Дело № 87-О12-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №87-О12-15

от 17 января 2013 года

 

председательствующего - Ворожцова С.А. судей - Хомицкой Т.П. и Скрябина К.Е. при секретаре - Вершило А.Н.

Шибаев [скрыто]

несудимый - [скрыто]

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 290 ч. 3, ст. 290 ч. 3, ст. 292 ч. 1, 290 ч. 3, 292 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

За Шибаевым признано право на реабилитацию в связи с оправданием и ему разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., мнение прокурора Морозовой Ж.В., полагавшей необходимым отменить приговор по доводам кассационного представления,

Судебная коллегия

 

установила:

 

заведующего фельдшерско

Шибаев Н.А. органами предварительного следствия обвинялся в том, что работая в должности акушерским пунктом в

[скрыто] являясь должностным лицом, осуществляющим организационно -распорядительные функции трижды получал взятки за заведомо незаконные действия по службе - выдачи листков нетрудоспособности и медицинской справки о нетрудоспособности и дважды из корыстной заинтересованности совершил должностной подлог.

В судебном заседании Шибаев вину в совершении преступлений полностью отрицал и заявлял, что вышеуказанные действия совершал исключительно под влиянием сотрудников полиции.

Суд постановил в отношении Шибаева оправдательный приговор.

В кассационном представлении заместитель прокурора Костромской области В.П. Храмов просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

Автор представления полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В частности оспаривается вывод о том, что 11 апреля 2012 года [скрыто] приходил к Шибаеву «с ведома и по поручению сотрудников милиции» и говориться, что этот вывод не подтверждается собранными и исследованными в суде доказательствами. Анализируя показания [скрыто] прокурор в представлении указывает, что

в тот день ходил к Шибаеву по своей инициативе.

Суд критически оценил показания [скрыто] и [скрыто] В

представлении указывается, что в ходе судебного разбирательства какие-либо показания [скрыто], данные последним в ходе предварительного

следствия, в том числе и его показания, данные 26 мая 2012 года (т.1, л.д. 7982) ни по инициативе стороны-защиты, ни по инициативе государственного обвинителя (как это указано в приговоре) не оглашались. Сведения из этого протокола допроса, на которые сослался суд в приговоре, по мнению автора представления, не были предметом исследования в судебном заседания, причины дачи таких показаний свидетелем не выяснялись, что в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона исключает использование данных показаний для обоснования выводов суда.

Изложенные в приговоре суда выводы о том, что 11 и 27 апреля [скрыто] обращался к Шибаеву за больничным листом под одним и тем же предлогом и что в ходе выемки у Шибаева изъяты корешки больничных листов только на имя [скрыто] не свидетельствуют о том, что [скрыто]

получил больничный лист 11 апреля 2012 года в ходе организованного сотрудниками милиции оперативно - розыскного мероприятия.

Сославшись в приговоре на отсутствие доказательств указанных фактов, а также, использовав для обоснования своих выводов, протокол допроса свидетеля Г Щ, который сторонами в качестве доказательства не представлялся, суд нарушил принцип состязательности и принял сторону защиты.

Тот факт, что в ходе своего допроса в судебном заседании свидетель Т (не упоминал о получении у Шибаева явки с повинной, из которой

ему стало известно о получении им взятки от Р 11.04.2012 года,

также не свидетельствует о недостоверности показаний [скрыто]

В представлении указывается, что не доверять показаниям свидетеля [скрыто] оснований не имелось, так как он последовательно давал их в

ходе предварительного следствия и в суде, причин для оговора Шибаева у него не было, не мог назвать причин для этого и сам Шибаев.

При таких обстоятельствах, по мнению автора представления, вывод суда о том, что [скрыто] 11.04.2012 года получил больничный лист от

Шибаева в ходе оперативно-розыскных мероприятий, является предположительным и не основан на каких-либо объективных данных.

Выводы суда о незаконности оперативно - розыскных мероприятий только в связи с данными в суде показаниями [скрыто] нельзя признать

состоятельными.

Допрошенные в суде свидетели [скрыто] и [скрыто] утверждали, что в материалах дела оперативного учета имелись агентурные сведения о фактах получения Шибаевым взяток за выписку больничных листов и на основании этого проводились оперативно - розыскные мероприятия «оперативный эксперимент».

Вывод суда об отсутствии корыстной заинтересованности и существенного нарушения прав и законных интересов граждан, по мнению автора представления, является неправильным, поскольку сам Шибаев в ходе предварительного следствия в своих неоднократных показаниях и явке с повинной не отрицал тот факт, что мотивом выдачи справки, а затем и больничных листов являлось материальное вознаграждение в виде денег,

которые он брал у [скрыто] лично. Доводы подсудимого о том, что деньги,

полученные от [скрыто] он использовал не на личные нужды, не могли

приниматься судом во внимание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступлений доказана.

При этом следует учитывать, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникающие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

В случаях, если подсудимый не причастен к совершению преступления или в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, постановляется оправдательный приговор.

Указанные выше положения уголовно - процессуального закона судом соблюдены.

Согласно ст. 379 ч. 1 п. 1 УПК РФ, основанием отмены приговора в кассационном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Как следует из кассационного представления, судом первой инстанции установлено, что Шибаев, работая фельдшером - заведующим фельдшерско - акушерским пунктом получал взятки за выдачу листков нетрудоспособности и медицинскую справку о временной нетрудоспособности, однако суд необоснованно оправдал его за отсутствием в деянии состава преступления. Кроме того, судом, по мнению автора представления, установлено, что Шибаев дважды из корыстной заинтересованности совершил должностной подлог.

Между тем, эти утверждения автора кассационного представления нельзя признать обоснованными.

Из приговора видно, что в нем в соответствии с исследованными судом доказательствами по каждому эпизоду обвинения правильно изложены фактические обстоятельства и проведен тщательный анализ всех исследованных с участием сторон доказательств, которым дана надлежащая оценка.

Как видно из приговора при оценке представленных обвинением доказательств судом, прежде всего, проверялась законность проведения в отношении Шибаева H.A. оперативных экспериментов на предмет соответствия их проведения требованиям ст. 7 Федерального закона № 144-ФЗ от 12.08.1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», предусматривающей, что основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе оперативного эксперимента могут быть ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

При этом судом правильно отмечено, что согласно, требований ст. ст.2, 5 вышеназванного закона, где определен запрет органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, проведение оперативно-розыскных мероприятий допускается законом в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия только реально подготавливаемого, совершаемого или совершенного, а не теоретически возможного преступления.

Из материалов дела видно, и это Шибаев H.A. утверждал в суде, что никогда, никому и ни при каких обстоятельствах до проведения в отношении него сотрудниками полиции оперативного эксперимента 06.07.2011 года не выдавал листков нетрудоспособности при отсутствии обязательно необходимых для этого условий и, соответственно, никогда и ни от кого не получал за это денег или иных ценностей.

Свидетель [скрыто] в суде пояснила, что ранее Шибаев к

дисциплинарной ответственности за нарушение порядка проведения экспертизы временной нетрудоспособности и выдачи листков нетрудоспособности никогда не привлекался, фактов подобных нарушений в его деятельности не выявлялось.

[скрыто] допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля по ходатайству защиты, показала, что, являясь жительницей [скрыто] которую обслуживает [скрыто] она никогда и ни от кого

из жителей, со многими из которых общается, не слышала, чтобы фельдшер Шибаев выдавал за деньги листки нетрудоспособности или может это сделать при обращении к нему с соответствующей просьбой.

Свидетель [скрыто] - один из инициаторов проведении в отношении Шибаева Н.А. оперативных экспериментов 06.07.2011 года и 27.04.2012 года пояснил, что основанием для проведения таких мероприятий в отношении Шибаева явилась оперативная информация лишь о том, что Шибаев «может как за деньги, так и без денег выдать больничный лист здоровому человеку».

При этом [скрыто] как правильно отмечено в приговоре, в

судебном заседании прямо указал, что та информация, которой он располагал на момент вынесения указанных постановлений, не содержала сведений о том, что Шибаев ранее когда-либо уже совершал подобные действия либо готовился к их совершению (например, достиг соглашения о передаче денег за выдачу листка нетрудоспособности либо договаривался с кем-либо о выдаче такового без получения денег). Он также пояснил о том, что у сотрудников полиции не было сведений и о суммах получаемых Шибаевым за выдачу листков нетрудоспособности взяток, а, принимая совместно с Т решение о вручении [скрыто] при производстве оперативных

экспериментов [скрыто] и [скрыто] рублей соответственно, они руководствовались исключительно собственным усмотрением.

Свидетель [скрыто] также не сообщил иной информацией об

основаниях для проведения в отношении Шибаева оперативных экспериментов, чем та, о которой в суде пояснил [скрыто]

Свидетель [скрыто] в суде также показал, что в изученных им

материалах дела оперативного учета не было сведений о том, сколько раз, когда именно, от кого конкретно, при каких обстоятельствах и в каком размере Шибаев получал взятки за подобные действия, на чье имя выдавал «фиктивные» листки нетрудоспособности, какие иные помимо проведения оперативного эксперимента меры принимались сотрудниками полиции для проверки достоверности этой информации (проверялись ли хотя бы сами факты выдачи этих листков). Этот же свидетель полагал, что если бы органы полиции в действительности располагали такой информацией, то Шибаев непременно был бы привлечен к уголовной ответственности и по данным фактам.

Ссылку свидетеля на то, что подобная информация является совершенно секретной и изымается из дела оперативного учета с целью сокрытия от проверяющих должностных лиц, имеющих соответствующий допуск, суд обоснованно посчитал несостоятельной.

Таким образом, следует признать правильным вывод суда о том, что из показаний свидетелей - сотрудников полиции - невозможно сделать вывод, что на момент принятия решений о проведении в отношении Шибаева

оперативных экспериментов они располагали сведениями о конкретных, фактических обстоятельствах, подтверждающих обоснованность подозрения Шибаева в получении взяток, и свидетельствующими о том, что такие преступления были бы совершены Шибаевым и без их вмешательства.

Обоснованным Судебная коллегия признает и выводы суда о том, что результаты незаконно проведенного 06.07.2011 года оперативного эксперимента в отношении Шибаева сами по себе не давали органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, оснований для проведения в отношении Шибаева повторных оперативно-розыскных мероприятий в тех же целях.

Доводы свидетелей [скрыто] и [скрыто] о том, что решение о производстве повторного оперативного эксперимента было принято в отношении Шибаева, поскольку тот при производстве первоначального выдал не листок нетрудоспособности, а медицинскую справку, не являющуюся официальным документом, суд обоснованно не принял во внимание, указав, что в силу ст. 8 Федерального закона «Об оперативно -розыскной деятельности» проведение оперативного эксперимента в целях выявления, пресечения или раскрытия преступлений небольшой тяжести, а именно таковым является служебный подлог (ч. 1 ст. 292 УК РФ, по которой Шибаеву предъявлено обвинение), не допускается.

Обоснованно суд признал заслуживающими внимания доводы стороны защиты о том, что и 11-12 апреля 2012 года Р обращался к

Шибаеву и получал у него листок нетрудоспособности также по инициативе сотрудников полиции.

В подтверждение этого вывода суд в приговоре привел подробный анализ исследованных доказательств, среди которых показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] документы о результатах проведения таких

мероприятий (которые суд обоснованно признал недопустимыми доказательствами).

Суд также правильно отметил в приговоре, что все иные представленные стороной обвинения доказательства являются производными от результатов указанных мероприятий, поскольку лишь раскрывают подробности их проведения, а потому также являются недопустимыми и не могут быть положены судом в основу осуждения Шибаева.

Таким образом, как правильно отмечено в приговоре, виновность Шибаева H.A. в совершении указанных в предъявленном ему обвинении действий полученными в соответствии с требованиями закона доказательствами по делу не подтверждена и постановил в отношении Шибаева оправдательный приговор.

Как видно из материалов дела, Шибаев утверждал, что принял 11 апреля 2012 года от [скрыто] вознаграждение в виде денег, намереваясь

использовать их исключительно в целях обеспечения работы возглавляемого им [скрыто] что впоследствии и сделал.

Это утверждение Шибаева, как правильно отмечено в приговоре, никакими другими доказательствами по делу опровергнуто не было, а, напротив, подтверждалось показаниями свидетеля [скрыто] пояснившей,

что в действительности финансирование фельдшерско-акушерских пунктов на хозяйственные нужды из бюджета практически не осуществляется, а фельдшера вынуждены на эти расходы тратить собственные средства.

В пользу достоверности указанного заявления Шибаева, так же как правильно отметил в приговоре суд, свидетельствовали и показания свидетеля [скрыто] которая в суде также пояснила, что с приходом

Шибаева на должность заведующего [скрыто] помещение этого

пункта было отремонтировано, приведено в состояние, пригодное для приема пациентов, при чем, как ей известно, только за счет спонсорской помощи, которую сам Шибаев вынужден был собирать в том числе, путем обращений через местную газету.

Доводы представления о том, что показания Г Щ, данные последним в ходе предварительного следствия, в том числе и его показания, данные 26 мая 2012 года (т.1, л.д. 79-82) ни по инициативе стороны-защиты, ни по инициативе государственного обвинителя (как это указано в приговоре) не оглашались, Судебная коллегия находит не состоятельными.

Вопреки этим доводам представления показания свидетеля [скрыто] оглашались по инициативе государственного обвинителя (т. 3 л. д. 38 - 39).

Замечания на протокол судебного заседания в этой части поданные государственным обвинителем и свидетелем Г Щ рассмотрены в

полном соответствии с требованиями уголовно - процессуального закона.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Таким образом, ни один из доводов кассационного представления, по мнению Судебной коллегии, удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Костромского областного суда от 16 ноября 2012 года в отношении Шибаева [скрыто] оставить без изменения, а

Статьи законов по Делу № 87-О12-15

УК РФ Статья 292. Служебный подлог
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх