и реплик защитников подсудимого, на которые государственный обвинитель и представитель потерпевшего ссылаются в представлении и жалобе, не следует вывод о том, что указанными лицами было оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей с целью повлиять на их ответы на поставленные вопросы.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, в случаях, когда подсудимый, его защитники и другие участники судебного разбирательства ссылались на не имеющие отношения к делу обстоятельства или пытались довести до присяжных заседателей сведения, не подлежащие исследованию в их присутствии, председательствующий в соответствии с требованиями закона своевременно пресекал такие попытки и обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание указанные сведения при вынесении вердикта.

В напутственном слове председательствующий также напомнил присяжным заседателям о данных обстоятельствах и обратил их внимание на то, что заявления и выступления сторон не являются доказательствами и выражают лишь их мнения и позиции. Кроме того, председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что при вынесении вердикта 9 они должны основываться только на тех доказательствах, которые были предметом исследования в судебном заседании в их присутствии, и не должны принимать во внимание различные предположения, а также факты, не относящиеся к делу.

Таким образом, данных о том, что указанные в кассационном представлении и кассационной жалобе представителя потерпевшей сведения вызвали предубеждение присяжных в отношении какой-либо из сторон, а также повлияли на содержание ответов на поставленные перед ними вопросы, из материалов дела не усматривается.

Вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, вопреки доводам представителя потерпевшей, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, данных о его необъективности, а также об искажении председательствующим исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон из текста напутственного слова не усматривается. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности от стороны обвинения не поступало.

Вердикт присяжными заседателями вынесен в соответствии с положениями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Что касается доводов представления и жалобы представителя потерпевшей о незаконности решения суда о допуске к участию в деле защитника Полякова А.В., являющегося судьей в отставке, и ежедневного выяснения председательствующим у присяжных заседателей вопроса о том, оказывалось ли на них давление, то они также являются несостоятельными, так как указанные выше решение и действия председательствующего не противоречат требованиям уголовно-процессуального закона и не являются нарушениями, влекущими отмену приговора.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что предусмотренных ч. 2 ст. 385 УПК РФ нарушений уголовно-процессуального закона, при наличии которых может быть отменен оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, по данному уголовному делу не допущено. Поэтому оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Гладышева по доводам кассационного представления и кассационной жалобы судебная коллегия не усматривает. 10 На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Костромского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 сентября 2010 года в отношении Гладышева Е В оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Зотовой СМ. и кассационную жалобу представителя потерпевшей С – без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 87-О10-18СП

УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх