Дело № 93-О07-18СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 января 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зеленин Сергей Рэмович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №93-О07-18СП

от 15 января 2008 года

 

председательствующего Разумова С. А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Матвеевой Ю.В. на приговор Магаданского областного суда с участием присяжных заседателей от 06.08.2007, по которому

оправдана по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 292, 303 ч.З, 301 ч.2 УК РФ, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Кузнецова СВ., поддержавшего доводы кассационного представления об отмене оправдательного приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

Орлова А.Е. оправдана по обвинению в том, что будучи следователем следственного управления [скрыто], совершила служебный

подлог, фальсификацию доказательств по уголовному делу и незаконное содержание под стражей [скрыто] в мае 2005 года.

Государственный обвинитель Матвеева Ю.В. в кассационном представлении просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что при формировании коллегии присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] скрыли сведения

о привлечении их ранее к ответственности.

Кроме того, утверждает, что сторона защиты незаконно воздействовала на присяжных заседателей ссылками на показания свидетеля [скрыто]., информацией о состоянии здоровья

подсудимой, данными, характеризующими ее и сведениями о других юридических вопросах.

Кроме того, защитник высказывался о доказательстве обвинения как недостоверном, а в прениях ссылался на обстоятельства, не исследованные в судебном заседании.

Считает, что позиция представителя потерпевшего - адвоката Максименко В.Г. противоречила уголовно-процессуальному закону.

Оправданная Орлова А.Е. и ее защитник Пальчинский В.Г., а также представитель потерпевшего адвокат Максименко В.Г. в возражениях на представление просят оставить его без удовлетворения, поскольку считают приговор вынесенным с соблюдением требований закона.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

В соответствии со ст. 385 ч.2 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному делу не усматривается.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Государственным обвинителем не представлено достоверных сведений, достаточных для вывода о том, что присяжная заседатель [скрыто] скрыла информацию о привлечении ее к административной ответственности, что лишило сторону обвинения права заявить мотивированный и немотивированный отводы.

Так, приложенная к кассационному преставлению справка о том, что [скрыто] «значится по учетам ИБД ИЦ УВД» по соответствующим

статьям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в 2002 и 2003 годах не содержит достаточных данных, позволяющих утверждать о том, что указанное в ней лицо действительно является присяжным заседателем УЩ Щ., принимавшей участие в

рассмотрении дела Орловой А.Е.

Кроме того, из указанной справки не видно, какого рода решение в рамках производства об административном правонарушении вынесено в отношении [скрыто], налагалось ли на нее административное

взыскание, не освобождалась ли она от административной ответственности.

По смыслу закона, при опросе кандидатов в присяжные заседатели председательствующий должен принимать меры к тому, чтобы задаваемые вопросы били конкретными, связанными с обстоятельствами, которые могут препятствовать участию кандидатов в присяжные заседатели в рассмотрении данного уголовного дела.

Однако, председательствующий, задавая данный вопрос, не разъяснил кандидатам в присяжные заседатели сущность привлечения к административной ответственности и, в частности, положение закона о том, что лишь в течение года по окончании исполнения постановления о назначении административного наказания лицо считается подвергнутым данному наказанию, не было разъяснено также каким образом факт привлечения к административной ответственности может препятствовать участию кандидатов в присяжные заседатели в рассмотрении данного уголовного дела.

Не привел таких объяснений в кассационном представлении и государственный обвинитель.

При таких обстоятельствах представленная государственным обвинителем справка не может являться подтверждением того, что

кандидат в присяжные заседатели [скрыто] умышленно скрыла сведения, о которых был задан вопрос председательствующим, что помешало обвинителю воспользоваться правом на отвод кандидата.

Нет оснований и для утверждения о том, что кандидат в присяжные заседатели [скрыто] скрыла сведения о том, что привлекалась к

уголовной ответственности.

Как видно из документа, уголовное дело в отношении нее было прекращено в 2000 году вследствие изменения обстановки.

Однако вопрос председательствующим был задан о том, был ли кто-нибудь из кандидатов ранее судим или привлекается к уголовной ответственности в настоящее время (т.4 л.д.114). Не ответив на этот вопрос положительно, [скрыто] не скрыла никаких сведений о себе.

Государственным обвинителем вопросы о привлечении кандидатов в присяжные заседатели к уголовной ответственности ранее или вопросы, уточняющие значение привлечения присяжного заседателя к административной ответственности для разрешения данного дела, не задавались (т.4 л.д.115).

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что отсутствуют основания для утверждения о том, что право стороны обвинения на мотивированные или немотивированные отводы было нарушено неправомерными действиями кандидатов в присяжные заседатели.

Признавая соответствующие доводы кассационного представления несостоятельными, судебная коллегия учитывает также, что при опросе кандидатов в присяжные заседатели председательствующим разъяснялись особенности данного уголовного дела, состоящие в том, что подсудимым является сотрудник милиции - следователь, и выяснялось, не может ли это обстоятельство повлиять на объективность кандидатов в присяжные заседатели.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, регулирующего производство в суде с участием присяжных заседателей.

Доводы обвинителя о том, что защитой до сведения присяжных заседателей доводилась информация правового характера, которая могла повлиять на объективность присяжных, опровергаются материалами дела.

Хотя подсудимая и сообщила присяжным заседателям о решении, вынесенном в отношении нее следователем [скрыто] (т. 5 л.д.8),

однако, это заявление было предметом разъяснения председательствующего о том, что указанные сведения не должны приниматься присяжными заседателями во внимание при вынесении вердикта.

При таких обстоятельствах следует прийти к выводу о том, что ни по своему характеру, ни по последствиям, предотвращенным председательствующим, данные сведения не могли повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Ошибочным является утверждение государственного обвинителя о незаконности высказывания защитника Пальчинского В.Г. о

недостоверности письма прокуратуры г.

Вопросы достоверности доказательств входят в компетенцию присяжных заседателей, следовательно, стороны вправе в присутствии присяжных заседателей оспаривать достоверность тех или иных доказательств, исследуемых с участием коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания (т.5 л.д.26), защитник Пальчинский В.Г. не давал оценку указанному письму, а лишь обратил внимание на отдельные особенности его оформления.

Также не имеется оснований для утверждения о том, заявление защитой ходатайства об исследовании приговора в отношении т [скрыто]

[скрыто] и характеристики на Орлову А.Е. (т.4 л.д.143) было способно повлиять на объективность присяжных заседателей, поскольку указанная характеристика в присутствии присяжных заседателей не оглашалась, а сведения о содержании тЩ [скрыто] под стражей и о его уголовном

преследовании по нескольким делам были известны присяжным заседателям из материалов дела, а государственный обвинитель сам сообщил присяжным заседателям, что [скрыто]. осужден и приговор в

отношении вступил в законную силу (т. 5 л.д. 57, 58).

Ходатайство об оглашении в присутствии присяжных заседателей справки о состоянии здоровья Орловой А.Е. также было отклонено судом. Заявление ходатайства само по себе не может являться основанием для утверждения о том, что на присяжных заседателей было оказано недопустимое воздействие. Кроме того, в судебном заседании 06.03.2007 (т.4 л.д. 148) присяжные заседатели были уведомлены председательствующим о том, что судебное заседание отложено в связи с лечением Орловой А.Е. в родильном доме.

Вместе с тем, председательствующий обоснованно остановил выступление подсудимой Орловой А.Е. в прениях, когда она ссылалась на свое состояние беременности во время предварительного следствия в отношении нее (т.5 л.д.47). С учетом разъяснений, сделанных председательствующим, нет оснований для утверждения о том, что упоминания подсудимой об этом и о перепредъявлении ей обвинения, повлияли на объективность присяжных заседателей.

Перед окончанием судебного следствия защитник Пальчинский В.Г. сообщил о своем намерении заявить ходатайство об оглашении документов о состоянии здоровья Орловой А.Е. (т.5 л.д.74), но поскольку это ходатайство в присутствии присяжных заседателей заявлено не было и указанный документ не оглашался, указанное обстоятельство не могло повлиять на присяжных заседателей.

В тех случаях, когда защитник Пальчинский В.Г., выступая в прениях сторон, затрагивал вопросы, не имеющие отношения к существу предъявленного Орловой А.Е. обвинения, председательствующий останавливал его в соответствии со ст. 336 УПК РФ.

Судебная коллегия находит, что в ходе судебного заседания в целом не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, поскольку стороны не допустили такого воздействия на присяжных заседателей, которое могло бы вызвать предубеждение относительно позиций сторон, а допускаемые отклонения в соблюдении особенностей судопроизводства своевременно исправлялись председательствующим по делу.

Доводы государственного обвинителя о том, что позиция представителя потерпевшего - адвоката Максименко В.Г. противоречила закону являются несостоятельными.

Потерпевший хотя и отнесен законом к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения (Глава 6 УПК РФ), однако, по смыслу закона имеет собственные материальные интересы в уголовном деле, для реализации которых наделен соответствующими правами (ст. 42 УПК РФ), в том числе правом участвовать в уголовном преследовании обвиняемого

Однако, если для специально уполномоченных законом лиц осуществление уголовного преследования является обязанностью (ст. 21 УПК РФ), то для потерпевшего участие в уголовном преследовании является правом (ст. 22 УПК РФ), которым он может распоряжаться в

зависимости от своих собственных интересов и мотивов в силу действия принципа диспозитивности в осуществлении субъективных прав.

Высказанное государственным обвинителем в судебном заседании (т.5 л.д.54) и в кассационном представлении понимание обладания правом как обязанности его реализации недопустимо в отношении частных лиц, которые свободны в разрешении вопроса о том, воспользоваться ли предоставленным правом или отказаться от возможности его использовать.

Поскольку позиция адвоката Максименко В.Г. полностью совпадала с позицией представляемого им [скрыто]., который не считал себя

потерпевшим по делу Орловой А.Е. (т.4 л.д.128), высказанное адвокатом в прениях мнение о невиновности подсудимой не является противоречащим требованиям закона.

Таким образом, доводы кассационного представления о наличии оснований для отмены оправдательного приговора не нашли своего подтверждения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Магаданского областного суда в отношении Орловой [скрыто] от 06.08.2007 оставить без изменения,

кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 93-О07-18СП

УПК РФ Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования
УПК РФ Статья 22. Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании
УПК РФ Статья 42. Потерпевший
УПК РФ Статья 336. Прения сторон

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх