Дело № 9-ДП12-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 9-ДП12-9

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

 

г. Москва 11 сентября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Ситникова Ю.В. и Воронова А.В.
при секретаре Стасенковой А.Ю.

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., надзорной жалобе заинтересованного лица Кияткина А.А. о пересмотре приговора специальной коллегии Горьковского областного суда от 29-30 октября 1937 года и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 8 июня 1940 года.

По приговору специальной коллегии Горьковского областного суда от 29-30 октября 1937 года, Ки я т к ин А А несудимый, осуждён по пп. 7, 11 ст. 58 УК РСФСР к расстрелу с конфискацией имущества. Приговор приведён в исполнение.

Южалин И М несудимый, осуждён по пп. 7, 11 ст. 58 УК РСФСР к 25 годам лишения свободы с конфискацией части имущества.

Киреев А А несудимый, 2 осуждён по пп. 7, 11 ст. 58 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с конфискацией части имущества.

Зорин И А судимый в 1934 году за халатное отношение к служебным обязанностям, осуждён по пп. 7, 11 ст. 58 УК РСФСР к 20 годам лишения свободы с конфискацией части имущества.

Определением Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда СССР от 8 июня 1940 года приговор изменён. Действия Кияткина А.А. переквалифицированы на ст. 109 УК РСФСР, по которой назначено 3 года лишения свободы без конфискации имущества. Действия Южалина, Зорина и Киреева переквалифицированы на ст. 111 УК РСФСР, по которой каждому назначено 2 года лишения свободы без поражения в избирательных правах и без конфискации имущества.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю. В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы надзорного представления и надзорной жалобы, выступление прокурора Ковалевской И.О., поддержавшей доводы надзорного представления, выступление адвокатов Поддубного С В . , Чиглинцевой Л.А., Баранова А.А. и Анпилоговой Р.Н. о необходимости отмены судебных решений и прекращения уголовного дела, Судебная коллегия

установила:

в надзорном представлении поставлен вопрос об отмене состоявшихся в отношении Кияткина, Южалина, Зорина и Киреева судебных решений в связи с отсутствием в их действиях состава преступления и о прекращении производства по делу на основании п. 2 ст. 24 УПК РФ.

В надзорной жалобе с дополнениями Кияткин А.А. просит пересмотреть судебные решения, как незаконно вынесенные в отношении его отца, чья вина в совершении преступления не доказана, просит также компенсировать причинённый незаконным осуждением вред.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорного представления и надзорной жалобы, Судебная коллегия находит подлежащими отмене приговор специальной коллегии Горьковского областного суда от 29-30 октября 1937 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 8 июня 1940 года по основаниям, предусмотренным п п . !, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. 3 Как следует из материалов дела, приговором специальной коллегии областного суда ветеринарный врач района Кияткин А.А. признан виновным и осуждён за то, что, имея связь с контрреволюционной вредительской организацией, проводил вредительство в области животноводства, вовлёк в данную организацию ветфельдшеров Южалина, Зорина и Киреева; от вредительских противоэпизоотических прививок развилось массовое заболевание свиней на свиноводческих фермах; кроме того, в 1935 году он дал распоряжение на переработку мяса коровы, заражённой сибирской язвой и допустил употребление в пищу мяса забитых больных животных. Ветеринарные фельдшеры Южалин И.М., Зорин И.А. и Киреев А.А. признаны виновными и осуждены за то, что с целью вредительства, путём эпизоотических прививок вызвали массовый падёж поголовья свиней.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР пришла к выводу о невиновности Кияткина в принадлежности его к контрреволюционной организации и в совершении вредительских действий, а также о невиновности Южалина, Зорина и Киреева во вредительских действиях. Вместе с тем, действия Кияткина А.А. переквалифицированы на ст. 109 УК РСФСР как злоупотребление служебным положением, а действия Южалина, Зорина и Киреева переквалифицированы на ст. 111 УК РСФСР как халатное отношение к своим служебным обязанностям.

Однако, признавая Кияткина А.А., Южалина И.М., Зорина И.А. и Киреева А.А. виновными в совершении должностных преступлений по Уголовному кодексу РСФСР от 1926 года, Судебная коллегия Верховного Суда СССР не учла сведения, которые ставили под сомнение само событие преступлений.

Так, по показаниям Кияткина, прививочный материал для животных использовался качественный, и прививки делались вовремя, однако не всегда давали положительный результат, так как действовали не сразу. Падёж скота был не от прививок, а от болезней, которые порождались ненадлежащим кормлением и уходом. Колхозникам и руководителям колхозов он рекомендовал лучше кормить скот и ухаживать за ним. О том, что прививочного материала не всегда хватало он, Кияткин, сообщал в вышестоящую организацию. Прививки проводили ветфельдшеры Южалин, Киреев и Зорин, работа которых оценивалась положительно.

Аналогичные показания дали Южалин, Зорин и Киреев, подтвердив, что медикаменты от Кияткина они получали доброкачественные, прививки делали, но не всегда хватало прививочного материала, а скот болел из-за плохого ухода и питания. 4 Из показаний свидетелей Р , Г и Н следует, что в 1936-1937 годах был массовый падёж скота, как до прививок, так и после них. Лекарства не помогали, а болезнь возникала от пищи животных.

Южалин и Киреев советовали осуществлять лучше уход за скотом. После выполнения их рекомендаций, падёж прекратился.

Таким образом, из показания осуждённых и свидетелей следует, что падёж скота был обусловлен условиями его содержания, а не результатами действий (бездействия) осуждённых.

Согласно примечанию 1 к ст. 109 УК РСФСР под должностными лицами разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в государственном (советском) учреждении, предприятии, а равно в организации или объединении, на которые возложены законом определенные обязанности, права, полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, профессиональных или других общегосударственных задач.

Однако в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие, что осуждённые являлись должностными лицами.

Помимо этого, не установлены такие обязательные признаки должностных преступлений, как систематическое совершение должностным лицом действий, не вызывающихся соображениями служебной необходимости, из корыстных соображений или иной личной заинтересованности, а также наступление в результате преступных действий (бездействия при халатном отношении к службе) определённых вредных последствий или возможность их наступления.

Сведения, содержащиеся в актах ветнадзора о том, что падёж свиней в колхозах произошёл из-за отсутствия зоогигиенических мероприятий и нарушения правил производства прививок ветфельдшерами, являются предположениями, которые не только не подтверждены имеющимися в деле доказательствами, но и опровергнуты показаниями осуждённых и свидетелей.

Приведённые в приговоре сведения о количестве погибшего скота являются противоречивыми, не соответствующими актам о количестве имеющегося в колхозах скота и количестве заболевшего поголовья.

Показания осуждённого Кияткина о том, что он не разрешал направлять мясо больных коров для производства продуктов питания, и не давал распоряжений о совместном содержании больных и здоровых животных, не опровергнуты. В материалах дела отсутствуют доказательства, 5 свидетельствующие о том, что мясо, заражённое сибирской язвой, было направлено для производства продуктов питания.

При таких обстоятельствах судебные решения по делу подлежат отмене, а уголовное дело прекращению в связи с отсутствием события преступлений, с признанием права Кияткина А.А., Южалина И.М., Зорина И.А. и Киреева А.А. на реабилитацию в силу ч. 1 ст. 134 УПК РФ.

В соответствии с пунктом 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», право требовать возмещения имущественного вреда, причинённого реабилитированному, в случае его смерти имеют его наследники.

Вопросы возмещения имущественного вреда решаются в порядке, предусмотренном ст. 135 УПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С Г и надзорную жалобу Кияткина А А удовлетворить.

Отменить приговор специальной коллегии Горьковского областного суда от 29-30 октября 1937 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 8 июня 1940 года в отношении Кияткина А А Южалина И М , Киреева А А Зорина И А и прекратить производство по уголовному делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Признать право Кияткина А А Южалина И М Киреева А А Зорина И А на реабилитацию.

Статьи законов по Делу № 9-ДП12-9

УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 134. Признание права на реабилитацию
УПК РФ Статья 135. Возмещение имущественного вреда

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх