Дело № 89-О08-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хинкин Виталий Семенович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 89-О08-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 февраля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Хинкина В.С. и Тонконоженко А.И.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Стоянова В.Н., Кузнецова С.Н., Соболева О.Н. и адвокатов Молчанова А.А., Пашкевича А.А. и Губайдулина Е.Х. на приговор Тюменского областного суда от 10 сентября 2007 года, которым осуждены СТОЯНОВ В Н ранее судим: 03.07.2006 г. по ст.ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, - по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор от 03.07.2006 г. исполняется самостоятельно.

СОБОЛЕВ О Н ранее судим: 27.01.2003 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б,в» УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 2 11.04.2006 г. по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы; 03.07.2006 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы; - по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,ж» УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 14 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с зачётом в срок наказания времени содержания под стражей с 09.03.2006 г. по 10.09.2007 г.

КУЗНЕЦОВ С Н , ранее судим: 23.01.2003 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы, наказание отбыл, - по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,ж» УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу М с осуждённых солидарно руб. коп. в возмещение ущерба и компенсацию морального вреда по руб. с каждого из осуждённых.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., объяснения осуждённых Кузнецова С.Н., Соболева О.Н., Стоянова В.Н., адвокатов Сачковского А.И., Молчанова А.А. и мнение прокурора Кравца ЮН. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Стоянов В.Н., Соболев О.Н. и Кузнецов С.Н. признаны виновными в умышленном причинении смерти по предварительному сговору группой лиц супругам М и в умышленном уничтожении имущества путём поджога с причинением значительного ущерба, совершёнными 22 декабря 2005 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним: осуждённый Стоянов В.Н. просит об отмене приговора и прекращении дела за непричастностью к совершению преступления и утверждает, что явка с повинной и признательные показания на следствии им даны под воздействием недозволенных методов (пыток и угроз) и являются недопустимыми доказательствами, полученными при ненадлежащей защите его адвокатом Чайкиным, навязанного ему следователем, вопреки его ходатайству о допуске адвоката Пашкевича; указывает также на нарушение его права на защиту, что 3 выразилось в проведении 2-х судебных заседаний в отсутствие адвоката Молчанова без его, Стоянова, согласия; адвокат Молчанов А.А. ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела в отношении Стоянова по основаниям, предусмотренным ст. 24 УПК РФ по реабилитирующим основаниям, и считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым, постановленным с обвинительным уклоном и нарушениями уголовно-процессуального законодательства, что признательные показания осуждённых на следствии нельзя признать допустимыми доказательствами, как полученными с применением недозволенных методов; указывает на нарушение права Стоянова на защиту на предварительном следствии представлением адвоката Чайкина вместо требуемого Стояновым адвоката Пашкевича, и проведением ряда судебных заседаний в отсутствие адвоката Молчанова в связи с ненадлежащим извещением; считает, что дорожно-транспортное происшествие и денежная сумма, взысканная со Стоянова в пользу потерпевшего получили искажённую интерпретацию суда, и они не могли стать побудительным мотивом мести Стоянова к совершению преступления; указывает, что объективных доказательств вины Стоянова не имеется, алиби осужденных не опровергнуты, истинные причины и исполнители поджога или пожара не выяснены, противоречия не устранены, размер ущерба и компенсации морального вреда не мотивированы, психическое состояние Стоянова при производстве с ним следственных действий в достаточной степени не выяснено, протокол судебного заседания не отражает фактического хода судебного разбирательства; адвокат Пашкевич А.А. также просит об отмене приговора и прекращении дела в отношении Стоянова за непричастностью или о направлении дела на новое судебное рассмотрение и указывает, что приговор основан на недопустимых доказательствах: признательных показаниях осуждённых, данных ими с применением недозволенных методов и содержащих противоречивые данные; указывает на нарушение права Стоянова на защиту: недопуском его, адвоката Пашкевича, при наличии заключённого соглашения, к следственным действиям и проведении ряда судебных заседаний в отсутствие адвоката Молчанова; считает, что версия суда о мотиве поджога дома Стояновым не нашла подтверждения, что поджог совершён изнутри самими потерпевшими; указывает на несовместимость выводов суда о косвенном умысле на убийство с установленным убийством по предварительному сговору группой лиц; указывает, что размер взыскания ничем не подтверждён; осуждённый Соболев О.Н. просит об отмене приговора и прекращении дела и утверждает, что преступления не совершал, а узнал о нём от оперативных работников, которые с применением недозволенных методов добились от него написания явки с повинной и признания вины и оговоре 4 Стоянова и Кузнецова, указывает, что во время совершённого преступления он находился дома; считает, что предварительное и судебное следствие проведены неполно, доводы о невиновности не опровергнуты; полагает, что поджог совершён потерпевшими; указывает на неправильное назначение ему наказания в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ; адвокат Губайдулин Е.Х. также ставит вопрос об отмене приговора и прекращении дела и указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и на нарушение судом требований процессуального законодательства, считает, что показания Соболева, как и других осуждённых, от которых они отказались, указав на применение к ним недозволенных методов, не могут быть признаны доказательством его вины; осуждённый Кузнецов С.Н. указывает, что преступления не совершал, что показания им даны под воздействием недозволенных методов (под пытками), что на момент совершения преступления он находился в доме у П и это подтвердили свидетели В и П , и он просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение для установления истины и справедливости.

В возражении на кассационные жалобы осуждённых и их защитников государственный обвинитель Пике Л.С. просит об оставлении жалоб без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Суд всесторонне и полно исследовал доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты и надлежащим образом оценив их в совокупности, правильно установил фактические обстоятельства, обоснованно признав осуждённых виновными в совершённых преступлениях.

Вина осуждённых установлена исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре доказательствами, которые являются допустимыми и достоверными.

Суд обоснованно исходил из показаний, данных осуждёнными на предварительном следствии, проверив и отвергнув доводы осуждённых о том, что они получены с применением недозволенных методов со стороны оперативных работников милиции.

Так, исследованные судом показания потерпевшей М , материалы гражданского дела по иску М . к Стоянову В.Н., показания свидетеля С , Е , Е , показания самого Стоянова В.Н. на предварительном следствии свидетельствуют , что 8 июля 5 2002 года произошло дорожно-транспортное происшествие, выразившееся в наезде автомобиля, управляемого Стояновым В.Н., на велосипедиста М . с причинением последнему лёгкого вреда здоровью, что и послужило в дальнейшем основанием к удовлетворению иска к Стоянову и взысканию с него руб., а 21 октября 2005 года в связи с наложенным арестом из-за неуплаты указанной суммы на машину г/н принадлежащую Стоянову, он вынужден был перечислить руб.

М В связи с этим у Стоянова возникла неприязнь к М , на почве которой он решил отомстить последнему и сжечь дом, в котором проживали супруги М .

Об этих обстоятельствах, а также о самом поджоге показал на предварительном следствии Стоянов, и хотя он отказался от этих показаний со ссылкой на применение к нему недозволенных методов, а также и на ненадлежащую защиту, выразившуюся в непредоставлении ему адвоката Пашкевича, с которым было заключено соглашение, но эти доводы судом обоснованно отвергнуты.

Как видно из материалов дела, адвокат Чайкин К.С. участвовал в деле при выполнении следственных действий согласно заявления об этом, написанного самим Стояновым, с момента его задержания, при допросе в качестве подозреваемого и при выходе на место происшествия с участием понятых.

Первоначально Стояновым была собственноручно написана явка с повинной с изложением имевшего место в 2002 году ДТП и принятым им решением поджечь дом потерпевшего и непосредственно описанием совершённого преступления с указанием на полное признание вины, раскаяние и на отсутствие какого-либо морального или физического давления.

А как следует из протокола допроса в качестве подозреваемого и протокола проверки показаний на месте Стоянову перед началом их проведения разъяснены все права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, и положения ст. 51 Конституции РФ о том, что он не обязан свидетельствовать против себя, своих родных и близких.

Как видно из содержания указанных документов, Стоянов пояснил, что поджог совершён им одним.

После обращения (уведомления) поданного адвокатом Пашкевичем А.А. о наличии поручения на защиту Стоянова В.Н. уведомлением следователя от 4.08.2006 г. он был приглашён на встречу с подозреваемым. 6 Проведённой 28.07.2006 г. экспертизой при отсутствии жалоб и заявлений, что телесных повреждений ему никто не причинял, сделан вывод: при полном наружном осмотре телесных повреждений у Стоянова не обнаружено.

Осуждёнными Кузнецовым С.Н. и Соболевым О.Н. собственноручно также написаны явки с повинной, в которых они излагают обстоятельства, при которых Стоянов привлёк их: вначале Соболева, потом Кузнецова к совершению преступления. Во всех последующих следственных действиях, произведённых с участием адвокатов в соответствии с согласием на предложенную защиту, с разъяснением процессуальных прав и положений ст. 51 Конституции РФ осуждённые при допросах в качестве подозреваемых, обвиняемых, при выходе с проверкой показаний на месте, а Кузнецов - и на очной ставке со Стояновым рассказали непосредственно о совершённом преступлении.

Так, из показаний Соболева следует, что к нему приехал Стоянов и попросил его, а затем и Кузнецова о помощи в поджоге дома вместе с жильцами, пообещав за это по 10 граммов героина и по руб.

Согласившись, они поехали в , заехали на АЗС, заправились бензином и там же наполнили бензином белую пластмассовую канистру, ёмкостью 10 л и 3 пластмассовых бутылки из-под пива и воды, после чего подошли к указанному Стояновым дому. Стоянов вначале камнем разбил стекло во втором окне, потом сказал им залезть внутрь и облить бензином изнутри, что они и сделали, а сам он облил дом снаружи под разбитым окном, и когда они вылезли, с помощью зажигалки совершил поджог. Вспыхнуло пламя, они побежали к машине и уехали к Стоянову, где он дал им героин. Утром он отвёз их домой. Денег не дал. В доме они никого не видели.

Аналогичное следует и из показаний осуждённого Кузнецова на предварительном следствии. В том числе об обстоятельствах поджога он пояснил и на очной ставке со Стояновым, который на вопрос как он относится к показаниям_Кузнецова, ответил, что с ними не согласен и что, как он говорил ранее, преступление он совершил один.

В последующих допросах Стоянов от дачи показаний отказался, а на последнем допросе заявил о применении физического насилия, под влиянием которого он оговорил себя, осуждённые же Кузнецов и Соболев отказались отдачи показаний лишь при последних допросах, не пояснив причин отказа, сославшись на положения ст. 51 Конституции РФ, но вместе с тем Кузнецов, не признавая вины, показал, что данные им ранее показания остаются прежними и дополнений к ним нет. О применении в отношении них недозволенных методов Кузнецов и Соболев заявили лишь в судебном заседании.

Однако, как видно из материалов дела, утверждения Кузнецова, Соболева, как и Стоянова о применении недозволенных методов 7 подтверждения не нашли и опровергнуты исследованными доказательствами, приведёнными в приговоре, поэтому аналогичные доводы жалоб нельзя признать состоятельными.

Каждому из них при задержании были предоставлены адвокаты, разъяснены процессуальные права, и никаких заявлений от них как при задержании, так и при последующих следственных действиях, которые проводились разными следователями, а выходы на место происшествия и при участии понятых, от осуждённых не поступило.

При проведении судебно-медицинских экспертиз телесных повреждений у осуждённых не обнаружено и с их слов никто их им не причинял.

Постановлениями следователей прокуратуры от 25 сентября 2006 года по жалобе Стоянова и от 6 июля 2007 года по рапорту гособвинителя Пике о необходимости проверки доводов осуждённых о применении недозволенных методов в возбуждении уголовных дел отказано за отсутствием события преступления.

В то же время обстоятельства преступления, изложенные в показаниях Соболева и Кузнецова, соответствуют как друг другу, так и другим приведённым в приговоре доказательствам.

Из протокола осмотра места происшествия с фототаблицами к нему следует, что в доме разбиты: второе окно с фасада, а под ним лежит канистра и пластиковые бутылки с резким запахом легковоспламеняющейся жидкости, а также - первое окно со стороны двора. Следы наибольшего горения обнаружены внутри дома возле фасадной стены, в наибольшей степени возле второго окна. Установлено обугливание обшивки кресла, столешницы с верхней стороны, шкафа, потолка с ослаблением обугливания по мере удаления в сторону и переходящего в закончение. Отмечена и наибольшая степень обугливания второго окна слева со стороны фасада.

При осмотре дома с помощью газоанализатора установлено наличие следов легковоспламеняющейся жидкости возле фасадной стороны дома и второго окна фасада слева.

Труп потерпевшего с обгорелыми лицом, руками, спиной, ногами и одеждой обнаружен в коридоре дома на полу, и согласно заключению судебно- медицинской экспертизы смерть М наступила от острого отравления окисью углерода, а М - от термического ожога головы и тела 3-4 степени площадью около 85 %, осложнившегося ожоговым шоком. При этом у неё обнаружена рана левой теменной области и множественные раны ладонной поверхности левой кисти, возникшие от действия острого предмета с режущей кромкой, возможно стекла, незадолго до госпитализации. 8 Как видно из карты вызова скорой медицинской помощи М была обнаружена во время тушения пожара лежащей без одежды в гараже и доставлена в ожоговое отделение.

Актом о пожаре установлено, что пожар возник у фасадной стены дома, причиной пожара является занесение открытого источника огня.

Проведённым экспресс-исследованием на месте пожара установлена при помощи прибора «Колион-1А», что возле фасадной стены дома с наружной стороны была обнаружена концентрация ЛВЖ, ГЖ 4,6 мг/м3 , а в оконном проёме второго окна в фасадной стене от юго-западного угла - 4,8 мг/м при норме 0,9 мг/м3 .

В соответствии с заключением пожарно-технической экспертизы первоначальный очаг загорания находился внутри дома возле западной стены зала у второго окна. Причиной возникновения загорания явилось занесение в зону очага загорания открытого источника зажигания непродолжительного действия с созданием благоприятных условий (наличие в зоне горения ЛВЖ, ГЖ).

Как пояснил свидетель М , участвовавший при осмотре места происшествия в качестве специалиста, очаг возгорания находился внутри дома в зале возле второго окна справа. Сам • очаг находился на двух частично обгоревших креслах и столе, расположенных вдоль стены данного окна. С использованием газоанализатора была зафиксирована высокая концентрация ЛВЖ и ГЖ возле окна в зале. Установлено, что имел место поджог дома с применением ЛВЖ, занесённых снаружи, что подтверждалось и наличием обильных пятен светло-жёлтого цвета снаружи дома как на снегу, так и на брёвнах у второго окна справа, от которых исходил специфических запах.

Большое количество разбитого стекла от второго окна находилось внутри дома в зале. В подтверждение поджога свидетельствовало обнаружение нескольких пластиковых бутылок и канистры с исходящим от них специфическим запахом.

По следам на снегу от разбитого окна, выходящего во двор, к гаражу, где была обнаружена женщина, увезённая на «скорой», складывалось мнение, что она вылезла из горящего дома через разбитое окно, выходящее во двор.

Свидетель М пояснила, что она проснулась около 4 часов утра от звука разбитого стекла, сразу залаяла собака. Выглянув в окно, она увидела, что из окна справа дома М идёт дым, потом вспыхнуло сильное пламя.

Она разбудила соседок, потом позвонила в пожарную охрану.

Исследованные доказательства в своей совокупности свидетельствуют, что суд правильно установил фактические обстоятельства и, обоснованно признав осуждённых виновными в том, что они, действуя по предварительному 9 сговору группой лиц умышленно путём поджога дома в ночное время со спавшими потерпевшими М и М , совершили их убийство, а также уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, и действия Стоянова, Соболева и Кузнецова квалифицированы правильно.

Доводы жалоб, что явки с повинной осуждённых и показания, данные ими на предварительном следствии, положенные в обоснование доказанности вины, являются недопустимыми доказательствами, как полученные с применением недозволенных методов, судом тщательно проверены и подтверждения не нашли и в приговоре подробно изложены мотивы принятого решения.

Как отмечено выше, Соболев и Кузнецов пояснили, что Стоянов обещал им за участие в преступлении наркотическое средство и выдал его, и они его употребили, начиная с той же ночи, и в дальнейшем.

Согласно медицинских заключений при областном наркологическом диспансере Соболев и Кузнецов страдают опийной наркоманией второй стадии и хроническим алкоголизмом второй стадии.

Изложенные в их показаниях обстоятельства совершения преступления находятся в полном соответствии как друг с другом, так и с другими доказательствами; в том числе в них одинаково изложена роль и выполняемые действия Стояновым и каждым из них.

Обоснованно судом отвергнуты показания свидетелей С , П , как лиц заинтересованных в исходе дела, и не соответствующих фактическим обстоятельствам, как и показания свидетелей В и П , не подтверждающих алиби осуждённых.

Совокупность исследованных доказательства опровергает и довод жалоб о том, что потерпевшие подожгли себя сами.

С доводами кассационных жалоб о нарушении права на защиту Стоянова согласиться нельзя. Адвокат Пашкевич был допущен к производству следственных действий непосредственно по предъявлению ордера следователю, а до его вступления в дело защиту Стоянова осуществлял адвокат по назначению следователя (адвокат Чайкин) с согласия (заявления) Стоянова.

Постановлением федерального судьи Ленинского района от 8 сентября 2006 года жалоба адвоката Пашкевича на действия следователя С оставлена без удовлетворения.

Необоснованными являются и доводы жалоб о нарушении права на защиту Стоянова в суде и проведением ряда судебных заседаний в отсутствие 10 его адвоката Молчанова. Как усматривается из протокола судебного заседания такие факты имели место и в каждом случае судом принималось конкретное решение о продолжении судебного разбирательства или об объявлении перерыва в зависимости от того, был ли адвокат надлежащим образом извещён о дате судебного заседания или отсутствовал по уважительной причине. Во всех случаях, когда суд решал о рассмотрение дела в отсутствие адвоката Молчанова, он исходил из того, что осуждённого Стоянова защищал адвокат Пашкевич, и право на защиту Стоянова, как и процессуальные права адвоката Молчанова нарушены не были. Своё отсутствие в судебном заседании 4, 5 и 6 апреля 2007 года он восполнил, потребовав ознакомиться с протоколом судебного заседания, а такое право ему было предоставлено, о чём свидетельствует уведомление от 24 апреля 2007 года.

Довод жалобы адвоката Молчанова, что протокол судебного заседания не отражает хода судебного заседания и его заявление о ненадлежащем ознакомлении Стоянова с протоколом судебного заседания и необоснованном возврате поданных Молчановым замечаний на протокол также являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, копия протокола судебного заседания всем осуждённым вручена 26 ноября 2007 года, а поданные Кузнецовым и Соболевым замечания рассмотрены судьёй 4 декабря 2007 года, а адвокату Молчанову замечания возвращены постановлением судьи от 28 января 2008 года, поскольку они поданы 25 января 2008 года с нарушением предусмотренного ст. 260 ч.1 УПК РФ 3-х дневного срока.

Такое решение является правильным, поскольку в связи с явным затягиванием времени на ознакомление и установлением предельного срока по 14 декабря 2007 года адвокат подал свои замечания спустя более месяца этого срока.

Необоснованными следует признать и доводы о необходимости проведения исследований и экспертиз в отношении Стоянова по его психическому состоянию. Судом эти доводы обсуждены и обоснованно отвергнуты, поскольку заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы у него не выявлено каких-либо отклонений и нарушений, не страдал и не страдает какими-либо расстройствами и не обнаруживает признаков какого-либо психического расстройства.

Таким образом обоснованность осуждения Стоянова, Соболева и Кузнецова сомнений не вызывает.

Назначенное им наказание соответствует требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым и оснований для его снижения не имеется. 11 Обоснованно назначено Соболеву и окончательное наказание по принципу ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, и наказание, отбытое по предыдущему приговору, зачтено в срок наказания по настоящему приговору, и его положение не ухудшено.

Гражданский иск разрешён судом в соответствии с заявленными требованиями, подтверждёнными соответствующими доказательствами.

Требования ст.ст. 1064, 1074, 1094, 1100, 101 ГК РФ судом соблюдены.

Таким образом постановленный приговор является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тюменского областного суда от 10 сентября 2007 года в отношении Стоянова В Н Соболева О Н и Кузнецова С Н оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённых Стоянова В.Н., Соболева О.Н., Кузнецова С.Н. и адвокатов Молчанова А.А., Пашкевича А.А. и Губайдулина Е.Х оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 89-О08-9

ГК РФ Статья 101. Уменьшение уставного капитала акционерного общества
ГК РФ Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
ГК РФ Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
ГК РФ Статья 1094. Возмещение расходов на погребение
ГК РФ Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

онлайн
Фото юриста
Степанова Татьяна
г. Санкт-Петербург
рейтинг: 15
Телефон: +79213445674
онлайн
Фото юриста
Коломиец Валерий Юрьевич
г. Анадырь, Санкт-Петербург
рейтинг: 0

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх